Лавинные собаки. Часть Третья! Рассказывает П.П. Захаров

Пишет Елена Дмитренко, 25.12.2006 21:32

Оказалось, что тема лавинных собак очень близка пользователям нового Risk.ru! Вот и Павел Павлович Захаров вспоминает время учебы в международной школе спасателей!
К сожалению, материал получился без иллюстраций - при сканировании слайды получаются слишком темные.



Прочитав на страницах нового «Риска» прелестный материал о поисковых собаках, как понемножку стали всплывать в памяти картинки дней минувших, когда я оказался участником международной школы спасателей (Бавария, ФРГ). Группа руководителей профсоюзного альпинизма была приглашена премьер-министром земли Бавария на выпуск слушателей международной школы горных спасателей, проводимый Баварской горной службой.

На этом выпуске один из членов советской делегации (по выбору немецкой стороны) должен был провести показательные занятия по организации спуска пострадавшего одним спасателем на глубину веревки – 40 метров. В его задачу входило исполнение приемов: соло подъем к «пострадавшему» по скалам примерно 3Б-4А к.с.; оказание первой помощи («легенда» НС предусмотрительно была написана по-русски); налаживание станции спуска, системы торможения и обеспечения безопасности и собственно спуск (по выбору «спасателя» или вместе с пострадавшим на одной веревке или спустить его отдельно), после чего надо было разобрать станцию и дюльфером спуститься вниз.

Выполнение программы выпало на автора этих строк. Был выбран способ спуска пострадавшего с сопровождающим. Уровень исполнения технических приемов советским спасателем для многих участников школы оказался неожиданно высоким, что руководство школы после этого не раз поручало проведение занятий представителям советской делегации.

Ближе к концу основного мероприятия, руководитель школы профессор, вице-президент Баварской горной службы, профессор Ленц (имя к сожалению уже забылось) назначил советской делегации в виде премии за отлично выполненную работу на основном сборе – поездку в другой район Баварских Альп, где в это время проводились Курсы лавинных собак. Сами понимаете – лучшего подарка конечно не придумать!

В горной хижине, куда нас привезли, было три отделения: одно – спальня с двух ярусными деревянными кроватями для всего состава участников – более 30 человек; второе - кухня-столовая и третье - довольно обширные сени-прихожая, в которой в личных апартаментах размещалась каждая собака (за дверкой с замком).
Рабочий день, каждый день сбора, начинался ровно в 6 часов утра. Но для проводников собак на полчаса раньше – надо было выгулять своих питомцев. Надо было напоить собаку, посидеть рядом с ней и поговорить, на полезные темы, настраивая собаку на рабочее состояние.

Ровно в 6 утра по сигналу рожка, проводники с собаками (в поводке, справа от ноги) выстраивались в шеренгу на плацу. Несколько слов о том, что будут все делать в этот день и по команде шеренга разворачивается в колонну по одному. Руководитель сбора, подавая команды в сильный мегафон, регулирует очередность выполнения строевых занятий. Вполне впечатляющее зрелище, как несколько десятков собак прилежно и внимательно повторяют движения своих проводников.

Затем проводники кормят своих питомцев и идут сами позавтракать. После непродолжительного отдыха, состав сбора по группам расходится на конкретную отработку приемов. Интересная деталь, даже когда на время собаки спускаются с поводков, чтобы пообщаться между собой, собаки очень скоро выбираются из кучи и стремятся занять свое место у правой ноги хозяина. Нигде и никогда собака не будет находиться слева от него (так выработалось). Более того, она всегда встает между хозяином и человеком, подошедшим к нему для разговора. Пока хозяин не наденет рюкзак, не встанет на лыжи, не закрепит все положенные шнурочки-ремешки, собака не двинется с места, как бы давая хозяину сигнал, что у него не все готово для похода.

Чуть-чуть о личном составе.

Все собаки, в большинстве своем восточно-европейской породы. Уже много лет как эта служба отказалась от использования сенбернаров - этих симпатичных, но толстых и ленивых обжор, которые любят поспать и похрапеть. На службу берутся только «мальчики». «Девочки» на такую работу не допускаются, чтобы не было отвлекающих настроений.

Проводники – спасатели, которые изъявляют личное желание взять себе в дом собаку: помощника, друга, спасателя, поисковика и т.д. должны доказать, что к моменту прихода в дом собаки, там все подготовлено для появления и удобного размещения четвероногого друга. Проводник учит и тренирует собаку по специально разработанной программе. Дважды в год авторитетная комиссия проверяет на практике, чему за прошедший период научена собака. Если оценка «три» - собаку могут отобрать и передать очереднику. Да-да – очередь постоянна и движется довольно медленно.
Период обучения. Прежде чем собака допускается к конкретной работе – она должна пройти трех летний курс обучения и получать классность: «А», «B» и «C», причем последняя категория – высшая в собачьем образовании. Именно они ходят в поиск людей попавших в лавину и вынюхивают незадачливых ски-туристов, катальщиков и случайных людей (бывают на обозначенных трассах и такие). Собаки, получившие индекс «А» и «В» вывозятся на практическую работу для вспомогательных целей (набор опыта).

Обеспечение собаки и ее проводника.


Проводник за собаку не получает никакой добавки к своей основной зарплате. Собака получает солидную сумму в марках для своего специального прокорма. Для собак есть специальная амбулатория-поликлиника. Если проводник довел подготовку собаки до категории «С», то в специальных магазинах весь собачий «прикид» отпускается за 50% стоимости. На работу она не ходит пешком – ее вывозят на вездеходе, снежном мотоцикле и когда уж совсем трудно пробираться – на рюкзаке у хозяина.

Тренировка лавинных собак.


В специально выбранном районе, где есть рельеф напоминающий лавинный склон, вынос или мульду, где имеется узкий снежный кулуар, ратраком накатывается поверхность напоминающая поверхность лавины. В разных местах такой «лавины», на разной глубине, но не глубже, чем они могут быть в настоящей лавине закапываются в тело «лавины» всякие мелочи: лыжа или палка, рукавицы, шапочка, даже – рюкзак.

Проводник выводит собаку к началу подготовленного рельефа, почесав ее за ухом и нашептывая приятные слова, легонько подталкивает ее на склон, громко отдавая команду – «вперед!». При выпуске собаки на учебный поиск рядом не должно находиться никого из незнакомых собаке людей. Собака начинает движение по телу «лавины» косыми галсами, проводник же поднимается по центру тела «лавины» отдавая собаке нужные команды. В случае обнаружения (унюхивания) под снегом какого либо спрятанного предмета, собака должна остановиться, несколько раз тявкнуть, поскрести лапами и, убедившись, что проводник увидел ее сигналы, продолжать движение. Проводник подходит к этому месту и, отмечая его красным флажком как бы, подает сигнал собаке, что ее труд не пропал даром, а затем продолжает подъем. Как правило, подобную работу выполняют собаки класса «А».

Следующий этап поиска, когда в тело «лавины», на ее конусе или не крутом участке, закапывается в снег на глубину от 0,5 до 1 м., желательно незнакомый собаке по запаху человек. Задача собаки класса «В» среди зарытых отвлекающих предметов как можно быстрее обнаружить запах человека. Обычно учебный склон размером метров в 150-200 в длину и в ширину в языке до 50-70 метров собака обрабатывает за 15-20 минут. Если на нескольких подряд занятиях собака за это время не находит человека, то ее категория понижается на один пункт.

Опуская мелкие детали поиска, остановлюсь на действиях собаки класса «В», когда она считает, что нашла человека. «Унюхав» в снегу человека, собака начинает ходить вокруг этого места, активно принюхиваясь к снегу. Наконец остановившись, резкими движениями лап начинает рыть снег, громко лая при этом. Проводник что есть сил, обязан бежать вверх по склону. Как только он прибегает к собаке и, отметив флажком место, где она рыла снег, достает из рюкзака лопату, а по рации дает приказ спасотряду двигаться в их направлении. В это время собака переходит в сторону примерно на 1,5 – 2 метра и начинает еще более активно рыть снег и еще громче лаять. Это означает только одно – под снегом в этом месте находится голова «пострадавшего». Причем это место может быть в любой позиции по отношению к крутизне склона. Ошибок со стороны собаки, как правило, нет.

Для собак класса «С» задания бывают намного сложнее. В каком-нибудь очень неудобном месте (под перегибом рельефа, в боковую яму, под стволом большого дерева) закапывается в снег на глубину до 4,5 метров живой человек и собака должна его найти.

Автору статьи «повезло» - его в учебном поиске закапали на глубину порядка 4 – 4, 5 метров. Причем яма для этого вырывается накануне, чтобы проветрилась от запаха работавших здесь людей, рядом складируются снежные кирпичи и комья, которыми потом «пострадавший» будет замуровываться в яме. На дне ямы вырывается боковой карман, в который закладывается «пострадавший», предварительно одетый в пуховый костюм, и упакованный в спальный и транспортировочный мешок. На снег кладется надувной матрас.

Дышится в такой яме, которую сверху маскируют под поверхность «лавины», довольно легко, по-видимому, этому способствуют щели между блоками и комьями снега. На грудь в спальный мешок укладывается включенная радиостанция для контакта с поверхностью «лавины». После одного из случаев, когда забыли дать «пострадавшему» рацию и он умер в яме от страха, ввели очень жесткие меры наказания за подобный проступок. Советского «пострадавшего» почему то закопали в яму без радиостанции. Но когда его извлекли на «свет божий», то лучше бы не слышать того разноса, который устроил руководитель работ своим подчиненным, слушателям курса и даже водителю только что подъехавшего вездехода.

В яме полностью теряется ориентация, очень трудно сказать, где ты и, что с тобой происходит, не возможно понять, где «верх-низ» и «право-лево». Можно определить только то, где находиться «низ» и совсем не потому, что лежишь на нем. Надо выпустить струйку слюны и потому куда она потечет по лицу можно определить, как ты лежишь.

В яме так темно, что высвободив руку из мешка и подняв ее на уровне глаз (так кажется) не возможно различить даже контур растопыренных пальцев. Похоже, что время останавливается полностью (предварительно часы снимаются с руки).
В яме тихо, очень тихо, что невольно лезут в голову всякие понятные сравнения этой тишины. Но в какой то момент «пострадавший» начинает слышать какие-то скребущиеся звуки – это бежит поисковая собака. Потом становится слышно ее частое дыхание и тявканье. Затем эти звуки затихают – собака убегает дальше вверх или в сторону, но становятся слышны тяжелые удары ног проводника поднимающегося к месту, которое отметала собака. В яме слышно все! Но кричать в яме абсолютно бесполезно! Даже если спасатель стоит над «пострадавшим» всего в 50-70 см., он ничего не услышит из глубины ямы!

Работа спасателей.

Подошедшие снизу спасатели роют правильной формы ров точно по направлению определенному собакой. Сама собака при этом постоянно сидит на краю уходящей вглубь ямы и внимательно следит за действиями своего проводника, который первым залезает в яму и роет там. Как только до тела «пострадавшего» остается всего один копок лопатой, собака бросается в яму и начинает быстро, но очень аккуратно рыть в одном из углов ямы. Там, в снегу находится голова зарытого спасателя. Как только собака отрывает его лицо, она принимается облизывать языком его лицо, радостно поскуливая при этом. Надо не пропустить момент – быстро высвободив руку, надо дать собаке премию – лакомство, которое заранее кладут ему в руку при погружении в яму. Можно не дать с собой рацию, но собачье лакомство должно быть в руке обязательно!

После этого собачьей радости нет предела! Она очень внимательно следит, как спасатели берут «пострадавшего», как его вынимают (поднимают) из ямы, затем, взгромоздившись на спину проводника, поднимается из ямы и бежит туда, где лежит спасенный – ее спасенный!

На вопрос, как я оцениваю время, проведенное в яме, ответить было весьма трудно. Тем более, что до погружения я уже приблизительно знал сколько будут длиться поиски и откапывание. Но оказалось не все так просто. Суммарное время, проведенное в яме, немного превышало 1 час. Дело в том, что в качестве эксперимента вначале на поиск выпустили лучшую собаку класса «В». Она честно обработав всю «лавину» и не найдя в ней ничего подозрительного была заменена собакой категории «С», которая нашла «пострадавшего» на 12 минуте своего поиска.

Основной проблемой (в то время) немецкой горноспасательной службы «BERGWACHT» являлась проблема быстрой доставки лавинных собак к месту происшествия, т.к. лавинные ЧП происходят не на подготовленных и укатанных горнолыжных трассах куда легко доставить поисковую собаку, а в отдаленных горных районах , где нет дорог, а погода порой не позволяет использовать вертолет.

По возращении домой, как положено группа написала свою докладную и мне поручили разнестии ее по инстанциям. В одном из начальственных кабинетов, прочитав отчет о Курсе лавинных собак, начальственное лицо задумчиво посмотрело на и спросило: «А что, нам таки действительно нужен этот собачий цирк?»

34


Комментарии:
0
бррр... Как представлю себя замурованным в снежной пещере на глубине 4,5 метра - мурашки по коже идут. Даже с рацией и едой в виде собачьего вознаграждения :))

0
Вот еще интересный факт. Если собака за год мало чему научилась, "выбраковывают" не ее, а ее хозяина!
Вот так вот...

1
У них качество отбора собак намного выше нашего. Так что там действительно, если ничего не получилось, то явно виноват хозяин:-)
Вообще, очень интересная статья. Я вижу очень много моментов, на которые у нас не обращают внимания. В общем-то по причине того, что у нас собаки на данный момент универсальные, они и в завале, и в лесу, и в горах. Потому заниматься отработкой таких нюансов, как последовательность действий - обозначение со стороны ног, со стороны головы и т.п. просто не получается. Сейчас, когда создана горно-лавинная служба (кинологическая), скоро будут действовать новые нормативы по допуску к работам, пойдет уже развитие этой специальности.

0
Очень интересно, хотя есть и непонятные вещи. У нас, например, специально учат собак не отвлекаться на одежду и прочие вещи.
А про начальников и цирк - вполне верится.

0
yanzommer, просто наша служба кинологическая родилась после Нефтегорска и никогда не была нацелена на поиск в природе, изначально - именно на техногенку. Но т.к. Россия - родина слонов, то решили, чтобы собачки везде успевали, и в лесу, и на завале работать, отсюда универсальность. И только сейчас предпринимаются попытки изменить ситуацию. А ведь еще 2 года назад нужно было на класс В проходить 3 этапа, помимо леса и техногенки, еще поиск в разрушенном транспорте.
Интересно то, что в нашей стране в качестве добровольцев (еще до создания МЧС) был развит поиск с собаками именно в горах, как и в других странах. И я нахожу, порой, интересные фотки минимум 20-тилетней давности с собаками в горах.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru