Альпийские игры

Пишет sot, 18.08.2010 13:43

О, Шамони! Маленький уютный французский городок в самом центре Западных Альп. На главной площади стоят Бальма и Паккар, вглядываясь в возвышающийся над ними почти на четыре километра Монблан. Чести стоять на площади они удостоились за то, что конце восемнадцатого века поднялись на этот самый Монблан, положив начало альпинизму. Теперь они фотографируются со всеми желающими запечатлеться на фоне великих первопроходцев.



В непосредственной близости от памятника описанным выше героям, с огромной дорожной сумкой расположилась голубоглазая блондинка с параметрами восемьдесят восемь – пятьдесят пять – девяносто один – сто семьдесят шесть, – сто пять. Последнее не вес, а длина ног. Это я.
Вообще-то, мы собирались приехать вместе с Рэем, но интересы троих сдвинутых на музыке придурков, которые не могли остаться на две недели без бас-гитары, как всегда, оказалась важнее, и, разозлившись, я одна уехала в аэропорт, чтобы через полдня оказаться в центре Шамони. Нет, воистину все блондинки дуры, кроме тех, которые относятся к категории упрямых дур.
В гостинице портье полез с идиотским вопросом – где мсье Сведеберг, который, согласно брони, должен поселиться со мной в одном номере? Я достала из сумки фотографию Рея. Присовокупив двести евро, положила на стойку.
- Вот мсье Сведеберг. Он будет жить со мной. Если сюда явится кто-нибудь похожий, то сообщите ему, что Натали Котловская и ее спутник уже живут в гостинице, и что свободных номеров нет.
- Я вас прекрасно понял, мадам…
- Мадмуазель, - с ударением произнесла я.
- Конечно, извините, но я хотел сказать, что мы работаем в три смены. Вдруг он придет не в мою?
- Логично. – Я кинула на стойку еще четыреста евро. – Пусть мсье Сведеберг пока останется у вас. Вернете, когда снова будет ваша смена.


* * *
Продавец магазина альпинистского снаряжения вился как пчела вокруг стакана сока. Несмотря на то, что было довольно много покупателей, он сразу почуял во мне настоящего клиента. Я брала все, что нужно для восхождения, начиная от специальных носков и заканчивая каской. Потратив почти час и оставив в магазине около трех тысяч евро, я запихала покупки в рюкзак объемом восемьдесят литров, как было указано на ярлыке.
Конечно, в любом городе мира девушка, входящая в гостиничный ресторан с огромным рюкзаком и ледорубом произвела бы фурор. Но только не в Шамони. Потому пришлось производить фурор обычным способом. Я сняла с плеч рюкзак, положила рядом ледоруб, подняла руки к плечам и медленно прогнула спину. Короткий топ пополз вверх, а на чем удержались джинсы самой не ясно. Впрочем, все осталось в рамках приличий. Ну, набегалась девушка с рюкзаком, намяла спину. Бывает.
Официант подлетел явно быстрее, чем того требуют стандарты четырехзвездочного отеля.
- «Кроненбург», крупные оливки, жареное мясо с овощами. Все.
Решив, что больше ждать ничего, он стремительно двинулся в сторону кухни.
- Подожди, - окликнула я.
- Да, мадмуазель?!
Официант мгновенно вернулся.
- Лягушки мясом не считаются.
Сидевший за соседним столом, высокий загорелый сероглазый черноволосый красавец, тот самый, который скользнул заинтересованным взглядом, когда я снимала рюкзак, встал и не спеша подошел.
- Здравствуйте! Позвольте представиться, мадмуазель! Ричард Степлтон. Вы мне не поможете?
- В чем дело Ричард? – не отвечая на приветствие и, тем более, не называясь, довольно грубо ответила я.
- Мне необходимо понять, как вам удается совместить потребление пива с такой тонкой талией?
На губах вежливая улыбка и ничего более. Глаза смотрели совершенно серьезно, но, все-таки, в самой их глубине плясал чертик. Видно мое потягивание не прошло напрасно. Да, молодец! Обычно такие красавцы не утруждаются тонкими комплиментами. Если уж хотят что-нибудь сказать, то обязательно о себе любимом. «Я столько времени провожу среди холодных скал». «Замерзая на ледниках, я всегда мечтал встретить такую девушку».
- Вы можете сесть, Ричард! – кивнув на стул, стоящий стола, продолжила. - Меня зовут Натали. Пиво я практически не пью. Как правило, одну кружку местного производства, приехав в новую страну.
- А что вы пьете после восхождения?
- Еще не знаю. Для этого надо сделать хотя бы одно восхождение.
- Вот как? С чего планируете начать?
- С Монблана, разумеется, - гордо ответила я. - Вы хотите составить мне компанию?
- О, нет! – засмеялся он. – Простите мою откровенность, Натали, но уже давно я совершаю восхождения с женщинами только к вершинам оргазма. В горах же предпочитаю соло.
- Хорошо сказано!
Неожиданно я довольно громко засмеялась.
- Простите меня, Ричард, - сквозь смех произнесла я, - на секунду представила, что вы перепутали, когда в связке, а когда соло!


* * *
Для того чтобы понять, какое это чудо Бревен, нужна ясная безоблачная погода. Сам Бревен невзрачная скала в хребте на правом берегу реки, возвышающаяся над Шамони на полтора километра. Но открывающийся с нее вид с трудом поддается описанию. Слева, вверх по долине, красуются игрушечными домиками Ле Тур и Аржентьер, прямо под ногами Шамони, правее, внизу, там, где река начинает поворачивать под углом в девяносто градусов, расположился Лез Уш. Напротив, еще на два километра выше Бревена, на фоне пронзительно голубого неба, поднимается стена, сделанная из снега, льда и камня. Самая верхняя ее точка называется Монблан. Два белоснежно нарядных ледника, ослепительно сверкая на солнце, сползают со стены в зеленое море леса, охватывая Шамони как клешни гигантского белого краба.
Я посмотрела на часы. Четырнадцать пятьдесят семь по местному времени. Пора спускаться. Очень хотелось на подъемнике, но надо идти пешком.
Я уже почти подошла к станции пересадки, когда меня настигли трое молодых резвящихся итальянцев, несущихся наперегонки вниз. Один из них, пробегая мимо, задел мой локоть и бутылка «Пепси-колы» вылетела из руки. Он тут же остановился, подхватив с земли бутылку. Мгновенно вытер ее футболкой и протянул с извиняющейся улыбкой. Сердиться не хотелось, я улыбнулась в ответ, забирая бутылку. Но желание топать по тропе сразу пропало. Дальше поеду на канатке. К тому же появилась твердая уверенность, что в отеле меня уже дожидаются.

* * *
Это была славная битва. Отвлекающий бросок бутылки в голову возымел действие, и Рей оказался бессилен против удара тяжелым альпинистским ботинком в ногу. Но он героически снес это и в ответ размашистым свингом заехал мне в ухо. Я успела вскинуть руку, и удар пришелся в предплечье. Это мало помогло. Пролетев полхолла, я приземлилась на дорожку и закатилась под диван. Проворно выбравшись оттуда, вдруг заметила боковым зрением, что портье лихорадочно набирает номер на телефонном аппарате. Рывок был стремительным, но Рей опередил, и мои пальцы легли не на рычаг телефона, а на кисть руки.
- Не надо полиции, это наше семейное дело! - хором крикнули мы.
Две бумажки по сто евро почти одновременно легли на стойку.
Хороший портье. Сразу все понял, положил трубку. Жаль только, что такую песню испортил! Драться уже не хотелось, пар вышел. Но прощать этого урода я не намерена. Плевать, что он тащился через половину Европы.
- Пошел вон, к своим дегенератам с гитарами, ублюдок! – заорала я. – Никогда больше не появляйся!
Рей подхватил сумку. Подошел к двери.
- Разумеется, дорогая! – саркастически улыбаясь, произнес Рей, – общество любого дегенерата с гитарой или без лучше, чем такой белобрысой стервы, как ты!
Поднятая с пола бутылка «Пепси» полетела вслед. Он легко и даже элегантно поймал ее одной рукой.
- Беру на память. Надеюсь, что забуду тебя, как только закончится эта жидкость!
И, захохотав, вышел на улицу. Ну, вот, теперь вся гостиница знает, что в двадцать первом номере живет богатая одинокая красавица-блондинка, нуждающаяся в утешении.
Невозмутимо сидевший в кресле холла во время всей сцены выяснения отношений рыжий джентльмен, встал и произнес:
- Восхищен вашим темпераментом! Мое имя Патрик О’Нил. Мне кажется, что теперь у вас нет конкретных планов на сегодняшний вечер! Позвольте пригласить вас на ужин.
Так, проблема утешения, кажется, решена.
- Если поклянетесь, что терпеть не можете современную поп-музыку, то у вас есть шанс получить согласие.

* * *
В ресторане первым попался на глаза Ричард. Он сидел за столом с роскошной шатенкой. Увидев меня, приветливо улыбнулся.
- Добрый вечер, Натали!
- Привет, Ричард. Готовитесь к восхождению? - чуть помолчав, добавила. - В связке?
- Как получится, Натали! – рассмеялся Ричард. - Познакомься! Катарина приехала сюда из Австралии.
- Привет, Катарина! Правильно сделали. Надеюсь, от здешних восхождений у вас останутся неизгладимые впечатления!
Вечер удался. Столик стоял у великолепного открытого камина. Традиционная савойская кухня была изумительна. Потрясающая карта вин оставила неизгладимое впечатление. Завершающая вечер прогулка по саду отеля, позволила вдоволь налюбоваться необычно яркими звездами, какие бывают только в горах.
Но на пороге номера я мягко уперлась ладонью в грудь Патрика и сказала:
- Все у тебя получится, только не надо спешить.
И он ушел, поцеловав мою руку.

* * *
Утром я решила покататься на канатной дороге. Выбрала ту, которая поднимается на максимальную высоту. У входа на станцию стоял Ричард, который приветствовал меня обычной улыбкой. Мы ехали в одной кабине. Наверху он рассказывал забавные истории про восхождения, показывая рукой, реальные места, где они происходили. Затем предоставил возможность полюбоваться стеной, которую намеревался завтра пройти. И, наконец, повел пить кофе в бар. Мило проведя вместе несколько часов, мы разошлись. Ричард отправился на приют занимать место для ночлега, а я поехала вниз в отель.
На станции пересадки я выбросила батарейки из плеера. Неудачно. Все три упали рядом с урной. Местный служащий сразу поднял их и исправил мою ошибку.
Ужинала я в одиночестве. Патрик куда-то исчез. Обиделся за вчерашний вечер? Перед сном захотелось погулять в саду. Прогулка получилась очень долгой, уже около полуночи, решила вернуться в номер. Совершенно случайно, бросив взгляд на окна третьего этажа, я увидела, как бесшумно открылось одно из них, и на узкий карниз ловко вылез человек. Я скользнула за дерево и замерла. Человек шустро прошел по карнизу несколько метров. Спрыгнул на козырек над запасным выходом. В этот момент свет из холла второго этажа упал на его фигуру. Не теряя напрасно времени, злоумышленник спрыгнул на землю и исчез в саду.
Вызывать полицию явно не имело смысла, замучат бумагами и вопросами. А толку не будет. Поднимаясь по лестнице, я пыталась понять – что мог делать в моем номере Ричард!?

* * *
- Генерал! По-моему поставленная задача непосильна для него!
- Забавно, Александр Сергеевич. Вы не верите в своего питомца, а я думаю, что все закончится хорошо, он справится! Нелогично, должно быть наоборот.
Двое седовласых мужчин чем-то неуловимо похожих друг на друга сидели в массивных кожаных креслах. Каждый читал экземпляр отчета, полученный по каналам экстренной связи.
- Возможно, но какой ценой?! Что будет с его психикой?
- Это для меня новость. У него есть психика??
Серые глаза генерала внимательно смотрели на оппонента.
- А вы как думали? Иногда мне кажется, что более высокоорганизованная, чем у вас!

* * *
Двухъярусные деревянные нары. Матрас, подушка и одеяло. Без постельного белья. Двадцать человек на тридцать квадратных метров. Но это не тюрьма в какой-нибудь африканской стране. Это высокогорный приют. За удовольствие провести здесь ночь надо платить сорок евро.
Пьер, симпатичный двухметровый парень с волосами пшеничного цвета, носился со мной как с младшей сестренкой. Он профессиональный гид. Завтра рано утром мы пойдем на пик Шардане. Очень симпатичное название, но обычно я это пью. Пьер сказал, что, если все пройдет хорошо, то я буду готова к восхождению на Монблан.
В прихожей-раздевалке-кухне - самой большей комнате приюта - Пьер готовил чай, расположившись возле портативной газовой горелки, которую взгромоздил прямо на стол.
- Натали! Если ты сейчас выйдешь на балкон, то тебе откроется изумительный вид на Западные Альпы в отблесках вечерней зари.
Я захохотала.
- Пьер! Где ты набрался этой тарабарщины? Ты напоминаешь экскурсовода в Лувре!
- Но так оно и есть. Гид – это тот же экскурсовод.
- Ага. Только с чайником! – Я кивнула в сторону горелки. – Загорелой обветренной рожей и прической, «а ля два часа после камнепада». Так что будь любезен, подбирай выражения в соответствии с …э-э-э… имиджем.
Теперь уже захохотал Пьер.
- Хорошо. Натали, двигай на балкон. Там клевый вид на горы. Только не сверзись через перила, когда будешь кричать «Вау!!!»
- Ну вот. Уже лучше. Ладно, пойду, посмотрю, от чего тащатся парни в Верхней Савойе.
Картина действительно была замечательной. В ущелье над ледником сгустились почти осязаемые темно-синие сумерки, солнце ушло за хребет и поливало оттуда скальные и снежные вершины какими-то удивительными лучами света, в которых угадывались все оттенки - от темно-золотистого до светло-розового.
И тут я действительно чуть не грохнулась через перила. Потому что в этот момент, в этом месте меньше всего ожидала услышать голос, прозвучавший за спиной.
- Триста сорок два, семнадцать, девяносто пять, Париж.

* * *
Прошел почти месяц с того дня, как шеф пригласил меня в специальную комнату в нашей конторе, защищенную всеми мыслимыми и немыслимыми средствами от подслушивания, подглядывания, вынюхивания и всего тому подобного. Мы сидели в удобных креслах, пили кофе с маленькими песочными пирожными за счет заведения и вели неспешную беседу, которая на официальном языке носила название «Вводный инструктаж агента».
- Надеюсь, ты помнишь Анчитоса, Анна? – Шеф называл меня так, как было принято в стенах конторы. - И ты знаешь, что мы не оставим его в покое, пока он не будет сидеть в нашей тюрьме.
- Я бы предпочла, чтобы он лег в могилу.
- Не могу осуждать тебя, Анна, но он нужен живой.
Все это уже было! Два года назад мы пытались взять его в Венесуэле. Идиоты! Брать Анчитоса в Латинской Америке! Трое вернулись в цинковых гробах. Я – со сломанной рукой и железной уверенностью, что легко отделалась. И еще с затаенной жаждой мести.
- На этот раз работать будем в Европе.
- Анчитос в Европе?! Что ему там делать!?
- Вот не могу сказать. Мне не известно. Зато знаю, что с четвертого по двенадцатое августа он будет жить в отеле в центре Шамони. Это Франция.
- Так может сообщить французам?
- Тогда он будет сидеть во французской тюрьме. Лет пятьдесят. Потом его передадут нам. Тебя все устраивает?
- Извините, шеф. Это была неудачная мысль.
- Итак, девять дней он будет жить в известном нам месте, но, - шеф сделал паузу, желая подчеркнуть важность момента, - он абсолютно неузнаваем. Ему сделали пластическую операцию, изменили отпечатки пальцев и все остальное, что не позволяет его идентифицировать без специальных анализов. Впрочем, вы будете в равных условиях. В Венесуэле ты была в маске. Конечно, мы поработаем над фигурой, но, думаю, и так нет шанса узнать тебя.
Я молчала, ожидая, когда шеф продолжит. Вопросов было много, но снова выглядеть дурой не хотелось.
Шеф положил в рот корзиночку размером с двухевровую монету, запил ее тремя глотками кофе.
- Общий план операции будет выглядеть следующим образом. Ты селишься в отеле под видом взбалмошной дамочки, которая вдруг решила залезть на самую высокую гору Европы. Вычисляешь Анчитоса. Потом начинается самое трудное. Он должен опознать тебя. Не сразу. Просто должен понять, что ты кого-то ищешь. А когда эта мысль дойдет до него, то, поразмыслив, обязан понять кого же именно.
- Простите, но тогда он сразу же грохнет меня, шеф, - не выдержала я.
- Ну, - улыбнулся в ответ начальник, - не надо драматизировать. Ему не нужен труп в гостинице. В городе это сделать очень трудно, да и прикроем тебя надежно.
- А в горах?
- Ну, что ты! Французы помешаны на безопасности восхождений. Там за всеми присматривают. Поэтому, чтобы убрать тихо, придется вывезти тебя в укромное место, скорее всего в лес, чтобы спрятать труп на несколько дней. И здесь наши интересы совпадают.
- В смысле трупа? - опять влезла я. Но это, кажется, тот случай, когда молчать нельзя.
- В смысле укромного места. Там его и возьмем без лишнего шума.
- А если опять что-нибудь не заладится?
- Тогда мы разорим твою страховую компанию.
- Спасибо шеф, утешили.
- Пожалуйста. Только я просил не драматизировать. Не так-то просто тебя убить. В прошлый раз ему не удалось.

* * *
Я обернулась на голос произнесший пароль. В сгустившихся сумерках лицо человека, накинувшего капюшон, видно не очень отчетливо, но, разумеется, это был шеф.
- Завтра, Натали, к двенадцати дня тебе необходимо вернуться в отель. Только все должно быть естественно. Не будешь успевать с восхождением, скажешь гиду, что плохо чувствуешь. Не будем ждать последнего дня. Активную работу начинаем завтра.
- Поняла. А Ричард будет в гостинице?
- Будет. Только он нам не нужен. Мы работаем по Патрику.
- Но почему? Я уверена, что в моем номере был Ричард!
- Ты ошиблась.
- Я не могла ошибиться!
- Могла. В двадцать один тридцать наш человек разговаривал с ним в приюте «Космик». Высота три тысячи шестьсот метров. Ровно в полночь ты видишь его вылезающим из твоего номера. Надеюсь, ты помнишь, что отель расположен всего на высоте в тысячу метров? В три часа он выходит из приюта и на глазах у многих наблюдателей отправляется на стену. Подъемники в это время не работают. Получается, что он все прошел пешком, ночью. Если бы люди умели так ходить, то они поднимались бы на Эверест за два дня.
- Да, это факт, его трудно объяснить. Но есть ли еще что-нибудь?
- У Патрика три подозрительных контакта с латиноамериканцами. У Ричарда контактов много, но все чистые. В основном с романтически настроенными дамочками.
- Хорошо, есть еще кто-нибудь, кроме Патрика и Ричарда?
- Натали, ты напрасно нервничаешь! Здесь работает почти сорок человек. Все перерыто и просеяно. С самого начала было только две кандидатуры. На Ричарда ты сама вышла легко, для выхода на Патрика нам пришлось устроить бой в холле отеля. Знаешь, почему он оказался там?
- Вообще-то нет.
- Он уже третий день сидел в холле с пяти до шести вечера.
- Ждал кого-то? – проявила догадливость я.
- Конечно! Далее. Мы проанализировали записи разговора с Ричардом, которые ты оставила на станции пересадки, спускаясь в отель. С тобой разговаривал человек, отлично разбирающийся в альпинизме! Анчитосу просто некогда столько времени заниматься горовосхождениями. Знаешь, кого ты видела той ночью? Человека, который хотел, чтобы ты подумала, что в номер залез Ричард!

* * *
Патрик нашел меня в бассейне около четырех часов. Вылезая на бортик, я перехватила восхищенный взгляд. Понимаю. Всегда считала, что хороший купальник должен содержать минимум материи.
- Где же ты был, Патрик? Я уже начала подумывать, а не совершить ли романтическое путешествие с Ричардом? Палатка, ночное звездное небо и все такое…
- Нет! Никаких Ричардов! Прости, неожиданно свалившиеся дела! Но готов все исправить. Мы ужинаем сегодня в том же ресторане или в другом?
- В другом, разумеется. Но чтобы не хуже.
- Тогда в «Альпине».
- Тебе виднее, а сейчас у меня другое предложение. Мой гид показал на карте точку у швейцарской границы, откуда открывается совершенно фантастический вид на долину. Место неизвестное профессиональным фотографам, а потому купить такую открытку невозможно. Предлагаю до ужина съездить и сделать несколько снимков.
- Конечно, дорогая! Все к твоим услугам!
- Тогда через сорок минут в холле.
- Отлично! Я пока схожу в «Альпину» и закажу столик.

* * *
Он так легко согласился! Хотя немудрено. Считает себя охотником сегодня. Уверен, что я работаю против Ричарда, которого он так грамотно подставил. Но он профессионал, понимает, что долго меня водить за нос не удастся. Потому сегодня и попробует убрать.
Я заменила подкладку куртки на кевларовую. От пули не спасет, а от ножа, иглы с ядом в самый раз. Оружие брать нельзя. Он найдет способ случайно прикоснуться ко мне в нужном месте. Заметит - поймет, на кого я охочусь.
Поддержка сегодня будет малочисленная и на приличном расстоянии. Никак нельзя его спугнуть. Так что секунд десять необходимо будет самой продержаться, даже, если все сложится удачно.
Закончив макияж, захватив документы и кредитные карточки, я вышла из номера, оставив дверь незапертой. Вернуться сюда все равно не придется при любом раскладе.

* * *
- Здесь направо, - глядя в карту, сказала я, сидящему за рулем Патрику.
Машина свернула и, проскочив узкую полоску леса, вылетела на поляну.
- Посмотри, и, правда, замечательный вид.
Вылезая из машины, я махнула рукой в сторону горных вершин. Сама при этом, следя краем глаза за Патриком, прикидывала траекторию перемещения в случае начала боевых действий.
К изумлению в руках у него я увидела фотоаппарат. Чувствует себя слишком уверенно? Напрасно. Ему бы следовало поторопиться.
Ну, вот и все. На поляну выехал серый «Опель». Дверь открылась, и я чуть не завопила от возмущения. Из машины выпрыгнул Ричард и мягко, по-кошачьи, двинулся к Патрику. Нет, шеф, все-таки, сволочь! Мог бы сказать, что Ричард наш, что на таком ответственном участке операции он просто обязан подстраховаться!
Надо отдать должное ирландцу. Еще не успев, как следует повернуться к Ричарду, он кинул фотоаппарат ему в голову, одновременно выхватывая пистолет. У него, наверное, все бы получилось, но Ричард не стал терять время, чтобы уклонится от фотоаппарата, который просто отскочил от лица. Отодвинув руку Патрика в сторону, он точнехонько послал правый кулак в челюсть противника. Затем придержал подающего соперника и аккуратно опустил на землю. Вот это выучка! Интересно, кто его готовил? Я представить не могу, чтобы кто-то из парней моей команды смог совсем не среагировать на летящий в лицо предмет ради выигрыша десятой доли секунды.
Дальше ничего интересного не ожидалось. Можно садится в машину.
Нет, а эти уроды хороши! Ответственейшая операция, а они даже не оторвали зады от сиденья! Ну, сейчас я им покажу!
Открыла дверь «Опеля» и остолбенела. На заднем сидении, вповалку, без признаков малейшей активности, в полном составе лежала вся моя группа физической поддержки – Рей, Кэрол и Мак.
Еще не веря в происходящее, думая, что это какой-то глупый розыгрыш, я повернулась к Ричарду. Он стоял в метре от меня.
- Не заставляй делать тебе больно, Анна.
Он связывал мои руки скотчем, а я молча смотрела на рассеченную фотоаппаратом щеку, из которой медленно сочилась зеленая жидкость.

* * *
- Я сдержал обещание, Александр Сергеевич! Вас ознакомили с абсолютно полным отчетом о действиях вашего робота на всех этапах операции. Кроме того, я сдержал и второе обещание – он никого не убил.
- Да, это так! Но за то теперь вы убьете эту милую девушку, которую он доставил.
Генерал слегка поморщился.
- Ну, не такая уж она и милая! Четверо детей в двух семьях в нашей стране растут без отца по ее милости. Но убивать не будем. Просто зададим несколько вопросов. А затем ей придется долго сидеть в тюрьме. У нас нет смертной казни за умышленное убийство.
Александр Сергеевич помолчал немного и задал новый вопрос.
- Я понимаю, господин генерал, что вопрос выходит за рамки договоренности, но, может, вы ответите, что случилось с Анчитосом?
- Да, не было там его. Случайно узнали, что наркоторговцы решили провернуть крупную операцию. Прикинули, как они будут вести и, через пятые руки, подсунули дезу, что это сменивший внешность Анчитос обделывает какие-то дела в Альпах. Тем и заманили нужную нам красотку.
- Вот как даже? - удивился академик. – Интересные у вас приемы работы.
- Интересные. Вот еще, например. Через месяц вас снова привезет сюда моя машина, и я опять предложу вашему подопечному принять участие в операции. А вы опять не откажетесь.
- Почему вы так решили?
- Да, потому, что сейчас вы получили бесценный материал, позволяющий продвинуть работу на качественно новый уровень. Но за месяц поймете, что вам этого мало.
- Не знаю…
- А вот я знаю. Абсолютно точно. И знаю по себе. Ведь при такой непохожести профессий, характеров и даже жизненных ценностей нас объединяет одно общее качество.
- Какое, позвольте узнать?
- Азарт. Азарт в работе. Так что до встречи через месяц, Александр Сергеевич!

70


Комментарии:
1
Это авторская публикация?

1
Других не держим... :))

0
Тогда ставлю спасибо. Читал в книжке, получил большое удовольствие от большинства произведений.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru