Латок III по юго-западной стене. Когда?

Пишет olegspb, 08.09.2010 20:51

Колтунов Олег
В преддверии рассказа о нашем восхождении массиве K7 West (Пакистан, долина Чаракуза) выкладываю свой рассказ о предыдущей поездке в Пакистан. Рассказ с небольшими изменениями напечатан в сборнике “Наши горы 2008. Альпинизм в Cанкт-Петербурге” .
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)



Исламабад! Неужели мы прилетели?! Нет, – мы прилетели! 30-40-50-градусная жара бьет тебя по голове при выходе из прохладного аэропорта столицы Пакистана. Непривычный гомон, левостороннее движение и оригинальные маршрутки сразу бросаются в глаза.
Пакистан?! Что вам говорит это слово? Что-то необычное, что-то южное, но не так, как у нас в бывших южных республиках. Вот и я выхожу и пытаюсь понять, что же это значит.
Почему прилетели?! В этот раз у нас была мощная подготовка, в плане того, что опыт всех предыдущих поездок и восхождений сложился у всех вместе и у каждого в отдельности в уверенность, что мы при должном настрое и каком-то количестве удачи сможем все! Я думаю, так оно и есть!
Однако, это не помешало нам по пути Петербург–Москва загрузиться со всеми вещами не в тот поезд. Наверно, это произошло из-за небольшой спешки – все вместе мы собрались только минут за 20 до отправления нашего настоящего поезда. Мы грузимся, а наши места заняты! Оказалось, что наш поезд стоит с другой стороны платформы и отходит на 5 минут раньше, чем в тот в который мы загрузились. Последующие впрыгивание в наш поезд на ходу, стоп-кран и объяснительная начальнику поезда – были только разминкой перед стартом... В Москве мы приезжаем не в тот терминал. Конечно, мы узнаем это только после объявления регистрации непонятного самолета со временем вылета позже нашего. Выяснение, стремительный поиск подходящего автомобиля, ведь в обычный мы не влезаем, гонка по обочине в наш терминал. Все это несколько пытается приуменьшить нашу уверенность во всевозможность. Однако, уверенный разговор Руслана по телефону (надо же быстро закончить все городские дела) с одновременными взмахами рукой водителю – “Да фигач по обочине – не понятно что-ли?!”, намекают на то, что раньше времени волноваться не нужно. Мы успеваем за несколько минут до конца регистрации.. С трудом успеваем надеть ботинки и распихать железо по карманам. Все, багаж сдан, без нас не улетят – пьем шампанское!
Летим в Карачи с промежуточной остановкой в Дубаи, куда все нормальные люди летят отдыхать. Но нам что, у нас планы другие, мы им даже не завидуем – знаем нас ожидает куда более интересное путешествие! И мы собираемся наслаждаться каждым его мгновением. Мы начинаем потихоньку чувствовать себя иностранцами.
Уф, прилетаем в Карачи. Мы в Пакистане! Мы уверены, что наши вещи автоматически переправят в самолет домашних перелетов, на котором мы летим далее. Логика и здравый расчет подсказывают нам, что самолет должен вылететь часа через четыре-пять после нашего прибытия. Чудом мы не уходим на черепаховую фабрику для катания на больших черепахах по Индийскому океану.. Сиротливо разбросанные вещи в месте выдачи багажа, назойливо говорят нам, что их не перегрузили. А как же черепахи? Кто сидит с вещами?.. В итоге на улицу мы так и не вышли, а на наш самолет уже объявлена посадка! Просто самолет летит не напрямую в Исламабад, а совершает по дороге еще три посадки. Мы снова последние на регистрации! Дима объясняет, что спиты в ручной клади – это не специальные пули… В итоге к нам прикрепили человека, который приглядывал за нами во время промежуточных остановок с выходом в транзитную зону аэропортов. Так фамилии – Колтунов, Кириченко, Краснов, Горбатенков – уже не один раз нам напоминали в разных аэропортах, начиная с Москвы. Теперь мы с трудом могли их забыть и начинали потихоньку чувствовать себя богатыми иностранцами. Как же, оказывается – нужно давать чаевые. Так в туалете специальный мальчик проводил рукой у фена, что бы он включался, для того, что бы после того как ты помыл руки не нужно было утруждать себя этим движением… Мы сделали вид, что его английский выше нашего понимания. К тому же у нас еще не было местных денег.
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)
Мы в Пакистане!
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)


Итак, Пакистан! Мы в его столице – Исламабаде! Наша цель Латок 3 по юго-западной стене. Месторасположение – Центральный Каракорум. Высота горы составляет 6950 м, перепад ЮЗ стены - 2050 м, при этом скальная часть маршрута начинается с высоты 5665 м и равняется 1285 м. Одна из самых больших непройденных стен мира. Было предпринято много различных вариантов восхождения на вершину и из них лишь только несколько успешных по самому простому маршруту – по восточному ребру. Наша цель именно стена. Почему мы выбрали этот маршрут – это сложный вопрос. Сейчас главное, что это наш выбор, он нам интересен, мы на него настроены и готовы. Место, гора, маршрут – необычайны. А мы здесь познаем мир и свои возможности. Как их определить не поставив себя в какие-то особые рамки? Здесь мы хотим для себя что-то приобрести. Стать лучше, сильнее, свободнее.
В аэропорту нас встречают, везут в гостинцу, затем в офис компании и альпклуб для регистрации нашей попытки восхождения. По пути заливаем в машину три литра бензина, отстояв при этом получасовую очередь на заправку. Непонятно… Но, видимо, здесь была какая то глубинная экономия. Все-таки Пакистан – очень бедная страна.
Согласовываем формальные вопросы. Возвращаемся в гостиницу, гуляем. Острая еда, очень острая еда, манго, очень свежее манго, жарко, очень жарко. В гостинице периодически вырубается основное электричество и включают дизель. Пакистан…
Нам выделяют офицера связи, Хасана. Он должен по пути регулировать организационные вопросы, везти сопроводительные бумаги и помочь с выбором портеров для доставки грузов. Вообще много из того, что мы слышали негативного, и к чему мы готовились – не подтвердилось. Предполагалось, что это будет бесполезный человек, однако в нем мы ни разу не разочаровались. Выяснилось, что этот человек должен знать минимум три языка – балти, урду, английский. Два последних – официальные языки Пакистана. Первый – язык, на котором разговаривают люди в том месте, где мы набираем портеров.
Дальше наш путь лежит в Скарду. Мы едем на микроавтобусе с кондиционером. Достаточно комфортно. По пути остановки, на которых “все включено”, это приятно давит на психику. Учимся расставаться с чаевыми. Дорога занимает два дня. Быстрее действительно никак.
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)
посмотрите на право!

Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)
Олег Колтунов, Алексей Горбатенков, Руслан Кириченко, Дмитрий Краснов

Вот это да! В Скарду мы попадаем на праздник. Причем мы должны терять день, потому что никто не работает, а здесь мы должны закупить все продукты и предметы необходимые для подхода в базовый лагерь и восхождения. Скарду является столицей района, который называется Балтистан. Здесь разговаривают на балти. Именно какая-то часть этого района и является предметом вражды между Индией и Пакистаном.
Как мы поняли, праздник посвящен единению всего народа Балтистана. Из разных городов и деревень сюда делегируются большие группы людей. Перекрываются второстепенные дороги, и все двигаются по главной улице своими организованными группами друг за другом. Очень все организованно. Мощно. Основной цвет одежды у них черный – праздничный. Они несут с собой динамики и усилители, в конце группы машина с провиантом и водой. В определенных местах они останавливаются, распевают песни, в такт припева с силой бьют себя в грудь так, что она тут же становиться у них красной. В этот день все сердца бьются в один такт! Их эмоциональный подъем создает ощущение, что если их что-то заведет, то остановить их будет невозможно.
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)


Женщин нет, то есть они конечно есть – мы их видели несколько раз, они пробегали в переулках небольшими перебежками.
Теперь становится окончательно ясно, почему наш отъезд пришлось сместить. Но мы не жалеем об этом. Мы не теряем времени, мы набираемся сил, отдыхаем, идем купаться. Целая толпа детей не в состоянии оторвать от нас взгляд – белые сагибы оказывается могут купаться как и они!
Все, завтра выезд. В Скарду заканчивается хорошая дорога, и до следующего нашего пункта Асколе мы едем на специальных джипах. На некотором расстоянии от Скарду заканчивает работать сотовая связь. Далее переписка смс-ками недоступна.
Мы едем вдоль речки – чувствуется приближение больших гор. Проезд по крутым серпантинам и разъезд со встречными машинами может быть настоящим испытанием для неподготовленных людей. По пути сметенный осыпью участок дороги и сломанный мост. За обнос дополнительная плата. Мы понимаем – к восстановлению поврежденных участков лучше не приступать – это лишение дополнительно заработка. Итак, последний взлет и мы в Асколе. Дорога заняла почти целый день. Наш офицер связи оказывается живет здесь. Он проводит небольшую экскурсию по поселку. Жалко смотреть на то, как они живут. Зимой у них до 20 градусов мороза. Люди спускаются в подвал и греются там вместе с домашней живностью. Почему они не запасают достаточного количества дров на зиму, мы не поняли. Однако для людей страны, имеющей ядерное оружие, такое проживание выглядит очень удручающим. Хотя жизнь в дальних уголках России тоже наверное не подарок.
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)
Дети Асколе

Хасан подбирает нам портеров. Они на пребой выбирают и растаскивают наш груз. Мы его уже не успеваем контролировать. С трудом следим за своими личными вещами. Нам это не нравится, но Хасан говорит, что ничего не пропадет. Выбора уже нет – приходиться верить.
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)
Хасан

Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)
Салаудин

Происходит знакомство с нашим поваром – Салаудином. Мы его взяли в Скарду и вместе проводили закупку необходимого инвентаря, но пока он нас еще ни чем не кормил. Когда мы хотели отказаться от повара, нам в сказали, что это невозможно, так как кто-то должен готовить офицеру связи. Но зачем же он нам? Однако, когда он мне сказал, что на ужин нам будет подано пять блюд, я понял, что мы не прогадали. Правда, сначала я решил, что у меня совсем плохо с английским. Но это действительно оказалось так! В дальнейшем мы ни разу не пожалели, что у нас есть повар. Особенно мы были потрясены, когда он нам приготовил отличные “русские” блины. Конечно, основная еда была незатейливая – рис, макароны, картошка, бобы, овсянка, супы, консервы, но он умел все это подать очень красиво.
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)
Путь на джипах

Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)


Продолжение праздника, свидетелями которого мы были в Скарду, дало о себе знать и в Асколе. Нам сообщили, что завтра с утра к базовому лагерю мы выдвигаемся сами в сопровождении повара. Хасан и остальные портеры с необходимыми вещами нас нагонят к вечеру. Надо отметить, что дороги к основным местам посещения разделены на участки (стейджи). Каждый стейдж заканчивается каким-то удобным местом для стоянки. Как правило, в день можно пройти 2-3 таких стейджа , при очень большом желании 4-5. Группы отдыхающих трекеров проходят один стейдж в день. До нашего базового лагеря под группой Латков 7 стейджей. Один стейдж до ледника Бьяфо. Далее, если идти прямо – это путь на К2, нам налево по леднику еще 4 стейджа. С Бьяфо уходим в ущелье направо, здесь пути разделяютя на подход к Огре и Латку. К Огре, после того как вошли в ущелье с ледника, – налево, нам еще 2 стейджа прямо. Один стейдж до первого лагеря, называемого японским, и еще один стейдж до места найденного командой Одинцова, где мы и планировали встать. Расплата с портерами происходит за каждый стейдж. Портер берет 25 кг и стоит около 300 рублей за стейдж. Плюс в конце дороги он должен получить небольшое вознаграждение. Проконсультировавшись с Хасаном мы определили, что у нас оно будет равно стоимости стейджа.
Так вот, мы договорились, что проходим 2 стеджа в первой половине дня, пока не так жарко, а затем отдыхаем и ждем портеров. Для определения места второго стейджа нам выделили молодого человека – китченбоя (помощника повара, от которого нам удалось отказаться – ведь должен кто-то помогать повару!) из группы свердловчан. Он неделю назад ходил с ними под Огре. Этот китченбой был реальным “тормозом”. На любой вопрос ему требовалось такое долгое время, что, когда он отвечал, можно было забыть о чем его спрашивали. По нему прямо было видно, что он напрягается и у него идет мыслительный процесс.
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)


Места были потрясающе красивые и масштабные. Один Бьяфо чего стоит. Кругом нетронутые горы, шеститысячники здесь просто не считаются. Мы шли и наслаждались, таких подходов у нас еще никогда не было. Мы все оставили портерам, взяв с собой практически только маленькие рюкзачки с документами и теми ценными вещами, которые посчитали нужными. Конечно, мы прошли три стейджа вместо двух! Но это выяснилось потом. Наш китченбой промахнулся. Думаю, он просто перепутал два и три. Наверное, свердловчане в первый день прошли три и мы пошли также. При нашей скорости передвижения я недоумевал насколько мощными должны быть портеры. Мы конечно не бежали, но с легкими рюкзачками двигались относительно быстро с учетом достаточно плохой дороги при переходе на центр ледника Бьяфо.
Короче мы потерялись. Мы схватили холодную ночевку! У нас не было ни еды, ни спальников, ни теплых вещей. У нашего повара и китченбоя даже не было ножа и спичек! Они как могли скрывали свое уныние и бедственное положение. Они размахивали по очереди на холме желтым полотенцем, жгли костер. Как же: иностранцы сейчас погибнут от голода и холода. Им влетит так, что они не смогут больше работать. Все это выглядело очень трогательно. У нас начала сказываться акклиматизация, но мы стойко пытались вкусить всю прелесть сложившейся ситуации. Салаудин спросил, нет ли у нас ножа, и сказал, что готов идти охотиться на небольшого козла, которого он видел неподалеку. Будем сегодня делать барбекю! Все это начинало выглядеть очень здорово. Они с китченбоем кинулись за козлом, которого, по правде говоря, мы так и не увидели. Да эта затея провалилась, они не смогли перебраться через разделяющую нас и предполагаемого козла речку. После этой неудачной попытки можно было представить их бедственное положение – они готовы были провалиться под землю. Портеры до темноты так и не появились. Такого у них еще не было ни разу. Во всей этой ситуации только Дима Краснов выглядел королем – у него на ногах были горные ботинки! Кроме того, у него было больше всего одежды! У остальных с этим было не густо, и Дима с барского плеча выделил каждому по какой-то своей вещице. В общем ночь мы провели завернувшись в тенты, которые были приготовлены для портеров и которые нес китченбой, и в спальник, который нам отдал повар. Мы перерыли всю свою поклажу в поисках еды и нашли только пару бульонных кубиков. Эти кубики мы растворили в найденной консервной банке и угостили этим суперблюдом повара и китченбоя. Спички и ножик, как вы поняли, у нас нашлись.
Ранним утром мы были спасены! Хасан, дойдя до второго стейджа, нас не обнаружил и отправил две команды разведчиков. Одну – в нашу сторону, другую – в противоположную, в направлении К2. Мы были приятно удивлены такой сообразительностью и заботой нашего офицера. Само собой, это мы отметили, только после того как отлично позавтракали яичницей. Весь этот день мы шли по леднику Бьяфо.
Наконец на третий день нашего выхода из Асколе мы в базовом лагере под Латком. Считаем наших портеров. Их действительно около 33! Невозможно сосчитать, глаза разбегаются в поисках своих вещей! У нас ничего не пропало?! То, к чему мы готовились, – к бескомпромиссной борьбе с портерами, необязательностью и подвоху с их стороны – так и не оправдалось. Наверно, у нас был удачно выбран офицер связи.
Теперь наши взгляды прикованы к группе Латков. Три главные вершины этой группы очень впечатляют. Конечно, прежде всего смотрим на предполагаемый маршрут. Обсуждаем возможную нитку, но в итоге приходим к мнению придерживаться линии, предложенной командой наших соотечественников – Одинцова, Ручкина и др. в попытке 2001 года.
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)

Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)
Базовый лагерь. Слева Латок I, справа - Латок III

Теперь мы ждем Валеру Шамало. Он нам нужен пятым. Мы узнаем, что он удачно сходил на три запланированных восьмитысячника (Броуд Пик, Гашербрум-2 и Гашербрум-1) и направляется к нам. Сходили на ближайшую вершину для акклиматизации, провели там три дня. К сожалению оказалось, что на самой вершине до нас кто-то был. Мы обнаружили остатки спусковой петли.
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)
Вид на Латок II

Как мы дождались Валеру, это отдельная история. Отмечу только, что к его приходу основную часть вещей мы уже забросили под начало маршрута. Нам даже в этом помогли Салаудин и Хасан. Мы даже рассматривали возможность стартовать без Валеры, но погода ввела свои коррективы. Итак, мы встретились. Валера выглядел достаточно изможденно – его так и хотелось покормить. Однако, увидев, что мы его дождались, Валера тут же начинает бить копытом, особенно когда узнал, что мы привезли ему новые ботинки. Всё, времени осталось у нас впритык. Решаем, что завтра, 15 августа выходим.
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)
Валера Шамало выглядел так, что его все время хотелось кормить

Ранний подъем, так что бы с рассветом оказаться под маршрутом. Идем с фонариками. Подход во второй раз дается легче. Мы добираемся до оставленных вещей, быстро их распределяем, подходим к месту, откуда надо уже лезть с веревками. Идем – Леха Горбатенков, Я, Дима Краснов, Валера Шамало, Руслан Кириченко. Подъем идет по снежно-ледовому кулуару-речке шириной 20-40 метров. У нас рюкзаки, наверное, килограмм 25-30, у первого полегче. Идти надо быстро, но высота все же чувствуется. Мы проходим 8 веревок и оказываемся под небольшим скальным островом, расположенным почти посередине кулуара. Из лагеря он казался маленькой точкой. 11 часов, солнце начинает освещать нашу часть стены. Она потихоньку начинает оживать. Первые небольшие камешки пробежали по кулуару вниз. Решаем идти дальше. Еще две-три веревки до места, где, по консультации, есть хорошая безопасная ночевка. С этой ночевки можно за следующий день пройти второй участок марафонского взлета. Второй участок тоже порядка 10-11 веревок. Второй участок завершает снежно ледовую часть маршрута. Дальше начинаются сложные технические скальные участки почти до самой вершины.
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)

Продолжаем работать. На десятой веревке Леха подходит к месту, с которого мы должны выйти из кулуара направо к предполагаемой ночевке. Я двигаюсь по перилам… Фонтан снежно-ледовых брызг! Здоровенный каменюга падает откуда-то сверху слева на большой скорости. У меня сразу возникло ощущение, что это ОНО! Вот только насколько это ОНО – предстоит решить мне и сейчас! И очень быстро! Похожее ощущение было когда мы спускались с Аксу. Но там было чуть больше чувства безысходности – мы все стояли на станции, когда с перемычки на нас сошел камнепад. Тогда нам повезло, небольшой скальный выступ-бугор над нами рассек поток на две половины так, что нас посыпало только ледовыми брызгами. Наверное потому, что в этот раз можно было как-то действовать у меня даже не включился такой сильный эффект “медленного кино” как в тот раз. Разум и тело максимально эффективно делают каждый свое дело. Осознание того, что произошло. доходит только потом, потому что мысли просто не успевают складываться в слова. Оцениваю ситуацию. Хорошо, Леха и станция находятся чуть справа в стороне. Траектория камня проходит мимо него, но как раз пересекает мои перила, да еще и меня. Куда?! Налево или направо? Справа на расстоянии около двух метров ледовый желоб, как раз пробитый такими вот штуковинами. Встретиться там с этим локомотивом не хочется. Надеюсь до последнего, что он все же уйдет в него. Он не собирается. Налево? Это для меня немного в горку, а в нее большую скорость с таким рюкзаком не разовьешь. Быстро снять рюкзак и поставить его перед собой как защиту? Но у меня ощущение, что ему все равно – он просто меня не заметит и оторвет вместе с веревкой. Критическое расстояние достигнуто! Вправо! Ощущаю приближение камня и одновременно приближение уже спасительного ледового желоба. Чуть разворачиваюсь рюкзаком в сторону камня, прячу голову и прыгаю в желоб. Что-то меня слегка задевает и подталкивает в него. ВСЕ!
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)
Начало маршрута. Вверх по снежно-ледовым кулуарам.

Мгновенно – Неужели пронесло?! Голова цела! Как остальные? Затем – резкая очень сильная боль в колене, он все же меня ударил! Быстро, еще не осознанно разгружаю больную ногу, так как ее держит зажим, и я на ней полувешу. Вам случалось ударятся коленом? Больно? А теперь вас ударили небольшим молоточком. Ну, килограммов 30-40 например. Пусть даже чуть-чуть. Больно настолько, что я чувствую, что я могу вырубиться. Меня начинает лихорадить. Хватаю снег, растираю лицо. Так делаю несколько раз. Мне кажется, что я громко кричу. Мысли о возможных “подарках” сверху заставляют чуточку мобилизоваться и придти в себя. Все! Неужели это все!? Вот так спускаться вниз? Да, спускаться вниз! Раз такие мысли – прихожу в себя. Часть нагрузки еще приходится на больную ногу, рюкзак душит. Начинаю разгружаться, оказывается у меня не работает левая рука. Камень задел и по ней, но я знаю, что с ней все впорядке. Другой рукой снимаю рюкзак, вешаю его на зажим. Уф, теперь можно общаться.
Да .. увы .. нужно спускаться! Ко мне подходит Валера и мы в три руки и три ноги перестегиваем меня на спуск. Ногу ни то что не согнуть, больно даже когда ей задеваешь за снег, вместо колена ощущение студня. Доезжаю до Димы. Он снимает эластичный бинт со своей ноги и перематывает мне колено, а то у меня такое ощущение, что нога по дороге отвалится. Хорошо, Руслан еще не успел стартовать из под скального острова на восьмой веревке. Я спускаюсь к нему и он буквально меня туда втаскивает. Здесь можно расслабиться, перевожу дух. Теперь это место нашей ночевки. Руслан обкладывает колено снегом. Остальные быстро спускаются сюда. Даже снятие веревок оставляем на завтра. Боимся еще возможного падения камней. Где-то с трех-четырех часов по кулуару периодически проносятся большие бульники. Осматриваем колено. Выглядит нормально, чуть опухшее с небольшой ссадиной. На плече ссадина, но рука уже начинает двигаться. Достаем аптечку, эластичные бинты, латы из рюкзаков. Накладываем шины. Делаем место под ночевку, вытаптываем площадку. Тепло, решаем платформу не ставить и не терять драгоценное время утром на ее сборы.
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)

Наслаждаемся видом. Отдыхаем. Теперь спешить некуда. Из всех возможных вариантов – один. Возвращение домой в Петербург. Вчетвером на такую большую гору идти сложно, да и вопрос с моей доставкой совершенно не ясен. Используем солнечные окна для зарядки спутникового телефона от солнечной батареи. Связываемся по рации с Хасаном. Говорим, что у нас проблемы и мы спускаемся. Пусть по возможности завтра нас встречают.
Ранний подъем. Я кое-где еду, кое-где скачу на одной ноге. Ногу обмотали сверху ковриком, теперь снег не сдирает бинты. Спустились без происшествий. Хасан мрачнее тучи, оказывается он заболел – мы его доконали. Как меня транспортировать на ровном месте? Использовав несколько способов, ребята собирают платформу и несут меня в ней. Часть вещей остается под горой до завтра. На сложных участках при подходе к базовому лагерю меня несут на закорках.
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)
Связь есть!

Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)


Добрались до лагеря. Смотрим еще раз колено. Стало раза в два больше обычного. Ребята общаются со мной как с ребенком. Носят на закорках в палатку, на кухню, за бугор.. Дима, я тебя не забуду… Всех не забуду!
Разбираемся с моей доставкой. Узнаем, что вертолет возможен, но нет в нем полной уверенности и определенности со временем его прилета. Пакистан в состоянии войны с Индией, и согласование его полета длится три дня. И он летает не в любую погоду. Выбираем портеров! Они дешевле и вроде бы надежнее. Непонятно только, как они меня будут нести. По дороге в большинстве мест удобно идти только по одному, а кое-где еще и чуточку пролезть. Портеры приходят через два дня. В итоге меня несут восемь человек по очереди. Каждый несет где-то по пол часа при этом отдыхает 2-3 раза. Причем у них был специальный человек, который нес только сложные участки. Мы его прозвали Боливаром. Он был реально мощным. На нем я практически чувствовал, что мы идем в бой. Хотя лучше всего было на маленьких, от их шагов не так сильно трясло.
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)

Система для переноски представляет собой станковый рюкзак. Внизу скручен каримат на который нужно садиться. После этого человек крест-накрест привязывается к рюкзаку. Больная нога подвязывается петелькой так, что она выпрямлена. Здоровая вставляется в петельку, как в стремя. Петельки подвязаны к станку и могут регулироваться. Первое ощущение, что удобно. Однако спустя 2-3 часа устойчивое ощущение, что нужно было требовать вертолет. Но теперь что? Надо идти – ехать, наслаждаться жизнью. При этом только несколько портеров знают пару слов по-английски. Очень интересное ощущение, тебя несут, а тебе в случае чего даже не знаешь что сказать. А что говорить? Все равно они останавливаются там, где им удобно – около больших камней на которых можно посадить меня сильно не приседая. Под конец первого дня я был выжат, как лимон. Под конец второго –“почему я не умер вчера?”. Каждые первые 5 минут после отдыха я наслаждался окружающим видом. Затем пытался переключиться на отвлеченные темы. Например, если все это происходит ради одной коленки, почему нельзя сразу всю эту энергию вложить в эту коленку, чтобы она прошла? Убьем 8 пар коленок вместо одной? Само-собой философские вопросы без ответа. Зачем и кому все это нужно? Это знак, судьба или случайность? Были и другие, более интересные. Почему у некоторых портеров за ухом синенькие цветочки? Почему у кого-то покрашены йодом пальцы? Почему не у всех? Оказалось, что это было последствие какого-то праздника, по-моему свадьбы. Правда все эти вопросы в конце концов сводились к одному, к самому простому и естественному – когда же будет следующий отдых? На этом или следующем камне?!
Надо отметить, что моя эвакуация произошла достаточно оперативно. К концу второго дня пути я оказался в Асколе. Оттуда на следующий день в Скарду. Здесь меня отвезли в военный госпиталь наложили гипс. Потом из Скарду в Исламабад на самолете. Там снова госпиталь для официального заключения для страховой. Здесь мне сначала снимают гипс, однако после магнитно-резонансного исследования снова накладывают. Выяснилось, что в больнице девушки-врачи приравнены к “людям” и ходят с открытыми лицами. Официальный язык в госпитале английский. Леха, как наш эксперт в области английского языка, соглашается меня туда сопровождать – за что ему большое спасибо.
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)

В итоге мы провели в Исламабаде три дня прежде чем нам удалось поменять билеты. На обратном пути при пересадке в Карачи нам хоть и не удалось покататься на черепахах, но зато мы просто помочили ноги в Индийском океане. Я правда мочил их верхом на верблюде…


Мы не бросали горе вызов. Наше восхождение было выбором нашей команды, основанном на взаимном интересе и хороших консультациях. Просто это Горы с бесконечным количеством возможных ситуаций. То, что случилось, результат логического просчета или случайного совпадения? Я даже где-то прочитал, что нам повезло! Здесь каждый ответит в зависимости от своего мировоззрения. Небольшие организационные сложности у нас были, но в конечном итоге при выходе на маршрут у нас все было хорошо, и уж точно не хуже, чем на любом из других восхождений. Мое мнение, что преодоление этой стены реально и возможно с хорошо выверенным тактическим планом и тщательной всесторонней подотовкой. Ну, и удачей в какой-то степени конечно. Почти всегда после сильного восхождения можно сказать “нам повезло”, даже если просто иметь в виду “мы были достаточно сильные и готовые к этому маршруту”. Повезло или не повезло нам? Главное, что мы все живы. Каждый приобрел для себя что-то такое, что не приобрел бы в другом месте. Ведь для этого мы и ездим в горы. Даже без восхождения такая поездка дает много эмоциональных сил. Главное, что бы было душевное равновесие, спокойствие. Меня только мучает немного один вопрос: “Латок-3 по северной стене. Кто и Когда?”.
Латок III по юго-западной стене. Когда? (Альпинизм, колтунов, пакистан, фасил)




Спасибо всем тем, кто переживал и поддерживал нас.
СПОНСОРЫ ПРОЕКТА:
Генеральный партнер экспедиции – фирма Red Fox,
Федерация альпинизма, скалолазания и ледолазания Санкт-Петербурга,
Часть снаряжения была предоставлена outdoor-центрами “Tramontana” и “Alpindustria Санкт-Петербург”.

196


Комментарии:
6
Кремень! После такого камалотом в скулу - почти поцелуй :-)

3
Олег, самое главное - вернулся домой !

4
Олежка, интересно было читать!Мне кажется, иногда просто везуха кончаетсяч. И ее надо токда какое то время не тратить, а поднакопить..

4
"Просто это Горы с бесконечным количеством возможных ситуаций"

Горы может и с бесконечным множеством, но ЭТА гора (или маршрут?) - пока только с одним вариантом, если следовать статистике:
две экспедиции Одинцова с очень печальным исходом - инвалид и труп, ваша - с травмой...

если фактор удачи перевешивает сильно тактический план и опыт, то возможно это не Горы (=любовь к горам), а просто - игра в рулетку? стоит ли жизнь этой игры? и вообще - интересно ли это тогда?

я не настаиваю и даже не утверждаю, просто интересно ваше мнение на этот счет - человека, который побывал там и попал в такую ситуацию.

2
отвечу вопросом на вопрос: лучше прожить жизнь сидя на диване с пряником?
недавно посмотрел "звёзный десант 3" там в одной из батальных сцен, когда кругом мясо, была сказана прикольная фраза: ну что обезьяны, хотите жить вечно?

2
Это фраза из романа Роберта Хайнлайна - "Звездный десант"

2
ой, а я разве предлагаю на диване прожить?!:)

Речь идет о конкретном маршруте, который пока для всех заканчивался плохо, в т.ч. для очень опытных и расчетливых.
Гор миллион, в т.ч. гораздо круче, сложнее и красивее Латка3)) Так стоит ли упираться именно в эту? Может быть в том, чтобы вовремя отступить - сила? Вот в чем был мой вопрос.

1
Ну да, если есть выбор между диваном и горами, то я бы тоже выбрал горы. Не сомневаясь. Правда одним пряником меня на диване было бы не удержать :) Чаще, правда, другой выбор предлагают - лучше чем от водки и от простуд. Понятно, Высоцкий пил, вот у него это сравнение в знаменитой песне красной лентой и идет. Другое дело, что жить можно так, что даже и на алкоголь не тянет - настолько интересно и насыщенно. И на диван тоже. И на смерть, кстати.

Немного о смерти. Лично мое мнение, тоже не настаиваю. Как говорится, ИМХО. Я думаю, что надеются проскочить. До последнего верят, что их не коснется. Нет, конечно, всем окружающим в этом никогда не сознаются. Но не это самое страшное. Самое страшное, что себе в этом никогда не сознаются. Возьмем ситуацию - представь, что ты точно, АБСОЛЮТНО точно, знаешь, что на этой горе, на которую ты сейчас едешь, ты умрешь. А если останешься дома, то можно и с девченками погулять и на море съездить или еще что сделать - со своим ребенком больше времени провести. Точно знаешь, что именно на пятой веревке, на тебя упадет большой камень и скинет со стены. И не тебя одного, а еще и твоего напарника. Поедешь тогда ты на эту гору???

Но в жизни ведь все по другому - остается шанс проскочить, вот и думают, что их не коснется.


3
Машка, стОит конечно :)
И конечно это очень интересно.
Спасибо Олега, вспомнил все это :)
А где фотки как мы на инвалидной коляске катаемся по парку?:))

0
да, про тебя то я знаю, что ты неисправимый авантюрист и романтик, Димон:) спасибо:)

3
В рассказе я уже попытался ответить на этот вопрос..
Статистика говорит против восхождения на многие горы(маршруты), хотя бы, например, взять K2. Но люди все равно продолжают на них ходить.
Наша поездка основывалась не только на нашем желании, но и на консультациях. Ну и на месте у нас также сформировалось свое мнение. Я до сих пор считаю, что маршрут - реальный. Но НЕ абсолютно безопасный (в прочем как и все в горах), в нижней части гора живет по своему режиму (стена все-таки почти 2 км!). Я никого не уговариваю, но если кто-то соберется, то и отговаривать не буду... Статистика все сама скажет... =(

0
Ух, как хорошо написал, Олег!!!
Спасибо! В предвкушении следующего рассказа - про этот год.

0
спасибо Олегич!Было приятно читать!

2
Олег, ждем историю про этот год - сразу напечатаем в "Наши горы-2010". Теперь-то все должно звучать веселее - ведь обошлось без помощи Боливара. У тебя хорошо получается - этот рассказ и в книге выглядел лучше других, несмотря на жертвенный образ автора.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru