RideThePlanet. Интервью с участниками проекта

Пишет Елена Дмитренко, 22.06.2011 14:05

Камчатка. Фото Константина Галата

В "РИСК онсайт" № 50 вышел итоговый материал о проекте RideThePlanet и интервью с участниками.
Как это часто бывает, печатные страницы не могут вместить всего, что хочется сказать. Так что в журнал интервью пошли в сокращенном виде. Зато сейчас вы можете прочитать полную версию здесь!
Если пройдетесь по "истории", увидите много интересных фотоматериалов, заметок и видео из разных уголков света.



Фото Ивана Чудакова

Константин Галат, автор проекта


(Bataleon Snowboards, The North Face, Julbo, SnowPulse)

Ты в известной мере перфекционист. Удалось ли реализовать все задуманное в рамках этого проекта, тебе нравится полученный результат?

Во многом я доволен результатом. Удалось много где побывать, покататься, поснимать, собрать хорошую команду. А главное – донести результаты того, чем мы занимаемся и чем увлечены до широкой аудитории. Почти пять месяцев НТВ-ПЛЮС показывали наши фильмы на своих каналах, в журналах регулярно выходили материалы, и в сети за нашими перемещениями и картинками следили десятки тысяч. И это уже не только фрирайдеры и люди, которые много путешествуют и много времени проводят в горах. И, надеюсь, эти люди находили в наших роликах и репортажах каждый что-то свое. Кто-то видел экшн, трюки, дропы и линии, кто-то интересные места, природу, этнику…

Вообще, мне сейчас трудно говорить о проекте в целом. Я как бы еще внутри нон-стоп процесса, мы только недавно вернулись с Камчатки и собрали очередной фильм. И картинки с вулканами, снегом, льдом и океаном еще навязчиво преследуют, хотя за окном в Москве уже почти лето и все зеленое!

Чему тебя лично научила работа над RTP и взаимодействие с этой командой?

Научила многому, и продолжает учить.
Самое сложное в проекте было на стадии подготовки и организации, собственно, чтобы проект состоялся – попытаться найти ресурсы, много общаться со спонсорами и разными компаниями, много объяснять и обещать. В нескольких компаниях первый вопрос был: «Фрирайд, снег, горы… – это все здорово, скажите, а у вас есть вообще Федерация?» И как-то очень было непросто продолжать диалог. К сожалению, или к счастью, фрирайд и бэккантри – это не футбол, не хоккей и не фигурное катание…

А если говорить про сами поездки и съемки, то естественно, мы многому учимся по ходу. Как снимать в разных условиях и рельефах, как работать в команде. К концу проекта, естественно, мы стали лучше понимать друг друга – райдеры, операторы, фотографы. Находить какие-то приемы в съемках и монтаже фильмов…


Ты всех участников знал до старта съемок. Скажи, может, кто-то из них открылся для тебя с новой стороны? Что вы узнали о себе и о друг друге, работая вместе?


Последние 9 зимних сезонов я провел в Терсколе и поэтому с Кириллом Анисимовым и Сашей Байдаевым мы много времени вместе ходили в горы. С Вероникой Сорокиной, Ваней Малаховым и Егором Дружининым знакомы тоже довольно давно и много вместе катались в разных горах, ездили на соревнования и путешествовали. А с Аней Ханкевич и Егором Сорокиным я фактически катался впервые в этом сезоне.

Узнали ли мы что-то новое друг о друге? Думаю да. Прежде всего потому, что это был уже некий организованный процесс – съемки. Работа в команде на общий результат, выбор линий и склонов, выбор точек съемок. Иногда было непросто, – ожидание погоды, поиск эффектных картинок и сюжетов. Не всегда эффектная и динамичная линия спуска глазами райдера и объективом камеры выглядит одинаково. У всех райдеров свой стиль и предпочтения в выборе рельефов для катания и съемок. И здорово, когда в какой-то момент все включаются в этот общий процесс, и райдеры и фотографы. Съемки сильно отличается от свободного катания в горах, факт.

Какое из увиденных мест для тебя фаворит в этом сезоне и почему?

Наверно, Япония и Норвегия, просто потому, что мы все там были впервые в формате катания.
В Норвегии я был несколько раз летом, путешествуя с каякерами, и эта страна с горами, фьордами, ледниками и океаном не может оставить равнодушным.

Япония и Хоккайдо запомнились обилием снега и атмосферой. Кашмир и Камчатка – места куда всегда хочется вернуться. А про Кавказ и Приэльбрусье мне нечего сказать – я воспринимаю это место как второй дом, наверно.
Все пять регионов, где нам удалось покататься и поснимать в этом сезоне очень разные. Но везде есть большие горы и много снега.

У проекта будет продолжение? И если да, то какие задачи ты ставишь на будущий год?

Надеюсь, будет. Мест, где хотелось бы побывать, покататься и поделиться впечатлениями очень много. Их перечисление бессмысленно.


Фото Константина Галата

Андрей Британишский, фотограф



В чем сложность фотосъемок для такого проекта как RTP?

Ну, пожалуй, надо начать с того, что я вообще не работаю фотографом. В том смысле, что до сих пор от меня не требовалось выдать результат вне зависимости от условий, погоды, снега и т. д. Я привык снимать по настроению. Здесь же все было иначе. К примеру, в Японии погода совсем не располагала к съемкам: не было ни одного солнечного дня. Мы подолгу стояли и мерзли в ожидании минимального проблеска света. В другой ситуации я бы просто поехал кататься, но, когда от тебя ждут хоть какой-то результат, приходится снимать при любых обстоятельствах все, что видишь, – даже тогда, когда кадр тебе заведомо не интересен (ведь и он может пригодиться, если не будет ничего лучше). Поэтому я плодил гигабайты сомнительного материала, и что-то из этого в итоге было задействовано.

Основная же сложность заключалась в том, что мы почти не снимали постановочных кадров. Я был вынужден выбирать точку так, чтобы не мешать оператору, а это очень сильно сковывало руки. Дело в том, что добрая половина, а может, и большая часть всего, что снимается во фрирайде, снимается с небольшого расстояния на широкий угол. Однако я был лишен такой возможности, потому что мог попасть в кадр видеооператора. Так же приходилось обходиться почти без дублей: все надо было делать с первой попытки.

Вообще, за день с друзьями в горах, обычно успеваешь сделать пять-десять спусков, во время которых выбираешь удачные места для съемки, делаешь несколько кадров и к тому же успеваешь покататься. За всю поездку в Норвегию у нас было девять с половиной спусков, из которых только один – по солнцу, но и тогда не было возможности снимать то, что мне бы хотелось. В общем, роль фотографа в этом проекте можно было обозначить простой фразой: «Мы тут видео снимаем».

Однако в такой работе есть и положительные стороны. Надо сказать, что, в отличие от американских и европейских райдеров, в России очень мало кто действительно заточен на результат. Здесь же была сугубо рабочая обстановка, и лучшие российские райдеры в этом проекте все время были заняты работой, пусть и не ради фотографии.

Получаешь ли ты удовольствие от такой работы?

Я бы ответил уклончиво: я вообще обычно получаю удовольствие от работы, если она кому-то нужна. Но если оглянуться назад, я бы предпочел провести сезон не совсем так. Наверное, мне было бы больше по душе поработать в двух-трех «сериях», а остальное время провести в более привычном для меня полурасслабленном режиме.

Какой набор техники ты обычно берешь для съемок в таких условиях? И каково это – перемещаться с ним по склонам?

Иногда бывает так: ты знаешь, что конкретно хочешь снять и берешь с собой только самое необходимое. Здесь же я не мог предугадать, что может пригодиться, и поэтому брал набор объективов, покрывающий все фокусные расстояния, – это 16-35, 24-105 и 100-400. Плюс к ним иногда «фишай», «полтинник», 70-200, и один раз брал с собой свет, который мне так и не пригодился (на это попросту не осталось времени). И фотоаппарат Canon 1D.
Можно было бы сильно облегчить себе жизнь, катаясь с 7D и кропнутыми объективами, но, так как кататься мне все равно не удавалось, я делал выбор в пользу более тяжелого комплекта. К тому же качество снимков на 1D настолько выше, что можно безболезненно обрезать кадры и совсем не заботиться о шумах. В дополнение к этому недавно у меня появилась очень качественная мыльница, которую можно брать в горы, когда нет фоторюкзака.

В начале сезона я был в хорошей физической форме, и мне почти не составляло труда бегать по гребню Чегета со всей этой техникой. Но, в нарушение законов логики, к концу сезона я сильно сдал, и на Камчатке, в кратере Мутновского вулкана, спину таки заклинило. Спас только экспресс-массаж от Ани Ханкевич. Она же, к моему стыду, довезла рюкзак до вертолета. Так что сезон закончился ровно вовремя, и теперь моя спина на заслуженном отдыхе до предстоящих велосипедных вылазок в горы.

Из всех этапов RTP, на которых ты побывал, какой район произвел на тебя наибольшее впечатление? Расскажи подробнее, чем именно.

Надо сказать, я уже в пятый раз был на Камчатке и не перестаю считать ее самым красивым местом на земле. Это могло бы стать темой отдельной статьи, и, пожалуй, не моей. Есть много фотографов, которые проводят там полжизни. Но если говорить о новых впечатлениях, больше всего меня поразила Норвегия. Все, что я знал о горах Норвегии раньше, оказалось неверным. Или верным лишь отчасти. Дело в том, что представление об этих горах обычно складывается из того, что можно увидеть с подъемника. Оказалось, в Норвегии есть самые настоящие большие горы с удивительным рельефом – огромные массивы, уходящие прямо в воду фьордов. Скалы, ледники, кулуары, водопады. И это все очень доступно, но по неведомым причинам там нет подъемников! Все, что остается, – это взять с собой побольше воды, ски-турные лыжи и тропить, сколько есть сил. Собственно, это и объясняет, почему в Норвегии всем больше нравится ходить вверх, а не ехать вниз.

Несмотря на то, что в Норвегии почти нет хели-ски, друзья позвали меня в будущем году полетать с ними. Их фотографии говорят о том, что я еще не видел и малой части этих удивительных гор.

В Норвегии создается ощущение, что люди и города здесь находятся в полной гармонии с природой. Эдвард Григ писал, что в норвежских горах «вырастают новые идеи», приходит «исцеление и новая жизненная энергия». Современные композиторы включают в свои композиции звуки водопадов и шелест листвы...

Еще здесь бросается в глаза огромное количество деревянных построек. Дома, скамьи, стулья, поручни, столы, лавки на автобусных остановках – все сделано из дерева. Из этого, наверное, и складывается тот уют, в котором живут местные жители. Для себя я понял, что еще не раз вернусь сюда, – возможно, за новыми ощущениями, а возможно – за тем спокойствием, которое отличает Норвегию от России.


Фото Ивана Чудакова

Кирилл Анисимов


(Salomon Skis, Marmot, Black Diamond, BCA)

Ты участвовал почти во всех этапах проекта. Какой из районов съемок стал для тебя открытием?


Я не ездил в Японию и Индию. В Индии я был до этого, а остальное – это Чегет, Норвегия и Камчатка. Поэтому единственное новое для меня место – это Норвегия, и она действительно произвела впечатление. Много из того что там увидели, было ожидаемо, но например количество и разнообразие гор, причем доступных, – просто поразило.

Везде дороги, везде какие-то домики – и при этом пустота, народа почти нет, ходи и катайся где угодно. Причем есть и простые ски-турные маршруты, и ледники, и скальные участки, и лес почти как в Красной Поляне, и крутые снежные гребни как на Аляске... словом, и неплохой фрирайд на маленьких горнолыжных курортах... словом, приехал бы туда на подольше еще с огромным удовольствием.

Что тебе самому дало участие в этом проекте?

Новые места посмотрел, интересный опыт работы в такой команде – с одними из лучших российских райдеров, операторов и фотографов. Это всегда полезно. В общем-то на каком-то этапе просто кататься для себя даже в новых местах уже как-то надоедает, хочется показать всю эту красоту, передать эти эмоции другим… Так что спасибо всем! Было интересно!

Проект основан на просветительской идее рассказать о том, как безграничен мир и как прекрасен фрирайд. Как ты считаешь, на данный момент российские курорты готовы к росту числа желающих кататься вне трасс?


Да хватит уже расти :) , скоро у нас будет как в Европе – паудердей на пару часов после снегопада, а потом пешком ходи за снегом... Если серьезно, то наши курорты с точки зрения фрирайдера неплохие, но маленькие – везде 2-3-4 канатки, так что просто места для катания не так много... А с точки зрения организации и удобства для фрирайдера – то нам еще расти и расти, почти ничего и не сделано для этого. Ну о чем говорить, если страховки работают кое-как, спасработы с вертолетом – экзотика, правовые отношения между фрирайдерами, гидами, администрацией, спасателями не урегулированы в принципе, нет единого стандарта работы даже в пределах одного региона.

Первый раз в России я увидел лавинный прогноз, доступный для всех, в этом сезоне, на Розе Хутор. Где-то фрирайдеров не пускают, где-то внимания не обращают, где-то и помочь могут... все от конкретных людей на местах зависит, и нет системы. Впрочем, в Европе тоже по-разному... так что в общем жаловаться не надо, просто всем кто едет в наши горы, нужно надеяться прежде всего на себя, учиться и еще раз учиться – для начала хотя бы научиться выбирать нормальных гидов :)

Зарубежные районы, в которых проводили съемки, насколько расположены и открыты для фрирайда? Скажем, если в России фрирайд часто начинается там, где стоит ограждение, то как регламентирован фрирайд в тех районах, где вы побывали? Гульмарг и Камчатка, конечно, отдельная тема, но все-таки интересно. И есть ли доступная информация для приезжих о состоянии склонов, чтобы сводить риски к мимимуму?

Ну, Камчатка – это хелиски, там другой расклад. В Гульмарге все сделано, кстати, довольно грамотно, там вопросами безопасности и лавинкой занимаются американцы и новозеландцы, профессионалы. Поэтому закрыто, обычно, по делу, кто хочет получить консультацию – расскажут и покажут, благо народа там немного, все на виду.

В Норвегии мы были на нескольких маленьких курортах – Странда, например, – это три креселки и пара бугелей, перепад метров 700, но есть несколько неплохих маршрутов, до километра перепада. Насчет регламентации – вроде, стандартно, стоят таблички, оффпист – на свой риск. Наверное, страховка нужна расширенная. Нам гид показал несколько маршрутов, потом сами катались, видели группы с гидами и без гидов. В целом норвежцы серьезно относятся к фрирайду, ну и уровень зарплат позволяет – у всех хорошая одежда, причем больше альпинистских брендов, гор текс, у всех шлемы, биперы, лавинные рюкзаки очень у многих, хотя места не сказать что лавиноопасные – по крайней мере, где катается большинство. Вообще там очень развит ски-тур, телемарк – довольно много людей вообще не катаются на курортах, а ходят – и возможностей там для этого полно.


Фото Дарьи Пуденко

Константин Чураков, оператор



Ты устал за этот съемочный сезон?

Плотный график перемещений, съемок и монтажа сильно изматывает, физическую усталость можно побороть достаточно быстро, а вот с моральной сложнее, хочется переключится, заняться чем-то другим, а времени на это нет, так что приходится с этим мириться и двигаться дальше.

Костя строгий начальник на съемках?

Строгий нет, скорее, упертый, хочет, чтобы все происходило так как ОН хочет и никак иначе. Не самая плохая черта для «начальника», но на общее настроение в коллективе влияет не лучшим образом.

Райдеры вообще послушные исполнители команд съемочной группы?

Спортсмен Фрирайдер по своему существу не может быть послушным, тем более что в данной дисциплине выбор того как он (спортсмен) поедет и какую линию выберет должен решать именно он и не кто другой, съемочная группа может только определить предпочтительное направление двежения с учетом света, позиции оператора и точки зрения безопасности всех остальных участников данного поцесса. Но, к сожалению, это не всегда так происходит.

Какие эпизоды со съемок тебе запомнились?

Сложно выбрать что-то особенное, в каждом месте есть свои плюсы и минусы, то что восхищает и удивляет, и то что удручает и отталкивает, при таком плотном графике перемещений и рабочей загрузки все окружающее немного смазывается, превращается в так сказать спутанный клубок разноцветных ниток, который надо будет размотать, разобрать по цветам и пристально разглядеть каждый в отдельности, но это будет потом...

Ты бы хотел повторить? Или нужно двигаться дальше, к другим проектам?

В рамках данного или в другом проекте, повторять точно ничего не стоит, развиваться и совершенствоваться, открывать для других и себя новые места и впечатления, думаю в этом и есть то счастье, которое должны нести в себе подобного рода мероприятия.


Фото Дарьи Пуденко


Вероника Сорокина


(Julbo)

Ты участвовала в 2х (я не ошибаюсь?) эпизодах RTP. Видео смотрела наверняка все. Тебе нравится результат? Сами фильмы нравятся?

Как любому человеку, участвовавшему в творческом проекте, что-то нравится, что-то – нет. Конечно, когда смотришь готовый результат, всегда хочется сделать что-то лучше. Но в целом, на мой неискушенный взгляд, это очень качественный продукт, достойный такого канала, как НТВ-ПЛЮС. И это первый в России проект, сделанный на таком высоком уровне, что в нем заинтересовано телевидение, а не только сами участники и любители горнолыжного спорта. На мой взгляд, автору фильмов и операторам очень удаются съемки красивой природы. И это очень украшает все фильмы.

По-твоему, нужно ли популяризировать фрирайд в российских условиях? А именно к этому призывает показ такого видео по ТВ.

Ну, конечно, нужно! И это очень хорошо, что у российских райдеров, наконец, появилась такая возможность. Пусть лучше люди смотрят на красивое и профессиональное катание в самых необычных уголках мира, чем думают «что все эти экстремалы больные на голову». А именно такой имидж нам создают непрофильные СМИ. Поэтому я очень рада, что такой проект, наконец, появился.

Как ты думаешь, у подобных проектов в России есть будущее? Могут ли они открыть новые имена для российского и мирового фрирайда?

Будущее есть, если будет финансирование. Отсутствие денег – это единственное, что может остановить наше «будущее». Новые имена для российского фрирайда обычно «открываются» на соревнованиях. А в съемки фильмов приглашают «старых», уже известных райдеров, многие из которых больше не соревнуются. Но в данном проекте не было такой задачи. Если ты обратила внимание – во всех иностранных фильмах во время проезда райдера на экране написано его имя. Фильмы, как правило, состоят из коротких профайлов спортсмена. Наверное, это делается, в том числе и для райдера, чтобы зритель его узнавал. В нашем проекте этого не было. Таково было решение автора проекта. Как он нам объяснил, идея была снять фильм не о райдерах, а о путешествиях.

Что касается «открытия новых имен для мирового фрирайда» – то нет. Аудитория у этого проекта русская. И «мировой фрирайд» наш проект не заинтересует. Это не экстремальное видео. Это именно видео о путешествиях. Небольшой процентов иностранцев-друзей участников проекта, конечно, смотрит его на фейсбуке и в других социальных сетях. Как правило, интересуются Кавказом и Камчаткой и задумываются о том, чтобы приехать к нам, в Россию. Что тоже неплохо, как мне кажется.



Фото Константина Галата


Иван Малахов


(Columbia, Head skis)

Ты полностью оправился уже от травмы? Уходящий сезон считаешь для себя успешным?


Это мой самый успешный сезон в жизни и семилетней карьере прорайдера. Прошлогодняя травма (перелом ноги, после падения в лавине) дала возможность отдохнуть и задуматься о многих важных вещах. Это никак не сказалось на уровне катания и желании отодвигать свой предел, хотя в целом я стал более аккуратным райдером.

Что дало лично тебе участие в проекте? Как ты считаешь, твой уровень за этот сезон вырос? В чем именно?

Главное, это возможность побывать в новых местах, что я и сделал в Норвегии и Камчатке. Это был очень длинный сезон, который позволил лучше понять себя и свои возможности. Новый опыт, например кэт-скиинг, ски-тур или хелиски. Кроме того, я не соревновался два года и, выиграв пару контестов (Кубок Хибин и Фрирайд кап), вновь поверил в свои силы.

В норвежском эпизоде вам приходилось довольно много ходить пешком и ски-тур. Между тем я замечала, что фрирайдеры часто не любят топать в горку за снегом)). А тебе нравится?


Отношусь к этому как к неизбежному. Чтобы найти хороший снег часто приходится идти пешком, от осознания хорошего кадра или фотки в результате, могу даже получать удовольствие.

Расскажи о команде, с которой ты работал на проекте, с кем катался.


Егор Сорокин – вероятно лучший лыжник в России, Анисимов Кирилл – лучший гид и демонстратор в России, Константин Галат – очень хороший сноубордист, мне кажется, его уровень только вырос за последнее время, скажем так, для меня самое большое открытие с каким азартом и контролем катается и работает Костя, Аня Ханкевич – костяк Action Brothers и наша гордость. Самые главные люди на проекте, «за кадром» – Костя Чураков оператор и монтажер, отдал все силы этим съемкам, Андрей Британишский, гуру фотографии и душа компании, без его постоянных историй это не было бы так весело!

Какие первые ассоциации приходят тебе в голову, когда ты слышишь RideThePlanet? С какими воспоминаниями для тебя связано участие в проекте?

Сине-зеленая заставка) Я уже три года снимаю лыжные фильмы, поэтому как никто понимаю насколько это трудно, для нас это большая работа, для вас (зрителя) просто красивые 15 минут видео.

Фото Константина Галата


Дарья Пуденко, оператор



Насколько интересно было ездить с этой командой райдеров? Расскажи, почему?

Ездить вообще интересно :) Из райдеров кого-то я знаю давно, с кем-то познакомилась только в этом сезоне. Для меня основное отличие этих поездок было в большом количестве работы, практически без продолжения общения по вечерам. Но все вместе перемещались, видели новые места, делились впечатлениями. Интересно было наблюдать, как себя ощущают люди в новом для себя месте – в Кашмире, например, я была третий раз, а большая часть нашей группы – впервые.

Какой из получившихся фильмов-эпизодов нравится тебе больше всего и чем именно?

Все они хороши по-своему, они же отражают сами места. На Кавказе – чегетские линии, кашмирская плавность, на Камчатке – гигантские кулуары, снятые на go-pro и инопланетные панорамы...

Самые трудные для тебя моменты по ходу проекта? Все-таки сезон очень интенсивно прошел.

Наверное, самым трудным было, как ни странно, расслабиться по поводу того, что не всегда возможно снять то, что видишь, «мое кино»... Минутные изменения света, которые создают неповторимые картины, а в этот момент либо лезешь вверх, либо только что упаковала всю технику и едешь вниз..:) И, конечно, массивная организационная часть – это настоящая практика терпения...

Удалось ли покататься в этом сезоне самой? :)


Практически нет. Но тем ярче запомнились те несколько спусков в Кашмире и Норвегии, на ходах, без остановок...

Фото Андрея Британишского

Анна Ханкевич


(Columbia, Amplid, Ampshop.ru, Julbo, Scarpa, SnowPulse)

Ты накаталась в этом сезоне?

Нет! Я не накаталась в этом сезоне.
Конечно, желание снега уже не такое сильное, как в октябре – в начале сезона. Но кататься хочется всегда, и я сейчас продумываю варианты с летними европейскими парками или южным полушарием...

В чем заключаются особенности катания в съемочных проектах?


Главная особенность катания – что ты не катаешься, а снимаешься! И это «две большие разницы». Когда ты катаешься для себя – ты думаешь о том, как проехать, чтобы себе было приятно. А когда ты снимаешься – ты думаешь о том, как проехать, чтобы было приятно зрителю. (Разница примерно такая же, как заниматься сексом и сниматься в порнофильме))

Стараешься представить себе картинку с точки зрения оператора, выбираешь темп и характер движения, который возможно тебе несвойственен, выбираешь линии, выигрышные с точки зрения света, а не состояния снега... Ну и конечно, получается достаточно мало проездов – процесс съемки занимает много времени.
Но зато потом, когда смотришь видео, становится приятно и себе самой, ведь я старалась сделать приятно любому зрителю :)

Какой из этапов RTP тебе больше всего запомнился и чем?

Я участвовала в трех этапах RTP – Кавказ, Япония, Камчатка. Должна сказать, что мне запомнились все этапы! Каждый из них был особенным и неповторимым!

Кавказ впечатлил меня замечательным снегом – весь северный цирк стоял абсолютно нетронутый со стабильным пушистым слоем. А также это была первая для меня возможность наблюдать Кирилла Анисимова в ситуации свободного катания (то есть без клиентов, когда надо быть осторожным) – он меня поразил до глубины души своим стилем, техникой катания и умением работать с рельефом.

Япония – это Япония. Давняя и очень нереальная мечта, исполнение которой стало возможным только благодаря RTP. Страна перманентного паудера! Полметра свежего пухляка каждое утро! Конечно, хотелось бы провезти там больше времени, обкатать все склоны в режиме свободного катания, посетить другие курорты и просто посмотреть страну… Но наше посещение было насыщенным и познавательным для меня.

Камчатка запомнилась абсолютно нереальными пейзажами и атмосферой счастья и безмятежности. Днем полеты на вертолете (они сами по себе очень красивы, даже без катания), спуски с вулканов и проезды, заканчивающиеся на берегу Тихого океана, а вечером купание в горячих источниках. До сих пор перед глазами стоят правильные белоснежные конусы вулканов на фоне голубого неба и глубокого синего океана.

Ты поучаствовала в этом году чуть ли не в трех съемочных проектах. Как ты считаешь, в последние годы вырос ли уровень российского лыжного видео? И с чем этот уровень и его движение в ту или иную сторону связано, как ты считаешь?

Движение, безусловно, есть, это видно хотя бы по увеличению количественных показателей. Действительно, я в этом году принимала участие в съемках трех лыжных видео-проектов.

Это проект Ride The Planet – самый масштабный видео-проект в этом году. Про него и так уже много сказано, хочу добавить лишь, что кроме видео, планируется фотовыставка по итогам сезона.

Еще я участвовала в съемках третьей серии от Action Brothers под названием «Территория снега» на территории Сибири (Приисковый, Шерегеш), Кавказа (Архыз, Красная поляна) и Европы (Тинь). В этом году у меня гораздо больше материала, и я надеюсь, что мой профайл в осенней премьере будет выглядеть достойно.

И третий проект – съемки для канала High Life. Фильм называется «Взгляд», в нем планируется показать, кроме непосредственно катания, взгляды и мнения райдеров об их жизни, увлечении горными лыжами, трудностях и радостях нестандартного пути. Премьера также будет осенью.

Говорить про качественные изменения в Российском лыжном видео мне сложно, потому что я лично участвую во многих съемках – соответственно я не могу дать объективную оценку. Как действующий участник, я вижу изнутри многие проблемы, которые мешают развитию – недостаток бюджета, низкая активность самих райдеров, а также черезмерная критичность зрителей, привыкших к уровню западного кино. Но вдохновляет нас наша страсть к катанию, и желание передать эти эмоции другим.

Хочу выразить свою благодарность организаторам съемок, в которых я принимала участие, а также операторам за их терпимость! И передать привет всем райдерам, с которыми мне повезло работать в этом году, Вы лучшие!
А также огромная благодарность моим спонсорам, благодаря которым съемки стали для меня возможными!


Вопросы задавала Елена Дмитренко
Фото из архива RideThePlanet

76


Комментарии:
Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru