Международный опыт подготовки горных гидов. Учеба в Канаде. Личные впечатления. Часть II.

Пишет fedor, 05.06.2007 03:04

Учеба в Канаде. Личные впечатления. Часть II

Я уже писал, что высокий уровень скальной подготовки и, в первую очередь лазания на естественных скалах с организацией собственных точек страховки – это обязательное требование для желающих стать горными гидами.
И действительно уровень лазания у всех студентов очень приличный. Скал в Канаде хватает, так что возможности для тренировок просто неограниченные. Очень популярны традиционные многоверевочные маршруты, которых много и они доступны, так как расположены недалеко от городов и дорог.


Очень характерный штрих, который сразу бросился мне в глаза – большинство студентов, имея немалый опыт серьезных скальных и альпинистских восхождений, довольно слабо владеет техникой подъема на жумарах. Только те, кто увлекаются «бигволлом» и искусственным (ИТО) лазанием, владеют жумарами полноценно. В остальных случаях второй в связке практически всегда идет лазанием, независимо от того, какой это маршрут – скальный, ледовый или крутой «микст». Им просто нравиться лазать и частое применение жумара и перил считается дурным тоном. Тут надо сказать, что частично это связано с тем, что ходят, в основном в двойках. Но, даже если идут вчетвером, то чаще всего связки лезут автономно.
Я считаю, что это просто здорово. Научить «лазуна» жумарить нетрудно, а вот наоборот - гораздо сложнее. У нас же нередко начинают осваивать жумары чуть ли ни с «двоек».


Теперь подробнее об основных методических подходах в обучении:

Несмотря на то, что высокий спортивно-технической подготовки уровень, безусловно, лежит в основе подготовки гида, студентам сразу дают понять, что одной технической грамотности, для того чтобы стать гидом недостаточно.
Известно, что далеко не каждый классный спортсмен может стать хорошим тренером. Также далеко не каждый классный альпинист может стать гидом и инструктором.
Все спортивно - технические навыки – это, по сути, просто «инструменты», которыми гид должен владеть на высоком уровне. Но самое важное – это знать когда, как и какой «инструмент» надо применить в той ли иной ситуации. Так что самый главный «инструмент гида» – это голова.
В этом плане учат в первую очередь принимать самое простое (в техническом плане) решение, так как оно, чаще всего, является и самым надежным. При использовании высокотехничных и сложных приемов всегда больше шансов, что что-нибудь пойдет не так как надо. Поэтому даже такие технически сложные и комплексные задачи, как подъем и спуск пострадавшего на сложном скальном маршруте, учат разбивать на отдельные блоки и всегда искать самое простое решение для каждого блока.


Я уже писал, что отношение к безопасности – это важнейший критерий отсева студентов в процессе учебы. Какие еще критерии отбора являются самыми важными?

Следующий важный момент – это умение работать с клиентами.

В этом вся суть профессии гида и естественно этому уделяется самое большое внимание. Есть и теоретический курс по этой теме, и все практические курсы проходят в форме работы с клиентами.
Нередко задают вопрос: «Зачем нужен такой высокий уровень подготовки гидов? Ведь они далеко не всегда водят на сложные маршруты?»
Непрофессионалы чаще всего отвечают, что это необходимо для того, чтобы компенсировать низкий уровень подготовки клиентов. Это верно, но лишь отчасти. Действительно высокая квалификация дает запас надежности.
Но к услугам гидов обращаются не только начинающие и слабо подготовленные.
Нередко довольно сильно подготовленные альпинисты, скалолазы или лыжники тоже обращаются к услугам гидов. Здесь причины разные: у кого-то просто нет в данное время напарника, а кто-то (особенно часто это связано с экспедициями в большие горы) просто не хочет связываться с организационными моментами и нести ответственность за других, и поэтому обращаются к услугам профессионалов. Может быть и множество других причин.
Поэтому гиды – инструкторы постоянно подчеркивают:
Чем выше опыт и уровень спортивно-технической подготовки у гида, тем меньше сил и внимания он тратит непосредственно на передвижение по маршруту и все связанные с этим технические моменты (организация страховки, выбор пути и т.д.) и тем больше внимания он может уделить клиентам. А это – главное.

Гиды-инструкторы постоянно подчеркивают, что в этой профессии есть много аспектов, которым можно научиться, но нельзя научить. И умение работать с людьми один из них. Здесь требуется природный талант или, хотя бы, способности. А это далеко не всем дано.
Инструкторы - опытные психологи и очень внимательно отслеживают эти качества в студентах. Но на курсах, при всей серьезности царящей там атмосферы, невозможно в полной мере проверить эти качества. Все равно работа студента в роли «гида» с группой в роли «клиентов» – это имитация. Поэтому очень большое значение придается стажировке в качестве гида-ассистента, которая обязательно должна проходить под руководством профессионального гида. И нередки случаи, когда студенты, отлично зарекомендовавшие на курсах, не получают положительной характеристики после работы с реальными клиентами, именно из-за неумения работать с людьми. Если у гида, руководившего стажировкой, имеются серьезные нарекания в этом плане – то для гида-ассистента может быть навсегда закрыт путь в эту профессию.
Здесь подход очень жесткий. Я бы сказал – кастовый или клановый. Такой подход имеет и прагматическую и историческую основу.
Дело в том, что традиции профессии горных гидов в Канаде очень старые. Они были заложены еще в конце XIX века первыми швейцарскими и австрийскими гидами, приехавшими работать в Канаду. До сих пор есть семейные династии гидов в третьем и четвертом поколении.
В общении с канадскими гидами хорошо заметно, что они гордятся своей профессией и всячески блюдут «честь мундира» и чистоту рядов. Здесь, как в любой другой профессии, где ремесло граничит с искусством, далеко не каждый подмастерье сможет в итоге стать мастером и быть допущен в узкий круг профессионалов.

Ассоциация гидов – это не просто объединение людей одной профессии.
Ассоциация - это также профсоюз, который призван защищать своих членов. Любые просчеты гида бросают тень на всю Ассоциацию. Если гид был прав, то Ассоциация будет его отстаивать и защищать и в суде и в прессе. Если гидом допущены серьезные нарушения профессиональной этики и стандартов – то от него публично избавятся и путь в профессию будет закрыт навсегда. Поэтому гид, не умеющий работать с клиентами – это нонсенс.
Здесь сравнение далеко не в нашу пользу. Я встречал не так уж мало наших инструкторов, очень слабо умеющих работать с людьми.Встречались и такие, которых допускать к работе с людьми просто нельзя. В ситуации жесткого профессионального отбора в Канаде они не имели бы никаких шансов стать гидами.
Так же умение работать с людьми исключительно важно в инструкторской подготовке, которой уделяется очень серьезное внимание. Есть и теоретический курс по этой теме и на практических курсах этой теме отводиться немало времени.
В Канаде работа инструктором дает существенную часть годовых доходов для многих гидов. Немало опытных гидов в возрасте, для которых инструкторская работа является основной. Где они работают?
Я уже упоминал о частных горных школах в первой части статьи. Кроме того, во многих общеобразовательных школах, колледжах и университетах есть так называемые «outdoor» программы, обязательной частью которых является начальная горная подготовка. Работать инструктором в таких программах, обычно, имеют право только сертифицированные гиды или, в редких случаях, гиды-ассистенты.
Инструкторские навыки очень важны и в работе с обычными клиентами. Нередко гиду приходиться обучать клиентов по ходу дела на восхождениях или в походах на лыжах, или пешком. Занятия с клиентами по отработке того или иного технического навыка – это обычное дело в дни отдыха или вынужденной отсидки в лагере или хижине.
Также и на хели-ски гидам порой приходиться давать одному или нескольким клиентам уроки внетрассового катания.

Кроме того, самое пристальное внимание обращается, на то, как студенты принимают решения в различных ситуациях, особенно экстремальных и как ведут себя в состоянии стресса. Расскажу об этом немного подробнее.

Во время учебных походов и восхождений инструкторы специально ставят студентов в сложные ситуации. Причем, так же как и на занятиях, стараются избегать имитаций и надуманных сценариев. Например, для восхождения выбирается вершина, подход к которой может потребовать организации переправы через серьезную реку или прохождение сложного и опасного ледопада. А сам маршрут очень сложный в ориентировании, со спуском в другое ущелье и т.п. Занятия и восхождения проходят практически в любую погоду. И чем хуже погода – тем больше её любят инструкторы.

Постоянно подчеркивается опасность работы по схеме или по-привычке, и важность сохранения осознанного, открытого и незашоренного взгляда на любые ситуации. Такой взгляд дает возможность гибкого и адекватного реагирования на постоянно меняющиеся условия в горах.
В любой момент инструктор может остановить студента, выступающего в роли гида и спросить «Почему?»: выбран именно этот способ страховки; именно это место для бивака; именно этот путь на подходе или это время и место для привала и т.п. Вопрос может касаться как серьезных и принципиальных вещей, так и каких-то мелочей.
И студент должен доказать, что его решение в данной ситуации является оптимальным или одним из оптимальных, так как зачастую правильных решений может быть несколько. Причем вопрос инструктора вовсе не означает, что студент делает что-то не так. Чаще всего как раз наоборот: все действия студента могут быть совершенно правильными, и вопрос задается для того, чтобы проверить уверенность студента в своих действиях и осознанность принимаемых решений.
В таких ситуациях ответы: «Меня так учили…» или «Мне кажется, что…»- не годятся. Нужно показать четкое видение именно данной конкретной ситуации и грамотно обосновать правильность принятых решений.
В этих случаях инструкторы могут оказывать серьезное психологическое давление на студента и быть очень придирчивыми и настойчивыми в своих попытках сбить студента с толку и заронить сомнения в правильности своих действий.


Таким образом также проверяется психологическая устойчивость и способность сохранять ясную голову в условиях стресса. Кроме того, этот подход очень важен для того, чтобы студенты осознали, что гид отвечает за каждый свой шаг и что мелочей в этой профессии нет.

Здесь должен сказать, что, на мой взгляд, отсутствие «клеточек» и разрядной системы помогает канадцам сохранять способность осознанного и открытого взгляда на каждую конкретную ситуацию в горах. Нашим же альпинистам и инструкторам зачастую мешает то, что я назвал бы «клеточным мышлением». Не хочу вешать грехов на нашу школу инструкторов – там этому конечно не учат. Скорее наоборот - учат, так как надо.
Но, поскольку вся разрядная и учебная система построена на «клеточках» и категориях, это, как мне кажется, зачастую действует уже на уровне подсознания:
Назвав гору «единичкой», «тройкой» или «пятеркой» мы как бы ставим ей «диагноз» и ведем себя соответственно. Тогда как по сути - «тройка» или «единичка» это всего лишь ярлык, далеко не исчерпывающий всех особенностей и опасностей данной горы или маршрута. И это не какие-то философские измышления. Знаю немало случаев с нашими инструкторами, когда такой подход к горам: «Да это всего лишь единичка! Что там может произойти?!» приводил к ЧП разного рода.
Гидов же учат видеть совокупность всех конкретных особенностей и потенциальных опасностей каждой формы горного рельефа и реагировать соответственно, независимо от того, где эта опасность встретилась: на подходе, на «единичке» или на «пятерке».
Например, если в случае ошибки гида, клиент сорвался и упал на глубину 3-4метра на скальном склоне крутизной 500 - ему будет безразлично, где он пролетел эти конкретные метры и получил травму – на крутой скользкой тропе на подходе, на простой «двойке» или «крутой» «пятерке». Разумеется, есть существенная разница в последующей транспортировке пострадавшего, но это уже отдельная тема.

Сохранению открытого взгляда на горы в целом также способствует отсутствие разделения на альпинистов и горных туристов. Там это единый горный спорт, в котором есть свои направления: классический альпинизм, ледолазание, бигволл, микст, и т.д.
Есть люди, предпочитающие тот или иной вид активности в горах, но никто не противопоставляет себя друг другу. Хотя разного рода дискуссий в горном сообществе в Канаде хватает, но обычно основные баталии разгораются вокруг стиля. Такого же четкого разделения на два разных вида спорта как у нас - нет. Скорее наоборот – достаточно много универсалов.
Многие сильные альпинисты и скалолазы ходят в очень серьезные автономные горные и горнолыжные походы с огромными рюкзаками за спиной. И гиды тоже водят клиентов в такие походы, так как это довольно популярно в Канаде. А также и сами ходят – просто для души. Разница с нашим горным туризмом в том, что чаще всего целью таких походов является не прохождение перевалов, а восхождения на какие-нибудь труднодоступные вершины в отдаленных горных районах Канады или Аляски.
В Канаде никто не говорит, скажем, о какой-то отдельной «технике горного туризма».
Здесь у гидов подход такой:
Есть горный рельеф, и есть единые базовые принципы страховки и основные способы обеспечения безопасности на этом рельефе, независимо от того, как называет себя человек идущий в горы.
Как любят подчеркивать гиды-инструкторы: «Сила тяжести действует одинаково везде и на всех».

Другое дело, что есть особая специфика каждого отдельного вида и множество связанных с этим технических нюансов.
Горный гид должен владеть всем необходимым репертуаром знаний и умений в любом виде горного спорта. Он потому так и называется «Горный гид», что является универсальным специалистом, который должен уметь в горах все.
Так что один и тот же гид может в один день работать над прохождением сложного скального маршрута в стиле «ред-пойнт», на другой день уйти с клиентами на гору, подход к которой проходит по абсолютно дикой местности и занимает несколько дней,
а, вернувшись с горы, работать инструктором по скалолазанию в каком-нибудь колледже, где есть программа по начальной горной подготовке для студентов.
Разумеется, у каждого гида есть свои предпочтения, но зачастую выбора нет и надо просто зарабатывать на жизнь там, где есть возможность.

Горы в Канаде дикие, далеко не везде есть тропы и подходы к вершинам или походы часто идут по очень сложной горно-таежной местности, с непролазным буреломом и серьезными переправами через бурные реки. Поэтому горно-туристической походной подготовке тоже уделяется серьезное внимание.

Особенно много занятий посвящено ориентированию и работе с картой и компасом на местности.
Есть очень интересное занятие - зачет по ночному ориентированию.
В моей группе зачет проходил во время 8-дневного горного похода, после тяжелого дневного перехода с полной выкладкой
(в рюкзаках снаряжение для маршрута 2-3 к.с. + бивачное + продукты на 4 дня). В процессе перехода было совершено восхождение примерно 2 к.с. с последующим многочасовым траверсом разрушенного гребня 2-3 к.с. На спуске с последней вершины траверса было сказано, что внизу будет зачет по ночному ориентированию. Местность для зачета – горно-таежное плато со сложным и очень насыщенным мелким холмистым рельефом (древняя морена). Примерно 60% плато покрыто буреломной тайгой. Остальные 40% - это поляны и множество мелких озер. Даже ясным днем пройти напрямую абсолютно невозможно. По ходу спуска с вершины была возможность составить общее представление о местности для зачета. После спуска группе был дан 2х часовой отдых с ужином. Зачет начался с наступлением темноты. Группа с полной выкладкой, как и прежде, двинулась в путь. Каждому студенту инструктор задавал координаты (широту и долготу с точностью до секунд) точки в которую надо вывести группу. «Плечо» каждого студента составило примерно 3 км по прямой. Снаряжение для ориентирования – карта масштаба 1: 500 000, компас и альтиметр. Инструктор проверяет точность выхода на точку по GPS. Студентам пользоваться GPS нельзя. Максимально допустимая ошибка 200м. В моей группе было пять студентов, так что зачет закончился только к рассвету.
Думаю, что многим нашим «чистым» альпинистам было бы нелегко на таком зачете.

Следующий важный аспект из тех, которым можно научиться, но нельзя научить – это такая оценочная категория как «Горное чувство» (Mountain sense). Здесь речь идет о том, насколько органично студент себя чувствует в горах, насколько развита интуиция, как он видит и чувствует различные ситуации и как принимает решения.
Гид должен чувствовать себя в горах как дома. Но это дано далеко не каждому.
И инструкторы - профессионалы это очень внимательно отслеживают.
Особенно высоко оценивают способность вовремя распознавать и корректировать свои ошибки и способность учиться, как на собственных, так и на чужих ошибках.
Студент, с хорошей, но не «супер» технической подготовкой, обладающий этими качествами имеет больше шансов успешно окончить курс и получить допуск к экзамену, чем классный технарь, но не чувствующий горы, не видящий свои ошибки и опирающийся в своих решениях на схемы и шаблоны.
Технику можно натренировать, а вот «Горное чувство», хоть и можно развить, но оно должно быть дано изначально. Студенты, у которых за годы обучения не прорезывается это «Горное чувство» не смогут стать гидами.
В нашей же системе уровень требований намного ниже и подход к обучающимся не такой жесткий. Я знаю наших инструкторов, у которых, несмотря на большой стаж в горах, это чувство так и не развилось. Эти люди из года в год совершают одни и те же ошибки и действуют главным образом по шаблону – « Нас так учили!» или - «Так положено по программе!». Обучаясь в Канаде, они не имели бы никаких шансов дойти даже до уровня гида-ассистента.
Я не могу назвать таких людей опытными, несмотря на то, что они провели в горах немало времени и бывали в разных ситуациях. Как сказал кто-то мудрый: «Опыт – это не количество событий произошедших с нами. Опыт – это то чему мы научились в результате этих событий».
Здесь я полностью отдаю пальму первенства канадской школе.

Меня часто спрашивают, легко ли было учиться?
Честно признаюсь, что в 40 лет было довольно нелегко держаться на уровне молодых сокурсников, самый старший из которых был моложе меня на 10 лет. По возрасту я был ближе к инструкторам и больше общался с ними, чем со студентами.
Мой общий альпинистский, горнолыжный, инструкторский и гидовский стаж был больше чем у многих инструкторов. Канадцам было интересно узнать о нашей системе подготовки, о наших горах, а мне хотелось поглубже узнать их подходы. Так что тем для долгих обсуждений хватало. Со всеми инструкторами сложились добрые товарищеские отношения.
Несмотря на то, что гиды – инструкторы относились ко мне очень доброжелательно и уважительно - никаких скидок на занятиях не делали. Скорее наоборот – специально ставили в самые сложные ситуации и смотрели «А как этот русский гид справиться?». Опыт, конечно, выручал, так что справился я везде на «отлично» и нашу школу не посрамил, но попотеть пришлось изрядно.
Вообще там никто не смотрит на твои звания и регалии (их в Канаде просто нет) – важно то, что собой представляешь, и что умеешь. И надо доказывать это на деле.
В последние 15 лет перед поездкой в Канаду я чаще всего ходил в горы в качестве руководителя: либо инструктором, либо гидом, либо руководителем спортивной группы. Было очень интересно и полезно оказаться в роли ученика и прочувствовать на себе все «тяготы и лишения» этого положения. Такой опыт весьма отрезвляюще действует на чувство собственной непогрешимости. Я считаю, что учиться в горах можно и нужно постоянно. Особенно в работе гида или инструктора. Тот, кто думает, что окончательно все знает и умеет в горах – сильно рискует.
Под конец своего пребывания в Канаде мне удалось немного посмотреть инструкторскую «кухню» изнутри. Я был допущен к работе инструктором на курсе скальной подготовки для студентов первого года обучения из своей же группы. В работе есть сходство с нашей системой: каждый вечер разбор дня со студентами, инструкторские совещания. Но в целом система обучения отличается существенно.

В качестве резюме ко всему написанному выше и в предыдущих статьях попробую дать общую характеристику канадской системы подготовки гидов и сравнить с нашей школой инструкторов. Сразу оговорюсь, что под «нашей школой» я понимаю школу инструкторов в лучшие годы её существования (до распада СССР). Я давно не работал в лагерях и не вправе квалифицированно судить о современном состоянии этой школы. Но думаю, что не сильно ошибусь, сказав, что сейчас ситуация изменилась не в лучшую сторону.
В тоже время, насколько я знаю, система подготовки инструкторов принципиально не изменилась и организационно, и методически осталась прежней.

I. Канада
Прежде всего, школа гидов – это профессиональное обучение.
Пожалуй, самая характерная черта канадской системы - это приоритет практики над теорией. Это не значит, что теорию не изучают. Список теоретических дисциплин изучаемых по программе «Дипломированный Горный Гид» очень солидный. Это значит, что все теоретические знания гид должен уметь применять на практике. Можно сдать всю теорию на «отлично», но, если не умеешь использовать эти знания в горах – гидом стать нельзя.

Следующий важный момент – это минимум бюрократии и бумаг.
Разумеется, существуют учебные планы, но они очень лаконичные и представляют собой не жесткие схемы, где все расписано по часам, а скорее некие рамки и направления, с указанием критериев которых следует придерживаться.
Только в планах обеспечения безопасности, которые составляются для каждого мероприятия в горах, канадцы могут посоревноваться с нами в количестве бумаг. В этих планах все очень тщательно продумано и расписано. Есть обязательный курс по этой теме «Юридическая ответственность и обеспечение безопасности в приключенческом туризме». Кстати, после этого курса, осознав весь груз личной ответственности гида постоянно присутствующий в этой работе, многие мои молодые канадские однокашники крепко задумались над правильностью своего выбора профессии.

Непосредственно по обучению горной технике есть единственный учебник «Техническое руководство для профессиональных горных гидов» изданный в 1999г. Он является официальным учебным пособием в Канадской и Американской Ассоциациях Горных Гидов. Так же дается список литературы для самостоятельного изучения.
Я знаком практически со всей учебной литературой по альпинизму, издававшейся в мире на английском языке за последние 15 лет. На мой взгляд, этот учебник - лучшее пособие из всех существующих на сегодняшний день, включая все советские и российские издания. Может быть, существуют пособия аналогичного уровня на немецком или французском языках – тут я судить не берусь.
Характерной особенностью этого руководства является то, что это, опять же, не свод жестких правил: указываются плюсы и минусы каждого технического приема, и даются рекомендации и параметры его безопасного применения в тех или иных ситуациях. Подчеркивается, что невозможно расписать правила на каждую ситуацию, которая может сложиться в горах. Поэтому Гид, как профессионал, должен сам решать, что ему делать в каждой конкретной ситуации. И сам нести ответственность за свои решения.
Гиды подчеркивают, что в инструкторской работе с любителями, особенно начинающими такой подход неприемлем. Там они учат по более жестким схемам: «так надо, а так нельзя». Они справедливо считают, что только с ростом квалификации и опыта приходит понимание того, какой технический прием или тактическое решение лучше применить в той или иной ситуации. Здесь подход близок к нашему.

Вообще вся система подготовки и работы гидов построена на доверии к гидам.
Гидов учат принимать самостоятельные и ответственные решения и дают им эту самостоятельность. Даже все руководящие материалы Ассоциации представляют собой в большей степени, набор критериев, которыми гиды должны руководствоваться в своей работе. Хотя, конечно, есть и жесткие правила.

Если говорить о качестве инструкторской подготовки канадцев – то она на высоком уровне. Я далек от идеализации: разумеется, гид гиду рознь. Но в целом, каждый гид обязан быть, как минимум, неплохим инструктором. Мой опыт общения с канадскими гидами говорит о том, что они чаще всего , как минимум, хорошие инструкторы.
Мне в свое время повезло с учителями в советском альпинизме. Я учился у замечательных людей, которые были хорошими инструкторами. Так что жаловаться грех.
Но, тем не менее, самых лучших инструкторов-методистов я встретил именно в Канаде. Особое впечатление на меня произвел Карл Классен (Karl Klassen), работавший с нами гидом-инструктором на нескольких курсах. На тот момент Карл был действующим президентом Канадской Ассоциации Горных Гидов (ACMG). Он же является автором упоминавшегося выше учебника. Удивительный талант просто и доходчиво объяснять и показывать самые сложные вещи. Лучшего инструктора я не встречал. И другие инструкторы тоже были очень высокого уровня. Они также занимали высокие должности в Ассоциации. При этом все они действующие гиды и о своих должностях вообще не упоминали. Об этом можно было узнать, только зайдя на сайт ACMG.

Как понятно из предыдущих статей, сама схема обучения и подход к обучающимся очень жесткие. Плохие или даже средне подготовленные гиды никому не нужны. Но вся система в целом довольно гибкая: форматы курсов постоянно совершенствуются, в соответствии с требованиями времени добавляются новые дисциплины.
Обобщая можно сказать, что в Канаде создана система подготовки, в большей степени опирающаяся на традиции чем на писаные правила и методики. Все инструкторы - это высококвалифицированные, работающие гиды. Они не столько учат: «это надо делать вот так, а это - вот эдак» сколько передают свой опыт из рук в руки.


II. Наша школа – это непрофессиональное обучение.

Инструкторы – любители обучают инструкторов – любителей.
Несмотря на свой любительский статус, в свои лучшие годы школа инструкторов была очень хорошая. Тот, кто хотел учиться, мог получить очень много.
Но критерии отбора в школу и требования к студентам у нас на порядки мягче, чем в Канаде. Поэтому, даже в лучшие годы, разброс в качестве инструкторов был несравнимо больше чем у них. У нас есть инструкторы ставшие настоящими профессионалами высокого класса, настоящими Учителями, воспитавшими сотни альпинистов. Они и гидов могли бы поучить. Но есть и такие, которых к работе с людьми нельзя допускать в принципе.

Если говорить о методической стороне, то, на мой взгляд, у нас явное преобладание методики над практикой.
Методики сами по себе хорошие, но, также как и с любыми другими законами и правилами в России, на бумаге все выглядит гораздо лучше, чем в жизни. Правила правилами, но в конечном итоге все в очень большой степени зависит от личности руководителя школы. Будет хороший, грамотный и требовательный руководитель, который сможет подобрать хорошую команду инструкторов – значит, будет хорошая школа. Не будет такого руководителя – уровень школы будет совсем другой.
В Канаде же качество обучения гидов не зависит от того, кто является в данный момент президентом Ассоциации, и кто именно преподает сегодня на курсах Карл, Джон или Смит. Система построена таким образом, что для преподавания выбираются только самые опытные и квалифицированные гиды. Разумеется, в таком деле как обучение личный фактор всегда имеет большое значение, но в канадской системе это вряд ли может существенно отразиться на общем уровне подготовки гидов.

Продолжение следует…

49


Комментарии:
-1
Зачитываюсь Вашими статьями !
И ни одного противоречивого чувства !
Спасибо !

4
2 дядя Коля. Спасибо за добрые слова! Они дают надежду что статьи были написаны не напрасно.
Всего доброго!
Федор

-1
Здравствуйте Фёдор !
В тему к строчкам из Вашей статьи :

- " Я давно не работал в лагерях и не вправе квалифицированно судить о современном состоянии этой школы.
Но думаю, что не сильно ошибусь, сказав, что сейчас ситуация изменилась не в лучшую сторону."

Знаком с молодым инструктором по альпинизму.
Из его рассказов о школе : - оплатил - прошёл - получил - отстажеровался ...
Но , я - то его знаю , - ходил от случая к случаю , ни подтянуться , ни отжаться ...

( Давно в Алибеке на Жетон .
Нач. КСП А.Андрющенко : "... меньше пятнадцати раз подтягиваешься , - тогда , что ты здесь делаешь ?"
Надо спросить у Ирины , как у них было с физ. нормативами ?)

Он - же в прошлом году прошёл школу инструкторов рафтинга , аттестовался и тот - же год работал в турфирме инструктором по рафтингу. До этого никогда по рекам не ходил ...
Обереги Бог и его , и его клиентов !

- " Но есть и такие, которых к работе с людьми нельзя допускать в принципе."

В своё время мне сильно навредил один такой , - единственный инструктор в городе , единственной секции .
А всё из ревности , из зависти , - "я самый лучший".
С тёплым чувством вспоминаю моего любимого инструктора из "Адыл-Су" - Галину Константиновну Храмцову !

Удачи Вам и всем идущим !

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru