4 мая. 25 лет назад советские альпинисты впервые совершили восхождение на Эверест

Пишет ayelkov, 04.05.2007 15:11

4 мая. 25 лет назад  советские альпинисты впервые совершили восхождение на Эверест (Альпинизм, гималаи, история)


04 мая 2007, №062 (17 222) Газета Советский Спорт.
Альпинизм. Эдуард Мысловский: Наш Эверест – самый крутой. И в 70 лет легендарный альпинист присваивает вершинам имена друзей. По праву первовосходителя
Руслан Карманов
25 лет назад - 1982 – советские альпинисты впервые совершили восхождение на высочайшую вершину мира – Эверест (Джомолунгму).





Легендарный альпинист и преподаватель «Бауманки» Эдуард Мысловский ждал корреспондента на проходной родного университета. Моя пятерня беспечно откликнулась навстречу рукопожатию и с болью утонула в больших профессорских ладонях-тисках.

4 мая. 25 лет назад  советские альпинисты впервые совершили восхождение на Эверест (Альпинизм, гималаи, история)


Долго оформляли пропуск. Профессор терпеливо ждал, пока вахтерша обслуживала даже тех студентов, что протягивали документы в зарешеченное оконце без очереди.

ПЕРВЫЕ В ОЧЕРЕДИ

На беседу Мысловский отвел лишь час. В перерыве между лекциями.

Впрочем, и наша беседа на кафедре больше походила на лекцию матерого горовосходителя для «чайника», который знаком с ледорубом только по картинкам.

Когда Мысловский сотоварищи карабкались что есть силы на Эверест, мне не исполнилось и десяти лет. И статьи в «Советском спорте» про покорение Эвереста из-за большого количества главных героев казались мне тогда слишком тяжеловесными. Другое дело – представление футбольных сборных накануне чемпионата мира в Испании. Даже через четверть века «крыша мира» для меня так и осталась понятием мифологическим.

И вот напротив меня тот самый Эдуард Мысловский, герой майских первополосиц советских газет 1982 года, который просто взял и смерил веревками Эверест снизу вверх и обратно.

Живой классик отечественного альпинизма вспоминает:

– Почему мы с Балыбердиным были первыми? Экспедиция 1982-го выбивалась из графика восхождения, пятого лагеря еще не существовало.

Непогода, выбывали из строя ребята. Алексей Москальцов улетел в трещину и сильно расшибся. У Славы Онищенко развилась сердечная недостаточность. Владимир Шопин поморозил ноги. Мы с Балыбердиным и предложили начальнику экспедиции Евгению Тамму и старшему тренеру Анатолию Овчинникову поставить пятый лагерь.

Владимир и я на тот момент дольше всех находились на высоте 8000 метров. Обычно все восходители стараются как можно быстрее уйти с этой высоты. Любая ночевка здесь может стать последней. Нам доверили взойти первыми потому, что кому-то работать надо было наверху.

Другие команды еще не отдохнули. Договорились с руководством, что, если силы и погода позволят, предпримем попытку восхождения.

С высоты 7800 метров нам предстояло дойти до четвертого лагеря, отдохнуть, преодолеть еще 250 метров и установить палатку пятого штурмового лагеря. До вершины Эвереста 348 метров. Шли по узкому гребню, минимально расходуя кислород.

С нами шел шерп Наванг, он поднялся до отметки 8000 метров и повернул назад. Глаза обжег на солнце, плохо себя чувствовал.

ЭВЕРЕСТ – НЕ КОСМОС

Во время разговора пальцы Мысловского спрятаны в кулаках, ладони разжимаются изредка. Несколько фаланг недостает. Живые, причудливо изогнутые пальцы профессора напоминают миниатюрные ледорубики, выболевшие ногти – обломанные крючья.

– Эдуард Викентьевич, долго восстанавливались после успешного восхождения?

– Когда спустились в базовый лагерь, меня забрали на вертолете, нужна была операция. Лечился в Москве. В больнице отстригли все лишнее. С тех пор сплошные удобства, пять пальцев стригу, пять – незачем. Страшные, по сути, слова звучат, как юношеская бравада, но передо мной серьезно-сосредоточенный профессор Мысловский. – Я люблю в сауне париться, но без рукавиц тяжело. В кармане наткнешься на ключ или мелочь – боль, будто раной задел открытой.

Восстановился быстро. Вес наел – и порядок. Уходил в экспедицию, весил – 82 кило, спустился – 66. Каждый из 11 ребят, взошедших на Эверест, «подсушился» примерно на 8–10 кг.

Я всегда перед восхождениями набирал вес. Лучше нести запасы в себе, чем тащить в рюкзаке. Рацион разрабатывал НИИ питания, меню как у космонавтов. Космический хлеб на Эвересте хуже черных подсоленных сухариков. Сок в тюбиках замерзает. Наше питье в горах – чай из кипяченного на примусе снега. Для меня в горах оптимален рацион из расчета 200 граммов пищи в день.

ПОДСКАЗКА МЕРТВОГО ИНДУСА

– В какой момент восхождения пальцы стали терять чувствительность? – возвращаю тему разговора к Эвересту. И Эдуард Викентьевич спокойно вспоминает, как висел на волоске от гибели.

– Когда шел по веревкам из третьего лагеря в четвертый, ноги соскользнули со скалы, я повис вниз головой, рюкзак не давал возможности подтянуться. Поднять тридцатикилограммовый рюкзак на нависающую под отрицательным углом стенку я в таком положении не мог без кислорода, а он в баллоне закончился. Я даже не сумел пристегнуть рюкзак к веревке.

Сил нет. Я на грани потери сознания. Напротив, недалеко, мертвый индус на веревке, участник международной экспедиции. Попал в похожую ситуацию, потерял сознание – и все, замерз. И у меня в той ситуации выбора не было: либо индус – мой вечный сосед, либо рюкзак в пропасть.

Так я остался без запасных рукавиц, лишь с шерстяными перчатками, но живой. Балыбердина звать на помощь не имело смысла, он бы и не услышал, далеко был.

Шли в тот момент не в связке, я поднимал по перилам груз, оставленный шерпом в третьем лагере. Владимир впереди провешивал новые веревки. Хотели сэкономить время, я физически вроде здоровее был, чем Балыбердин, да он и не высказывал особого желания тащить груз. Не хотел терять высоту. А я силы не рассчитал. Руки поморозил, когда спускались с вершины, перчатки быстро порвались.

«ЛИЦА ДРУГ ДРУГУ НЕ БИЛИ»

– Почему вы оказались в связке именно с Балыбердиным?

– Тренерский совет комплектовал состав команды. Мой постоянный напарник на восхождениях – Валентин Иванов. Нас разделили и сделали играющими тренерами четверок. В составе моей четверки две связки – ленинградцы Владимир Балыбердин и Шопин, я и Николай Черный.

Состав экспедиции комплектовался как в отряд космонавтов, из 150 кандидатов отобрали 22. Кандидатов тестировали на Эльбрусе и Тянь-Шане.

Устроили гонку: кто быстрее взойдет на пик Коммунизма, наберет высоту от 6500 до 7500 метров? Сажали в барокамеру, чтобы определить порог устойчивости к максимальным нагрузкам на высоте свыше 10 000 метров.

До экспедиции мы с Балыбердиным практически не общались, в группе работали по графику, ради достижения высокой цели каждый свои эмоции и амбиции тормозил, не качал права. Это не значит, что у нас навечно сохранилась горячая любовь. У меня самые теплые отношения из альпинистов с Валентином Ивановым.

Тогда, в 1982-м, Балыбердин – молодой, горячий, несдержанный и очень амбициозный. Мне на момент восхождения было 44 года, ему 33. Лица мы друг другу не били, но и любви тоже не было, у каждого свои взгляды. Случались конфликты, но решались они молча. Я говорил, что надо делать, он исполнял.

Что мы, поспорим – развяжемся, и каждый пойдет в одиночку? Значит, появятся на горе два новых трупа.

В горах главное, чтобы страх не переходил в панику. На одном из участков восхождения метров сто шли, балансируя по гребню. Ширина гребешка сантиметров в двадцать пять, что налево падать, что направо километра полтора лететь.

ТРЕНОГА ПРЕТКНОВЕНИЯ

– Мне часто задавали глупый вопрос: кто первым из нас взошел на Эверест?

Кто, когда оба связаны пятнадцатиметровым веревочным огрызком?! Владимир в своих воспоминаниях первенство по покорению Эвереста не делил, и я этого делать не буду.

Балыбердин первый вышел на радиосвязь, я – через полчаса. У меня поморожены пальцы, не мог нажать на тангенту, кнопку передачи сигнала рации. Офицер связи у нас запрашивал по рации: опишите обстановку, видим ли мы опознавательный знак?

– Видим ледник китайской стены, треногу не видим.

– Значит вы не на вершине.

А дюралевая тренога в снегу. Пришлось искать. Там кислородные баллоны, записки других восходителей. Балыбердин написал в дневнике, что во время спуска с Эвереста, он никогда не был так близок к своему концу.

БЕЗ КИСЛОРОДА

– Ваш напарник, Владимир Балыбердин, действительно совершил восхождение на Эверест без использования кислорода, как писали тогда советские газеты?

– Во время экспедиции 1982 года Владимир пользовался кислородом, но во время ночевок. На высоте 8500 м усни без кислорода, а утром наверх не двинешься. Главная цель: не ночевать на восьмитысячнике, а подняться на вершину и тут же спуститься вниз. Весь маршрут на Эверест по обычному пути устелен трупами. Сейчас их убрали, скорее всего шерпы сбросили в пропасть, чтобы настроение другим восходителям не портили.

Да что Эверест, у нас на Эльбрусе каждый год по 20 человек отправляются на тот свет. Большинство из них не находят – кто в трещину провалился, кто замерз.

ГОРЫ СНЯТСЯ – ИДУ

– Я не профессиональный альпинист. Но, безусловно, горы для меня – вторая жизнь.

Во время первой экспедиции вымотался вдребезги. Наш советский путь к Эвересту очень крутой, как гору ни назови, Джомолунгма, или Сагарматха.

Каждый радуется, когда себя преодолел, потому что к пройденному пути возвращаться не надо. Но, если горы снятся, – иду к ним.

В прошлом году на Тянь-Шане совершил восхождение по нехоженому маршруту в память о друге боксере Алексее Киселеве, двукратном серебряном призере Олимпийских игр.

По праву первовосходителя назвал пик его именем.

И нашу экспедицию 1982 года не забывают.

Восемь человек из той команды обрели вечный покой: Евгений Тамм, Свет Орловский, Михаил Туркевич. В лавинах погибли Алексей Москальцов, Валерий Хрищатый, Леонид Трощиненко.

Поддерживаю отношения с Эриком Ильинским. С Казбеком Валиевым недавно встречались на Тянь-Шане. Нынче, в конце мая, эверестовцев пригласил бы на свой юбилей. Да жизнь разбросала ребят по разным странам.

Часовая лекция альпиниста Мысловского подошла к концу.

Рукопожатие на прощание оказалось не в пример теплее и мягче приветственного.

Может быть, потому что накануне интервью журналист прочел культовую в альпинистской среде книгу «Эверест-82» и не задал мэтру Мысловскому «глупого вопроса» о том, кому же все-таки из советских альпинистов принадлежит первенство в покорении Эвереста?

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Мысловский Эдуард Викентьевич
Родился 29 мая 1937 года в Москве. Заслуженный мастер спорта, заслуженный тренер СССР по альпинизму. «Снежный барс».
Лучшие зарубежные восхождения: Мак-Кинли (маршрут Кассина) и Пти-Дрю (маршрут Бонатти). 4 мая 1982 года Эверест – первое прохождение по юго-западному ребру.
Кандидат технических наук, профессор кафедры «Проектирование и технология производства электронных средств» МВТУ имени Баумана. Имеет более 30 научных работ.
Награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, кавалер ордена «Серебряный эдельвейс».
Две дочери, трое внуков.

40


Комментарии:
0
еще один респект Руслану Карманову за статью про альпинизм.

4
Да уж... Прочитать перед интервью Эверест - 82... Вот бы все журналисты так работали! Приятно почитать!

3
Потрясаюшая статья. Почитать, так не ясно, не слишком ли ему мешал Балыбердин. А это

Восемь человек из той команды обрели вечный покой: Евгений Тамм, Свет Орловский, Михаил Туркевич. В лавинах погибли Алексей Москальцов, Валерий Хрищатый, Леонид Трощиненко.



просто хамство. Балыбердин не упомянут.

0
полностью согласен. Без Бэла не было бы и этого интервью

4
Вчера по Донецкому 27-му каналу показали передачу к 25-летию.В основном о Туркевиче.Было интервью с его сыном.Были отдельные шероховатости,но приятно-подготовлено было молодежной командой.Помнят.
Году где-то в 88-89 спрашивал Мишу о книге "Эверест-82".Он ее назвал самой правдивой.Жаль встреча была мимолетна.Спасибо за статью.Помним всех.

2
Да в чём "респект" Карманову-то? Статья-то никудышная... Ни людей, ни обстоятельств, ни характеров. Окромя одного альпиниста, "промерившего Эверест верёвками".
Ну, разве что позицию Э.Мысловского - нисколько не изменившуюся - хорошо доносит до нас. Как он, "физически более крепкий", В.Балыбердиным наверху командовал, а тот, понимаешь, не оценивал.
Не помогло чтение книги, не помогло...

5
Очень странно, что ни словом не упомянуты Сергей Бершов и Михаил Туркевич. Как известно, они вышли ночью с горячим питьём, лекарствами и кислородом на помощь первовосходителям. Всё могло закончиться трагедией. Предполагаю возражения, что, мол, восхождение совершается командой.
Очень похоже на ситуацию 1996 года на Эвересте, когда Букреев вытащил из бурана троих замерзающих американцев. Они позже, описывая себя в книгах и статьях как супергероев, не удосужились вспомнить имя человека, который спас им жизнь.

3
9 мая 1982 года первое покорение Эвереста русскими альпинистами завершилось восхождением последней тройки : В.Хомутов - В.Пучков - Ю.Голодов. Они подняли на вершину дубликаты флагов СССР, ООН и Непала. Флаги, подготовленные для вершины, улетели в пропасть вместе с рюкзаком Э.Мысловского. Читайте внимательно книгу "ЭВЕРЕСТ-82" - там все правдиво и подробно описано. Там написано, что наверх была поднята тонна грузов и навешаны 3 км веревок. Это было не под силу даже Мысловскому.
Успех добывался сначала в Москве как результат кропотливой работы тренерского и руководящего состава и не один год, а на протяжении двух, если не более десятков лет. Три поколения русских альпинистов жили этой мечтой. Балыбердин и Мысловский стояли "на плечах гигантов"(хотя я нисколько не умаляю их достоинств, также как и недостатков). В 1982 году хорошо поработала вся команда, включая ныне здравствующих: рук. экспедиции проф. Е.И.Тамма, гл. тренера проф. А.Г.Овчинникова, а также "играющих " тренеров В.А.Иванова, Э.В.Мысловского и Е.Т.Ильинского. 25 лет - это срок достойный уважения. Жаль, что эта дата никем и ничем не отмечена - это признак беспамятства более молодого поколения альпинистов.
Спасибо сайту www.risk.ru . что среди безмолвия ваш голос прозвучал. Корреспонденту Карманову пожелал бы еще раз прочитать "ЭВЕРЕСТ-82" повнимательнее.

1
To vollum17503:Все-же точнее будет сказать-СОВЕТСКИМИ альпинистами.Да и успех "добывался" изначально и на Урале и в Средней Азии,на Украине и Кавказе.Так что не Карманову нужно читать внимательнее книгу.И в Донецке это событие отметили и вспомнили и именнно молодые ребята(см. выше).

-1
Во-первых, много где написали о юбилее восхождения на Эверест в 1982. Смотрите - и увидите. В отличие от РИСКа, где просто перепечатали статью журналиста "Советского Спорта" Карманова.
Удивляюсь вашим претензиям к журналисту, лишь второй раз в жизни решившему написать про альпинизм. То, что он кого-то не упомянул или побеседовав с Мысловским, неправильно поставил акценты, вполне простительно. Лучше бы критикующие граждане сами что-нить написали про Бэла, казахов, Туркевича и Бершова и других. Есть же много личных воспоминаний, не вошедших в книгу.
А то, что "большая пресса" не пропустила мимо эту тему - мне очень по душе. Их надо поддерживать в этом, а не критиковать. Написали бы свои отзывы автору, без гневных замечаний, просто с желанием помочь человеку разобраться. Может, следующая статья будет лучше. В приличной прессе, кстати, редакторы всегда следят, какой отклик тот или иной материал имеет у читателей. Если мы с вами все заинтересованы, чтобы большая пресса писала про альпинизм, создавайте этот самый отклик - и дело пойдет. Сейчас очень подходящий для этого момент.

В Питере, кстати, было выступление Володи Шопина, посвященное этому юбилею, в Географическом обществе. В ЭКСе большая статья. В Алмате большое мероприятие запланировано и т.д.

1
Все-таки странно, как выбирается тема "В горах Памира", или "8 Марта" и проваливается эта http://www.risk.ru/users/tom/1058/

1
Виталий, проанализируйте метки и поймите, что ключевые в данном посте - "эверест" и "история".
Приведите метки в указанном вами посте в соответствие и он наверняка появится в списке.
Право слово, система, конечно, умная, но не до телепатии же:-)

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru