САМОЛЕТЫ ЛЕТЯТ В ДЮШАНБЕ. Часть 4.

Пишет SSh, 07.09.2011 14:54


Быстро сказка сказывается, да не скоро роман пишется
(писательская мудрость)

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ БОЕВ

К началу жеребьевки маршрутов по результатам школы количество команд сократилось.

Москва снялась из-за непришедшей в себя ноги правдоруба Кочеткова. У женщин сошел один из «Ростовов»: молодая мама, оставившая дома грудного ребенка, решила, что материнский долг выше спортивного. Таким образом, все участницы женского чемпионата априори стали его призерами до выхода на маршруты. Осталось только разобраться, кто какую ступеньку пьедестала займет

На жеребьевке все прошло спокойно. Зато с утра стены школы наполнили с улицы крики ослов и их хозяев. Всем хотелось подзаработать. Но в отличие от аэропорта Душанбе, где таджикские мальчики хватают багаж пассажиров, не спрашивая самих пассажиров, здесь процессом руководил председатель колхоза.
Не надо лыбиться – в Таджикистане сохранены колхозы и у них есть председатели – авторитетные бабаи.
Через часок-другой совместной суеты грузящих и возящих, напоминающей сдачу багажа в том же аэропорту, первая колонна тронулась наверх, под стену Замин-Карора, в АВС - базовый лагерь на так называемой вертолетной площадке - просторной зеленой поляне с ручейком.

Туда из села ведет спокойная средней крутизны тропа, подъем по которой без особого напряжения занимает около часа.
Меня эта суета не трогала – моя командировка, рассчитанная на первую половину чемпионата, заканчивалась через 2 дня, и мне было легче оставаться со всем скарбом на месте, поднимаясь из кишлака в ABC чемпионата и спускаясь вниз на ночевку.
Постепенно школа опустела. Остались только Шабалин, Балезин и Боголюбов – судьи, наблюдающие команды в правой части стены, плохо просматриваемые с АВС.
Вечером, в кабинете директора школы, под портретом Макаренко, который всем внешним видом был больше похож на Лаврентия Павлыча Берию, мы с Павлом Эдуардовичем в очередной раз потерли за судьбы российского альпинизма. Всё-таки интересно мы живем, если вспомнить где мы с ним за последние три года терли за судьбы - поражает разнообразие мест, закусок и окружавших ландшафтов…

С утра на газоне возле школы я обнаружил тело знаменитого альпиниста, дважды единственного мастера спорта международного класса СССР - по альпинизму и по скалолазанию.
Валерий Викторович лежал на спине и смотрел неотрывно на стену в бинокль. Слева от него лежала рация, справа - мобильник. Рация общей связи похрюкивала на постоянном приеме. Мобильный каждые 10 минут звонил. Рацию Валера не трогал, по мобильному давал инструкции своим подопечным: «Идите выше и левее – там хорошая щель…»

Накануне краснояры, заколотив изнутри дверь класса, где они жили, и, занавесив окна одеялами, провели тайное совещание, где Балезин запретил говорить – общались только языком жестов и надписями на классной доске.
Расписано было всё: каждый шаг, каждый поворот, чертежи поз, в которых спортсменам предстояло лезть, даже – где, с какой стороны должна находиться рация у тренера. Посредине доски висел список разрешенных лекарств и продуктов питания – всего 22 пункта, начиная с красного перца и заканчивая презервативами, которые строго настрого сказали использовать для хранения спичек («И никаких надувных шариков, как в Ергаках!»). Все записи на совещании делались с грифом «Перед прочтением – сжечь!». Все пленки после съемок засвечивались, а карты памяти – стирались.

Один единственный снимок мне удалось сделать объективом с 18-кратным зумом, с расстояния в 3 километра, через щелку между подоконником и одеялом. «Climbing» и «Alpinist» поначалу проявили к нему интерес, но потом отказались, мотивируя отсутствием достаточной суммы для покупки негатива. «Rock&Ice» ответил, что не смог перевести мое письмо с предложением, а «Klettern» сказал, что у них остались только немецкие марки (я просил в евро или румынских леях, на худой конец). Поэтому снимок публикую здесь. Срисовывайте, кому надо…

Когда я уже собрался наверх, в АВС, интенсивность похрюкивания рации резко возросла - судя по репликам, мужская команда Красноярска уверенно переходила со своего маршрута на маршрут, по которому, согласно жеребьевке, чуть ниже шли украинцы. Вечер, как пишут в качественных романах, становился томным…

Не смотря на солнцепек, шлось неплохо, и через час я уже был в АВС, подгадав аккурат к двум событиям: обеду и пику конфликта славян.
Валерий Викторович все это время продолжал в эфире дипломатические маневры, уверяя, что «всё идет по плану», «ну, пусть они немного вместе пролезут, а там разойдутся по своим маршрутам», «да тут такие маршруты, кто их знает, где они проходят», «здесь надо лезть, как лезется, а то, что нарисовано, никто давно не лазил». Я все ждал, когда же дойдет до: «А вот мы вам газ перестанем поставлять и трубу по над за Столбами перекроем»…
Эти уловки продолжались уже более часа. Команды тем временем нисколько не стояли на месте. Понять Валеру было можно: окружавшая его подопечных местность была такова, что назад можно было вернуться только тем же путем – три веревки вниз к точке схода с линии маршрута.

Судьи маялись, не зная кого обидеть справедливостью. Валера жал на «мы еще немножко тут пролезем и уйдем». Тренер украинцев, не менее заслуженный мастер спорта Геннадий Копейка, вообще не понимал, что происходит – команда соперников перешла на чужой маршрут, создала небезопасную обстановку для его подопечных, и на глазах у всего чемпионата продолжает лезть дальше, имитируя ситуацию из анекдота, где девушка на 9-м месяце беременности говорит: «Мамо, может оно там таки само рассосется?»
Наконец, когда на очередной Валерин словесный маневр кто-то из судей в очередной раз уныло ответил «Ну, это как команда Украины…», Копейка не выдержал и резко заявил в рацию: «Если вы сейчас же не уйдете с маршрута, я подаю протест!»
Только после этого сибиряки отступили по пробитому пути.
Да, это вам не переговоры о поставке газа в Грановитовой палате…

АВС был оборудован на славу.
В шатре-кухне царили лагманные ароматы, сдобренные запахами помидоров, кинзы и фестала; доктор Селиванов вдохновенно призывал мыть руки и посуду, кипел огромный чайник, который планировали поначалу сделать призом команде, что займет последнее место, и, ей Богу, за такой приз следовало бы побороться.
В шатре-пресс-центре тоже всё кипело на матрицах ноутбуков и шкворчало гигабайтами информации на жестких дисках.

Аккурат посредине между этими шатрами стоял мощнейший армейский бинокль - такая стереотруба, вроде спаренной зенитной установки на подставке, к которой периодически выстраивалась очередь из членов секретариата, зевак и незанятых в восходительских игрищах участниц. За этой линией располагались уже судьи, покусывающие травинки, долгими взглядами созерцающие участниц, прильнувших к стереотрубе, и стену, с прильнувшими к ней участниками…


Рассказы восходителей
Ко всему, на периферии зрения и лагеря располагалась еще палатка с пивом и соками, установленная местными предприимчивыми молодыми людьми. «А не податься ли в судьи? – думал я, глядя на всю эту пастораль. – Чтоб потом не было больно за напрасно прожитую жизнь…»

Украина перед стартом

Питер-Ростов: обмен опытом
«Что-то мне всё это напоминает?.. – думал я. - Этот базовый лагерь, эти компьютеры, ворчание электрогенератора, стереотрубы, бодрое бормотанье раций, очаровательные формы ля фам моунтань, суровые лица мужчин и их ироничные шутки над бездной, солнце по синему горизонту, вздымающиеся вершины…».
Ну да! Это же практически он - базовый лагерь, показанный в одном из лучших драматических фильмов об альпинизме, которых я видел за свою жизнь – в мега-триллере «Вертикальный предел».
В 2001 году, на премьере этого фильма в Петербурге, глядя на то, как запад представляет качественно оборудованный бэйскэмп в подножье восьмитысячников, я представлял это некой фантастикой и думал, что никогда нам не жить в таких шикарных бэйскэмпах, не отправлять по интернету сообщения «Иваныч, займи 500 – всё ушло на пиво, страдаем без лобстеров и фуа-гра», не пить пива. А вот – все стало былью.
«Надеюсь, нитроглицерин здесь есть только у доктора», - еще подумал я, глядя на отвесы Ягноба.

…Вечером, когда стемнело, на стене замерцали светлячки фонариков. В наушниках плейера пел Кукин: «А в тайге по утрам туман, дым твоих сигарет. Если хочешь сойти с ума – лучше способа нет. Поезд – длинный смешной чудак – рад стараться, твердит вопрос: «Что же, что же не так, не так? Что же не удалось?»…

ОТЪЕЗД

Рано утром большой черный джип Заира принял в свою утробу шесть альпинистов разного пола, веса и квалификации и мы покатили вниз. Старожил этих мест Женя Прилепа пояснял, как оно тут было, где теперь что сейчас, зачем здесь растет вот та гора, и кто на нее когда залезал в поисках приключений, славы или проверки себя на состоятельность. Где-то на выезде из Маргеба Женя сказал: «Мы должны по пути обязательно заскочить в гости. К моим друзьям. Я обещал. На часок. Заодно и немного позавтракаем…»
Женя рассказал, что где-то в конце 80-х ехал он на своей «копейке» по тутошнему хайвэю и по пути подобрал голосовавшего таджика. Тому надо было до боковой дороги в один из верхних кишлаков, где он собирался купить у брата «Ниву».
На развилке таджик вышел, а Прилепа спустя некоторое время обнаружил на полу перед пассажирским креслом «лопатник», плотно набитый купюрами больших номиналов.
Он развернулся и поехал назад.
Он знал только, в какой кишлак направлялся покупатель – не успел толком больше ничего спросить: ни как самого пассажира зовут, ни как зовут его брата. В кишлаке Женя поймал первого попавшегося пацаненка и путем расспросов выяснил, кто тут недавно пришел снизу и к кому направился.
Когда Прилепа появился на пороге нужного дома, то его пассажир, увидев водителя и сумочку, завопил: «Таджик бы не отдал!!! Никогда б не отдал!!!».
Так Женя стал большим другом и желанным гостем дома, куда он звал нас сейчас. А мы были его друзьями и тоже стали желанными гостями. И это оказалось чревато.
А про «на часок» и «немного позавтракаем» он, как потом выяснилось, немного пошутил. «На часок» у таджиков никто не заскакивает – это такой обида хозяину, что хоть мелкий-мелкий шурпа делай из желанного гостя: в первый день только новостями обмениваются…

Но об этом – и о том, как прошла вторая половина чемпионата, и как живет сегодня Таджикистан - вы сможете прочитать в следующих частях документального романа «Самолеты летят в Дюшанбе», который полностью будет опубликован в 69-70 номерах журнала «ЭКС»


Автор благодарит Исполнительную дирекцию и пресс-службу Федерации альпинизма России, а также Оргкомитет чемпионата СНГ по альпинизму за качественную организацию поездки и внимательное отношение к нуждам простых командированных.

162


Комментарии:
4
Вкусный рассказ получился из шкворчащих гигабайтев:)

5
Мощно сказываете, Сергей Алексеевич!:)

4
любезный автор! Сочинительский труд непрост, никто и не сомневаеццо, но сколь Вы будете нас томить, обещая ну самую-самую кульминацию? Ужеж второй месяц пошел :)
К НГ управитесь?
А так вообще цветисто пишете, забористо :) у меня чуть обед не сгорел на плите, пока читала.

8
Нда) зачитываюсь

2
Читается и вправду хорошо. Правда, просматривается "влияние Г.Сидько в творчестве автора". Не в упрек.

2
не в упрек, но вы просто слабо знакомы с моим творчеством :) я так и лет 15 назад писал, до того, как появилось "влияние Г.С." :)


4
не знаю про влияние, но за правдивость ручаюсь. Все именно так и было ! Конечно же с поправкой на авторское видение.
Жду продолжения, классно написано!

4
Нравица :))

4
Душевно :-)

2
Я скажу, что в русском языке столица Таджикистана называется ДУшанбе Кстати, так произносят это название и многие таджики Если автор россиянин, то мне кажется, он должен писать по -русски.

1
Все таджики произносят Ду. Потому что название города переводится как "понедельник". "Ду" по-таджикски - "два". Т.е это второй день недели, поскольку счет ведется от воскресенья - "якшанбе".

1
Отличный рассказ...
и нет разницы дюшанбе иди душанбе....
тем более что -до 1929 — Дюшамбе...

7
безусловно, настоящему лингвисту и знатоку таджикского языка, коим несомненно является г-н Паровоз(ж?)ник, будет интересно порешать и другие, не менее актуальные лингвистические парадоксы - Лондон-Ландон, Париж-Пари-Парис, Москва-Москау-Моска, Россия-Раша-Руссиа, Шепетовка-Бобруйск-Урюпинск, но мне интересно другое - мне кажется, если автор комента россиянин, то он должен не стыдится своего имени, рода и отца, а не писаться прозвищем из смеси нескльких латинских букв.

кстати, г-н Паравож(з?)ник, как знаток таджикского языка, не поможете сделать правильный перевод на русский вот этого текста?

что касается дЮшанбе - я так слышу... авторская трактовка... местный колорит... привет лингвистике!

2
P.S. сон - в руку...
Кстати, по поводу СНОВ - можно смеяться, но нас - журнал ЭКС - действительно пригласили "в Кремль, на совещание"... Но мы решили, что раз там не будет ВВП, смысл поездки теряется...

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru