Крис Шарма. Пол-жизни...

Пишет Елена Дмитренко, 08.06.2011 16:25

Все фото © Boone Speed

Возможно, кто-то уже читал перевод этого интервью где-нибудь на просторах рунета. Мы что-то долго переводили - хотели к дню рождения Криса в апреле, но не сложилось...
В общем, кому интересно, читают. Кому нет - проходят мимо:)))
Интервью подготовил Jeff Achey для climbing.com.
Перевод Вероники Волковой и Марата Исхакова.


Шарма олицетворяет все то, что подразумевается под фразой «новое поколение» в скалолазании. В течение 15 лет он создавал новые стандарты — половина жизни. И вот, 23 апреля, ему исполнилось 30 лет…

Можно сказать, что все, что вы помните до прихода Шармы – это old-school.

С детства, полного открытий и развлечний до того, как ему исполнилось 20 и после, когда Крис повзрослел и стал более сконцентрированным, он покорял нас не только своими маршрутами — Necessary Evil, The Mandala, Realization, Witness the Fitness, Dreamcatcher, Es Pontas, Jumbo Love — но и скромностью. Шарма всегда очень спокойно разговаривал, был расслабленным и когда появлялся на национальных чемпионатах или на X Games, казалось что его мысли где-то очень далеко. И когда он выигрывал, победу разделяло все скалолазное сообщество, никакого самолюбования и выпендрежа, что редкость в нашем виде спорта. Очень приятно смотреть на его динамичный, раскованный стиль.

Мы пересеклись с Шармой в октябре возле кондитерского магазинчика в городке Boulder, штат Colorado, куда он приехал со своим слайд шоу. В трех часовом интервью стало ясно, что он все такой же, как 15 лет назад, помешанный на скалолазании мальчишка, постоянно расширяющий его границы. Он верит, что лучшие его достижения в скалолазании еще впереди. Теперь у него появился дом, собака и уже три года есть любимая девушка. Крис повзрослел и охотно делится своим скалолазным опытом с тем, кому это интересно. Что не удивительно.

Уникальные физические способности даны природой, но чтобы приобретенный опыт не пропал зря со временем, нужно уметь разделять его с окружающими. И Шарма умеет это делать.


За тобой закрепился имидж “духовного скалолаза”. Как ты относишься к этому определению?

Похоже, что это действительно так. Знаете, люди, репортеры стараются вписать вас в какие-то рамки. Не то, чтобы это было полной ерундой, но в двух словах невозможно рассказать все о человеке. Важно действительно быть честным с самим собой, а не стараться создать себе какой-то имидж.

Как тебе удается следовать этому правилу, будучи профессиональным скалолазом?

У меня все просто. Если я иду лазить, то я делаю это потому, что я действительно очень хочу этого. Не потому, что я хочу произвести на кого-то впечатление или что-то доказать миру. Есть конечно и профессиональная составляющая в скалолазании – это как работа. Когда я должен потратить определенную часть своего времени именно как профессионал: мастерклассы, слайдшоу, соревнования.

В ожидании сандвичей в Granadella по дороге на скалы в Margalef.

Не бывает ли у тебя такого, что ты лезешь просто, чтобы что-то отработать – не на результат?

Да, это частенько происходит. Это постоянный процесс. Разучивать одно и то же вновь и вновь — почти на всех маршрутах это так. Тяжело постоянно быть заряженным на такую работу. Желание покончить с этим иногда может помешать тебе лезть так, как на самом деле ты можешь. В один из дней, когда я пробовал Realization, я очень устал, и решил, что нужно собраться для еще одной попытки, просто, чтобы еще раз повторить все движения. Это такой ментальный трюк, чтобы не волноваться и быть достаточно раскованным чтобы сделать это.

Такой трюк проходит и на соревнованиях. Почти всегда, когда я успешно выступаю, у меня на самом деле пессимистичный настрой. Многие говорят, что нужно всегда положительно настраиваться и верить в себя. Я думаю это некий способ сбросить скопившееся напряжение. Если у меня в голове нет навязчивой идеи победить, я иду и получаю удовольствие и действительно могу очень хорошо выступить. Честно говоря, я не придумал ничего другого, кроме как обхитрить себя таким образом. И я всегда стараюсь настраивать себя в таком ключе.

Когда ты приходишь на соревнования, все ожидают, что ты выиграешь. Цена проигрыша сильно возрастает в такой ситуации.

Да, у меня смешанные чувства по этому поводу, потому, что по большей части я не готовлюсь к соревнованиям. Но я стараюсь думать о том, что я являюсь всего лишь частью скалолазного сообщества, и участвую в соревнованиях, чтобы поделиться своим опытом и своими взглядами с людьми.

Для меня, соревнования это не цель. Я имею в виду, что это конечно интересно, но спустя 15 минут зацепки скручиваются и все... Для меня важнее придумывать новые маршруты и развивать мое видение в скалолазании. Создавать наследие для будущего, что-то стоящее. Никто не вспомнит, кто выиграл на каком-нибудь Чемпионате Мира в 1997 году, но люди будут помнить, кто открыл Action Directe.



Давай поговорим о твоем воспитании. Ты вырос в ашраме в Индии?


Мои родители были оба студентами Baba Hari Dass. Когда они поженились, они взяли фамилию Шарма. Это означает “хорошая удача” или что-то типа того. На самом деле это очень распространенная фамилия в Индии. Я учился в школе Mount Madonna Center, в Santa Cruz Mountains. Я жил в Santa Cruz, и ходил в школу каждый день, хотя жили мы не в центре.

Такая жизнь как-то повлияла на твое раннее скалолазание?


Я никогда не думал, что все, я скалолаз, и я буду заниматься только скалолазанием. Я всегда был связан с тем, что меня окружает, с моими друзьями, Andy [Puhvel] и Sterling [Keene] и другими близкими друзьями из Santa Cruz. Все происходило не так, будто мы выступали на скалолазной сцене. У меня не было цели стать известным скалолазом.

Что было дальше?

Я выиграл национальное первенство, когда мне было 14. У меня были невероятные возможности в спорте. Но когда мне исполнилось 17, я получил серьезную травму колена. Это было еще то испытание для меня, неожиданно получилось так, что я не мог лазать. Ведь все, что я делал, было связано со скалолазанием. Я получил диплом о среднем образовании в альтернативном учебном заведении, которое просто приняло за обучение весь мой жизненный опыт. Когда мне было 16, я путешествовал по Франции с Tommy Caldwell, скалолазом, и вот, где действительно проходило мое настоящее обучение. Путешествовал, встречался с людьми, получал жизненный опыт. А математикой я особо не занимался.

Sharma и Daila Ojeda—скалолазка топ уровня, уроженка Канарских островов — дома в Каталонии.

Многие из нас, кто закончил школу, могут сказать то же самое.


На самом деле скалолазание полностью завладело мной – это единственное, чем я хотел заниматься. И вот, проходит совсем немного времени, я получаю проблему с коленом и не могу лазать год. Это был переломный момент в моей жизни. Я был в сильной депрессии.

Что было после твоего возвращения?


Мне было 18 или 19, когда на каком-то мастер классе я встретил Christian Griffith. Тогда я всего один раз попробовал Realization, а он вдохновляет меня вернуться к этому проекту. Он сказал, что это то, что вновь подстегнет меня. В тот момент, я не был уверен что хочу этого, даже подумывал вернуться к обучению. Мне казалось, что у меня все идет хорошо, я сделал многое из того, что планировал, но перед тем, как сделать следующий шаг, я просто обязан был закончить с Realization.

Между поездками я проводил много времени в Азии. В Японии я совершил сумасшедшее путешествие в 1000 миль вокруг острова [Shikoku - остров, который на протяжении 1.5 тысяч лет является местом паломничества всех буддистов]. Я шел один и ночевал просто в лесу. Я ходил в центры медитации в Таиланде, Бирме и Индии. Это было большой частью моей жизни. Скалолазание тогда было не особо существенным. То, что я работал над Realization было скорее исключением. Мне действительно было плохо после инцидента с коленом и я понял, что само по себе скалолазание это нечто проходящее.

Итак... Я вернулся, у меня появилась девушка, я поехал на Майорку и окончательно влюбился в deep water solo. Идеальные скалы над океаном, с чистого листа. Несравнимое удовольствие.

Шарма и его черный лабрадор Chaxi.

А спонсоры как-то помогали тебе когда у тебя была проблема с коленом?


Мне повезло в этой ситуации. Beaver из prAna знал меня с тех пор, как я был ребенком, и он всегда в меня верил и уважал мои стремления расти как личность. Я очень благодарен им, именно этот случай дал мне понять что это за люди. Я оставался самим собой и мне не нужно было изображать из себя заядлого спортсмена.

Мне не приходилось играть по каким-то правилам. Я не заморачивался постоянной гонкой за категориями. У меня была возможность лазать так, как мне этого хочется. И мне посчастливилось встретить таких людей как Josh и Brett Lowell и посниматься в видео с их участием.

Насчет образа «духовного скалолаза»...

Что мне не нравится в ярлыках, то, что получивший его попадает в некие рамки. Т.е., например я «духовный скалолаз» и теперь должен быть таким миролюбивым святошей. Просто если ты вдруг перебрал с дрзьями, то не нужно пытаться изображать из себя святошу. Нужно быть честным.

Я достаточно долгое время жил в Испании. Люди там очень экпрессивные, пылкие и при этом очень аутентичные. Очень ярко выражают любые чуства, даже если это разочарование. Знаете, чему я научился в Будизме? Не пытаться воспроизводить какие-то надуманные образы, просто быть самим собой, чтобы не произошло.

Если я скажу, что «В возрасте 30 лет Крис Шарма вырос из образа «духовного скалолаза»?

Если попытаться подогнать меня под какой-то стереотип, то это уже буду не я. Я не прочь пообсуждать эту тему. Я просто не хочу загонять себя в какие-то рамки и постоянно заставлять себя вести как святой. У меня тоже случаются неприятности и я тоже бывает срываюсь.

Ты пинаешь скалу и кричишь на тренировках?

Э, не так часто, но бывает. У меня уже просто нет никаких сил, после 50 срывов на последнем движении. Думаю это не страшно. Просто эмоции. Мне кажется, я что-то перенял от Daila. Она не прячет эмоции и очень горяча как все латиноамериканские женщины. Ее эмоции в точности отражают ее чувства.

Спуск с маршрута Era Bella. La Perla, обложка журнала Climbing No. 292, на заднем фоне.

У тебя серьезные отношения с Daila?

Да, мы вместе уже три года, или около того.

Думаешь о женитьбе?

Посмотрим… Я не исключаю такой возможности.

Хотел бы иметь детей когда-нибудь? Ты об этом думал?

Да, да, конечно. Но все в свое время, сейчас у нас собака. Черный лабрадор Chaxi. Думаю, это хорошее начало.

Расскажи немного о Каталонии и доме, где вы теперь осели? Как это, иметь собственный очаг?

Это было очень странно по началу, потому что это впервые в моей жизни. С трех лет я метался из дома моей матери к отцу. Неделю там, неделю там. Потом я путешествовал около 10 лет, иногда не зная даже откуда позвонить родным. Я много времени провел в Испании, и однажды мы с Daila задались вопросом: «Где же мы будем жить?». И мы решили жить в Lleida. Теперь у нас есть место, куда мы приглашаем друзей и где можем начать строить свой мир.

Опиши местность, где ты живешь.

Там много сельскогохозяйственных сооружений в округе, фруктовых садов и тому подобное… Оливковые, миндальные и персиковые деревья…. Мы живем в маленькой деревне, к которой около ста жителей. Если заходить в Йосемитскую долину через Марипосу, то как раз проходишь по местам очень похожим. Такой же климат, как примерно на 2000 метрах, а до ближайших скал 10 минут пешком.

Сбрасывание камней во время подготовки маршрута Era Bella. Особенность этой 5.14d (FA 2010) - гладкая выпуклая стена, каждый миллиметр, которой был прочищен зубной щеткой...

А обычная неделя дома?

Ну, по-разному. Когда сезон, никаких забот, связанных с домом. Мы лазаем 5 дней в неделю на скалах, частенько далеко уезжая на машине. Зимой темнеет достаточно рано, поэтому стараемся далеко не ездить, до полутора часов езды от дома.

Какими новыми проектами ты сейчас занимаешься?

У меня два проекта запланировано в Margalef. Один «First Round, First Minute», а другой, который я пробил прошлой осенью [Perfecto Mondо]. Я пытаюсь сфокусироваться на этих двух вещах сейчас, и стараюсь не распыляться.

Как много проектов ты пробил, но так и не пролез?


Около 10.

Есть такие которые ты не пролез и просто решил оставить следующему поколению?

Один есть в Oleana , от которого я отказался, но по отдельности я сделал все движения. Каждое движение в отдельности очень, очень тяжелое и вне сомнений это будет 15c или d – очень изматывающая. На трассе очень много совсем маленьких зацепок, а это далеко не моя сильная сторона.

В прошлом я всегда фокусировал все свое внимание на одином маршруте. Это было похоже на : «ОK, Я еду в Clark Mountain, буду жить в пустыне и останусь там пока не сделаю это!». Это был крутой опыт, но очень тяжело жить в таком режиме, когда каждый день ты должен быть собранным, во многом себя ограничивать. Сейчас в Испании, у меня есть проекты, над которыми я с удовольствием работаю, безумно красивые линии. Но я также могу сочетать с ними и обыденную жизнь и уделять время дому.

Шарма работает над проектом в Oliana, считает что получилось что-то в районе 5.15с. Не смотря на то, что он сделал все движения по отдельности, он сказал, что движения по этим мизерам очень сложно связать и он подумывает отказаться от этой линии. Есть желающие?

Что для тебя на первом месте?

На самом деле я немного успокоился. Я могу жить дома и не спать на полу, как это бывало, когда я жил у кого-то в доме или в кемпинге, в месте, с которым я никак не связан. И я это ценю. Теперь я могу работать больше над сложными проектами, у меня нет необходимости жестко планировать свое время.

Думаешь твои новые проекты будут самыми сложными?

Да, уверен. Некоторые проекты будут тяжелее, чем те, над которыми я когда-либо работал. Но на самом деле эти оценки не имеют особого значения, потому, что сейчас действительно столько сложных линий, что нельзя выделить какую-то одну.

Мне кажется, как только ты переходишь на новый уровень, люди спрашивают: “И когда ты собираешься залезть очередную жесть? Но на самом деле это не так работает. Я потратил семь лет, чтоб перейти от 15a до 15b. Это не выглядит как: «О, я сделал 15b— теперь 15c на подходе?» Не все так просто. И не должно так быть! Каждый раз, когда ты переходишь на следующий уровень – это очень значимый результат.

И я очень настроен на работу на качественно разных маршрутах. Круто было сделать такой длинный маршрут как Jumbo Love, но также здорово делать короткие боулдеринговые маршруты.

Есть короткие проекты?

Около 40 футов. Я всегда очень любил боулдеринг. Его правда маловато там, где мы живем. Но некоторые из этих коротких маршрутов содержат участки проблем в районе V14. Круто пролезать куски на которых ты действительно очень сильно напрягаешься и проходишь в боулдеринговом стиле.

Я стараюсь комбинировать разные стили, всегда пытаясь изобрести что-то новое. Беря боулдеринг, длинные маршруты и смешивая их вместе. Это здорово мотивирует.

Andoni Perez страхует Sharma на «First Round, First Minute» в Margalef. Жесткое, силовое лазание, длинной всего 40 футов, оценена примерно как 5.15b/c, один из основных проектов в Испании. Он связал все движения, сделав бесчисленное количество подходов, кроме финального ключевого движения, отделяющего его от цепей на топе.

Говоря о комбинировании, ты имеешь в виду что-то добавить в другие дисциплины, как ты сделал в Moonlight Buttress и The Rostrum. Ходили слухи, что как-то, будучи в Йосемитах ты пробовал пролезть Nose онсайт. Это правда?

[Смеется] Да, мы с приятелем пробовали. На самом деле любой маршрут, который я вижу впервые, я пытаюсь пролезть на флэш. Мы пролезли первые 7 питчей и я сорвался на участке примерно 12c…

После 7 питчей — это траверс к трещине Stoveleg?

Да, именно. Это то, к чему бы я с удовольствием вернулся. Возможно мы ошиблись в стратегии – мы вытаскивали баулы, а закончили навешиванием дюльферов, чтобы спуститься на землю. А на следующее утро мы проснулись и были ужасно уставшими. Нас хватило только на то, чтобы пойти немного полазить боулдеринг. Но мне очень хочется заняться подобными высокими восхождениями. Привнести свой опыт в спортивном скалолазании в мир высоких стен. Хотелось бы найти крутые, нависающие стены по 600 – 1000 футов с участками 5.15. Но все таки есть еще то, что мне хотелось бы реализовать в коротких спортивных линиях, что-то более сложное, перед как двинуться дальше.

Но, уже 30…время идет…

И все таки, я должен быть готов.

Ты потихоньку успокаиваешься. У тебя уже есть собака и дом…

Наверное я к этому готов, но есть еще несколько проектов, которые я надеюсь смогу пролезть этой осенью. Я люблю прокладывать маршруты, намного больше, чем что-то повторять. Это уже сформированный процесс – видеть что-то, мечтать о том, что это возможно— и потом заставить себя хорошенько поработать чтобы сделать это реальным.


Итак, вернемся немного назад. У тебя теперь есть новый дом — это следующий шаг для тебя, чтоб лазить более сложные линии?

Да, конечно. Некоторые современные самые сильные скалолазы из Испании. И то где мы живем сейчас на самом деле относилось к южной франции в начале 1990-х. Теперь, здесь рядом расположено 15 трасс уровня 5.15 на расстоянии полутора часов друг от друга! Это отличительная черта Испании.

Ты говорил, что не можешь выйти на новый уровень, будучи в постоянных разъездах?

В прошлом году я ездил в Китай, в Янгшуо, и пробил там 4 классных маршрута - действительно интересные проекты. Но мы были там 3 недели, и просто не было времени, чтобы пролезть хотя бы один из них. Как я рассказывал, плюнуть на все и отдать все свое время скалам, живя в палатке в Mojave Desert, все это отрицательно сказывается на отношениях с близкими. Было здорово, что Daila раз 5 ездила со мной в Clark Mountain. Она многое замечает вокруг, говорит: «Я не понимаю, в Испании ведь миллион разных скал»…

Это того стоит, найти такую линию. Но попытки найти такой сложный маршрут не увенчиваются успехом каждую неделю. Или даже год. Это тяжелая и грязная работа.

То есть ты теперь уделяешь внимание цифрам?

Да, в общем это интересно. Люди спрашивают, почему я опять стал давать категории. Конечно, это не самое важное, но в то же время не привлекать внимания к таким проектам – это немного неправильно, нечестно. Для меня очень важно заниматься поиском экстра сложных линий, это здорово мотивирует на работу над сложным проектом.

Perfecto Mondo, Margalef, еще один мега проект Шармы, примерно 5.15c. 80-футовый питч, нависает в среднем на 45 градусов, где практически нет мест для отдыха, но зато полно боулдеринговых участков, включая тот, что на изображении. Очень неестественное движение с плохих ног и зацепки для одного пальца правой руки на плохой щипок, и следующее за этим длинное движение на пассивную полку.

Чувствуешь ли ты себя участником процесса не будучи профессиональным скалолазом?


Если абстрагироваться от скалолазания и посмотреть на профессиональных спортсменов, которые развиваются всю свою жизнь, таких как Tony Hawk, который до сих пор в теме и очень органично вписывается в современное положение вещей. А есть такие люди, как Mike Tyson, который сам себя уничтожил.

В каком направлении ты будешь двигаться дальше?

[Смех.] Ну уж точно не по пути саморазрушения. Я как раз разговаривал об этом утром с Boone. Boone хороший пример — он до сих пор работает в нашей профессии как дизайнер и фотограф.

А как ты будешь в этом реализоваться?

Ну, вообще-то я очень настроен на дизайн обуви. Я работаю сейчас Evolv. Также я работаю с детским скалолазным лагерем Yo Base Camp — одного моего хорошего друга Andy Puhvel и его жены, Lisa, такая компания мамы и папы — делаю стипендиальные фонды для них, называемые Sharma Fund. Меня очень поддерживает мое родное скалолазное общество, и без этой поддержки, наверное, меня здесь не было бы сегодня.

Ты до сих пор все еще один из лучших скалолазов…


Я прилагаю очень много усилий, чтоб это было так как можно дольше. Но и готов к тому, что придет время, и я уже не буду в составе лучших. То, что у меня осталось от всех моих путешествий это огромный опыт и великолепные люди, с которыми связана моя жизнь, но когда ты куда-то уезжаешь, невозможно все это взять с собой. Моя семья это друзья, у меня нет братьев и сестер. Мама умерла, а с другими родственниками я никогда не был особенно близок. Я хочу построить что-то такое, что через 10 лет, когда мое имя позабудется и я уже буду на спаде, в общем…

Больше никаких слайдшоу…

Это просто печальные воспоминания. Будучи в Испании я пытаюсь найти какой-то баланс. Я продолжаю много лазить, но также пытаюсь построить что-то новое в жизни. Я имею в виду то, что на меня нет никакого особого давления сейчас. Появляется более молодое поколение, создающее новые стандарты и эталоны. Теперь это их головная боль. Я все еще хорош в своем деле, мне нравится этим заниматься, я мотивирован, но я не хочу больше стремиться к вещам, за которыми можно гнаться вечно. На самом деле я очень счастлив, что у меня есть куда возвращаться… мой дом и любимая девушка.

Как говорит фотограф Boone Speed, "Когда он теряет ноги, это смотрится захватывающе. Зацепки ужасные, каждое движение - борьба. Само по себе тянет на V13." Когда производилась съемка, Шарма пролез этот маршрут с двумя зависами.

Все фото в материале © Boone Speed

200


Комментарии:
0
Молодой, я какие-то фильмы видел старые где он еще пацан.... Мне казалось он значительно старше.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru