Даг Скотт, штрихи к портрету

Пишет dimag, 18.04.2011 03:01

Так сложилось, что Даг Скотт стал моим кумиром задолго до получения Золотого Ледоруба за достижения своей жизни. В 1975 году он в связке с Дугалом Хастоном стояли на вершине Эвереста, пройдя его юго-западную стену (экспедиция Боннингтона), - последнюю великую проблему Гималаев (того времени). После этого ему стало ясно, что осадной тактикой, собрав сильную команду при правильном планировании можно пройти что угодно и он начал то, что потом назовут быстрым и лёгким стилем в Гималаях. С большим интересом прочитал в своё время его книгу Himalayan Climber, откуда узнал, много нового, например, что он вместе с Петером Хабелером ("узок круг этих людей, страшно далеки они от народа") совершили первое европейское прохождение стены Салатэ на Эль Капитане в 1970 г.

Даг Скотт, штрихи к портрету


Ниже привожу перевод части главы из этой книги. Хотя маршруты приведённые там не те из-за к-х Даг знаменит, горы описанные в этой главе часто мелькали на риске и отношение Скотта к альпинизму в ней очень хорошо показано.

Короткие поездки в отдалённые районы



1974: Чангабэнг и пик Ленина, 1976: Денали и Мт. Кения, 1978 и 1985,
Мт. Вэддингтон и Мт. Колонэл Фостер


Хотя Эверест был главным моим интересом в начале 70-х, мне удалось и до и после 1975 года побывать в интересных и разнообразных экспедициях.

С тех пор, как англичане ушли из Индии, горы Гарвала были практически закрыты для иностранцев. В 1974 г. Крис Бонингтон сумел добиться от индийских властей разрешения на Индо Британскую экспедицию к Чангабенгу на краю национального парка Нанда Дэви. Это был непройденный акулий зуб сверкающего гранита, привлекавший альпинистов с давних времён.
В британской четвёрке были кроме нас ещё Мартин Бойсен и Дугал Хастон, а индийская группа состояла из полковника Балванта Сандху, - руководителя всей экспедиции, Кирана Кумара, Уягара Сингха и Д.Ж. Сингха. Мы зашли со стороны ледника Рамани и перешли сложный пер. Шиптона, чтобы подойти к южной стене. Мы прошли её и затем восточный гребень. Все четыре британца, Балвант Сандху и шерпа Таши Чеванг взошли на вершину в двухдневном броске.
Ещё один шерпа в этой экспедиции был наш повар, Норбу. Он был в экспедициях на Канченджангу в 1928 г. и на Эверест в 1936 г. Альпинист, к-й произвёл на него наибольшее впечатление, был Билл Тилман из-за своей неиссякающей энергии и лидерских качеств. Норбу смеялся над нашей шикарно обставленной кухней, сравнивая её с известной строгостью Тилмана. Но он восхищался нашей работой на горе, когда уйдя на пять дней, мы несли всю нашу пищу и снаряжение по очень крутому рельефу.

Даг Скотт, штрихи к портрету

Балвант Сандху, руководитель индо-британской экспедиции на Чангабенг 1974 г. и последующего совместной экспедиции на Шивлинг. Проницательный и дипломатичный он хорошо понимал, что индийским альпинистам нужно ещё многому учиться в технике восхождений и поддерживал совместные проекты, чтобы этого добиться.


Почти сразу же после Чангабенга я опять поехал в горы, на Памир. По сравнению с проблемным Чангабенгом эти холмистые горы мало что предлагают альпинисту. Раскисший снег, сыпучие скалы и случайные подземные толчки, приводящие всё это в движение.
Русские превратили Памир в хорошо организованный альпинисткий район. В мероприятии, на к-е мы приехали были группы из двадцати стран, в том числе эстонцы в своих громадных ботинках, сильная американская команда, французы, шотландцы и японцы. Чтобы готовить на всех постоянный базовый лагерь был оборудован горячей водой и душами.

"Пришлите к нам руководителя, чтобы повесить ваш флаг на церемонии открытия" - было первое что нас попросили по прибытии. Это выбило нас из колеи. Мы обьяснили, что у нас нет ни руководителя, ни флага, ни времени для националистических церемоний в альпинистких мероприятиях. В конце концов проблема разрешилась, когда участник шотландской команды. вспомнил, что это также и их флаг и вывесил его вместе с остальными.
Мы хотели пройти новый маршрут на Юго-восточной стене пика Ленина (7135 м.) и подошли туда через перевал Крыленко (5790 м.). Однако избыток мягкого снега и болезни в группе вынудили нас спуститься. К счастью мы избежали лавин, в к-е попали другие команды. После отдыха мы взошли на пик Ленина по выглядевшему наиболее безопасно маршруту, не пройденному до этого снежно ледовому ребру с северо-востока. (прим. переводчика: В классификаторе я не нашёл ни их ни упоминающиеся ниже маршруты французов и американцев. Прошли они новые маршруты, только отчёт не подали или уже хоженые, мне не ясно. Возможно Г. А. Стариков или В. Н. Шатаев знают.)
На следующий день после возвращения в базовый лагерь мы услышали радиосообщения русской женской команды высоко на п. Ленина. Их палатки были унесены ветром и они медлено умирали от истощения. Мы присоединились к французским и русским спасательным группам, но когда спасатели подошли, оказлось, что из команды из восьми человек никто не выжил. Когда мы вернулись на базу, уже шла церемония закрытия с присутствием заезжих сановников. Постепeнно до нас дошло, что вертолёты, к-е могли бы ускорить наши спасработы были использованны для перевозки этих важных особ. Остался неприятный осадок.

После нашего восхождения на Эверест и Дугал и я ездили с лекциями по Северной Америке, поэтому мы договорились встретиться и отправиться на Аляску и попытаться пройти новый маршрут (предложенный нам Брэдфордом Уошберном) на Южной стене Мак-Кинли (Денали).
Было здорово, опять оказаться в северных горах и особенно приятно было идти лишь вдвоём на большую гору, особенно такую, как Денали. Мы подошли под стену на лыжах и снегоступах и устроились в старой иглу для подготовки к восхождению. Начав наш 50° ледовый маршрут, немного припорошенный снегом мы постепенно осознали грандиозность нашего предприятия. Мы хорошо двигались в первый день, несмотря на гигантскую снежную кашу на пути и как раз перед темнотой достигли подходящей полки для ночёвки. Одна ночь превратилась в две, поскольку началась непогода, к-я продолжалась и на третий день. Как раз этим утром я спросил Дугала: "Так, что думаешь?" Мой спальный мешок был уже мокрый и слишком тонкий для этого мороза. Несгибаемый шотландец посмотрел на меня и сказал: "Ты же пока не поморозился, или ...?" Ага, подумал я и ответил: "Нет, и не покалывает." "Вот и хорошо," пожал он плечами. Всё ясно, понял я, значит, мы будем лезть до тех пор, пока не поморозимся, надеясь, что дойдём до вершины до того, как это произойдёт. Так и оказалось, но еле еле, поскольку у нас было четыре ночёвки на открытом воздухе и три в снежных пещерах, включая одну под вершиной. Мы испытали ураганные ветры и температура всё время была ниже нуля. К нашей последней ночёвке мы оба уже чуствовали эффект высоты, к-й на этих широтах более сильный, скорее, как на 7000, чем на 6000.
На седьмой день мы перешли через вершину и начали спуск. Довольно скоро мы наткнулись на двух молодых альпинистов, сидящих в снегу в ступоре с сильными обморожениями. Они попросили нас пойти вниз к остальной части их группы, так чтобы те смогли связаться по радио со службами парка и вызвать вертолёт. Мы устроили их так комфортно, как смогли и поспешили вниз, где в конце концов нашли четверых их приятелей ниже перевала Денали на 5200 м. У них не было оборудывания для связи со службами парка и пока двое из них пошли наверх, к пострадавшим, мы побежали вниз за помощью. Не было вертолёта, к-й мог летать на 5800 м, поэтому мы все пошли назад, чтобы спустить их пониже. В конце концов вертолёт прилетел и забрал их в больницу Анкориджа, но уже никак нельзя было избежать ампутации большей части кистей и ступней. Им было чуть больше двадцати. Настоящая трагедия.
Как и руководство на Памире службы парка Денали в то время сильно расчитывали на радиосвязь, как средство спасения в чрезвычайных ситуациях. Но эти рации не только притупляют бдительность альпинистов, давая им ложное чуство безопасности, когда возникают настоящие проблемы, спасработы часто очень трудно а то и невозможно организовать. В таких больших горах, да и в любых горах, акцент должен всегда быть на индивидуальной ответственности.

(прим. переводчика: Далее в главе описываются восхождения на Мт. Кения, Килиманджаро и в канадских горах. Чтобы не делать перевод слишком объёмным я опустил эту часть перейдя сразу к фотографиям с подписями)

Чангабенг 1974 г.



Даг Скотт, штрихи к портрету

(вверху) Ущелье Риши, вход в Национальный парк Нанда Дэви.
(внизу) Мартин Бойсен, Дугал Хастон и я смеёмся в нашем лагере под Чангабенгом перед восхождением, в то время, как Таши занят своим снаряжением.

Даг Скотт, штрихи к портрету

Одной из главных удач нашей экспедиции на Чангабенг, не считая первовосхождения на прекрасный нехоженый пик, было посещение легендарного национального парка Нанда Дэви с его прекрасными пиками и уникальным проходом туда через ущелье Риши. Сначала мы надеялисьвзойти на гору с ледника Рамани, но маршруты оттуда выглядели слишком сложными. Поэтому мы перешли через трудный перевал Шиптона, попали в парк и совершили восхождение с южной стороны. Хотя маршрут был не слишком сложным, по мере подъёма открывались прекрасные панорамы всего парка.

Даг Скотт, штрихи к портрету


Пик Ленина, Памир, 1974 г.



Почти двести альпинистов из 9 стран приняли участие в этой Международной встрече альпинистов на Памире. В этом район были совершены замечательные восхождения, в особенности протяжённые траверсы гор, в к-х русские превосходны. Однако на доступный и популярный пик Ленина мало кто пытается взойти не по известным путям. Поэтому несколько групп вышли в надежде пройти новые маршруты. Французская и британская группы совершили первопрохождения по похожим на Бренву рёбрам на северо восточной стене горы и американцы проложили новый маршрут на пик I9.
Главным впечатлением от этой поездки была советская система альпинизмаи их интерес к соревнованиям. Группы направлялись альпинистом ветераном Виталием Абалаковым и всё строго регулировалось. За прогрессом на восхождениях следили с помощью радиосвязи, так чтобы спасатели всё время знали положение команд. Когда приходила непогода или случались лавины (иногда вызванные подземными толчками) эти меры предосторожности мало чего давали. К концу Встречи было тринадцать смертельных случаев в четырёх независимых несчастных случаях, наиболее печальным из них была гибель восьми русских женщин вблизи вершины пика Ленина.

Даг Скотт, штрихи к портрету

Виталий Абалаков окружённый почитателями. Он совершил второе (и первое русское) восхождение на пик Ленина (по новому маршруту) в 1934 г. Возможно, потому, что он не был москвичом избежал сталинских чисток, к-е опустошили советский альпинизм в то время. С тех пор он совершил многочисленные сложные восхождения на большие советские горы и стал самым знаменитым альпинистом СССР. Он всё ещё хорошо ходил в 1973 г., несмотря на сильные обморожения.

Даг Скотт, штрихи к портрету

Советские альпинисты ждут, построившись, на церемонии открытия. (прим. переводчика: кто-то кого-то узнаёт?)

Даг Скотт, штрихи к портрету

Церемония открытия с подъёмом флагов и другими националистическими атрибутами, имеющими много общего с Олимпийскими Играми. В растерянности мы стали тянуть жребий, кто будет руководителем.

Даг Скотт, штрихи к портрету

Даже обычно индивидуалистки настроенные американцы, приехав в СССР вслед за визитом президента Никсона в Москву, чувствовали необходимость образовать команду с помощью джинсовых кепок и красных пуховок.

Даг Скотт, штрихи к портрету

(вверху слева) Пик Ленина из лагеря с перевалом Крыленко слева и с северо-восточной стеной правее его.
(справа) Перевал Крыленко, к-й пересекали несколько раз во время встречи. С него сошла гигантская лавина вызванная землятресением. Именно там был маршрут группы Рикмер Рикмерса во время первопрохождения горы в 1928 г. С перевала Карл Вин, Ойген Алл и Эрвин Шнайдер взошли на вершину по восточному гребню. Английская и Шотландская команды взошли на пик Ленина по этому снежному гребню северо - восточной стены. (Вставка) Пол Брэйсвэйт напротив Ленина на вершине.

Денали, южная стена, 1976 г.



Даг Скотт, штрихи к портрету

(вверху) Фотомонтаж сильно удалённой южний стены Денали. Наш маршрут выходил на снежные поля выше ледовых сбросов по кулуарам справа. Нижняя часть стены скрыта за ледопадом.
(внизу) Дугал Хастон и я с нашим небольшим набором вещей перед отлётом к подножию Денали.

Из Анкориджа на Аляске нас забросили самолётом на ледник в 17 милях от Денали. Мы затем провели четыре дня, затаскивая продукты и снаряжение наверх к нашей базе в недавно освободившейся иглу у подножия стены и ещё за день пролезли первые две верёвки. Воздух был настолько чист, что было трудно осознать масштаб этой 3300 метровой стены и только после первого полного дня на маршруте грандиозность нашего предприятия стала ясна. Логичный путь в нижней части стены следовал маршруту 1967 года, но в середине мы планировали уйти влево и двигаться прямо на верхние снежные склоны и вершину.
Маршрут был длинный, изматывающий, часто опасный и требовавший решимости. После двух ночей пересиживания непогоды на первой ночёвке большая часть нашего пуха была мокрой. Мы оставили снаряжение и пищу, в надежде двигаться быстрее. Следующая ночёвка была на продуваемом гребне и далее у нас было ещё три ночёвки (две в снежных пещерах и одна под вершиной). На спуске мы встретили помороженных альпинистов и пошли вниз заночевав в лагере на 4260 м., перед тем, как опять подняться на следующий день на 5200 м. для помощи в спасработах. Так завершились восемь дней напряжённого лазания после выхода из иглу.

Даг Скотт, штрихи к портрету

(слева) Дугал лезет первым во время снегопада в первый день. Из-за тонкого слоя снега покрывающего лёд склоны были и сложны и опасны. Вскоре после этого снимка нас обоих накрыло лавиной из рыхлого снега и мы спаслись только из-за того, что страховались через ледовые крючья., к-е выдержали.
(вверху) Вид вниз на стену с гребня чуть ниже нашей первой ночёвки.
(внизу) Наш безопасная, но тесная ночёвка, где мы провели две ночи. Дугал готовил внутри мешка палатки, в то время, как я пытался выжить снаружи.

Даг Скотт, штрихи к портрету

13


Комментарии:
0
Дубль темы. Наверное, стоит удалить.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru