ВЕДАЕМ ЛИ МЫ ЧТО ТВОРИМ? Перевод статьи Урса Одерматта о риске в ледолазание.

Пишет гоген, 23.12.2006 18:27

Преодаление комбинированного рельефа, вертикальных ледовых и скальных участков является элементами "высшего пилотажа" в современном альпинизме. Тренировки перед восхождениями часто проходят на ледовых каскадах, ледниковых гротах и других натуральных ледодромах. На сколько опасны подобные тренировки - показывает несчастье произошедшее с Харри Бергером позавчера. Мне сразу вспомнился случай промелькнувший в журнале Klettern в прошлом году. Урс Одерматт пережил подобный обвал, но к своему счастью выжил и опубликовал в журнале попытку анализа несчастья. Она произвела на меня очень глубокое впечатление и я разместил перевод этой статьи на сайте клуба Штопорей. Надеюсь они не будут против публикации этого материала здесь и сейчас...



Заметка из Klettern поразившая многих...


Развитие ледолазанья принимает всё более экстравагантные черты. «В моду» входят хрупкие структуры, отдельно стоящие колонны, ледовые занавесы. И уже непонятно - где проходит граница между холодным расчётом и бессмысленным риском. Урс Одерма – один из апологетов спортивного ледолазанья и известный альпинист, кстати, женатый на русской женщине, что характеризует его как настоящего экстремала, делится своими впечатлениями от обрушения водопада во время его первопрохождения.

ПРОЛОГ
Водопад Hydrophobia мы пролезли вместе с Карен и Рольфом. Этот восхитительный маршрут должен был стать настоящим деликатесом, высокой нотой, завершающей сезон, но на спуске мы завороженно останавливаемся у ледовой скульптуры. С открытыми ртами стоим у основания колонны высокой, стройной и невероятно красивой. Мимо такого невозможно пройти мимо, меня охватывает лихорадка, я должен попробовать пролезть это тридцатиметровое великолепие! Вечером состоялся контрольный обзвон друзей, находящихся в этом районе - бесконечные жаркие дискуссии о надёжности льда: выдержит-не-выдержит... В целом, большинство настроено вполне оптимистично, но мы-то понимаем, из тёплой квартиры перспектива всегда несколько искажёна. Время утекает сквозь пальцы, на дворе уже март. Предстоящую фотосессию с Клаусом Фенглером уже не отменить, остаётся только попробовать перенести её в Брунталь, если гора не идёт к Магомеду... Клаус соглашается, в конце концов, какая разница на каком водопаде снимать? На всякий случай оговариваю, что полезу только в случае полной уверенности в хорошем состоянии льда на колонне. Он соглашается, никаких проблем. Клауса я знаю довольно давно, он не станет загонять меня под пресс.

7 МАРТА 2оо5
Ментально я готов к прохождению. Стоим у основания маршрута с Гюнтером и Клаусом и пялимся на колонну. В непосредственной близости всё смотрится не так уж и страшно. Лёд гораздо толще и надёжней чем казалось издали. Мы обходим колонну кругом. Трубочный лёд, в двух местах сквозь неё прорывается солнечный свет. В середине трещина, колонна оторвалась и просела сантиметров на десять, но не обвалилась. Разрыв уже успел зарасти молодым льдом. Я оцениваю это обстоятельство как положительное, поскольку просев - колонна избавилась от внутреннего напряжения. После холодной ночи температура поднялась до 2х градусов и по колонне стекает тающая вода. Феноминально удачные погодные условия для прохождения подобных маршрутов. Поехали! Хотя нет… лёд всё-таки поганый. Для безопасности и воизбежание продолжительных падений вкручиваюсь достаточно часто. На двадцатиметровой высоте вылажу на небольшой балкончик, на котором собираюсь вкрутить в надёжный лёд длиный ледобур. Уфффф…..Пока всё идёт по плану. Физически и ментально ощущаю себя на пике формы. Пара ударов инструментами и я пошел дальше… оп-ля! Я слышу глубокий хруст, ощущаю, как громадный кусок льда опрокидывается назад, осознаю, что вся колонна рушится под моими ногами. «Все, Урс, ты - труп!» В голове проносятся мысли о семье. Меня охватывает разочарование, что я не смог стать своей девочке лучшим отцом. (прим. ред. – и когда он успел разочароваться? J) Вместе с огромными обломками колонны меня швыряет на землю. Удара я не ощущаю и даже получается думать: «Ты должен, обязан выжить...»- меня вдавливает в снежные массы среди перемешивающихся обломков колонны. «Необходимо остаться на поверхности, греби наверх!» Когда всё останавливается, я подаю знак что жив. Стараюсь высвободиться, пошевелить ногами. Клаус с Гюнтером уже бегут в мою сторону. Я недалёк от обморока. В голове и перед глазами туман. Я борюсь, я очень хочу жить. Через несколько минут слегка отпустило, я начинаю приходить в себя. Через пару минут я уже слышу звук приближающегося вертолёта. Меня увозят на обследование в госпиталь, которое показало, что за исключением обширного ушиба бедра всё в порядке. Невероятно!

ЭПИЛОГ
В общем, всё позади. Я остался жив, Клаус отснял свою сессию. Что дальше? Можно ли было вообще публиковать эти фотографии? Я сам ненавижу статьи, в которых автор, чудом избежав смерти, бросается в следующее не мение опасное приключение. Потом пишет книгу и ждёт аплодисментов. Образчиков подобной литературы тьма. Я лично не ожидаю одобрения своих поступков, своего риска. Скорее наоборот, мне ужасно стыдно. Альпинизм для меня это спорт, своеобразная игра. И то, что эта игра не всегда безопасна, мы все знаем. В тот момент, когда я вынужден был воспользоваться помощью извне - я проиграл. Я потерпел неудачу и при этом подверг своих друзей серьёзной опасности. Эта история повергла в шок мою семью. Так, что у меня нет оснований гордиться пережитым. Будучи уверенным, что эти фотографии заставят многих задуматься, я решил опубликовать их в альпинистской прессе. Место проишествия и фотографии подверглись внимательному изучению со стороны специалистов. Ответить на главный вопрос - ПОЧЕМУ? - не смог никто. Выводы каждый делает для себя сам.

ВЕДАЕМ ЛИ МЫ ЧТО ТВОРИМ? Перевод статьи Урса Одерматта о риске в ледолазание. (Альпинизм, швейцария, альпы, австрия, микст, трагедия, бергер)
ВЕДАЕМ ЛИ МЫ ЧТО ТВОРИМ? Перевод статьи Урса Одерматта о риске в ледолазание. (Альпинизм, швейцария, альпы, австрия, микст, трагедия, бергер)
ВЕДАЕМ ЛИ МЫ ЧТО ТВОРИМ? Перевод статьи Урса Одерматта о риске в ледолазание. (Альпинизм, швейцария, альпы, австрия, микст, трагедия, бергер)
ВЕДАЕМ ЛИ МЫ ЧТО ТВОРИМ? Перевод статьи Урса Одерматта о риске в ледолазание. (Альпинизм, швейцария, альпы, австрия, микст, трагедия, бергер)

34


Комментарии:
1
От второго фото замирает сердце...
Хотя все это мне напоминает историю Павла Шабалина и Ильяса Тухватуллина на Хан-Тенгри...
Сделать, получилось страшно, написать статью о том, что так делать не надо... Надеюсь, Павел простит мне такую аналогию.
Я понимаю, что просто говорить о том, что думать надо было раньше... а очень хочется это сказать.
Но известно, что высокие достижения делаются на грани. А вот как не переступить эту грань? И как оценить, где она и чем можно жертвовать ради достижения цели?
Мне вот в данном случае интересно узнать у наших читателей:
Ваше отношение к тому, что вы сейчас прочитали! Какая была первая мысль, когда вы увидели эти фото?
Для чистоты эксперимента свое мнение высказывать не буду.
Думаю, что если мы все заглянем себе в душу и спросим Себя о своем реальном отношении к этому, мы узнаем ответ на вопрос, ведаем ли мы, что творим...

1
Одерматт не смог верно оценить степень опасности маршрута. Возможно, его публикация заставит других более тщательно оценивать рискованность того или иного восхождения.
В случае с Харри Бергером — трагическая случайность. Но одного понять не могу, что он делал на потолке, если жена в роддоме. Хотя допускаю, что именно известие о трагедии роды и спровоцировало. :(

3
У меня масса знакомых альпинистов, которые оказывались в горах в тот момент, когда жена должна рожать... Такой вид спорта, видимо...

11
Моя первая мысль: "не повезло".
Отличие горных видов спорта в том, что часто это опасно и опасно объективно - то есть степень риска от подготовки зависит в меньшей степени, чем от удачи.
Буду рассуждать не в отношении именно этого случая, а в принципе. Если человек лезет соло без веревки, по ненадежной сосульке, по камнеопасной стене, идет несвязавшись по закрытому леднику, то он должен отдавать себе отчет, насколько это опасно.
Хуже другое: почему-то ценятся рискованные вещи, особенно в среде тех, кто не знает насколько это опасно!
Пролезть без веревки, как Ден Осман - это круто!
Какой самый сложный маршрут на Кавказе? Судя по классификатору 6Б на Кюкюртлю. Почему именно он 6Б? Потому, что там убивает!
За какой маршрут дали первое место в прошлом техническом классе? "Игра в прятки".
Хватит уже мерится крепостью нервов, удачливостью и риском! Надо мерится силой, техникой, выносливостью. А если слишком опасно - искать другие пути.

0
Мне кажется, не претендуя на истину, что причиной аварии послужил недостаток времени.
Все знают, что грот на леднике практически 99,99% надёжное место. Язык мёртв и зимой подвижек на нём нет. Любая подвижка, даже минимальная, сразу становится достоянием общественности поскольку наверху на леднике установленны опоры канатки находящиеся под неусыпным присмотром. Если стало бы опасно - ко входу в грот сразу бы появилось соответствующее объявление.

Грот в лавинном останце совсем другое дело. По структуре он похож на ледниковый грот, но он в силу своей природы совершенно ненадёжен. Видимо ледолазы пренебрегли опясностью и понадеялись на холодное время года. Они не учли, что грот на останце, в отличии от ледникового, уже находился на пути к разрушению и фатальной каплей переполнившим чашу стал удар инструментом, после чего грот сложился как карточный домик.

Очень трудно устоять перед соблазном поболдерять на льду у порога своего дома, когда до Питцталя ехать 2 часа на машине и потом ещё на подъёмнике.....

16
Которая по счету дискуссия на тему риска в альпинизме уходит от вопроса чем он оправдан. Для чего? Зачем г. Одерматта понесло на ледовый каскад. Прославиться как
лучший в ледолазании, заработать PR или все-таки, что-то другое?
Рискну привести выписки из своих попыток осмыслить этот вопрос. Частное мнение на тему, не более.
" Альпинизму часто дают определение – экстремальный вид спорта. В альпинизме экстрема не больше чем спорта. Я не настаиваю на этом, но попробую пояснить свою мысль. Альпинизм – это, история, опыт, культура, этика, менталитет. Принадлежность к этой культуре определяет менталитет альпинистов. Основной чертой хороших, высококлассных альпинистов является уважительное, почтительное отношение ко всему, что их окружает в горах. Тебя пустили в мир, где принято вести себя соответствующим образом: будь внимательным, быстро учись, будь готов к неожиданностям, чувствуй, что происходит вокруг, не делай лишних движений, не ступай на лавинный склон, не попадай под камни. У Юрия Кошеленко прочитал еще, удивительное, уже не помню дословно:
« ..Не шуми в горах, не говори громко, старайся остаться незаметным».. Я даже сначала не понял, для кого незаметным. А экстрем, экстремальный спорт, это шумно, это всегда напоказ, это другой менталитет, другая культура.
Все глупости насчет адреналиновой зависимости я не хочу даже обсуждать, ровно как и про притягательность острых ощущений. Это для «девочек ПРИ». При райдерах, джамперах, скалолазах и пр. Ощущения в альпинизме присутствуют, но охарактеризовать их одним словом «острые» было бы ошибкой. Они очень сложные, про них трудно рассказать. Как подтверждение этому – очень малое число хороших книг об альпинизме.
Экстрем - это идти на риск в своем стремлении всех удивить и поразить, чтоб у всех сердце замерло. Это острые ощущения, но не более того.
Альпинизм – это умение собрать силу, опыт, для того, чтобы избежать риска на своем пути. По-моему. Если на пути к вершине ты попал в лавину – значит, ты не имеешь достаточного опыта и тебе туда еще рано. Остался жив, пролетев при срыве 30 м – ты не герой-экстремал, ты просто, недоучка. Экстрем в альпинизме, если есть, то, в другом, он в стремлении пережить свой страх перед тем, что кажется невозможным. Не победить, т. е стать бесстрашным идиотом, а пережить. Но страх в альпинизме и страх вообще - это тема отдельного исследования."

0
2 Valentin: +100!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru