Михаил Хергиани. Первая вершина

Пишет Veronika, 29.05.2011 23:47


Фото из музея М.Хергиани в Местии

Выборочные главы из книги А. Кузнецова "Внизу Сванетия", изд. ЦК ВЛКСМ "Молодая Гвардия", 1971

- Альпинистом я решил стать, когда мне было лет одиннадцать, - рассказывает Миша. - С детства я слышал разговоры о восхождениях, об Ушбе. Отец и дядя Максим часто вспоминали о своем первом восхождении на Ушбу, и я знал о нем все до мельчайших подробностей. У нас считается так: если человек побывал на Ушбе, он альпинист. Даже если он сделал много хороших восхождений, но не был на Ушбе, его не считали еще альпинистом. И я решил подняться на Ушбу во что бы то ни стало.



Помню, как-то раз стал я доставать консервной банкой нарзан из колодца и упал туда вниз головой. А колодец был сделан из долбленого ствола дерева - узкий и длинный, никак мне в нем не вывернуться. Был я один, помощи ждать неоткуда, это там, возле нашего коша. Стоял я вверх ногами на вытянутых руках в этой деревянной трубе и понимал, что долго так не продержусь, устанут руки. Да и нарзан к вечеру прибывает в этом колодце. А стенки гладкие, скользкие, зацепиться не за что. Понял я, не выбраться мне, пропал. Обидно стало, что не попаду на Ушбу. Тогда встал на одну руку, а другую просунул назад и нашел маленькую дырочку. Зацепился одним пальцем и вылез.

Отец и слышать не хотел, чтоб я стал альпинистом. На восхождения меня никогда не брал, только на охоту мы с ним ходили. Но в тринадцать лет я все-таки получил значок "Альпинист СССР". Случилось это так: проводилась грузинская альпиниада с восхождением на вершину Бангуриани, вот сюда, - Миша указал на сравнительно невысокую вершину, возвышающуюся на северо-восток от Местии и хорошо видную отовсюду. - Отец и дядя Максим были инструкторами. Меня не взяли. А я потихоньку за ними. Прятался, скрывался за скалами, чтоб не увидели. Когда стали вечером под вершиной на бивак, я не вытерпел и подошел к ним, есть очень хотелось. Отец меня побил, прямо при всех. Но вниз одного не отправил, темно уже стало. Утром посоветовались с начальником альпиниады Сандро Гвалия и взяли меня на вершину.

г. Бангуриани, вид из Местии

Очень я гордился значком альпиниста, не снимал его, хвалился перед ребятами. Отец проучил меня за это. Вскоре мы пошли на охоту. Отец нарочно полез по таким скалам, где я не мог пройти. Тут он и начал костить мой паршивый значок, возомнил, мол, себя альпинистом, а по простым скалам не можешь пролезть. "Что ж тебе твой значок не поможет?!"

С тех пор я свои значки и медали никогда не ношу. И еще после этого случая стал я тренироваться на старой башне. Каждый день.

Мы ходили с Мишей к этой башне. На ее отвесных стенках, выложенных из неотесанного камня, видны забитые крючья. Когда Миша живет в. Местии, он и теперь лазает тут, делает ежедневно утреннюю зарядку. Я тоже бегал с ним на зарядку, чтобы быть еще больше похожим на своего брата, хотя было бы некоторой натяжкой утверждать, что мы выглядим с ним как близнецы.

- "Выбирай любой спорт, - говорил мне отец, - продолжает свой рассказ Миша, - только не альпинизм". Записал меня в секцию национальной грузинской борьбы. Стало получаться, был чемпионом района. Но не нравилась мне борьба. Повезли нас бороться в Тбилиси... а я взял да и сбежал. Домой вернулся не сразу, болтался со шпаной в Мингрелии, чуть было не пошел по этой дорожке, знаешь, в юности, бывает...

Вернулся, говорю отцу: "Не хочу бороться, хочу быть альпинистом". - "Пойдем", - отвечает отец и ведет к той самой, башне. Ну, думаю, тут уж я не подкачаю, всю излазил. А он приказывает: "Поднимись до самого верха и обойди кругом". Поднялся я и испугался. "Слезай, - говорит отец, - не получится из тебя альпиниста". Я разозлился и прошел кругом, да не один раз, а два. "Ладно, я тебе еще одно испытание устрою".

Есть у нас под Ушбой пещера, ее теперь называют "пещерой Антона". Антон - мой дед. Ходили о ней всякие слухи. Говорили, что живут там черти разные, духи. Последний раз ночевал в ней мой дед Антон. Я помню, как он рассказывал об этом. Когда стемнело и дед залез в пещеру, стали раздаваться всякие голоса. Дед не мог уснуть, а в полночь кто-то стал его звать: "Антон, спаси, помоги мне! Ничего не пожалею! Антон! Где же ты?! Иди сюда!

Погибаю!" Дед не вышел из пещеры, всю ночь просидел со взведенным курком кремневого ружья, а когда рассвело, спустился вниз и больше туда не ходил. Дед много раз рассказывал эту историю и всегда заканчивал ее тем, что оставил в пещере свое огниво.

Вот отец мне и приказывает: "Возьми ружье и свечку, пойди переночуй в пещере Антона и принеси его огниво. Сделаешь - будешь альпинистом". Я пошел. Бегом поднялся, пока было светло, поохотился, убил улара. Пока не стемнело, все шло хорошо. А потом началось: кто-то ходит, камни сыплются, звуки непонятные, а ночью начались голоса: "Чхумлиан, это ты? Чхумлиан, помоги мне! Спаси меня!" Голос глухой такой, тихий, и не поймешь откуда. Я решил, это отец меня испытывает, и давай петь сванские песни. До сих пор не знаю, кто это был. Отец отказывается, и Мамол (мачеха Миши) говорит, что отец в ту ночь был дома. Может, он послал кого? Не знаю. Так всю ночь и пел песни. Рано утром прибегаю, отдаю улара и огниво. Отец спрашивает:

- Что было?

- Голоса слышал. Звали меня, помощи просили. Про Антона тоже: "Где Антон?"

- Боялся? - допытывался отец,

- Боялся, - говорю, - но сделал. Отец засмеялся.

- Тогда молодец, правду говоришь. Дам тебе денег, пойдешь через перевал в школу альпинизма.

Через перевал Гарваш я пошел один. Должен был еще со мной парень идти, да отказался, а мне не хотелось ждать. Отец, как узнал, побежал с родственниками за мной вдогонку. Вышли они на перевал, увидели следы моего спуска и успокоились, вернулись. А я как раз в трещину провалился метров на десять. Хорошо, снег мягкий оказался. Ледоруб у меня был, подрубил ступени и к ночи выбрался.

Выполнил в альплагере третий спортивный разряд по альпинизму, приняли меня в школу. Русского языка совсем не знал, только два слова - "камень" и "хлеб". В школе я ничего не понял. Практика у меня лучше всех, а по теории знал только один вопрос из всех экзаменационных билетов - про Главный Кавказский хребет. Даже не знаю, какие вопросы у меня были на экзамене. Как спросят что-нибудь, я давай рассказывать про вершины и высоты Главного Кавказского хребта. Засмеялись экзаменаторы и отпустили. Ладно, говорят, научится по-русски, разберется, что к чему. Отца все знали, уважали, дядю Максима тоже, не выгнали, выдали справки. Стал я не Чхумлианом, а Мишей.

Разыгрывали меня в школе, а я тогда шуток не понимал, обижался страшно. Раз Кизель (заслуженный мастер спорта) говорит: "Альпинисты, они все немного того... чокнутые", - и пальцем у виска крутит. А я думаю: "Как же так?! Отец у меня альпинист, дядя Максим альпинист, сам я теперь альпинист, что ж, выходит, мы все дураки?!" Обиделся.

В другой раз девушке одной внушили, что я собираюсь ее украсть. А тут как раз дядя Максим на коне прискакал, он тогда в Балкарии работал. Вот эта девушка подходит ко мне и просит: "Миша, не надо меня воровать. Когда школу закончим, я сама с тобой пойду в Сванетию". Засмущался я и убежал. Девушек ведь тогда не видел. А они все смеются, надрываются. Но не зло, а так просто. Знаешь, как у нас любят разыграть, хлебом не корми...

Лекций я не понимал и не знал, что нельзя ходить в горах в одиночку. Как получил справки, так и махнул к дяде Максиму в другое ущелье, из Адыл-су в Адыр-су. Прямо через вершину Виатау. Лез по скалам, по стенам, на вершине пришлось заночевать. Показываю Максиму справки, объясняю, как шел. Он слушал, слушал меня да как даст в ухо. "Иди, - говорит, - в Сванетию! Дураком ты был, дураком и остался, ничему тебя не научили. Будешь в Местии коров пасти".

Но потом все хорошо пошло. В 1952 году на первенстве Союза по скалолазанию в Ялте выиграл первое место. В связке с Шалико Маргиани тоже первое место взяли.

Продолжение следует

166


Комментарии:
4
А еще чудесная книга "Тигр скал", 2 раза читала и плакала на месте, где он погибает

3
Памятник, поставленный итальянцами, под Чиветой - под тем маршрутом, где погиб Хергиани.
Правая опора стилизована под сванскую башню.


5
Итальянцы до сих пор очень помогают и дружат с семьей Назо Хергиани - сестры Михаила.

4
приятно было читать

4
"Внизу Сванетия" - где бы купить эту книгу?

3
она в интернете есть на сайте www.skitalets.ru Где купить - не знаю. Мне ее подарил человек, который каким-то чудом нашел ее в букинистическом магазине.

2
Последний маршрут Чхумлиана Хергиани 1969г.
Песен я никогда не слагал для себя
Струн гитары руками не трогал
И стена та Су-Альто не знает меня
Не дает мне покоя годами
За спиной шестьсот метров стены
Трудных скал прлверевки осталось
Вдруг посыпались камни с горы
Запарил ты над бездной Су-Альто
Вот рывок должен быть почему его нет
Не успел тигр понять миг короткий тот был
Об коварный уступ грудью ударился вдруг
И удар принимал за ударом
О Чивета Чивета что наделала ты
Унесла вместе з жизней все надежды й мечты
Самолет поднимается ввысь в облака
Проплывая над Главным Кавказом
А Эльбрус и Донгуз Шхельда Лайма й Тетнульд
Свои головы в скорби склонили
В Безенгийской стене пики стали все в ряд
Они в траурном миге застыли
Бангурян и Тетнульд смотрят Ушбе в глаза
Та их черной вуалью закрила
Вот и Сванский хребет здесь родная земля
Под крилом показалися башни
Вся Сванетия там в ожидании стоит
И пора попрощаться с горами
Здесь большая печаль наступила в горах
Вся Сванетия встрелила сына
Закон предков гласит что ты должен здесь бать
И ты прибыл в Логами как надо
Та последняя ночь самы жудкая в жизни
Убедится должны мы во всем
Вскрыли гроб все проверили тщательно
И сомнений не стало ни вчемь
Сняли пояс веревку страховочну
Уложили костюм и часы
И по видимо это достаточно
Для той жизни в загробном миру
Твой последний маршрут самый трудный
Вместе с нами его ты пройдеш
И уйдешь ты в бессмертие дальше
Не пойдешь с нами в новый маршрут
О дедес исгва Миша
О дедес исгва Миша
Бурый бык был любимцем у Миши
А сей час его тут же забьют
Его мясо з лепешками й аркой
На поминальный стол подадуть
Швендбав Джграг нишгвей

2
Мальчишки Сванетии
А когда мы мальчишки побросав свои книжки
Мы на праздник бежали и тот камень держали
И тот камень в Логами подымали мы сами
А потом мы мужали и вже камень бросали
А потом мы седели и на камень смотрели
Потому что вже внуки бросали его
А потом мы ходили по Чаллату бродили
У Долла - Кора мы спали гех траву собирали
Гех траву мы там рвали и друг друга вгощали
И костер там палили и всех чаем поили
На дабазе встречались там корзины сдвигались
Хачапури ложились мы с Марленом садились
Всю еду ту поели друг на друга смотрели
Ох как рады мы были и все то не забыли
По дорогам той жизни отставали мальчишки
И не все добрели в этот день
Кто на скалах остался кто с обвалом сорвался
А кого подхватил белый смерч навсегда
Говорили мальчишки не пиши о нас в книжке
А пиши лишь о Мише он того заслужил
Вы не правы ребята ведь он был вместе с вами
И ходили вы вместе по этой земле
А потом те мальчишки взяли деньги с сберкнижки
И построили дом под названим музей
И идут сюда люди удивляються всюду
И уносят от сюда частицу души
Так присядем ребята вспомним Мишу как надо
Здесь в кругу тех ребят что собрались опять
Собрались мы ребята выпьем арки как нада
Вспомним тех мы ребят что уж здесь не сидять
Ах ребята ребята берегите вы свято
Дружбу тех давних лет и того кого нет
Здесь лежат те ребята что погибли когда-то
Обелиск им награда за это
И стоим мы у могилы низько головы склонили
И вина выпиваем стакан

2

2
Мій перший маршрут 1967г
Просто случай несет меня в горы
И увижу я их наяву
Скорый поезд спешит и колеса стучат монотонно
Только я не усну в эту ночь
Слабый свет здесь в купе и ночной
Та девчонка не спит как и я
Так всю ночь разговор мы о горах ведем
И о людях что в горах живут
А еще там рассказ услыхал я тогда
О том парне что родом з Сванети
Он тогда заболел но вмирать не хотел
Исцелить его могут лиш горы
Как помочь человеку в тяжелой беде
Возвратить его к жизни так трудно
Увидать бы его там в туманной Сванети
И в надежду поверить помочь
И тепер та мечта что была из давна
Увидать того парня з Сванети
Опоздал я тогда и стою у креста
Он из жизни ушел на год раньше
И остался в долгу перед ним я тогда
Что не смог увидать его раньше
И теперь ежегодно я еду туда
Чтобы вспомнить рассказ о том парне.

2

2

2
Много можна рассказывать о замечательных мальчишках Сванети ведь они были для меня как родные братья, И они будут жить в памяти нашей пока и мы будим жить на этой земле. Слава им од вику до вику! Свантибор

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru