РАЙСКИЙ ОСТРОВ

Пишет ianr, 10.06.2011 15:21


- Тебе не кажется, что мы превращаемся в тупых спортсменов? Все наши разговоры вращаются вокруг лазания…
- Ты нам льстишь, - если бы мы превращались при этом в спортсменов, это было бы полбеды…



Все фото - автора, кроме тех, над которыми указано авторство других людей.

Чистилище


Создавая описания рая, народы мира, столь разнообразно проявляющие себя во всех прочих аспектах, в данном вопросе проявили просто-таки удивительную скудость воображения... С адом, надо заметить, никаких проблем никогда не возникало: описания адских мук сочны, разнообразны, полны леденящих душу подробностей, но стоило нашим предкам взяться за изображение райских кущей, как они неизменно впадали в ступор, - я думаю, потому, что повседневная их жизнь была куда щедрее на адские муки, чем на райские наслаждения.
Из райского сада, в который евреи поместили Адама и Еву, я сбежал бы на третий день - изгонять меня не было бы никакой нужды... То, что прародители были счастливы в этом скучнейшем месте, можно объяснить лишь тем, что они не видали ничего лучшего. Вся их райская жизнь была, по сути, одним бесконечным третьесортным турпакетом в некой банановой республике, - с джунглями, со змеями и прочими подколодными тварями, к тому же, не имеющей выхода к голубым лагунам... Ни тебе волны ласковой, масляную спинку выгибающей, ни золотого, лижущего пальчики ног песочка. А это их инфатильное неведение относительно райских возможностей собственного тела... Дети!
Осознав, что столь неаттрактивное место, как вышеописанный Эдем, вряд ли удержит будущих обитателей небес на рельсах добродетели, еврейские авторитеты уклонились от описания загробного, ожидающего всех нас мира, пообещав легковерным праведникам, что всё у них "будет хорошо" и столь же туманно намекнув легкомысленным грешникам, что все они "крупно пожалеют”. Заодно, и сам час расплаты оказался перенесен в отдалённое будущее и приурочен к некоему поголовному судилищу, - всё это, я полагаю, для того лишь, чтобы избежать и малейшей вероятности тех неудобств, каковые несомненно причинила бы неосторожному предсказателю вернувшаяся с небес неприкаянная душа, предъявив ему претензии за погрешности прогноза.
В отличие от вечно дующих на воду евреев, христианские толкователи потустороннего уклада подробнейшим образом проработали тему загробных мук, которые выглядят в их изложении столь устрашающе, что любая даже самая невзрачная альтернатива покажется вам раем. И я подозреваю, что это не было случайностью - "Give me a brake!..", как говорят американцы, - ну что может предложить в качестве рая религия, одной из основных добродетелей которой является аскетизм относительно всех естественных радостей человеческой жизни: вкусной и обильной еды, телесной любви, рискованных, замешанных на гордыни развлечений?.. Прогулки с постной физиономией в плодово-ягодных кущах, щебет райских птичек да треньканье на лютне, а если ты не переносишь звуки лютни - ты попал... - вешайся, праведник! Но, опять же, - если сравнивать с адом...
И вот ещё: суровый ад в сочетании с невнятным раем – лучшее средство от текучки кадров из мира этого в мир иной. Это тот позитивный момент, который я единственно нахожу в христианской загробной концепции.
И вот тут стоит отдать должное мусульманам. С одной стороны, они подвергли христианский рай тошнотворной вульгаризации, обрядив своего праведника в парчу и шелк, шитые золотыми – белыми!.. - нитями такелажной толщины и по шею завалив его всякой драгоценной и полудрагоценной галькой – что за чудовищная попса!..., - но с другой - окружили его прекрасными черноокими девами гуриями, которые не в пример лютне являются надёжным источником всем понятных и вполне райских наслаждений. При таком подходе неудивительно, что стремление в рай у ревностных сторонников этой религии многократно превысило таковое у христиан или иудеев...
Вполне понятна, мне лично, и буддистская нирвана, примечательно рифмующаяся со словом "марихуана". Забытье, однако, - рай на любителя.
Вот! Вот и найдено это самое, ключевое слово: "НА ЛЮБИТЕЛЯ"! В том-то и проблема всех в мире пастырей, что гонят они овец своих в некий унифицированный небесный корраль, забывая при этом очевидную, в общем-то, истину: "что русскому хорошо, то немцу - смерть", при том, что и тот и другой – и бесшабашный русак и добропорядочный германец - вполне могут быть праведниками, - каждый на свой манер. Я готов признать, что праведники на порядок однообразнее и скучнее грешников, но ведь и они не по одному лекалу скроены, - к ним тоже требуется чуткий индивидуальный подход...
К слову, замечательный, я бы сказал, задорный рай придумали себе древние скандинавы. Не скучный - точно, и определённо - на любителя...
Викингов рай назывался "Валгалла" и, поскольку не ведали варяги иной добродетели помимо воинской доблести, попадали в него одни только доблестные воины, ада же, насколько я понимаю, у них не было вовсе, - они были выше эдакой мелкой мести, да и то сказать, - разве всеобщее презрение не является достаточным наказанием тому, кто роняет обоюдоострый меч, а с ним и честь свою, на поле брани?..
Рай варяга строг и просторен: никаких тебе кущей, никаких скрывающих суть вещей зарослей – огромный на десять тысяч персон банкетный зал под высоченным сводом цвета грозовых небес, пол - алого, маскирующего кровь гранита с грубыми желобами для стока дымящихся венозных и артериальных потоков. По периметру – мощные дубовые столы на узловатых ножищах, рассчитанные на удар пудовым пьяным кулаком – Я сказал! – тр-рах!!! - на кабаньи и лосиные, истекающие многоцветными жирами туши, на бадьи мёда и огромные медные тазы с настойкой из отборных мухоморов.
Каждый божий день выступают на середину зала матёрые варяжские праведники в сверкающих доспехах, в которых столь же достойный противник зреет себя самого, отраженным во всей красе, - распаляясь от подобного зрелища пуще прежнего. Отмашку даёт бойцам сам свирепый Один, и с громовым лязгом сшибаются праведные один на один и стенка на стенку. А когда окончена сеча, и стекают в холодное норвежское море кровавые реки в гранитных берегах, вновь отрастают у утомлённых бойцов отрубленные в жестоком бою члены – в смысле, конечности, затягиваются колотые, резанные, рубленные, ушибленные и укушенные раны, и остаются лишь шрамы, поскольку, если на теле воина не останется шрамов, то как же отличит скандинавская дева истинного праведника от малодушного землепашца или раба презренного? И как только заканчивается вся эта, говоря языком современной науки, массовая регенерация, все усаживаются за праздничные столы, за которыми нет уже ни врагов и ни сторонников, ни победителей, ни побеждённых, ни правых, ни виноватых, не говоря уже об элиннах и иудеях, и начинается великая гульба и неописуемая потеха. Горами поглощается сочнейшее мясо лесных кабанов и полярных оленей, запиваемое реками мухоморной пенистой настойки, запихиваются во рты толстенные, многослойные грибные пироги и пироги ягодные, а также и с перепелами, и с рябчиками, и с прочими истинно райскими птицами, а кости мечутся в центр зала - на поле недавней брани, где вырастает их к концу пиршества великая башня, подстать вавилонской. И подсаживаются к распалившимся воинам прекрасные скандинавские девы и веселят их, и услаждают ночь напролёт, а к особо отличившимся на поле брани праведникам приходят девы иностранные – любого на выбор цвета, разреза глаз и стати.
А утром всё повторяется сызнова, и так вечную вечность, до скончания времён…
Нет, не завидую я скандинавским воинам, и едва ли могу вообразить себя на их месте, ибо чужды мне неразборчивое обжорство и бездумные оргии, не говоря уже об отрубленных, пусть и отрастающих вновь, конечностях… Не завидую, но отдаю им должное – рай свой, как и богов своих скроили они по собственному образу и подобию, в соответствии с естественными своими инстинктами и наклонностями.

Так, что же я хочу сказать: вот, отыскали мы у «народов мира» рай для святоши и рай для сластолюбца, рай для миролюбивой овцы и для свирепого воина, рай для питающихся духом божиим и для безудержных обжор, но что же делать, куда податься в загробном мире одиноким неприкаянным праведникам–маргиналам: звездочёту и художнику, учёному и поэту, коллекционеру бабочек и исследователю дальних земель, прирождённому дрессировщику, мотогонщику, канатоходцу… скалолазу, наконец!.. Вот именно, - как должен выглядеть рай, в котором захотелось бы коротать вечность такому человеку, как Крис Шарма или, например, Адам Ондра – Адам в скалолазном раю!.. – или, как я, например, ни в коем случае никого ни с кем не сравнивая...
Рай этот, вне сомнения, должен быть в местах тёплых, но не жарких, он должен быть непременно у моря, - именно так: великолепный скальный барьер, подступающий к «самому синему морю», и даже, местами, нависающий над ним – окаменевшая волна, набегающая на волну морскую and vice versa… Море должно присутствовать непременно, поскольку истинно райское наслаждение - смыть с себя пыль и пот после пройденных за день потрясающих своей красотой и сложностью маршрутов, - на закате, когда оно - гладкое, парнОе, с пеночкой, - медленно растворяет в себе красный мармелад солнца. В этом райском месте должно быть вдоволь красного вина (а так же и белого, и розового, и напитков покрепче, чтобы никто не остался обделённым и в малейшей мере…) и вдоволь лёгкой, умело приготовленной пищи, желательно средиземноморского, щедрого на зелень и рыбу характера, и много мяса, и много сыров – их особенно!.. – и море морепродуктов – кальмаров и омаров, и осьминогов, и морских огурцов, и устриц, на которых у меня аллергия, но пусть другие будут счастливы!.. А главное, - там должны быть великолепные скалы на любой вкус: маршруты с кармашками под всю пятерню – и даже под всю руку по локоть… - и под любую комбинацию пальцев, и даже под один единственный, вплоть до мизинца, и маршруты по мизерам, и по джагам всех форм и размеров, и на одном лишь трении, и на всякой комбинации всего перечисленного, маршруты по плитам и по вертикальным стенкам, и по сталактитам, и по сталагмитам, и нависающие – всех степеней нависания, и с потолками – плоскими, арочными, провисающими, а также и маршруты по трещинам – под ноготь, под палец, под ладонь, под кулак, под бедро, и распоры всяческие – вплоть до шпагатов, а также и камины, и по всякой породе – по граниту, по известняку, по песчанику всех расцветок, но неизменно прочному, как гранит, по шестиугольным базальтовым стержням, по прикольному, ни на что естественное не похожему, конгломерату, а для совершеннейших уже эстетов – по каррарскому мрамору, по опаловым слэбам, по изумрудным и гранатовым друзам, а также - по нефритовым столбам для «фимейл клаймеров»…

Вы, конечно же, спросите меня, и за чем тебе, человече, всё это богатство, с твоим-то «шесть-си» при попутном ветре (при сильном попутном ветре – поправлю я, как человек честный…), и я отвечу вам со снисходительной улыбкой: это здесь, в нашем глубоко несовершенном, сданном в эксплуатацию с очевидными недоделками мире, в этой, так сказать, «юдоли скорби» я лазаю «шесть си» при попутном ветре, а там, на райском небесном скалодроме, я буду лазать каждый божий день по твёрдой «девятке би», и никаким не редпоинтом, а исключительно онсайтом. Пусть грешники в аду вкалывают над редпоинтами…

Да, и ещё один существенный элемент райского лазания не был мною упомянут: пробивка! Райские маршруты должны быть пробиты гуманно, с божественной мудростью, то есть так, чтобы прощёлкивание верёвки происходило как бы само собой, не оставаясь в памяти. Да и почему, собственно, как бы?!.. А пусть она сама и прощёлкивается, - хватит, настрадались…

Что ж, - в нашей плотно обжитой части ойкумены подобного места вы не найдёте, и это правильно – ведь всё вышеперечисленное есть принадлежность рая – Эдема для клаймеров, но есть, существует место, которое, если и не является райским в буквальном смысле этого слова, то хотя бы являет нам примерный образец такового.
Я говорю о Калимносе – греческом острове в Эгейском Море, – уменьшенной и упрощённой, но вполне действующей модели скалолазного рая. Я побывал на нём недавно, вкусил от тамошних прелестей и спроецировал их на небесную, так сказать, сферу, и вот, что я вам скажу: ради билета на подобные небеса стоит возлюбить ближнего своего и повнимательнее присмотреться ко всем этим пресловутым заповедям, хотя лично я и не во всем с ними согласен…

***

Дороги мусульманина ведут в Мекку, мечты еврея – в Сион, язык болтуна – в Киев, уважающий себя скалолаз рано или поздно побывает на Калимносе. Все прочие скалолазные мекки в описаниях странников не выглядят идеальными: Йосемити замечателен, но далёк географически и финансово обременителен, Арко близок географически, но далёк от морских побережий, в Тайланде скалолазание – пляжный спорт, подобный волейболу, но в Тайланде слишком жарко для человека, который у себя дома изнывает от жары шесть месяцев в году, Крым прекрасен в природном плане и максимально близок к идеалу, но замусорен и недоразвит инфраструктурно. Только Калимнос получал от лазающих пилигримов безупречные аттестации. Сперва до меня долетали слухи, позднее мною читались всё более углублённые публикации, уже побывали друзья и запели голосами сирен в один голос - так что хоть пакуй рюкзак и отправляйся тут же, - и вот это ещё припоминалось постоянно: «в сравнении с Калимносом Арко отдыхает», а в Арко я побывал, и мне там было прекрасно… В принципе, решение оформилось давно, но не хватало решимости, - решимости поставить «курортное скалолазание» во главу угла. Год за годом мне не удавалось провести своё судёнышко между Сциллой бюджетных ограничений и Харибдой временнЫх, оно неизменно налетало на очередной утёс, подобный Исландии или Эквадору, и проводило оставшуюся часть года на финансовой отмели…
Если бы не случайный звонок, если бы не Оля Резник, если бы не эти резвые молодые, кто знает, когда бы…

Вечерняя беседа:
- Так мы там увидим Криса Шарму и прочих красавцев?..
- Что за вопрос – и Шарму, и Ондру – они там стадами бродят, а прочих паче – Узобиага Патчи…
- Узобикто?
- Узобиага.
- Ага…



Врата рая




Попытка дёшево отделаться не удалась, – эти чертовы чартеры – на них невозможно рассчитывать!.. Два раза мы заказывали рейс на Кос (соседний с Калимносом остров), и два раза его отменяли. Отвалили слабые духом и нетерпеливые, и нас осталось пять: чета Лурье (оказавшаяся не чета чете Фельдманов, переметнувшейся в район Монсеррата при первых же билетных затруднениях…), Оля Резник, упоминавшаяся уже, да мы с Леной. Олег Блиндер лечил выбитые в Вади Рам пальцы и следил за нашими приготовлениями грустными глазами Серой Шейки. Олег Маргулис с Данилой химичили в сети проявляя неразборчивость в целях – лишь бы подешевле…
В итоге, мы летим через Родос за вполне регулярную цену, а Маргулис за пару дней до вылета находит какой-то левый греческий рейс на Кос – турпакет с гостиницей, который дешевле наших «голых» билетов, да к тому же от Родоса – ещё три часа морской одиссеи на пароме, а Кос отделён от Калимноса лишь нешироким проливом… А Олежке Блиндеру, заказавшему билет за день до вылета, продали и без гостиницы – за смешную, абсолютно уже бросовую цену, которую мы дружно не пожелали узнать, чтобы не расстраиваться.

- А вы знаете, за сколько, в итоге, Олежка взял билет?..
- Не говори!.. – дружный вопль, и пять правых пятерней выброшены навстречу, в попытке отразить травмирующее психику сообщение…

***

- Ты знаешь, что я обнаружил?
- Что?
- Он называется не КалИмнос, а КАлимнос.
- Ужасно… Ты уверен?
- Википедия! Лучше бы я не знал… Ну что это такое: КАлимнос?

Оля: Ян, ты разрушил мою мечту… Я мечтала поехать на КалИмнос…
Валя: плевать, - мы всё равно будем говорить КалИмнос.

А что? Плевать! Я тоже не стану переучиваться. КалИмнос!.. – само это слово рождено из пены, оно перекатывается во рту, как маслина, как виноградина, шелестит – о, это …Имнос!.. – как морская солёная галечка… А КАлимнос ассоциируются с богиней Кали – шестируким киллером, да, прости господи, с калом… Плевать! Не стану переучиваться…

Такси переносит нас из порта воздушного в порт морской: узкими улочками Родоса, известковой достойной бедностью.
Молодой водитель больше похож на турка, чем на грека, его музыка – на арабскую, чем на греческую. Над приборной доской, тем не менее, визитка: «…опулос». Традиционное «вы откуда и куда?..»
- Мы, вообще-то, на КалИмнос
- На КАлимнос! – с гипертрофированным ударением на первом слове. Педагог…
Плевать! Не стану переучиваться!..

***

В порту накрапывает дождик, но мы спокойны, поскольку следующие пять дней, если верить прогнозу, обещаны быть солнечными, - каждый последующий солнечней предыдущего…
Наш паром необъятен – огромные фуры одна за другой исчезают в его гостеприимно распахнувшемся заднем проходе - как слоны и носороги в Ноев Ковчег загружаются…
Оля:
- Что это такое?!.. Мы поплывём на этом чудовище? Это же, как Титаник…
- Но ты же знала, что мы плывём на пароме…
- Я думала, это такая небольшая посудина, - типа, как рыбацкая фелюга…
- Да? И куда бы, по-твоему, делись автомобили…
- Я думала – прямо вот так, плывут вместе с пассажирами на палубе… Можно плыть, сидя в своём автомобиле…
- Смотрите, они раскатывают для нас ковровую дорожку!..
- Охренеть…



Зачарованные, следуем ковровой дорожкой, под орех отделанной лестницей, полированным паркетом, меж облаченными в строгое синее швейцарами – во чрево левиафана.
- И всё это великолепие всего за двадцать евро?!..
Рестораны, бары, конференц-зал, удобные кушетки, интимные на двоих столики.
- Надо что-то заказать… Они так на нас смотрят…
- А что это за «греческий кофе» - там, в меню?..
- Это турецкий, но они сильно обижаются, если назвать его турецким.
- Что, - обычный турецкий?..
- Обычный турецкий.
- Хм, везде своя шиза. Мне, пожалуйста, греческий кофе и… Два?.. Сорри – два греческих кофе.
Вот это жизнь... А вчера ещё на работе коптились…

Не успели мы отчалить, только-только тронулся и поплыл холмистый родосский берег, как лысенький бармен, сам похожий на поплавок, вынул из-под стойки и напялил на себя спасательный жилет. Насмешливые благодушные глазки по обе стороны от мясистого шнобеля, внимательно наблюдают за реакцией пассажиров.
- Может быть, он что-то знает?.. А как же мы?!..
- Такой огромный пароход не может потонуть…
- Ага, то же самое говорили про Титаник…
- Трагедии – это для Северной Атлантики. В Эгейском море тонут только клоуны…

Мимо проплывает скалистый берег турецкий, - который нам ох как нужен, замечает Саша Лурье - тысячи маршрутов, - непаханное вертикальное поле... - и, конечно же, греческие острова - острова, островки, островочки...
Впервые я увидел Эгейское Море с самолёта, в далёком девяносто пятом, по дороге на Монблан, и, свысока, оно показалось мне не величественным, но забавным: колоссальная чаша супа с клёцками, - и это та самая арена, где подвиги свои вершили мужи ахейские?..
Если подумать, многочисленность греческого пантеона может получить простое эволюционное объяснение: её корень в островной среде обитания самих греков. Как птицы заносят на бесплодные прежде острова семена заморских растений, так переселенцы заселяют их своими богами. Будучи пересажено на новую почву, исходное божество наделялось последующими поколениями островитян ранее ему не свойственными чертами, его биография обрастала небывалыми фактами, досочинялись деяния - божество эволюционировало... Географическая изоляция - известный ускоритель видопроизводства... Расселяясь по эгейским архипелагам, греческие боги дробились и ветвились, уклонялись от оригинала в разные стороны, давали разновидности, точь-в-точь, как дарвиновские вьюрки на Галапагосских островах...
Впрочем, всё это - всего лишь мои домыслы, рождённые трёхчасовым морским переходом, так что я и сам не рекомендую вам принимать их всерьёз...

***

Десять минут на такси, присланном за нами в порт Николасом Папаниколасом (я не юродствую, я лишь строго придерживаюсь фактов…), и мы у него в гостинице.
Гостиница называется «Филоксения» и находится в посёлке Армеос, прямо под пресловутой Гран Гроттой по прямой линии. Просторные балконы комнат все, как один, обращены в аквамариновую даль – на гостеприимную бухту, посреди которой царит остров Телендос - греческая реинкарнация Маттерхорна. Балконы предоставляют возможность разбега, и это прекрасно, – распахнуть на рассвете створки гостиничной раковины, выпорхнуть балериной в объятия утра, моря и прекрасного острова - многообещающего!

Вечерняя беседа:
- А кто такая эта «Ксения»?
- Какая «Ксения»?..
- Гостиница называется «Филоксения».
- А, - это же, как «ксенофобия», только наоборот. Любовь к иноземцам, - к нам, то есть…



Рай. День первый. Сектор «Школа» (School)




- В первый день нам не стоит напрягаться, - мы должны только размяться перед завтрашним подвигом. Надо пощупать скалу, понять местные категории.
- И где же мы будем «щупать скалу»?
- Я думаю, в «Школе», - здесь недалеко есть такой сектор, там полно пятёрок – то, что нам нужно для первого дня.



Утро первого дня! - что может быть прекраснее... Распахнули, выпорхнули, наохались, наахались, похвалили Телендос, единственной сонной улочкой (она же - единственная дорога и транспортная артерия) отправились с соседний Масури - центральный в цепочке прибрежных посёлков этой части острова. Позавтракали в "Гнезде Клаймеров" - под сенью памятных фотографий, автографов звёзд, гирляндами развешанных скальных тапочек с протёртыми на "восьмёрках" носочками. Низенькие кушетки-ловушки: поддался, и уже не выбраться, не извлечь телес из гостеприимного логова... Что ещё? Изрядный выбор омлетов, телевизор, WiFi и посетители - единственно скалолазная братия, что, впрочем, характерно для всего острова. Никаких пузанов с чемоданами, никаких мамочек-дамочек с выводком капризных исчадий - заповедник для клаймеров. Все вокруг поджары, энергичны, молоды, как минимум, душой, а если это не так, то перед тобой грек - местный житель, милейший человек и гостеприимный хозяин....




Совершив некоторые закупки и разведав причал, с которого уходят катера на Телендос, дружной толпой из шести человек направились в "Школу" - сектор, находящийся примерно в получасе ходьбы от гостиницы - сперва, на север, затем - вверх по склону. На дороге есть указатели к секторам, а сами сектора видны с дороги, так что заблудиться трудно.
Мы начинаем со стены, которая называется «Книга Джунглей» (Jungle Book), и которая через каждый метр прострочена маршрутами с соответствующими названиями: «Балу», «Каа»… Сплошные пятёрки – от 5а до 5с+.
- Посмотрите, как они прострочены, – через каждый метр!..
- Ну, это же «школа»…
- Судя по расстоянию между болтами – начальные классы…
Лезу 5с+ - маршрут ложится безо всякого сопротивления… У нас выше 5в ему бы не дали… А прострочено-то, прострочено… «Зингер» моей бабушки делал стежки попросторнее…
Девушкам нравится, они «мочат» маршрут за маршрутом, Лена – в полном восторге, а я чувствую себя за партой, рассчитанной на приготовишек: руки-ноги не помещаются, локти свисают… - пропускаю каждый второй болт, ибо раздражает, да и никаких же раннеров на тридцать метров такой строчки не хватит…
- Да… Гуманно, - очень гуманно... С любовью к человеку оборудовано. Тебе тут нравится?..
- Очень, ОЧЕНЬ нравится!!! Представляешь, там следующий раннер почти касается предыдущего!..





Ближе к вечеру мы заспорили. Сразу правее «Джунглей» расположены два коротких мультипитчевых маршрута на 5 верёвок (5с максимум), и Саша предлагает пролезть их в рамках подготовки к завтрашнему дню, но я сопротивляюсь, поскольку не планировал «напрягаться», пятёрки мне надоели, а завтра мы ещё вдоволь «намультипичимся». Сегодня же можно сходить в соседний сектор, который называется «Одиссей», и понадкусывать там пару шестёрок…
И вот, когда Саше, наконец, удалось меня переубедить, и подошли мы под маршрут, с претенциозным и безликим названием "Калимнос 2000" и стали распускать верёвку, Валя наложила на мультипитч своё решительное вето, - НЕ ХОЧУ И ВСЁ! - а Лена, которая во время спора придерживалась моей линии, резко сменила курс: я должна попробовать себя на коротком мультипитче, сказала она, я же никогда их не лазила…
В итоге, вся компания отправляется лазать в Одиссей, а мы с Леной лезем мультипитч в лучах мягкого вечернего солнца… Спускаемся после третьей, ключевой верёвки и – на заслуженный отдых.

Калимнос-2000


Ужинаем в Масури в ресторане «у Какинидиса», - по рекомендации Маргулиса. Все заказывают краснопёрую рыбу, - безумно вкусную, - я же выбираю ягнёнка, признавая, задним числом, ошибочность своего выбора. Красное вино нам подают в медных кувшинчиках, а стены и потолок ресторации украшены скалолазной атрибутикой: потёртые верёвки, доисторическое кованное железо… Душевное место…
- Я пролез сегодня лучшую 6а в своей жизни – просто гениальный маршрут!.. Ге-ни-альный… - Саша произносит это со сладостной улыбкой, мечтательно закатывая глаза…
- В Одиссее?
- Нет, в другом секторе, в Одиссее мне не понравилось, мы с Валей ушли оттуда сразу… А как было у вас?
- Пролезли три верёвки. Тупейший маршрут…
- А я теперь буду лазить только те маршруты, у которых скрипичный ключ…
- Какой ещё «скрипичный ключ»?
- В гайде есть от одной до трёх звездочек, а затем – скрипичный ключ. Высшая оценка…
- Типа, маршрут – «просто песня»?..
- Типа того… Ну просто гениальный маршрут: такие карманы! – каждый перехват заканчивается карманом, и ровное такое небольшое нависание всю дорогу… Похоже на наш «Бьюти» в «Йоним»…
- Моё любимое лазание... - говорю со вздохом, в очередной раз склоняя медный кувшинчик к своему бокалу.

Вечерняя беседа:
- Странно, всё-таки, - ты заметил: у нас на восемь человек целых два Олега...
- Что же тут странного?.. Обычное имя, вполне распространённое. Вот если бы было два Яна - это да...
- Ты что, Олег - довольно редкое имя. У нас в классе не было ни одного Олега. И в школе, по-моему, не было... И в училище...
- Да ладно, - не может быть! У меня и в классе был, и в институтской группе - древнее, известное имя - "как ныне сбирается...", в скалолазной интерпретации: "взбирается"...
- А Лен у нас в классе было семь...
- Че-го???
- Семь. Семь Лен.
- Это на сколько же человек?..
- Человек на тридцать пять - сорок, ты не помнишь, какие классы были?
- Клиника какая-то... И что, - вас пронумеровали?.. В таком контексте индивидуальность не развить...
- Это наезд?
- Да нет, так - мысли вслух... Но насчет Олегов я не согласен, - популярное имя.
А ведь ещё и Ольга... Хм...



Рай. День второй. "Wings for Life"




Как упоминалось уже ранее, прямо напротив посёлка, отделённый нешироким проливом, образовавшимся, если верить Пиуновой и её источникам, уже в исторические времена, возвышается младший брат Калимноса - Телендос. Катаклизм, рассекший сиамскую пару, призван был, вероятно, очистить Калимнос - эту курортную, рекреационную зону, от сколько-нибудь напрягающих, соблазняющих на альпинизм объектов. Трёхсотметровые, подходящие для мультепитчевых маршрутов стены отошли Телендосу, и всё, что осталось на Калимносе - несколько коротких, большей частью отстойных маршрутиков длиною в 3-5 верёвок.
Мультипитчевых спортивных маршрутов на сегодняшний день на Телендосе два:
"Wings for Life" - 11 верёвок, сложностью до 6а (фр.)
"Wild Country" - 9 верёвок, сложностью также до 6а, но, по отзывам очевидцев, побывавших на обоих, эти 6а едва ли не на целую категорию труднее, чем 6а на "Крыльях"...
Маршруты расположены на южной стене острова, в 250м друг от друга, и проложены по обе стороны некоего гигантского грота.
Формально, первая лодка уходит от причала в Миртисе в 8 утра, но можно договориться с лодочником и на более раннее время. Десять минут на катере, и вы на Телендосе. Подход под маршрут занимает примерно час с четвертью по вполне очевидной тропе.

Поскольку мы в наших палестинах обделены длинными спортивными маршрутами, мы не смогли пройти мимо такой возможности, несмотря на катастрофическую краткость визита и общий курортный настрой... Мы выбрали более предсказуемые "Крылья", оставив "Дикую Страну" на следующий приезд.



В семь утра мы уже на причале в Миртисе, а в четверть восьмого - ступаем на берег Телендоса, девственный в это время суток.
Раннее утро, - вся недвижимость закрыта, а всё живое недвижимо, но вот что любопытно: стоит нам лишь чуть сбиться с пути или хотя бы попытаться этот сделать, как тут же словно из-под земли появляется какой-нибудь патриархального вида грек и с превеликим уважением к заблудшему гостю, но и не теряя при том собственного достоинства, разворачивает нас в нужном направлении. И ведь каждое утро из года в год появляются на острове подобные нам свежие лохи, и совершают те же точно ошибки, что и сонм их предшественников, но ни тени раздражения не заметно у местного жителя - греки вежливы, доброжелательны, и без этого обычного на Востоке приторного заискивания, без суетливой назойливости.



Кончается посёлок. В последний раз мы развёрнуты греком при попытке заблудиться и обеими ногами поставлены на теперь уже единственную тропу, - и Великий Слепец не заблудится...

"Wings for Life" - подход




Тропа бежит над берегом, вдоль обрыва, и, в итоге, приводит нас к подножию гигантского грота - того самого. Вполне циклопическая пещера, но Полифем в отлучке, - с известных времён избегает хитроумных странников...
В восемь тридцать мы начинаем разбухтовывать верёвки и совершаем прочие приготовления, между делом решая, чья связка полезет первой, - осторожное прощупывание, поскольку позиции сторон заранее не известны, а тема в определённой степени деликатна:
- Ну, так кто полезет первым?
- Нам всё равно...
- И нам всё равно...
- Так, может, вы хотите первыми?
- Нет, - нам всё равно... А вам не всё равно?
- И нам всё равно, но если вы хотите как-то, мы можем уступить - хоть первыми, хоть вторыми... Так вы хотите первыми? То есть, я бы полез первым, но если вы хотите...
- Да нет, как раз я совсем не стремлюсь, так что лезьте, если хотите... - смешок облегчения роняет Александр...
Уф... Ну, наконец-то...
- Отлично! Тогда мы полезли...

Международные отношения выяснены, осталось утрясти внутренние дела...
- Как будем делиться, чтобы никому обидно не было?
Выбиты пальцы, ещё вчера ходил с торчащими вверх средними, как "фак ю" всему миру, а уступать экшен не хочет - самец!..
- Первая 6а на седьмой верёвке, а вторая - на девятой. Давай, я пролезу первые семь, а ты - оставшиеся? Первые верёвки по описанию вообще никакие...

Начинаю лезть, и, правда: первые верёвки - никакие. Простенькая такая почти ходьба. Верёвки короткие, так что для ускорения процесса третью и четвёртую, а также пятую и шестую пролезаю, как единое целое, но Лурье и Ко. всё равно сидят на хвосте и недовольны скоростью продвижения, и это притом, что даже Лена почти быстро почти лезет... В свою очередь, у них на хвосте сидит связка подоспевших иностранцев, что, разумеется, добавляет нервозности.

Начиная пятую верёвку, забываю на станции "реверсо" - упс... Приходится принимать граждан по одному, что в данном конкретном даже хорошо, поскольку станция почти висячая, откровенно двухместная, но народ внизу, вероятно, ропщет...
Принимаю Олега - красного от возмущения: "Они там волну гонят, не знаю, чего хотят, - мы лезем, как можем!.."
- Крутые, которые собрались на попсовый маршрут, должны встать пораньше, а если они любят поспать - так нефиг потом возмущаться...
- Так иностранцы молчат, как раз, - это наши подгоняют...
- На-а-ши... Ну, я же предлагал лезть первыми, а теперь - нечего. У нас неопытный участник, - первый вылет из гнезда... И, вообще, - лезем даже быстрее, чем рассчитывали - больше половины пролезли, а сейчас только одиннадцать.
Сам удивляюсь собственному непоколебимому спокойствию и равнодушию к нуждам у ног простёршихся... И потом, - мне ключ лезть пора, я должен быть собран и уравновешен...
Первая 6а показалась какой-то странной - некий навис, некая трещина, - но в откидку не получилось, - завалился боком на стенку и тупо вылез на руках - насилием взял, никакого не получив удовольствия. Тем, кто с рюкзаком, вообще, не завидую...
Зато, наконец, удобная станция, - можно присесть и снять скальники, спасая пальцы от казавшейся уже неминуемой ампутации. Подходящее место для смены лидера.
Сменили лидера, - дальше полез Олег.
Перед девятой верёвкой висим гроздью, - скальники снять и то проблема, а ключ - вторая 6а - выглядит угрожающе: пару шагов влево, как бы "за угол", затем - вверх через нависание, но зацепы не очевидны, и не видно следующего болта...
Олежка то растопыривает битые пальцы, то снова сжимает в кулак, жалуется на жизнь, в тоске пытается заглянуть за поворот... Пробует и бурчит, бурчит и пробует:
- Блин, пальцевое лазание, ничего нет, взяться не за что, болта не видно, черт, где там проклипываться, щас вот так попробую - нет блин, а может так - нет блин, одни пальцы...
Тоскливо таки... Бр...
- Может я полезу, а то у тебя пальцы...
- Нет, я сейчас, сейчас я... вот может так... нет блин...
Самец! Имеет право на подвиг...
- Ну смотри, а то я могу...
- Нет, я сейчас... Болта нет, - везде были, а именно тут нет!..
- Его просто не видно. Маршрут очень толково пробит - везде, где нужно было, был болт. Я уверен, - когда за перегиб выглянешь, сразу найдёшь...
Как легко быть умным... Чего это Ленка примолкла?..
- Ты чего такая тихая? Как твои ноги?
- Уже не болят - умерли...
Радостный, хоть и слегка придушенный вскрик:
- Есть болт!.. Есть - вщёлкнул!.. Есть - пролез!..



Сидим на краю плато, обвеваемые ветерком, лаская взором ласковые просторы - ультрамариновую гладь, прошитую тут и там серебристой нитью барашков, прихватываем губами медовые финики с грязной ладони и запиваем их простой, - сказать бы ключевой, но неправда ведь - водой... Э-гегей!!! - хочется крикнуть во всю дурь морю бескрайнему Эгейскому!..
Сбросив итальянский сапожок от ласпортивы, шевелю всё ещё квадратными, но уже оживающими пальцами. Райское наслаждение!...
А где же наши беспокойные?.. Пойду гляну.
Нахожу выдающийся с плато уступ, с которого открывается прекрасный обзор нашего маршрута и устраиваюсь на колких камнях с фотокамерой, моля "беспокойных" быть попроворнее.
Снимаю весь процесс пролаза, затем, подпустив поближе, кричу: ну что же вы возитесь - как черепахи, ей богу - задолбались вас ждать уже, - и с интересом жду ответа. По напряжённости, по высоковольтности молчания понимаю, что имеют они, что мне сказать, но я делаю для них уникальные фотоснимки, а за это можно простить человеку очень многое...

"Wings for Life" (1)


От окончания маршрута, пересекаем плато почти точно в северном направлении, - тропы нет, но есть туры. Затем, оказавшись у северной кромки плато, начинаем спускаться в восточном направлении, - весь путь добросовестно размечен теми же турами.
Меньше чем через час оказываемся у небольшой, пустынной, но заботливо выбеленной часовенки, - с миниатюрным колоколом, с простым крестом (вероятно, могильным - некоего отшельника), - проросла белым цветком на умершем древе - на византийских серых развалинах.
От часовни - вниз по гребню, мимо других, тоже византийских, руин, - теперь уже по отчетливой тропе. Спустившись к берегу и дойдя до развилки, поворачиваем направо на главную тропу, огибающую остров. За час с небольшим, если считать от часовни, приходим в посёлок.
Итого, весь путь от окончания маршрута и до причала в посёлке занял ровно два часа чистого времени.



Ужинаем мы в Масури в ресторане "Эгейская Таверна", берущем посетителя не столько качеством кулинарных изысков, сколько антуражем: открытой верандой, обрывающейся в сторону моря ласточкиным гнездом - с видом на залив, на закат и на Телендос, и хозяином-греком, - образцовым экземпляром средиземноморского человека. Нарочито величественные манеры, холёное, умное и живое лицо, артистизм смуглых рук, и, при всей профессионально обусловленной обходительности, - никакого затрапезного панибратства или дешевой фамильярности, - одно лишь доброе расположение и отеческая забота...
Еда, впрочем, была так себе, а я, к тому же, решив прослыть оригиналом, заказал себе филе меч-рыбы - люблю пробовать диковины, - которое оказалось не то чтобы невкусным, а вообще безо всякого вкуса, - как будто его месяц вымачивали в дистиллированных водах. Беременной кошке, дежурившей у нашего столика, повезло несказанно...

Масури


В продвинутой фазе заката, когда черная громада Телендоса окончательно воцарилась над заливом, взрывая своим энергичным контуром багровую закатную полосу, стало очевидным его абсолютное зеркальное сходство с Маттерхорном - пресловутым швейцарским колосом, одновременно иконой и попсовым идолом, владыкой грёз моих былых и мечтою осуществлённой...
Я не поленился, я разыскал в сети фотографию в том самом ракурсе, в котором сходство это вызывает суеверный холодок - всё повторено в точности, каждый изгиб, каждый выступ и каждая впадина царственного контура. Как жаль, что не обладаю я талантами госпожи Блаватской (или хотя бы башкой Мулдашева...) находить мистическое в обыкновенном, трансцендентное в осязаемом - какой непревзойдённый объект, преподнесенный на тарелочке, пропадает даром, какой дар не оприходован! Эзотерический гомогинез, - метемпсихотическая реинкарнация горы с переходом через шестьсот шестьдесят шесть измерений, - в масштабе один к семи воспроизведенная сущность (святое число, в неврологии используемое!..), - ось недвусмысленная, лемурийскими жителями Тибета бедствующим атлантическим собратьям протянутая, со всемирной осью соосная, и доказательством всему тому - поразительнейшее, недоступное естественнонаучному объяснению идеальное подобие - узнаваемое обоими глазами, но токмо третьим познаваемое сходство...



Вечерняя беседа:
- Ну, как тебе мультипитч?
- Страшно.
- Почему страшно, ты же всё с верхней пролезла?..
- Но это же мультипитч...
- Ну и что? Для тебя-то какая разница?..
- Не знаю, - страшно.
- Это же не "трад" - надёжные болты, оборудованные станции...
- А я боюсь! - с вызовом и почти с гордостью за свою самость.


Продолжение:
http://www.risk.ru/users/ianr/16649/

83


Комментарии:
0
Ян,слово "фелюга"по отношнеию к рыбацкому судну - не мое - что это вообще такое,фелюга эта??:)

0
Оль, ну имею я право на маленькую художественную вольность... :))) "Фелюга" хорошо в строку легла, а каким именно словом ты обозвала рыбацкую посудину, я не помню... :)

Всемогущая "Вики":
"фелюга ФЕЛ’ЮГА и фелука, фелюги, ·жен. (·итал. felluca) ( ). Небольшое парусное судно (на Черном и Средиземном морях)."

1
Ян, спасибо за рассказ. С нетерпением жду приятного вечера с новым рассказом :).

1
Ян,имеешь,даже не на маленькую:)

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru