На Арарат с сыном

Пишет vertikal-biz, 13.10.2011 14:54

В августе этого года Сергей Кайфаджян сходил на Арарат с 6-летним сыном.


Сергей Кайфаджян пришел к нам с самым юным альпинистом, которого видели стены ЭЦ Вертикаль. Аматуни — 6 лет, и помимо юного возраста он отличается просто невероятным обаянием.

- Сергей, самый интересный проект для вас...

- Конечно, восхождение в августе этого года. Потому что впервые я поднимался на Арарат с сыном. Он меня приятно удивил, преодолев весь путь своими ногами без чьей-либо помощи. Были, конечно, разные моменты. На Малом Арарате сел и всё: я больше не могу идти. А я: «Ну что, я сейчас пойду, облако закроет солнце, а ты останешься сам тут? Что ты будешь делать?» «Идти с тобой», — отвечает. Но, конечно, когда мы спускались, я уже взял его за руку и мы пробирались рука в руку, там сыпуха конкретная. Спускаешься, как на лифте. Но ничего, справились. Раз объяснил, два — смотрю, получается. У меня такое ощущение что он в утробе матери был обучен ходить в горы.

- Аматуни, это твой первый поход?

- Да.

- Ты сам захотел в гору идти?


- Папа придумал.

- Тебе понравилось?

- Очень.

- Что больше всего понравилось?

- Подниматься на вершину. Еще там орлы летают, мы видели!

- А что для тебя было самым трудным в вашем походе?


- Подниматься на вершину.

- Логично. А ты уже решил, на какую следующую вершину хочешь взойти?

- Да. На Эверест.

- Серьезно как... А чем ты любишь заниматься, когда в горы не ходишь?

- Ну... когда я не хожу в горы, то люблю пускать мыльные пузыри! — и тут же продемонстрировал, что и в этом смысле с умениями все хорошо.

- Ты уже думал, что хочешь делать, когда вырастешь?

- Водителем быть хочу! — и видя, что папа не в восторге от таких перспектив, объясняет застенчиво, — я машины люблю.

Отец добавляет:

- На самом деле он еще занимается футболом в «Металлурге». Я же и тренирую. И пошел в этом году в 1 класс.

- В школе тебе нравится? Тяжелее или легче, чем в горах?

- Нравится. Гораздо легче в школе!

Возвращаясь к гордому родителю:

- Аматуни, наверное, один из самых юных альпинистов в мире...

- Мы, по крайней мере, никого младше не встретили. Когда мы шли, все его фотографировали, норовили сами с ним сфотографироваться. Курды предлагали посадить на лошадь, даже бесплатно. Мы вежливо отказывались, потому что наша задача была идти своими ногами.

- Аматуни нес рюкзак?

- Он нес гидросистему кэмэл бэк с водой. Остальное погрузили на лошадей. Сейчас на Большом Арарате вообще сплошной бизнес. На лошадей весь груз закидывают курды. Еду готовят они же. Когда я в 2000 г. впервые попал туда, все на себе несли, у меня даже впереди два рюкзака было. Сами готовили и сами шли. Там было спортивное восхождение, а сейчас бизнес, туристическое. Я был в четвертый раз на Большом Арарате. И пожалуй, сейчас получил наименьший интерес. Как бы это сказать... Сейчас там слишком...

- Цивилизованно?

- Именно так. Мне показалось, что я не в горах, а в густо населенном пункте. Приходилось дорогу часто уступать. И мусора очень много.

Мы сначала пошли на Большой Арарат. На 2200 нас высадили, мы поднялись на 3200, там первый лагерь. Аматуни чувствовал себя великолепно — бегал, прыгал, чем меня в общем-то удивил. Я подумал: раз он бодрый, до второго лагеря точно дойдем. Выспались и пошли. Ко второму подъем круче. С 3200 на 4200. И если с 2200 на 3200 мы добрались за пять с половиной часов, то следующий рывок занял почти семь часов. Тут, конечно, чувствовалось, что он устал.

Переночевали. Акклиматизацию прошли, пофотографировались. И я принял решение возвращаться вниз. Спустились, отдохнули. Мне надо было выбрать: либо снова вверх и таки пытаться дойти до вершины, либо попробовать на Малый Арарат сходить. Я там не был, и меня эта идея больше привлекла. Разрешения я получил сразу, и это все-таки тоже вершина: 3 927, почти 4. Я прикинул: раз мы на 4200 были, ту вершину точно возьмем. Здесь я немного просчитался, в том смысле, что это оказалось довольно нелегким делом.

Малый Арарат. Гора на границе 4 стран — Турция, Иран, Азербайджан и Армения. Туда почти нет дороги. Сначала мы два часа ехали на машине по... скажем так, не по дороге. И когда доезжаешь, думаешь: наконец скачки на камнях закончились. Но ждет не менее утомительный путь к подножию горы. Высаживают где-то в районе 2000, и ты к подножию на 2200 идешь часа 4-5. Дороги вообще никакой нет. Потом начинается подъем под углом 45-50 градусов. Нет ни зигзага, ни обхода — ты просто все время идешь в гору. Поднимались мы 10 часов. В 7 утра начали, в 5 вечера были на вершине.

10 часов — это очень неслабая нагрузка, тем более для 6-летнего ребенка. Палатку там не поставишь: это строй работами заниматься надо, чтобы найти, где ее ставить. Я подумал, что легче было на высоту Большого сходить. Преодолеваешь в день 2 тыс. метров, а не тысячу, как на Большом Арарате, и дороги нет вообще никакой. С каждым шагом нога вниз съезжает, сыпуха сплошная. Еще и проход узкий. А самый верхний участок, метров 15-20, вообще скальный, там лезть, а не идти приходилось.

- Вы такое предполагали?


- Нет! Тем не менее справились. Аматуни лез по скале. Удивил папу.

- Я с палками лез! — подсказывает Аматуни.

- Где палками, а где руками приходилось держаться. В трех моментах он плакал. «Папа, я больше не могу...»

- В эти моменты не пожалели о своем решении?

- В такие моменты нельзя жалеть, это смерти подобно. Надо мобилизовать, собрать, взбодрить. Но только не расслабить. Это мое правило. Если бы я им не руководствовался, не сидел бы сейчас здесь с вами.

Мне важно, что мой сын ощутил эту вершину... На вершине Малого Арарата мы развернули флаги, с которыми поднимались. Я сфотографировал бутылку армянского коньяка на фоне большого Арарата. Мы ее подарили Музею Армянского коньячного завода в Ереване.

Меня, честно говоря, на вершине больше всего волновала мысль о спуске. Я представлял, как мы будем лезть, особенно эти последние метров 20. На спуске я не отпускал его руки. В этом отношении мне очень помог носильщик: он нес свой и мой рюкзаки, а я полностью на Аматуни сосредоточился.

Порой казалось, что мы дорогу не найдем. Когда спустились, у подножия было совсем темно. В 11 ночи только в машине оказались. Устал он, конечно, конкретно. Но этот экзамен с честью сдал, и меня этим очень порадовал. Получил сертификаты о том, что был на 4200 на Большом Арарате и на вершине Малого. Я думаю, не каждый не только в его возрасте, а вообще не каждый может это проделать.


- Вы гордитесь, конечно...

- Мне очень приятно, да. Я видел, как мой сын преодолевал невзгоды восхождения, и с уверенностью могу сказать: «За мной идет сильнее меня».

- А мне еще понравилось, что там есть палатки, — вступает в разговор Аматуни. — Понравилось в них ночевать.

- Холодно тебе не было?

- Жарко даже было. И очень интересно!

- Ты в школе рассказывал о своем восхождении?

- Нет, я секретничаю!

Отец подсказывает:

- Ему еще очень понравилось в озере Ван.

- Особое озеро?

- Да, как бы мыльное. Вода там несколько щелочная, и она просто не дает выйти, хочется в нем сидеть или вообще поселиться :)

- И все же вопрос к вам, Сергей, как к отцу. Как вы решились?

- Я задумал это восхождение еще в прошлом году, но родные восстали против. Таким образом на год я отложил идею. Но не забывал о ней ни на минуту. Целый год я жил этой мыслью. Она мне не давала покоя. Было ли страшно за сына? Это чувство, которое невозможно объяснить. Я был спокоен, я просто знал, что все будет хорошо с нами.

- А мама Аматуни вас спокойно отпустила?

- Мама полностью верит мне. А я полностью верю Богу. Допустил он нас туда, значит, присутствовал с нами. Чувство веры меня поддерживало. Мы шли даже без связок. Я шел за ним, подстраховывая, становясь так, чтобы суметь поддержать.

- Вы еще планируете с сыном ходить в горы?

- Сказать, что я об этом не думаю или что нет — это, конечно, обманывать самого себя. И думаю, и мечтаю.

- Конкретные идеи есть?

- Об этом давайте пока воздержимся говорить. Они всегда есть, главное, чтобы совпадали с планами Божиими. Если бы я пошел год назад, неизвестно, как все получилось бы. Все-таки 5 лет ребенку было... Я мечтал взойти со своим сыном на обе вершины Священного Арарата и развернуть вместе с ним флаги Армении, Арцаха, Джавахка и Святого Эчмиадзина.

И так получилось, что все флаги, поднятые нами, приурочены к определенным юбилейным датам: флаги Армении и Арцаха к 20-летию независимости обеих республик, флаг Джавахка к 90-летию присоединения к Грузии. Четвертый флаг, который мы подняли — это флаг Каталикоса всех армян Гарегина II, в связи с празднованием его 60-летия. Вот так все совпало именно в этом году, если тут уместно слово «совпадение». Я горд и счастлив тем, что мы это сделали.

- Значит, туда действительно надо было в этом году...

- И значит, это не только моя воля и не только мое решение. Не бывает таких случайных совпадений. Еще хочу сказать, что мне важно было идти именно на священный для всех армян Арарат. Вершины его связаны монолитным подножием. Одна гора, две разные вершины. Арарат Большой и Арарат Малый... Отец и сын. И еще много символов таят в себе вершины Арарата. Другую гору я не мог выбрать для совместного восхождения с сыном.

Арарат — это первая победа моего сына. И очень серьезная.


Пресс-служба ЭЦ Вертикаль, 12.10.2011

121


Комментарии:
0
С сыном это хорошо, это правильно, но риск очень высок.

9
Как влияет высота 2000-5000 метров на организм растущего ребенка - не знает никто. Физические нагрузки продолжительностью до 10 часов на 6-летний организм опять же на высоте... Есть такое в альпинизме, как кислородная недостаточность. У нас она вызывает горную болезнь. А по простому - мозги плохо управляют организмом... Нужны ребенку в 6 лет такие эксперименты? Нам не известно, как ЭТОТ ребенок готовился к таким нагрузкам. Что у него за спиной из "не квадратными метрами"? Вопросов много, чтобы однозначно утверждать: "С сыном это хорошо, это правильно..."
Одно дело, если взрослый парикмахер или бармен, поднакопив деньги, решил, что у него в жизни еще не хватает Килиманджаро или Эльбруса. Заплатил - завели.
Дети в горах - это хорошо. Но поднимать их на большие высоты - это очень серьезное дело! Браться за него можно только, если сам многое знаешь и в альпинизме, и в работе с детьми. Был пример недавно у протоереев костромских на Эльбрусе. Дурачье кричало УРА! Даже САМ благословил. Но водить людей на Эльбрус должны инструктора альпинизма! А для протоереев есть специальные заведения. Мы же не идем в их монастыри со своими молитвами... А дети тогда на Эльбрусе реально все обрыгали... Это привлечение детей в альпинизм?
Мое предложение такое. Родители, которые хотят увлечь детей горами (а не повыпендриваться перед друзьями), должны объединяться и собирать детей в детские лагеря, где им будут давать необходимые навыки, постепенно повышать нагрузки, играть в альпинизм и т.д. Через несколько лет они созреют и до Эльбруса, и к другим вершинам. Должна сформироваться четкая мотивация. Типа, как говорила Фея: "Хочу на Эльбрус!". Нельзя идти на арараты, не полюбив костер, гитару. А еще важно, чтобы ребенок шел на ГОРУ в коллективе сверстников. Почему-то альпинисты кучкуются, схаживаются, объединяются с себе подобными... Не лезут на 6Б с кем попало. А почему ребенок на такие сложные для себя восходжения не должен идти с близкими себе по возрасту и интеллекту друзьями? Права человека, однако. Это ведь не маловажная грань альпинизма - с кем идти?! С кем идти ребенку - решает отец. Поверьте, если дети идут на гору даже высотой 1598 метров своей группой (мы - рядом), это уже настоящий альпинизм. Со всеми заморочками взрослого. Глядеть на такое со стороны - оно того стоит. А разбор восхождения потом? Голливуд отдыхает!
Так что поздравляю папу с первым експериментом над собственным ребенком. Сам таким был.

2
"Нельзя идти на арараты, не полюбив костер, гитару."
Чего-чего?

1
Для меня есть такое, как дух альпинизма, путешествий. Романтика что-ли. В горах не все меряется высотой в метрах и известностью названия вершины. Чтобы много и долго ходить в горы, надо любить и всё то, что сопровождает процесс горовосхождения. А это, в первую очередь, друзья, песни у костра под гитару. Аура этого дела.

2
Остается только надеятся, что амбиции отца не повредят ребенку.
Не поверю, что в 6 лет ребенок сам ходил и просил: Пап, ну когда пойдем на Арарат.

4
посмотрите на Машу Хитрикову в 12-Эльбрус, в 16 - 7000м, в 21 - 8000м. Папа научил, уже без папы ходит.
Ходить с папой (или мамой) - дорогого стоит, это непередаваемое чувство единения, надёжности и окрылённости - по себе знаю. а друзья и сверстники ещё будут...

2
++Ходить с папой (или мамой) - дорогого стоит, это непередаваемое чувство единения, надёжности и окрылённости - по себе знаю. а друзья и сверстники ещё будут...++
А зачем такое противопоставление? Можно и с родителями, и со сверстниками. Мы старались так ходить, искали в компанию людей с детьми примерно того же возраста.

1
Пример с Машей крайне неудачный! Надеюсь, тут знают, КТО у Маши папа...( Если есть такие, кто не читал книгу Аксельрода "Сенсация, которую не заметили", то я сориентирую - Южная стена Лходзе. И не только.)
В этом и беда. Раз Машу вывел в люди папа, то и я выведу - может подумать обычный папа. Ребенок должен знать названия вершин, знать про горы. Он должен ими жить какое-то время. Маша Хитрикова узнала слово Эльбрус в возрасте... Да, а в каком возрасте Маша могла знать об Эльбрусе?

0
офигенно круто. Завидую мелкому. Эх, меня бы родители взяли в горы в 6 лет.

3
Брать детей в горы нужно. Я брал сына с 10 лет на альп.маршруты. Сейчас ему 13, он дважды закрыл 3-й разряд(неофициально, конечно же). Главное, относиться к этому без родительского фанатизма и амбиций. В этом сезоне младшая дочь 1 год 2 месяца поднималась на ночёвки. Поскольку наша мама врач, то мы специально каждый день фиксировали физическую и психическую активность ребёнка. На опыте пребывания в высокогорье двух своих детей могу сказать, что детям в горах ХОРОШО. Это взрослые боятся и свои страхи прячут за личиной заботы о ребёнке.

3
++Я брал сына с 10 лет на альп.маршруты++
10 лет и 6 лет - большая разница. Я бы даже сказал - принципиальная (из опыта своих детей, естественно).
++могу сказать, что детям в горах ХОРОШО++
Детям везде хорошо. :) Я поехал в поход в Хибины с 5-летней дочкой(впервые). Погода была плохая и маршрут накрылся, пришлось неделю сидеть на базе КСС. Взрослые расстроены, а детям хоть бы что, играют целыми днями в свое удовольствие. А вот монотонную нагрузку очень плохо переносят, пилежка час за часом (неизбежная на восхождениях вроде описанного)- тяжелое испытание.

2
Поздравляю и моего друга Сергея, и его сына! Оба молодцы!
И на Арарат я впервые поднялся благодаря Сергею, хотя 33 года до этого не мог получить разрешения на подъем.
Я тоже беру дочку в походы с 7 лет, а теперь она в качествае переводчика помогает мне поднимать на вершины группы иностранцев. Так что подтверждаю - это огромная радость для отца, когда ты стоишь на вершине со своим ребенком. В этом смысле мне повезло дважды: я поднимался в горы и со своим отцом.
Поэтому желаю всем отцам-альпинистам испытать это непередаваемое чувство!

2
на вершину с папой

0
Восхищаюсь и папой, и сыном! И мамой!

1
Зайдите в любую общеобразовательную школу и попросите у физрука программу для младших классов. Детям до 12 лет противопоказаны любые длительные физические нагрузки (про высоту вообще молчу). Допускается короткая, взрывная нагрузка: спортигры, бег 30-60м. и т.д. Физиология однако.
Пы.Сы. Там у взрослых то ума не прибавляется, а вы детей туда...

0
++Детям до 12 лет противопоказаны любые длительные физические нагрузки (про высоту вообще молчу). ++
Это уже перегиб в другую сторону. В туристские походы 10-12 летние нормально ходят, с переходами во взрослом ритме (естественно, не о группе "лосей" речь).

1
Детские турпоходы не по 10 часов на 4000м.


0
Так и знала, что защитники детства сейчас набегут.

Если бы мои родители в детстве слушали врачей, так я бы занималась отдельно от всех детей в специальной "группе здоровья" с пониженной нагрузкой и не было бы никакого спорта в моей жизни. К счастью, у меня были хорошие родители.

Те же претензии можно предъявить к любому родителю, который отдал своего ребенка в спортивную секцию, а не в "группу здоровья".

0
Дети мне по барабану. Есть такая штука - физиология. Может стрельнуть, а может и нет. Каждый САМ рискует собой и своими детьми, как считает нужным. Сам начал заниматься греблей на каноэ в 11 лет(МС СССР в 17 лет). Альпинизмом в 22 года( МС СССР в 27 лет). Удачи.
Пы.Сы. Вероника, а Вы, я думаю, занимались не марафонским бегом, а горными лыжами? Детям противопоказаны "лошадиные" виды спорта. А разговор шел о шестилетнем ребенке на 4000м. Спорт спорту рознь. Во Франции есть горнолыжные детские сады.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru