Своё 75-летие парашютист Попов встретит очередным прыжком

Пишет katty, 21.10.2010 17:46

Своё 75-летие парашютист Попов встретит очередным прыжком (Воздух)

Лихо вскочив на трап самолёта, Игорь Попов ждёт не дождётся, когда наконец пилот наберёт подходящую для прыжка высоту. А потом под куполом парашюта плавно маневрирует над городом. Ещё несколько секунд — и вот она, земля. Сколько этих счастливых моментов полёта было в жизни Игоря Владимировича, уже и не счесть. Ведь нашему герою совсем скоро юбилей: ни много ни мало 75 лет стукнет, большую часть которых он посвятил парашютному спорту.

«Небо — особая страсть»

— Он тоже будет прыгать? — парашютисты-новички с неподдельным интересом смотрят на необычного «коллегу». Тот ловко застёгивает парашют, надевает шлем, очки и нетерпеливо переминается с ноги на ногу, ожидая посадки в самолёт. Больше всего Игорь Попов не любит ждать, когда железная машина взметнётся под облака и выпустит своих пассажиров в свободное воздушное плавание.

— В небе он двадцатилетний, — смеются друзья. — Нам бы в свои тридцать так прыгать, как он! Может быть, вам он откроет свой секрет, как сохранить бодрость и энергию до седых висков.

— Люблю я это дело, вот и весь секрет, — отвечает Попов. — Бывает, еду с дачи, смотрю — прыгают парашютисты, и что-то ёкает в душе. Ноги так и идут на аэродром. Без неба уже не могу, это особая страсть!

Первый раз Игорь прыгнул в 16 лет. Этот день — 21 февраля 1954 года — до сих пор помнит, будто вчера было. Впервые оказавшись на высоте птичьего полёта, влюбился в это ощущение и пронёс это чувство сквозь годы.

Лететь вниз со скоростью 180 км в час, а то и больше, рискнёт не каждый. Такую скорость описать невозможно, её можно только почувствовать. Ведь даже не каждый автомобиль может так разогнаться. А здесь — парашют, и управлять им на такой скорости — настоящее искусство, овладеть которым Игорь Попов смог в аэропорту Змеёво. Именно здесь он совершил свой первый прыжок, освоил лётное дело и вырос не только до звания мастера парашютного спорта СССР, но и до летчика 1-го класса. На самолетах и планерах налетал почти четыре тысячи часов, а прыжков с парашютом на его счету — почти три тысячи. И кто бы мог подумать, что такого мастерства добьётся скромный паренёк, которого упорно не хотели брать в воздушный десант.

— Таких щупленьких вроде меня туда не брали, — смеётся Попов. — Меня два раза военкомат пытался направить в авиацию либо на флот, а я ни в какую: хочу в Воздушно-десантные, и точка. Для меня неделя на земле без прыжков — пытка. «Ну не берут туда сопляков», — разводил руками начальник призыва, хотя сам мою настойчивость приветствовал. Три месяца я сопротивлялся, но своего добился. Взяли меня в десантники.

Страсть к небу в армии только укрепилась. После службы Игорь решил сесть за штурвал самолёта и в этом деле тоже преуспел, получив звание «Лётчик 1-го класса». Не раз Попов поднимался на многометровую высоту, чтобы отправить таких же парашютистов, как он, в «воздушное плавание».

По приметам — дисциплиной


У парашютистов, как и у лётчиков, слово «последний» под запретом. Прыжок может быть только крайним или очередным. У людей, по-настоящему влюбленных в небо, есть свои приметы, которым они следуют.

— В число 13 я не верю, чёрных кошек на аэродроме не встретить, тут только собаки, — смеётся Попов. — Есть ребята, которые перед прыжком не фотографируются, но, по-моему, это ерунда. Зато существует одна очень важная примета. Если перед взлётом обнаружил отсутствие чего-то из амуниции, к примеру, забыл очки или высотомер, то прыжок отменяется. Возвращаться за вещами или прыгать без них нельзя! И этому следует большинство парашютистов.

Сам Игорь Владимирович ничего никогда не забывает, сказывается полувековой стаж. Даже взахлёб рассказывая мне о красотах неба, он буквально на ощупь пристёгивает свой парашют, готовясь к очередному прыжку. Правда, даже самого опытного парашютиста перед тем, как выпустить в небо, проверяют.

— А как же без этого? Обязательно убедятся, правильно ли пристегнулся, всё ли взял. Ведь с небом шутки плохи, тут на авось не надейся, не пронесёт. Поэтому у нас новички никогда не прыгают со сложными парашютами, а в основном — с десантными, которые раскрываются автоматически. В них даже за кольцо дёргать не надо. Для этого есть верёвка, одним концом прикрепленная к самолету, а другим — к парашюту. Так что новичкам остаётся лишь наслаждаться прыжком, не забывая при этом, что любой полёт заканчивается приземлением. А вот приземляться надо грамотно, чтобы не сломать и не вывихнуть ноги. Такие случаи тоже бывают, если не выполняются указания инструктора.

«Переломы? Это роскошь!»


Что касается переломов, то тут отдельная история. Друзья и знакомые увлечение Попова уважают, но не понимают. Ведь в его возрасте получить перелом очень опасно: кости срастаются долго.

— Я бы сказал, что для меня это — непозволительная роскошь, — смеётся Игорь Владимирович, — Разговоры об опасности — это для трусов. Если своё дело хорошо знаешь и любишь, удача никогда не отвернётся. Для меня гораздо хуже сидеть во дворе на скамейке без дела, вот это действительно трагедия. Дети мои и внуки к парашютному спорту относятся очень даже положительно. Сын с невесткой уже прыгали. Но я, конечно, никого не агитирую. Дело это надо душой полюбить и сердцем. Тогда в небе с парашютом будет так же легко и привычно, как и на земле.

Досье

Игорь Попов родился в 1936 году, по профессии инженер. Лётчик 1-го класса, мастер парашютного спорта. На счету Попова — около 3000 прыжков. Сейчас он на пенсии. Воспитывает двоих детей и пятерых внучат.


Сюзанна Гаджиева

59


Комментарии:
2
Дай БОГ здоровья и купола над головой !!!
= )))

0
в статье как всегда много ляпов (это уже обычное дело в статьях про парашютистов),
но тем не менее здорово ;)

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru