Первопроход и Перепроход. Мысли вслух.

Пишет Nefedov Sergey, 13.09.2011 09:40



В сообществе горовосходителей очень ценятся прохождения новых маршрутов. С этим трудно не согласиться, и год за годом альпинисты оставляют свои имена в истории, прокладывая на вершины свои пути...



Оказавшись у подножия вершины Аксу этим летом, мы с Андреем обратили свои взгляды на исхоженную стену в поиске не пройденных трещин или хотя бы чего-то, что послужило бы основой для новой линии. Скажу наперед, что линию я все же увидел, согласовав в памяти то, что было замечено в подзорную трубу при наблюдениях с земли с тем, что я увидел непосредственно при прохождении «Трансерфинга» и на спуске. Увидеть путь для лазания только с земли было нереально.
Но генеральная мысль вот в чем… Она довольно прозрачна и интуитивно понятна, но я нигде еще не встречал упоминания об этом феномене, да и ко мне она пришла неожиданно… Она в основном касается районов с историей, где совершено много восхождений. Места, где вы подходите к целиком нетронутой стене, нижеописанный метод подходит априори – вы и так вольны лезть где угодно и как угодно и будете первым.

На горы есть красивые и логичные пути с точки зрения логики, рельефа, безопасности и эстетики. И очевидно, что их занимают в первую очередь.
Если ваш разум свободен от желания получить на выходе нужные категории, баллы и места в чемпионате, а также вы свободны от навязчивой идеи во что бы то ни стало быть первым, то выбрать путь подъема на гору можно следующим способом: подходим, смотрим, и ищем наиболее понравившийся и логичный путь, привязываясь к наблюдаемому рельефу. Бывает, что глаз спонтанно видит эту дорогу сразу. «Душа лежит», или настолько он очевиден. Полезно даже не знать описаний других маршрутов, или постараться о них забыть на некоторое время. Возможно, это будет смесь из пройденных ранее и не пройденных никем путей. Выбрали? Окей, можно почитать описания и может быть даже встретить полезную информацию. Хотя, «золотые» линии описаний не требуют – куда лезть и так понятно.



Самое интересное еще впереди. Если ваша цель – пройти гору свободным лазанием, то традиционный подход к выбору меняется совсем до неузнаваемости. Мало того, что вы могли увидеть линию, включающую в себя два или даже три маршрута, потому что каждый из восходителей прошлого старался проложить свое (не дай бог пересечься или частично пройти общими веревками со старыми маршрутами), а поскольку вам их амбиции в прошлом глубоко безразличны, вы вольны лезть куда угодно. Так еще и описания можно смело выкидывать или растапливать ими костер. А2, А3, сложные или легкие участки в них – это сейчас необъективная информация. Чем старее маршрут, тем это утверждение вернее. Незаметная для крюконоги перестежка по шлямбурам будет для вас непреодолимым барьером, или наоборот, страшный проблемный участок в описании пройдется, нисколько не напрягая, на уровне 6b. К тому же сильно изменился и климат, что привело к таянию многих снежных участков, залитых льдом каминов и прочего. В то же время увеличилась опасность падения ранее примороженных камней с этих мест.

И что получается? Лезешь куда хочешь, описания не читаешь. А получается Перепроход. Пришло новое время, выросло новое поколение, поменялись технологии и снаряжение, по всему миру накопились прецеденты восхождений 21 века, на первое место вышло понятие стиля, а не достижение во что бы то ни стало вершины. Что нам остается? Ломить свое надуманное первопрохождение или Перепройти свободным лазанием соседнюю супер щель, внутренний угол или гребень, на которых ты еще не бывал? Где бывал другой человек из другого времени с другими условиями, стилем, и даже может быть климат на горе был совсем другой… От старого железа и следов пребывания человека никуда не деться, но атмосфера вашего восхождения от этого страдает незначительно, поскольку эмоции новых открытий перехлестывают через край.



Продолжая идею Перепроходов, мы не можем не коснуться вопроса осознанного поведения в горах. Чем чище остается маршрут после восходителей, тем лучшие условия мы оставим нашим последователям. Идеальный вариант – это когда гора и маршруты на ней никак не изменились, несмотря на присутствие людей. Ни шлямбуров, ни крючьев, ни мусора. Чтобы каждый следующий человек мог придти, и лезть туда, куда ему вздумается и наслаждаться первозданной чистотой, а не натыкаться постоянно на следы других. Чтобы десятое прохождение маршрута ничем не отличалось от первого. Экологический альпинизм – один из акцентов стиля, значение которого будет со временем расти. Правда, на скальных стенах это очень труднодостижимо, потому что дюльферные петли и станции все равно надо оставлять, но стараться на горе минимизировать урон от своего присутствия – наш долг.



Вывод. Концепция Перепрохода отличается от простого прохождения старых маршрутов или их варианта тем, что об этом нужно думать по-другому. Это возвращение себя к тому периоду, когда горы еще были девственны, а люди были первооткрывателями. Это же так интересно.

336


Комментарии:
-47
Показать комментарий

27
охренеть, Лен...

37
Не интересно, не читайте. А подобные комментарии пишите в личку. Что за манера за всех все решать?!

28
О да, как это восхительно читать: 50 м, 6b+, 85 гр, 5 закл., 3 фр., 5 кр, 40 м, 6a+, 95 гр, 2 закл.,5 фр., 2 кр .. и т.д. Но особою дрожь в коленях и сопереживание с автором мы получим на его строке 40 м, 7b+,100 гр., 5 закл, 4 фр.... я уже дрожу в предвкушении.

Мы ходим в горы, и там что-то для себя понимаем. И это куда важнее того, сколько метров мы пролезли какого лазанья. Но самое главное, что описание ни на какие подобные выводы тебя не натолкнет. Чтоб к ним прийти надо лезть. Так что, ИМХО место описаний в библиотеке ФАР и на wiki.risk.ru, а в главной ленте место для переживаний и тех мыслей, к которым вы пришли в процессе вашего пребывания в горах.

Вы же наверняка читали все рассказы Урубко. Там почти нет никаких описаний маршрутов, а сплошная байда про целеустремленность, стиль, доверие напарнику и т.д.

Ну и последние: фраза ЖДу описания вашего свободного лазания, отдает тем, что вам все должны:)

-11
Показать комментарий


24
Сереж, отличный пост!
Спасибо! Мало кто умеет помимо рисования линий и описания участков, размышлять о сути вещей... :-)

13
хорошо написано!

9
Отлично все описал! Очень схожие мысли были (про перепроход) когда никак не получалось связать воедино старинные описания, чужие фотографии снятые в другое время и то что сами видели, вобщем лезлось где логичнее всего было. :))

11
О да! Изысканное удовольствие прохождения маршрута по неадекватному описанию. Смешение жанров:
- Экшен выбора пути и собственно движения
- Детективная линия "Что имел ввиду автор описания?"
- Триллер с подозрением о собственном скудоумии
:))

7
А ты пиши описания в жанре комедия положений :)


3
Серж!
Супер- молодца! сейчас как раз то самое время для того , чтобы ростки нового дали хорошие плоды.. Прошло не менее 5-7 лет, прежде чем мы все поменялись и расширили гранизи своего сознания, а это знаково..

Ты прав - подросло новое поколение мысляших - горовосходителей для которых "чистота стиля вне времени".
Англичане по этомы поводу говорят просто и ёмко : Think wise:-)

Успеха Серж и ПУШ ХАРД!!! :-)

10
Сергей, спасибо за то, что не просто ходите в горах, а еще и размышляете и пишете про это.
Не совсем согласен с вашей концепцией Первопрохода, но я думаю, и у вас она еще будет меняться.
Этот этап - прохождение пройденных ранее маршрутов по новому - гораздо быстрее первопроходцев или полностью свободным лазаньем, необходим и для вас лично и для восприятия вас остальным сообществом. Но потом, уверен, вас потянет и на настоящие первопроходы и первовосхождения.

А вот по поводу того, что "Экологический альпинизм – один из акцентов стиля, значение которого будет со временем расти. Правда, на скальных стенах это очень труднодостижимо, потому что дюльферные петли и станции все равно надо оставлять" можно заметить, что спуск по пути подъема при наличии пробитого и общепринятого спускового маршрута - это признак не самого лучшего стиля и раньше и сейчас.

6
С бастиона сейчас спускаются по маршруту Владимира Могилы, так как на станциях есть хотя бы по одному спиту. Мы усилили эти станции минимум еще одной точкой. Что делать в этом случае с "чистотой" скалы, я еще не знаю. Может быть, всем использовать для спуска только один маршрут, чтобы на всех остальных не висели спусковые станции (кроме аварийных случаев).

Согласитесь, что если в день штурма вершины вы вылезете из платформы, висящей на месте красной точки на рисунке ниже (без провешенных вверх веревок), начнете свой путь наверх к гребню и дальше в 9 утра, а вернетесь обратно с вершины в 23.00, то спуск по бастиону вниз со всем грузом - логичен. Что мы и сделали. Про общепринятый спуск кроме как через вершину я не слышал, а перетащить такой груз через нее - очень трудоемко и непонятно, зачем.



P.S. Очень хотим попасть в горы, где будет место для ненадуманных первопроходов на стены, интересные для нас.

6
В такие? :)
Вблизи долины Shyok.
Автор фото Mr.Surmovi

4
Да я в общем и не осуждал, что вы решили спускаться по пути подъема. При наличии пробитого спуска так действительно менее трудоемко.
Просто выбор - оставить маршрут полностью чистым или с дюльферными петлями, всегда есть и он зависит только от вас, а не от обстоятельств.

3
Надо добавить, что это гораздо лучше чем просто бросать раму от платформы, чтоб не тащить ее вниз... а если поискать - там есть экземпляры...

8
На горе Аксу, говорят, есть такое место - "Кладбище Платформ".
Устроили его приверженцы "самого лучшего стиля раньше и сейчас", которые решили спуститься по общепринятому пути.

Может, лучше не кривляться и по стене вниз свалить?

6
Видели. Объемом каркасы и тенты тянут на 3-4 столитровых рюкзака. И еще там сломанный молоток валяется рядом.

6
спасибо за очень ценный пост! Из своего опыта: за последние 8 лет лазания в Альпах сам начал замечать, что мыслю в дискретном пространстве, базис которого связан нитками из бесконечного числа гайдбуков. Сделать шаг влево-вправо от линии в гайде все сложнее... Пару лет назад, поехав в Киргизию в дикие горы, пройдя несколько первопроходов (совсем несложных) получил более ценный, близкий сердцу и душе опыт и радость, чем после прохождения очередного заангажированого нетривиального альпийкого проекта.

2
В точку! Если кому-то еще знакомо это ощущение "дискретного пространства" в голове, то о нем я и пытался сказать.

-5
Что скажешь Серега, красиво конечно.
Помню похожую статью написал 10 лет назад Юра Кошеленко и опубликовал в первом номере журнала "Риск".

3
Пойду искать в шкафу. Хотя кажется, моя коллекция начинается со второго номера :)

7
Эх, придется тряхнуть архив и опубликовать таки опус Юры... :-) Обещаю.

3
Кстати, хотел спросить, наверняка кто-нибудь владеет этой информацией. На маршруте Трощиненко, с ледника и чуть выше второго "интеграла" висели перила из плетеных канатов, кое-где по два на участок. Причем линия не прерывалась даже на "пешеходных" горизонтальных траверсах. Мы пообрезали все это и сбросили вниз, к сожалению, унести вниз совсем вниз не смогли (скинули не менее 400 метров веревки диаметром 11-12 мм). Кто это оставил и когда?

4
Какое-то там кино кто-то пытался снимать кажется..

2
Спасали японцев... в 2003 году.

3
Корейцев. Двойка сорвалась.


6
Гляжусь в тебя - как в зеркало, Сергей! Лет 15-18 назад. Смотри, старина, поаккуратнее с эзотерически-альпинистским синтезом - уж очень ударное лекарство для мозгов, можно не потянуть. Подчеркну: для мозгов, но не для души. Двое из наших тех лет (про которые говорят: "андеграунд", "флибустьерство", "под черным флагом") сейчас - батюшки в православных приходах, еще один - очень известная личность в Судакском КСС, двое пали смертью храбрых в криминальных разборках, сколько спилось или терпеливо заканчивает жизнь на игле или с бульбулятором - затрудняюсь вспомнить. Ну а завязавшими ( они отвалились в первую очередь) я не интересуюсь. Ранний постсовок это был, нас было много. Еще добрый совет - не сыпь бисер перед... Затопчут, будет больно. Это уже душе.
Ну и последнее. Высоко перепрыгнувши через многочасовые сокровенные беседы: вали отсюда, брат. Вали из постсовка - его НЕТ, совок остался и будет плохо таким как ты. Вали, пока молод и ничто здесь не держит!

6
Валить то куда? И зачем? Людей с таким как у Сергея не утилитарным отношением к горам скоро будет большинство, если уже не большинство.

4
"Концепция Перепрохода ... Это возвращение себя к тому периоду, когда горы еще были девственны, а люди были первооткрывателями."
- Не совсем так. Конечно, ваш стиль гораздо лучше, чем простое повторение старых маршрутов. Мне кажется, я вас понимаю, потому что в начале своего альпинистского пути мы ходили в горы самостоятельно, не имея описаний и представляя маршрут весьма приблизительно, поэтому неизбежно делали свои варианты и естественно в своем стиле. Однако знание того, что где-то здесь уже ходили в 50-60 годы, было большим подспорьем - мы были уверены, что тоже пройдем.
Я участвовал только в 2-х первопрохождениях, на Чапдару и 4810, и ощущения были качественно другие: полная неизвестность впереди.
Мне очень нравится то, что вы делаете, однако советую все-таки выбраться куда-нибудь на первопроход. Там кайфа больше.

10
Обещала, сделала. Долго колебалась, не выделить ли статью Кошеленко "Живые горы" из журнала "РИСК" n1 от 2001 года в отдельный пост, ибо к ней во втором номере есть ответная статья Джапаридзе "Живые люди". Решила опубликовать обе в Комментариях к размышлениям Сергея. Что бы уж все в одном флаконе и не раздирать тему на части.

"РИСК N1", 2001 год.


Живые Горы.


Последние годы после периода некоторого затишья, Кавказ вновь стал очень популярным у русских альпинистов для зимних восхождений. Климатические
условия зимой, например в Приэльбрусье, как правило, очень суровые. В моем опыте еще не было случая, чтобы за выход, длительность которого превышает неделю, нас пару раз серьезно не потрепало. Конец 99 начало 2000 было отмечено особым наплывом восходителей.
У гор свои законы, и мастерство альпиниста часто заключается не столько в способе лазить, сколько в умении раствориться в восходящем потоке своего устремления к вершине, не нарушая целостности окружающего пространства.
На горе не надо красться, лучше быть просто прозрачным. Эта прозрачность дает органическое единство со средой, степень опасности которой зависит от привносимого в нее инородного шума.
Вероятно, в любом прерывании жизни есть свой тайный смысл, “…то есть целое, и это тоже есть целое”. Но для живущих, находящихся по эту сторону барьера, в силу несовершенств восприятия ли, внутреннего опыта ли – события связанные с уходом всегда печальны. В то же время они напоминают о временности всего физического и учат способных обращаться внутрь за истинной пищей. Альпинизм в этом смысле напоминает Северный Буддизм в своей ориентации на постоянную готовность к переходу. Но даже те из нас, кто воспринял философское отношение к жизни проникается подчас скорбью, слыша известия о гибели товарищей. Февраль 2000 года в этом смысле стал особенно печальным. События выстроились в ряд, цепочку парных случаев.
В это время наша команда лезла новый маршрут на стене Кюкюртлю, находясь в удаленном углу западной оконечности Эльбруса. Мы видели, как летал спасательный вертолет, по связи поступали путаные сообщения о спасательных работах в районе Ушбы. Позже, когда в марте мне вновь довелось быть на Кавказе, спасатель Шхельдиского отряда Володя Гончар выдал полную картину случившихся трагических событий.
5 февраля группа из четырех русских и трех английских альпинистов прибыла в ущелье Адыл-Су с целью восхождения на Ушбу Северную по классическому пути. Английские восходители планировали весной экспедицию на Шишу-Пангму, и это восхождение рассматривалось как тренировочное. На правах гида и руководителя всей команды выступал Михаил Запорожский, Мастер спорта по альпинизму из Пятигорска.
Зарегистрировавшись в Поисково-спасательной службе района и проведя день на ледовых занятиях, сборная команда 8 февраля вышла с базы, за день, преодолев путь до Немецких ночевок (летом 4-5 часов по Шхельдинскому ущелью). Ночевала команда в снежной пещере, напротив Ушбинского ледопада, выводящего на одноименное плато, с которого собственно и начинается классический маршрут на Ушбу. Первая связь с группой была заказана на 9-00 10 февраля, погода стояла морозная и спокойная.
9 февраля, не торопясь, русско-английская команда стала набирать высоту по Ушбинскому ледопаду. На подъеме во второй половине дня их обогнала двойка молодых альпинистов Рашитов и Остапенко. Темп двойки был очень высок, поскольку утром они были еще на базе УМЦ “Эльбрус”. Пройдя разломами под склонами пика Щуровского, к 17 –00 Рашитов и Остапенко поднялись уже к верхней ступени ледопада, спустив с края серака для группы Запорожского веревку.
По веревке сначала поднялся Игорь Терехов, следом за ним Миша Запорожский. К этому времени их команда уже занималась установкой лагеря на ледопаде. По словам Рашитова на их предложение выйти наверх Игорь ответил: “Клиенты устали, идти дальше не могут”.
Я хорошо знал Мишу, ходил с ним несколько стенных маршрутов, в том числе и зимой на Кавказе, как он мог принять такое опасное решение остановиться под последней ступенью Ушбинского ледопада для меня остается загадкой. Возможно, недостаточная акклиматизация и суровые зимние условия Приэльбрусья, в самом деле, очень утомили англичан, может в группе была легкая травма, можно гадать сколько угодно, фактом остается то, что они разбили бивак прямо под отслоившимся сераком, за 30 метров до безопасного места. В горах лучше считать, что если что-то может обвалиться, то оно скорей всего обвалиться. 10 февраля в 9-00 группа Запорожского на связь с ПСС не вышла.
Рашитов и Остапенко совершили удачный подъем на вершину Северной Ушбы и 11 утром начали спуск вниз. На месте последней встречи с Запорожским изо льда торчал наполовину вырванный, погнутый ледобур, натянутая струной веревка скрывалась под крошевом ледового обвала. Лишь сильный запах газа над обломками свидетельствовал о том, что здесь недавно жили люди.
Только 11 поздно вечером Шхельдинскому отряду ПСС стало известно о несчастье на ледопаде. 12 утром совершая вертолетный облет района катастрофы, спасатели обратили внимание на странные знаки, которыми пыталась привлечь их внимание группа Джапаридзе на Шхельде Центральной.
Заложив еще один круг на вертолете, и подлетев поближе они, наконец, поняли, чем вызвана такая активность. Команда из Московской области альпклуба “Романтик” спускала вниз головой человека.
Командир отряда Череску со спасателем Осипенко и Рашитовым высадились на ледопаде, остальные устремились на помощь группе, терпящей бедствие на Шхельде. Позже убедившись, что в таком ледяном многотонном завале уцелеть никто не мог, спас работы были полностью переключены на Шхельду. Спасателям пришлось пролезть пол маршрута, прежде чем они добрались до пострадавших. Сергеев Сергей, спасатель центроспаса МЧС России попал под камнепад с вершины. Травм несовместимых с жизнью у него не было, но лютый холод и отсутствие у группы необходимого на таких восхождениях теплого снаряжения довершили начатое камнями. Восходители, пережившие 7 ночевок на горе с легким бивачным снаряжением и очень утомленные спуском пострадавшего, когда к ним подошли спасатели находились в крайней степени истощения и переохлаждения. У группы не было рации, и если бы не спас работы на Ушбинском ледопаде, ситуация могла сложиться еще драматичнее. 13 февраля вечером пострадавших спустили на Шхельдинский ледник, сами спасатели еще оставались на маршруте, им предстояло снять снаряжение. На следующий день вертолет вывез из- под Шхельды всех.
15 и 16 февраля были отмечены массовым прибытием спасателей практически со всего региона. Из личной беседы с главным специалистом Североэльбрусской территориальной ПСС Автомоновым: “Ночью, по команде из Ростова н/Д подняли, как по тревоге. .Рано утром уже были в УМЦ “Эльбрус”.Следом приехала Северо-Осетинская республиканская ПСС и Ставропольская ПСС, Карачаево-Черкесская ПСС подвезла взрывчатку. Вылетели на вертолете из УМЦ , но долетев до пика Кавказ повернули назад из-за погоды. 16 сделали облет ледопада, а на следующий день забросились на Ушбинское плато. Спустились на место аварии, с собой были бензопилы. Состояние не утешительное. Залетели Владикавказ, Терскол, Ставрополь, осмотрели место аварии. Взрывные работы проводить бесперспективно.
Пласты льда с горизонтального ложа ледника книгой раскрывались на вертикальном сбросе и точка центра тяжести пластов проектировалась не на основание сколов, а вперед и вниз по склону. Это несло очень большую угрозу для работающих внизу спасателей. В тоже время было не предсказуемо, как поведет себя верхний книгообразный ярус, если обрушить с помощью взрыва низ обвала. Вручную завал расчищать было очень опасно, постоянная угроза падения льда. Толщина слоя льда в завале, по аналогии с пластами книги предполагалась 6 м. Проведя еще один день на ледопаде и, отсняв все на фото и видео мы свернули работы”.
Позже, по настоянию родственников погибших, еще раз проводилось обследование завала на возможность проведения взрывных работ, но за десять дней картина поменялась не в лучшую сторону, по всей длине последней ступени ледопада виднелись следы новых обвалов. Стихия льда тщательно хранила тела своих узников.
28 и 4 произошел следующий парный случай. На северной стене вершины Донгузорун пропала двойка альпинистов Делищев, Рощин. При спуске с вершины Вольная Испания сорвался руководитель, вылетел само выкручивающийся ледобур. Получив множественные переломы, он был вовремя эвакуирован на вертолете спасателями. Судьба первой связки по сей день остается не известной: срыв, ледовый обвал или лавина, на этой стене с ними могло произойти что угодно. У второй группы была рация, и это упростило ситуацию.
Все эти события мне сильно напоминают круги на воде, после падения большого камня. Первая ситуация на ледопаде несомненно стала взрывом, голос которого увлек неизвестные нам волны и энергии своей мощью, опрокидывая или завершая судьбы вовлеченных людей вольно или не вольно в сферу его метафизического действия. Поэтому, если любишь горы, учись в них быть прозрачным и чутким, это живая динамичная стихия, в том числе и с незримыми для нас процессами, где внутренняя чистота восходителя играет далеко не последнюю роль в заключительном успехе или просто опыте.
Да пребудет всегда с нами интуиция – Сарама: Гончий пес Небес.
Ю.Кошеленко.

Попавшие в обвал на Ушбинском Ледопаде: Эльбрусская территориально поисково-спасательнал служба АКТ N4

Б.О.Тилов
• Запорожский Михаил Юрьевич, 1964 г.р.
• Бережной Сергей Викторович,l968 г.p.
• Терехов Игорь Владимирович,1978 г.р.
• Ашуров Геннадий Ашурович,1959 г.р.
• Марк Пейн, 1963 г.р.
• Марк Бренден Ричард 1962 г.р.
• Винсент Джеймс Даймонд 1967 г.р.

8
Ответ был такой.

Журнал "РИСК"N2, 2001 год.


Живые люди



Приветствуем, поддерживаем и хотим сотрудничать с Вашим журналом. Чем больше информации о горах, тем лучше для всех и для тех, кто только собирается приобщиться к нашему спорту, и для тех, кто навсегда связал свою жизнь с горами.
Но за достоверность информации должны полностью отвечать и те, кто ее предоставляет, а так же и те, кто ее публикует. По известной пословице, семь раз отмерь – один раз отрежь.
Я, тот самый Джапаридзе, руководитель команды клуба «Романтик», о котором уже столько раз были заметки в центральной прессе, по радио и телевидению. Коротко о себе и моей команде альпинистов. Мастер спорта, альпинистский стаж 30 лет, побывал на трех семитысячниках, в багаже восхождений - с десяток «шестерок». Команда альпинистов «Романтик» – самая молодая в стране. Самому старшему - 20 лет. Все они кандидаты в мастера спорта, прошлым летом прошли две «шестерки», стали чемпионами Москвы и Московской области, заняли пятое место в Чемпионате России в классе технически сложных восхождений. Я это пишу для того, чтобы читатели Вашего журнала поняли, что мы не случайные люди в альпинизме и авантюризм, шапкозакидательство по отношению к горам и восхождениям для нас неприемлемы. Каждая поездка в горы долго планируется и готовится, каждое восхождение тщательно взвешивается.
Статья в Вашем журнале «Живые Горы» заставила меня взяться за перо, так как это последняя капля, переполнившая чашу терпения. Прошло больше года, как в нашей команде произошла трагедия – погиб наш товарищ, великолепный спортсмен и человек. Все уже более или менее успокоились - и вот опять статья с, мягко говоря, искаженными фактами, которые с подачи недобросовестного журналиста кочуют из газеты на радио и телевидение, и теперь в Ваш журнал. В этих статьях нас представляют дилетантами в горах, которых «доблестные спасатели» Приэльбрусья с риском для собственной жизни спустили в полном изнеможении вниз. Так ли это было на самом деле или нет, кто с нами встретился и поговорил?
Мы вышли на восхождение на вершину Шхельда Центральная по маршруту 5Б категории сложности. Был февраль, много снега, скалы во льду или засыпаны снегом, температура воздуха минус 15-18 градусов. Холодно, но в пределах нормы зимних восхождений. Провели две полулежачие ночевки на снежных полках. Экипировка из новых мембранных тканей и специальных синтетических утеплителей позволяла нам не бояться обморожений и холода. Мы чувствовали себя довольно комфортно и в палатке и на маршруте в плане тепла. Свидетельством тому служит то, что после трагедии, проведя еще две ночевки на спуске, никто из участников этого трагического восхождения не только не получил обморожений, но и ни разу не пожаловался на холод. «Легкое» бивачное снаряжение, как это написано в Вашем журнале, обладает несомненным преимуществом – малым весом, поэтому надо бы добавить - современное снаряжение для зимних восхождений. Рука не поднимается писать про гибель Сергея, опять все ворошить, опять не давать ему покоя и на том свете. Тот, кто писал статью в вашем журнале, был ли он ознакомлен с выводом медэксперта? Журнал пишет: « Травм, несовместимых с жизнью, у него не было, но лютый холод и отсутствие у группы необходимого на таких восхождениях теплого снаряжения довершили начатое камнями». Заключение медиков: «Смерть наступила в результате кровоизлияния в мозг».
Да, мы были в очень критическом положении, практически из-под вершины по пути подъема предстояло спустить умершего у нас на руках нашего товарища. Участникам восхождения тогда, исключая автора этих строк, было по 19 лет. И я не уверен, что в этом возрасте многие смогли бы не запаниковать и выполнить архитрудную задачу, спустить тело товарища и спуститься самим практически на ледник. Спасатели не прошли половину маршрута, снимая нас со стены, как написано в статье. Всю стену вниз мы прошли сами, опять ночуя на снежных полках. Два дня, которые ушли на спуск, мы видели группу людей на леднике – это были спасатели. Мы понимали, что прийти к нам на помощь по обледенелым скалам маршрута высшей категории сложности могут только альпинисты экстра класса. Я не думаю, что спасслужба Приэльбрусья обладает в достаточной мере такими кадрами. Да и внизу совершенно правильно рассудили, наблюдая за спуском, что ребята справляются сами, и лезть вверх, подвергая дополнительные жизни опасности, нет смысла. Большое количество людей в подобной обстановке только помеха. Поэтому мы рассчитывали на свои силы и умения. Само присутствие людей внизу вселяло в нас уверенность, что все закончиться благополучно, что о нас думают и в крайней ситуации придут на помощь. Приняли нас спасатели в 100-150 м от ледника, чуть выше перемычки между скальным треугольным островом и стеной, откуда, собственно говоря, и начинается весь маршрут.
Никто не спускал нас, как это написано в статье, а прошли мы всю стену и 3-4 навешенные спасателями веревки по снежному склону до ледника своими ногами. Тем более нет смысла говорить о «крайней степени» истощения, как это представляется в статье. По своим ощущениям, мы могли бы работать на маршруте не один день. Запас прочности был. Действительно, спасатели оставались на леднике, взяв на себя тяжелую ношу спуска Сергея далее, в долину. Мы же, не задерживаясь на леднике, ушли ниже. Примерно в 30 минутах ходьбы по морене ледника в вырытой снежной яме у нас стояла палатка. Спасатели снабдили нас продуктами, газом. На следующий день часть группы пошла назад к спасателям, помогать транспортировать тело, а часть спустилась в лагерь Шхельда, где начались хлопоты по доставке Сергея в Нальчик и далее в Москву.
Я не хочу этой статьей никого обидеть, но не надо обижать и нас, представляя все не в том виде, как это было на самом деле. Мы живые люди и так же ранимы, как и все. Тем более, когда речь идет о деликатной во всех отношениях теме, как смерть товарища.
Большое спасибо всем, кто принял участие в спасательных работах в феврале 2000 года, всем, кто помогал нам на всем протяжении пути от Шхельды до Нальчика и далее до Москвы. Но давайте более ответственно подходить друг к другу и публикуемым материалам.
Надеюсь, что эту заметку Вы найдете возможным, опубликовать в Вашем журнале и в интернет.

С уважением Ю.Джапаридзе

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru