Две стрелы

Пишет Yamamichi-san, 29.07.2011 16:10

До распределения по пятеркам оставалось совсем не долго. Всё, вроде, было готово: лук - ЮМИ - натянут, запасная тетива смотана в катушку, стрелы отобраны и на всякий случай промаркированы. А на душе всё равно не спокойно. В тысячный раз расправлял складки ХАКАМА - традиционных японских брюк, проверял застежки на ТАБИ - элегантных белоснежных носочков с пикантным отделением для большого пальца, замшевый мешочек со стрелковой перчаткой поудобней расположил за спиной… я готов. Я был уверен, все пойдет гладко – упорные тренировки не прошли даром, я обязательно выдержу этот экзамен, и уже через час смогу повязать на своём КЮДОГИ - специальной одежды для стрельбы из лука - вожделенный черный пояс… Понимал, ведь, что такое первый дан? – ерунда, в принципе, самое начало пути, первая ступень, а волнение не проходило. КЮДО – путь длиною в жизнь. Такой же суровый, непредсказуемый и прекрасный. Путь, конца которому нет, но промежуточных полустанков достаточно. Пожалуй, трудно представить себе более эстетичное и утонченное воинское искусство, чем КЮДО - традиционный японский путь стрельбы из лука, путь стрелы.

В понимании европейца, живущего в мире очевидных сущностей и материальных иерархических ориентиров, КЮДО вызывает вначале столько удивления и рождает такое количество вопросов, что даже прозанимавшись три года - смехотворно мало по японским меркам, я едва-едва начал ощущать направление, двигаясь по которому можно постичь ту ускользающую гармонию, подчиняясь которой стрела сама поражает цель. Радости и изумления с годами становится больше и вкус их не преснеет, а раскрывает новые оттенки, жонглируя ими с ловкостью фокусника…

Сопровождающий нашу команду улыбчивый японец на простом английском сообщил, что жеребьевка началась, и что можно пройти к табло, и прочитать в какой очередности мы будем выходить на стрельбище. На эту сессию из России прибыло две команды, из Москвы и Петербурга, приехали поляки, немцы и шведы. Кажется, где-то я видел ещё пару французов, но не уверен. Традиционно, стреляют одновременно пять человек, последовательно сменяя друг друга в стадиях древнего ритуала, и выпускают по мишени две стрелы, очередность которых строго определена: первая - ХАЯ, вторая - ОТОЯ. В воинских искусствах Японии мелочей не бывает. Поэтому экзамен заключается не только и не столько в поражении мишеней, но прежде всего в безупречном исполнении всех этапов ХАССЭЦУ - восьми стадий правильной стрельбы. Но и это не всё – судейская коллегия придирчиво следит за каждым движением претендента – от первого шага, с которым пересекается порог ДОДЗЁ - места для занятий боевыми искусствами - и до прощального поклона флагу великой державы, подарившей миру множество прекрасных вещей, одна из которых - КЮДО…

Вот на табло появилась и моя фамилия. В пятерке, в которой мне предстоит стрелять, трое наших земляков, один японец и одна девушка из Швеции, которая, согласно решению распорядителей, будет стоять прямо передо мной. Наша пятёрка претендентов на первый дан будет стрелять девятой по счету – время до выхода ещё есть. Успел не торопясь закусить припасенными в лакированной коробочке сашими, и повесить свою ЦУРУМАКЭ - катушку с запасной тетивой - на деревянный крючочек, под которым уже написана мелом моя фамилия. Повторюсь – мелочей в КЮДО нет. Тетива может порваться в любой момент, на экзамене тоже, и тогда специально предназначенный для этого человек, опустившись на колени, примет из ваших рук лук - ЮМИ, и взяв новую тетиву с вашей катушки, натянет её, и вернет ваше снаряжение готовое к дальнейшим попыткам. Если вы, конечно, вовремя повесили свой запасной набор на предписываемое ему место. А если – нет, что ж – до скорой встречи на следующем экзамене. Дисциплина и собранность - неотъемлемые качества воина.

Я начал заниматься стрельбой недавно, чуть больше трех лет назад, случайно заглянув, по совету приятелей, в один из московских клубов, практикующих эту высокую и древнюю дисциплину. С боевыми искусствами я тесно связан последние двенадцать лет своей жизни, но то, что я увидел на той тренировке приятно меня ошеломило… Уже одно то, что японский лук ассиметричный - верхнее его плечё в два раза длиннее нижнего – придает процессу стрельбы неповторимое изящество. Плюс экзотичная одежда, естественная утонченность боевых стоек, незнакомое снаряжение, вызывающее желание взять его в руки. Непринужденная легкость, с которой хрупкая девушка – инструктор, выпускала по мишени длинные, оперённые крылом ястреба стрелы, не могла оставить меня равнодушным ещё и потому, что сразу же пошатнула казавшиеся незыблемыми стереотипы о том, что боевые искусства это, в первую очередь, суровая юдоль аскетичных мужчин, умеющих ценить силу, причинять и терпеть боль. Не стоит замыкаться в привычных рамках, действительность гораздо многоцветнее, чем кажется на первый взгляд. Сколько же времени и упорства мне потребовалось, чтобы добиться этой раскованной легкости… Однако, непокоримых вершин не бывает, и вот я в японской Нагое – месте, где настоящие мастера намерены непредвзято оценить мои скоромные достижения.

Пятерка, выступающая перед нами, замерла и приготовилась к выходу на ХОНЗА - отрезок предварительного ожидания - на котором опустившиеся на колени лучники проводят последние секунды перед движением к стрелковому рубежу. Пора надевать перчатку, взять в руки лук и стрелы, и быть готовым занять свое место в пятерке. Молодой японец в очках шел первым, за ним синеглазая блондинка из Швеции, потом – я, а за мной еще парень и девушка из Москвы. Оленья кожа перчатки приятно сдавила правое запястье и, вот, я уже полностью готов к стрельбе. Старинный ритуал требует, чтобы перед выходом в ДОДЗЕ пятерка стояла плотной колонной, практически прижимаясь друг другу, и вот, прямо перед моими глазами оказалась тонкая шея и изящная головка шведки, с тугим пучком золотистых волос на затылке. Тонкий аромат мастерски подобранного парфюма мгновенно взбудоражил воображение, и недавний мандраж растворился без следа. Стало жарко, и между сдвинутыми лопатками родилась и медленно поползла книзу маленькая росинка горячего пота. Словно почувствовав, что со мной происходит, девушка повернулась и долго посмотрела на меня широко сидящими голубыми глазами, в которых угадывалось удивление и чуть заметная озорная улыбка. Японец перешагнул пределы ДОДЗЁ и склонился в учтивом поклоне. Экзамен начался.

Изящным движением, перенеся легкую ногу через чуть заметный порог, девушка оказалась в зале для стрельбы и, после короткого неглубокого поклона, двинулась дальше, плотно прижимая к полу подошвы своих узких ступней. В древности самураи стреляли из лука не только в пешем строю, но и с лошади, а это значит, что управлять аллюром скачущего животного возможно лишь ногами, ведь руки заняты луком и тетивой. Считается, что для того, чтобы выработать в икрах специфические силу и чувствительность, необходимо двигаться энергичным, но коротким скользящим шагом, не отрывая пятки от полированного пола, тем самым постоянно практикуя своеобразное ОФП. Есть и другое объяснение, менее возвышенное, но, на мой взгляд, более реальное. Японцы удивительно скрупулезны в вопросах эстетики и, возможно, ступни прижимаются к полу, чтобы не демонстрировать придирчивым наблюдателям не совсем чистые подошвы своих белых ТАБИ. Ну, что же: скользящий – так скользящий, мне уже пора выходить!

Поклонившись японскому флагу, украшавшему центральное место в зале, я скосил глаза на тонкую фигурку шведки, и заскользил следом, удачно попав с ней «в ногу» и ритм. Медленно, шаг за шагом, мы приблизились к линии стрельбы, опустились на правое колено и подняли луки в ожидании своей очереди. Через плече девушки мне было видно, как японец наложил на ЦУРА - тетиву - первую стрелу, и стал медленно подниматься, удерживая лук на полусогнутых руках перед собой. В этот момент, из-под кожаного ремешка, удерживающего на головке девушки густые волосы цвета пшеничных колосьев, выбился маленький золотой локон, и коротким озорным завиточком прижавшийся к тонкой шее. Я не мог оторвать от него взгляда. Уверен, она знала, что это так…

Я чувствовал, что её гибкая спина впитывает мой взгляд как губка, жадно вбирающая в себя долгожданную воду. Девушка легко поднялась и переложила вторую стрелу в правую руку, приготовившись к первому выстрелу. Круто повернув голову, она пристально смотрела на мишень, расположенную далеко, в двадцати восьми метрах за зелёным газоном стрельбища, бывшей её желанной целью. Я успел рассмотреть её профиль. У неё были по-детски пухлые губы, не несшие и следа помады, аккуратный нос с легкой горбинкой, и довольно заметные скулы. Маленькое розовое ушко не было проколото, и я почему-то вспомнил, что в Швеции бытует культ естественной красоты. И чистоты. Глубокий спокойный выдох улетел в сторону мишени, задавая траекторию дальнейшему полету стрелы. Девушка отвернулась. Я знал, что сейчас она тщательно располагает под стрелой правую руку в кожаной тонкой перчатке со специальным выступом на большом пальце для удержания тетивы. Ещё один выдох. Настала пора и мне подниматься. Уже стоя в АСИБУМИ - позиции с широко расставленными для устойчивости ногами - и поглощенный собственными приготовлениями к первому выстрелу я видел, как грациозно, медленно, и почти без усилий поднялись вверх её тонкие загорелые руки. Стадия УЧИОКОШИ - дух лучницы плавно распространился до оконечностей лука и стрел, и эти магические предметы стали как бы продолжением её стройного тела. Левая рука, чуть изогнувшись в кисти, вытянулась сторону мишени, корпус немного подался вперед, лук стал плавно опускаться, напрягая изящные плечи для мощного выброса стрелы в цель. Плетеный шнур МУНЭАТЕ - защиты тела женщин от хлесткого щелчка ЦУРА при выстреле - врезался в белоснежный шёлк на спине девушки, и я, уже повернувшись лицом к своей мишени, вдруг ясно увидел, как решительно и страстно её грудь выступила сквозь легкое кимоно навстречу натянутой, как нерв, тетиве. Я сфокусировал глаза на мишени, поднял лук, и, растягивая его усилием обеих рук, представил, что раскрываю руки для широких объятий, готовый заключить в них свою златоглавую незнакомку. Раздался тихий щелчок отпущенной тетивы, и её выстрел отозвался звонким ударом пробитой мишени. АТАРИ - цель поражена! Очередь за мной.

Стрела плотно прижалась к углу рта, чуть щекоча ухо черным пером, рукоять лука раздвоилась в напряженном взгляде, и между его двумя бамбуковыми плечами четко прорисовались концентрические круги мишени. Усилие медленно, но безостановочно нарастало - этап НОБИАЙ - и вдруг внезапно и как-то самостоятельно пальцы правой руки разжались, и с коротким жужжащим звуком лук вышвырнул стрелу в воздух - ХАНАРЭ. В глазах на мгновение потемнело, и далеко впереди разорвал воздух торжествующий звук достигнутой цели. Есть! Она моя, она принадлежит только мне, я поразил её фатально и мощно, наконечник глубоко вошел в девственную мембрану мишени!!! Констатируя безупречность выстрела, лук легко провернулся в левой ладони, выполнив элегантный пирует - ЮГАЭРИ…

Предстоит второй выстрел. Повернувшись вправо, сел на колени. Впереди несколько минут томительного ожидания – поза для европейского человека не привычна и вычурна, пальцы ног затекают, сохранять равновесие, касаясь полированных досок пола только одним коленом, весьма затруднительно. До моей очереди должны отстреляться двое соотечественников сзади, сидящий в авангарде японец, и девушка, с которой меня связывает уже нечто большее, чем просто соседство… Царственная осанка, безмятежность и покорность в фигуре, спина идеально пряма, тонкие руки разведены в стороны, сжатые в кулачки пальцы покойно располагаются на крутых бедрах, удерживая лук и оставшуюся стрелу. Закрывать глаза нельзя, комиссия строго следит за погруженностью в ритуал каждого участника экзамена, учитывается все, вплоть до направления взгляда, который должен пронизывать пол, приблизительно в четырех метрах впереди, выражая спокойную отрешенность и почтительность. Я не закрывал глаз. Но мысленно приподнялся на коленях, сомкнул руки вокруг тонкой талии, выгодно подчеркнутой поясом ХАКАМА, поднял пылающие ладони выше, под охваченную молочным шёлком упругую грудь, прижался лицом к волосам, остро пахнущим летним закатом. Прямо перед глазами увидел маленькое розовое ушко, которое так захотелось поцеловать. Светлый завиток на тонкой шее чуть заметно дрожал.

Японец уронил стрелу и двинулся к выходу. Ни один мускул не дрогнул на его лице, но я понимал, каких усилий ему стоило ничем не выдать переполнявших его обиды и злости на самого себя. Попытка провалена – до встречи на следующем экзамене. Досадная оплошность может случиться с каждым. Со стороны расположившихся пред нами экзаменаторов, к упавшей стреле кошачьим шагом приблизился служитель, и бережно подняв стрелу двумя руками, не торопясь удалился. Я кожей почувствовал, как сидящую в метре впереди меня девушку затягивает вязкая трясина беспокойства. Когда рядом с тобой кто-то терпит фиаско, волей – неволей ставишь себя на его место. Не волнуйся, моя хрупкая красавица, всё будет хорошее, поражение тебе не грозит. Всеми силами моей души я стану помогать тебе, и твой выстрел будет прекрасным, вот увидишь.

Плавный, неспешный подъем, изящный поворот головы, пронизывающий взгляд, короткая пауза - ДАЙСАН - чуть слышное поскрипывание натягиваемой тетивы, выстрел и далекий щелчок пораженной мишени! Вспыхнула в метре от меня гордость, и счастье победителя накрыло нас пенной волной радости и ликования.

Но, накатив на берег, каждая волна отступает. Повернув голову к мишени и поднимая лук пред выстрелом, я услышал легкое шуршание одежд моей удаляющейся соседки, и запах лета перестал кружить голову. Можно полностью сосредоточиться на прицеливании. Лопатки сведены до предела, тетива прижата к груди, пальцы в оленьей перчатке едва сдерживают мощь натянутого лука. Спокойнее, точнее, еще точнее – другого шанса не будет – раздвигай плечи в стороны изо всех сил – не думай ни о чем, все получится… Стрела устремилась к мишени сама, я не отпускал её. Через секунду, показавшуюся часом, донесся резкий хлопок пробитой вощеной бумаги - АТАРИ!!

Оглушенный произошедшим, я не сразу осознал, что оба моих выстрела результативны. Опустил и прижал лук к левому бедру, отвернулся от стрельбища и медленно заскользил к выходу, прижимая к полу похолодевшие пятки. Прощальный поклон японскому флагу, разворот, выход за пределы ДОДЗЁ, и вот я уже в дружеских объятиях коллег по команде, бурным шёпотом выражающих искреннюю радость успеху товарища. Экзамен сдан.

Своей прекрасной незнакомки я больше никогда не видел, но в нашей пятерке мишень поразили стрелы только двух человек – мои и её.

13


Комментарии:
Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru