Его величесто - КОТ!!!

Пишет Yamamichi-san, 18.07.2011 15:33

Надежда умирает последней. Но умирает. Такого финала я не представлял себе даже самом гнусном настроении. Они безнадёжны. Следует оставить пустые попытки повлиять на их утлые мозги, производительность которых не соответствует размерам их неповоротливых тел. Тусклое мышление двуногих не поддается ни какому развитию. Если вообще им доступно мышление. За несколько лет, проведенных вместе, меня неоднократно терзали сомнения относительно их разумности, но после сегодняшнего инцидента оснований для сомнений не осталось, и надежды повержены в прах. Дальнейшее пребывание в опасной близости с олигофренами помутит хрустальное зеркало моего интеллекта, притупит сверкающие грани рассудка, или, как минимум, существенно замедлит его развитие. Нужно уйти. С единственной целью - передать потомкам бесценные знания и опыт, заключенные в крупном алмазе моего мозга. Этот сверкающий бриллиант обязан попасть к тому, кто воздаст ему должное.

И я решил покинуть их после ужина, не прощаясь, чтобы не удлинять, и без того тягостную, сцену расставания. Все же, я привязался к ним, пять лет вместе – нешуточный срок. Жаль, что за это достаточное время они так и не смогли в полной мере насладиться, и по достоинству оценить подарок, который по слепой прихоти, судьба преподнесла им в моём лице. Тем хуже для них.

Нет, сегодняшний казус не может быть назван даже возмутительным!!! Клянусь ласками моей незабвенной матушки – даже собаки умнее людей. По крайней мере – порядочней! Этот стоеросовый анацефал – сосед по балкону – действительно думал, что если он подвесит принесенного им сазана повыше, то я не смогу его достать! Я уже не говорю о том, что только безнадежно примитивные существа, например – некоторые рептилии и ракообразные – предпочитают тухлую рыбу свежей. Но у тех, по крайней мере, есть оправдание в виде несовершенства системы пищеварения. Люди же солят и вялят рыбу по собственной воле! Бог им судия…

В пошлой выходке этого прямоходящего я усмотрел уже не просто демарш превосходства, продиктованный смесью комплексов собственной неполноценности и неуклюжести, но открытый вызов! Я принял его не задумываясь. Упругий прыжок через перила, и я в тылу противника. Рыба висела довольно высоко, и я оценил шансы добыть её с первого раза как невысокие. Прислушавшись к мудрым советам инстинктов, я затаился в куче хлама, валявшегося на соседском балконе, и начал ждать. Ждать я могу бесконечно. Терпение одно из важнейших качеств настоящего охотника, и его мне не занимать. Уже минут через двадцать из неплотно закрытой форточки донеслось характерное кряхтение, ясно говорившее о том, что двуногий наклонился, чтобы надеть свои накладные копыта. Чуть погодя хлопнула входная дверь, и звук тяжелых удаляющихся шагов сообщил мне возможность действовать абсолютно свободно.

Две попытки завладеть рыбиной, прыгнув на нее с балконных перил, оказались безуспешными. Тогда я избрал в качестве плацдарма верхнюю полку покосившегося стеллажа, в котором его владелец неизвестно зачем хранил всякую дрянь. Победа не заставила себя ждать. Тщательно прицелившись, я в красивом полете достиг вожделенной цели и вцепился в неё своими отточенными когтями. Как и ожидалось, бечевка не выдержала моего веса и спустя полсекунды мы с добычей приземлились на кафельный пол балкона. Немедленно возникла другая проблема: как попасть на свою территорию? Ведь с этой тушей в зубах перепрыгнуть через перила к себе домой было абсолютно невозможно. Но я бы не был венцом природы, если бы не решил заковыристую задачу с присущими мне изяществом и элегантностью. Я приволок рыбу к решетке, я перелетел через границу, я просунул лапу между прутьями и притянул её голову к себе. Удерживая скользкий череп в стальном захвате моих белоснежных клыков, я уперся задними лапами в прутья балконной решетки и, сдержанно рыча от напряжения, протащил туловище сазана через линию фронта. Победа была за мной! На полу и решётке вражеского балкона остались чешуя и следы плавников, так, что сомнений в том, кем была похищена его добыча, у соседа быть не должно. Пусть знает, с кем имеет дело!

Дальнейшее было делом техники. Ухватив рыбину за основание спинного плавника, я с гордо поднятой, от усилий, головой проследовал на кухню, где и занялся дегустацией трофея. Это моя добыча, и я имел право на лучший кусок. Следовало заняться рыбьей головой. Она была свежей и сочной, но сильно пахла тиной и моим гастрономическим запросам не удовлетворяла. Я верен своим принципам и, как и прежде, предпочитаю паштет из гусиной печенки.

Скромность – добродетель великих. Я оставил почти обезглавленное тело на полу под раковиной, и удалился в коридор, где с моего любимого кресла открывался широкий вид на происходящее в кухне. Гордость и чувство хорошее выполненного долга наполнили тело приятным умиротворением, и я спокойно задремал, в предвкушении похвалы.

И вот, из-за входной двери послышался звонкий цокот тонюсеньких каблучков вернувшейся из института Лены. Через минуту ключ врезался в замочную скважину, и тонкая фигурка изящно впорхнула в полуоткрытый дверной проем. Если к двуногим вообще можно применять слово «грация», то относится оно, пожалуй, только к Лене. Она единственный обитатель моего дома, который двигается настолько стремительно, что не дает мне возможности проскользнуть между её стройными ножками на лестничную площадку. Как всегда, она ожидала от меня радостной встречи и проявления, по-мужски сдержанных, чувств к ней. Но я хотел насладиться своим сюрпризом в полной мере и не стал выходить к ней, чтобы радость от созерцания и добытой мною пищи, сделалась для неё ещё неожиданнее. Я притворился спящим и даже не замурлыкал в момент причитавшегося мне почёсывания за ухом. Только стальная выдержка помогала контролировать эмоции – меня буквально трясло от предвкушения грядущей неожиданности – Лена будет потрясена и раздавлена, её должное уважение и любовь ко мне вырастут до небес! Сдерживать нервную дрожь было практически невозможно, но я взял себя в лапы и не шевелился. Волевому усилию не подчинился лишь кончик хвоста. Выйдя из ванной, Лена направилась в кухню. Меня прямо-таки распирало от гордости – навострив уши, я весь превратился в счастливое ожидание!

Гром прогремел среди ясного неба. Вместо восторженных восклицаний из кухни послышался горестный вздох. Через секунду Лена обратилась ко мне с укоризненной тирадой, из которой явно следовало, что смысл происшедшего дошёл до неё, мягко говоря, не в полной мере. Признаться, я даже не сразу разобрался, в чем дело. Оказывается, она решила, что я похитил из кухонной раковины рыбу, которую мама с утра оставила там размораживаться, для приготовления на ужин!!! Глупое дитя, что с неё возьмёшь!... Первый удар я перенёс стоически, но по мере погружения в ситуацию, я всё больше расстраивался. Становилось ясно, что Лена считает, будто я способен только на мелкое жульничество, тогда как серьезное дело – умыкнуть добычу из-под самого носа соседнего двуногого дебила – с её точки зрения, мне не по зубам! Какого же, в таком случае, мнения обо мне она придерживается?

Наши отношения требуют серьезнейшего пересмотра – я не могу оставить без внимания черную неблагодарность и вопиющую недооценку моих высочайших способностей. В конце концов, это просто унизительно для достоинства уважающего себя животного, а терпеть унижение собственного достоинства могут только люди. А я, слава богу, не человек! И поскольку, в отличие от двуногих, благородство является краеугольным камнем моей широкой натуры, я решил не требовать невозможного от ребёнка. Время всё расставит на свои места, и чаша её раскаянья будет неисчерпаемо глубока. Милосердие – моё второе имя, и я не заставлю Лену долго ждать моего прощения. Как только я буду уверен, что она в достаточной степени осознала свою ошибку, наши отношения будут восстановлены. Но не раньше!

Однако, судьба нанесла мне, лишь, упреждающий удар – нокдаун был впереди. Я поднялся со своего ложа, и величественно проследовал на кухню. Расположившись на табурете, я взирал на Лену с некоторой долей превосходства во взгляде и увидел такое, от чего даже собаке стало бы не по себе: Лена обмыла и выпотрошила рыбу в раковине, потом отделила от туловища изрядно потрёпанную мною голову, и с уничижающей небрежностью бросила её в мою миску!!! Я был ошеломлён и разрушен. В этом жесте было что угодно, только не признательность и уважение. Боже! – ну почему я не умер и дожил до этого дня???!!! Мне – охотнику и добытчику, рисковавшему собственной шкурой в борьбе за этот недюжинный трофей, мне – тонкому ценителю гастрономических изысков – словно с барского плеча была брошена подачка, самый вид которой ясно говорил о моём к ней отношении. Я был взбешен! Выдержав эту пощёчину с невозмутимостью патриция, я покинул табурет и двинулся в спальню, чтобы привести в порядок мысли и шерсть. Краски мира померкли, и я уснул, удрученный печалью.

Громко хлопнула дверь, и в квартире появились, как они себя называют, «старшие». Значит, на дворе уже вечер и я проспал пол дня. Горе подрывает силы кому угодно, и на моем месте любой двуногий оправился бы не раньше, чем через месяц. Я же полностью восстановился и в значительной мере обрел способность рассуждать здраво. Встречу в коридоре я проигнорировал – всё приятное двуногие должны заслужить! С другой стороны, оставаясь в спальне, я не ограничивал их возможностей явиться ко мне с извинениями – всё ещё можно было поправить… но мать Лены, как обычно, устремилась на кухню, а отец развалился в моём кресле с газетой. Увы, великодушие и деликатность могут оценить не все. Чего вообще можно требовать от существ, которые не в состоянии даже почесать себе ногой ухо??? На призывные крики я не отозвался и погрузился в раздумья о бренном…

Лена в соседней комнате стучала по клавишам, из кухни доносились оживленные голоса «старших», к которым примешивалось усиливающееся шипение жарящегося на сковородке сазана, и приятно щекочущий ноздри запах. Надо было бы пойти взглянуть, во что превращен ими добытый мною трофей. Иногда, жаренная этими вандалами рыба бывает довольно терпима на вкус, если только они не успевают окончательно испортить её лимонным соком.

Лену позвали ужинать, стук клавиатуры затих и сменился звоном посуды и столовых приборов. Выждав приличествующую моменту паузу, я неторопливо прошествовал а коридор. Там я уселся на пол, обернув лапы хвостом, и с немым укором воззрился на мерно двигающиеся челюсти, без малейшего зазрения совести перемалывающие добытое мною сокровище. Небольшой кусок жареной рыбы лежал, остывая, в моей тарелке. Созерцая этот апофеоз невежества я постепенно приходил к выводу, что у двуногих нет не только ума, но и совести…

В этот момент в дверь долго и бесцеремонно позвонили. Где то у основания хвоста родилась смутная тревога, настоятельно советующая мне незаметно исчезнуть. Укромное пространство под диваном полностью отвечало моему желанию уединиться. Оттуда, из под дивана, я и имел несчастье наблюдать разыгравшийся мрачный и постыдный фарс.

Дверь отперла Лена, и едва не опрокинув её, в прихожую ворвался дегенерат-сосед. Он орал и брызгал слюной до уборной, распространяя вокруг себя запах свежей козлятины. Он нелепо размахивал передними лапами, изрыгая хулу на всех моих домашних, и в первую очередь на меня. Вместо того, чтобы честно признать своё поражение в безнадежной попытке соперничества со мной, этот неотесанный мужлан имел наглость требовать сатисфакции!!! Только врожденная интеллигентность не позволила мне немедленно выйти из своей обители, и выдворить сиволапого детину из дому. Я сдерживался из последних сил, но в этот момент из кухни, с неловкой улыбкой на лице вышел «старший», и собственноручно отдал пришедшему бутылку, так любимой им, едкой прозрачной жидкости с резким запахом! После чего, ещё и рассыпался в извинениях!!! Я не верил собственным глазам. Супостат не был вышвырнут из моего дома за шкирку, как нагадивший щенок, а неспешно отступил, удовлетворенный полученной репарацией.

Едва дверь за ним затворилась, я вырвался из-под дивана, проклиная на всей языках необъяснимую случайность, не позволившую мне заслуженно покарать непрошенного гостя прямо в прихожей! Ах, какая возможность была упущена. Но, ничего, судьба обязательно даст мне шанс отомстить!!!

Чтобы унять охватившую меня ярость, я вбежал в кухню и свирепо набросился на еду. Как ни странно, жареная рыба была даже несколько вкуснее свежей – запах тины отсутствовал, а язык утопал в аппетитном соку. Двуногие молча восседали на своих местах и с почтением взирали на трапезу хищника. «Так это ты, значит, усатая шельма, у соседа рыбу украл?» - раздумчиво произнёс «старший» - «Ай, молодца!!!». И в голосе его было глубокое, неподдельное уважение.

Оставив для приличия не тарелке недоеденный ломтик, я облизнулся и вышел из кухни. Сытный ужин всегда располагает меня к трезвым мыслям и мудрым решениям. Все-таки, хоть и не вполне, они оценили мой подвиг. Пожалуй, сегодня расставаться не стоит. Надо позволить им ещё раз попытаться встать на путь исправления и прогресса. Да, и потом, ну куда они без меня? С голоду помрут…

101


Комментарии:
-1
Спасибо!!!
Замечательно!!!

0
Угрюмов ! котиная тема тебе удается :)
поехали в горы.

-1
С удовольствием, Серега! Ориентировочно, 1-го октября я увольняюсь. и могу ехать хоть на край света!!!

0
Действительно, про котов классно получается, художественно.
Очень убедительное вживание в образ... неспроста.
Читать такое нравится.

0
Спасибо, уважаемые коллеги! Если вы не против - я буду время от времени размещать здесь кое-что из своей графомании. По возможности - то, чтоимеет отношения к приключениям. В широком смысле слова...

2
> Спасибо, уважаемые коллеги! Если вы не против - я буду время от времени размещать здесь кое-что из своей графомании. По возможности - то, чтоимеет отношения к приключениям. В широком смысле слова...

Только ЗА!

2
Спасибо !!!

3
Классно. Вопрос: "кем вы были в прошлой жизни?" излишен...

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru