Хрустальный пик-2011. Ушба Южная по Юго-Западной стене. Зимой.

Пишет Елена Дмитренко, 15.11.2011 08:54

Вариант маршрута Анатолия Мошникова отмечен на фото красной ниткой

С первых публикаций о том, что в Грузию можно спокойно ехать и лезть на знаковую для истории альпинизма гору, утекло уже немало воды. Голоса сомневающихся слабеют. Желающих ехать прибавляется. Красноярские альпинисты вот прошлой зимой осуществили свою мечту таки залезть на Ушбу.
И за это номинированы на "Хрустальный пик".
Давайте почитаем отчет о восхождении и интервью с Олегом Хвостенко.





О маршруте



Пик Ушба Южная (4710 м) по Юго-Западной стене, 2-е прохождение варианта А. Мошникова (1986).
Предлагается 6А категория сложности. 6Б для группы – зимнее прохождение.


Район – Кавказ, от перевала Чиперазау до вершины Гумачи.
Пик – Ушба (Ю), 4710 м. по Юго-Западной стене, Е. Титкин (1984), вариант А. Мошникова (1986). Предлагается – 6А к.сл. (ED, VI+,5с,A3), 2-е прохождение. Зимой 6Б для группы. Характер маршрута – комбинированный.
Перепад стенной части – 1170 м, всего маршрута – 1410 м, протяженность маршрута – 2200 м, протяженность участков 6 к. сл. – 580 м, 5 к. сл. – 410 м, средняя крутизна стенной части маршрута – 70°, основного бастиона - 84°.
Оставлено на маршруте: крючьев – 1, в том числе шлямбурных – 1; "закладок" – 0.
Использовано крючьев на маршруте: шлямбурных стационарных – 1 (на станции страховки); использовано всего ИТО около - 400.
Количество ходовых часов – 72, дней – 7.

Команда:
Олег Хвостенко
Денис Прокофьев
Илья Ефремов
Алексей Сикилинда

Дата выхода:
на маршрут – 4 февраля 2011г. в 6:00,
на вершину – 10 февраля 2011г. в 16:00,
возвращение в БЛ на леднике – 11 февраля 2011г. в 21:00.

Хроника восхождения на Риск.ру
Рассказ Олега Хвостенко. В Грузии все спокойно




Олег Хвостенко для Риск.ру



- Вы планировали первопроход, но, как оказалось, пролезли уже существующую линию - насколько совпал маршрут? Вы были разочарованы? Обнаружили ли по дороге следы первопроходцев?

Во время подготовки к экспедиции я зашел в архив ФАР и скачал оттуда все описания по Ушбе. На тот момент там были отчеты по 17 маршрутам. А всего в классификаторе значится 31 маршрут (не считая двух 4-ок и траверсов). По этим архивным описаниям мы начали выстраивать общую альпинистскую картину Ушбы. Еще у нас была книжка Наумова «Горы Сванетии». Кстати, там описаны некоторые маршруты и варианты, которых нет в классификаторе. В результате картина у нас сложилась довольно-таки полная, потому что в отчетах же рисуют маршрут и соседние нитки. Таким образом, мы восстановили недостающие линии. Почти все. И наметили три возможных варианта первопрохождения.

Ну конечно, мы не надеялись пролезть полностью новый нехоженый маршрут на Ушбе, но хотели сделать какой-нибудь свой вариант.
Когда подошли под гору, стали смотреть в бинокль. Видим, стоит бастион нехоженый (как мы думали) и под этот бастион такой логичный подход. Это был как раз один из вариантов, намеченных нами в Красноярске. На месте он нам приглянулся больше всего, потому что такой красивый, крутой и логичный маршрут. Это вам не то, что начать по Кустовскому, потом перейти на Моногарова, потом спрямить там несколько веревок на скайхуках и выйти снова на Кустовского.

Но почему же его до сих пор никто не пролез? Может быть, низ сильно пробивается летом? Короче, мы не стали долго рефлексировать на эту тему. Как говорится: пришел, увидел и полез!

Как потом оказалось, там проходит маршрут Е. Титкина 5Б 1984 года. Это была единственная линия на Южной Ушбе, по которой у нас не было информации. Мы-то тогда еще подумали: некто Титкин… 5Б… нигде не упоминается… наверное ничего интересного. А оно-то оказалось – вполне себе самостоятельный, логичный маршрут – хорошая 6А. И отчет по нему есть в свободном доступе на сайте Уллу-Тау. А на сайте Питерской федерации есть информация о том, что в 1986 году его ходила команда Анатолия Мошникова – 2-е место в чемпионате СССР. Короче, это была моя недоработка. Я положился на ФАР-овский архив, оказывается, есть еще и альтернативные источники информации:-)

А когда уже полезли, то встретили сначала один старый крюк с петлей. Выдернули на память. Потом повыше еще один крюк. Ну, думаем: может кто-то пробовал, и спустился, или ушел вправо на маршрут Моногарова. А потом в верхней части бастиона, где-то за две веревки до выхода на полку я увидел крюк титановый и к нему такая веревочка привязана характерная – был когда-то контрольный тур. Ну, тут уж все понятно. Значит, кто-то лез как раз по нашему пути. И не просто так, а со смыслом. Опасения мои подтвердились. Ну не может на Ушбе стоять такой не пройденный бастион. Это же вам не Каракорум и не Гималаи, где полно стен нехоженых.

Кстати, первоначальные варианты Титкина и Мошникова довольно сильно отличаются. Это хорошо видно на технической фотографии из нашего отчета. Мы с Валерием Балезиным внимательно изучили имеющиеся материалы, сопоставили все фотографии. По сути дела это два разных маршрута, они совпадают только в одной трети основного бастиона, примерно 150 метров общие. Ну, не считая, конечно, верхней классической части через Красный угол. Так что в классификаторе должны стоять два маршрута: Титкина и Мошникова. И оба, естественно, 6А категории. Это я заявляю с полной ответственностью. Я бы предложил классификационной комиссии ФАР внести соответствующие изменения, все материалы для этого есть. Можно было бы сделать это сейчас еще и как дань светлой памяти Анатолия Ивановича.

Что касается нас, то мы прошли в точности той же дорогой, что и команда возглавляемая Мошниковым 25 лет назад. Я связывался с Николаем Тотмяниным, и он мне подробно рассказал, как они ходили. Прислал фотографии. Во время очного чемпионата СССР летом 1986 года они прошли этот маршрут вшестером за два с половиной дня. Это, конечно, была очень сильная команда. Ну и результат соответствующий. После себя ничего не оставили, кроме контрольного тура. Когда они выбирали маршрут, у них не было на руках отчета Титкина, а только фотография плохого качества с небрежно нарисованной ниткой. Можно сказать, что они лезли с чистого листа. И вот спустя четверть века мы выбрали ту же самую линию. Это говорит, конечно, о логичности маршрута. Все там идется по естественному рельефу. И вариант Титкина мы тоже видели и обсуждали. Он тоже логичный. Но полезли в результате по Мошникову, он вроде бы чуть-чуть попрямее.

- Что оказалось самым сложным во время восхождения?

Самым сложным оказался выход на вершину. Хотя Илья Ефремов, которому выпало пролезть ключевую веревку на стене, может со мной и не согласиться. Но когда мы шли на вершину – это был ад. С утра я не был уверен, что мы дойдем.

Погода сильно ухудшилась – похолодало, ветер достигал ураганной силы. Палатку-то мы поставили за углом, в более-менее укромном месте. А на гребне гул стоял страшный. Опять же седьмой день на горе, усталость накопилась, высота уже приличная. Ну, думаю - ладно, провесим несколько веревок по Красному углу, спустимся, переночуем. А назавтра по-быстрому на вершину. Но все равно вышли пораньше все вчетвером, на всякий случай взяли флаги, все как полагается. Короче, попытка штурма.

Лезть опять выпало Илье Ефремову. Получается, ему все самое интересное досталось. Начали небыстро, а потом как-то вработались и к двум часам пролезли четыре веревки. Дальше простой склон и гребень. И тут как раз случилось затишье. Своеобразный «глаз циклона». Даже солнце выглянуло. Ну, говорю, – давайте попробуем до вершины. Два часа идем, в четыре поворачиваем. Там, конечно, непонятно было, что нас ждет. Гребнями Ушбы всегда детей пугают. Склон мы прошли быстро, а на гребне и начался тот самый белый ад. Видимости нет, дышать невозможно, очки замерзают – ураган. Ну и поползли.

Нужно признать, что сам по себе западный гребень оказался технически несложным. Он очень острый, круто обрывается в обе стороны. Ползти по нему приходится верхом – ноги по разные стороны. Но карнизов снежных не было. Мы даже не связывались. Продвигались урывками, пережидая наиболее мощные порывы ветра. И вот в четыре часа дня мы вышли на вершину. Это стало понятно потому, что дальше два гребня уходили вниз. Один на юг, другой на северо-восток. И там, в разрывах, иногда маячила Ушба Северная. Полюбоваться красотами не удалось. Фотографий хороших сделать тоже не получилось. Фотоаппараты замерзли, камера работать отказалась. Кое-как три раза щелкнул ребят, и батарейки сразу сели. Ну, обнялись на высшей точке, пора вниз валить. А обратно-то оно лицом к ветру получается. Очки я снял, они совсем снегом забились. Морда лица сразу обледенела, один глаз ничего не видит – ресницы смерзлись, другой еще немного открывается. Дышать тяжело - легкие снегом забивает. Ужас. Где-то боком, где-то задом, где-то на ощупь сползли кое-как по своим следам. Короче, спаслись.
На вершине

- Как ты сам оцениваешь трудность пройденного маршрута - не в цифрах, но образами? С чем бы сравнил? Объективно трудная? Объективно не опасная?

Объективно маршрут очень хороший. Все, что надо там есть. И снег, и лед, и сложные крутые скалы, и участки попроще. Есть там и веревка с живыми блоками, и «нависающая сыпуха» в верхней части бастиона, и обалденный гребень в самом конце. В общем, полный джентльменский набор. Полки для ночевок хорошие, везде удавалось построить площадку. Сверху ничего на нас не падало, кроме того, что сами сбрасывали друг на друга.

Летом в средней части, возможно, камни летают. Там все-таки полка снежная покатая посередине. И еще мы там пролезли кусок по смерзшимся блокам. Наверное, летом это будет деликатное место. Зато на бастионе все, что мы итошили, в скальных туфлях можно пробежать с чувством глубочайшего удовлетворения.

Сравнить маршрут можно с тем, что мы ходили зимой на Гран Жорасс по стене. Ну, с Аксу можно сравнить. Но маршрут Одинцова-Ручкина, который мы ходили зимой в 2007 году, он все ж таки технически посложнее. Хотя там у нас было описание, и мы знали, что нас ждет, а тут шли как бы первопроход.

- Какую тактику диктовала кавказская зима? В каком режиме работали на маршруте?

Тактика у нас была стенная, зимняя – капсульный стиль. Платформу не брали, поэтому провешивали веревок пять-шесть, потом переезжали. От полки до полки. В дни обработки работали по пол дня. Например, двойка с утра уходит, а часика в два из палатки поднимается свежий боец и подменяет лидера. Если бы один весь день рубился, то под вечер скорость его заметно снижалась бы. Это же не лето, когда пролез веревку и можно отдохнуть. Тут пока второго дождешься, вымерзнешь весь, энергии много уходит. Иногда просто между собой в двойке менялись. У нас все могли работать первыми.

- Что нужно было предусмотреть для обеспечения безопасности во время восхождения и спуска?

Как я уже сказал, зимой маршрут довольно безопасный. Так что никаких дополнительных мер мы не предпринимали. Опасно было на подходах. Перегруженные склоны, ледопад нужно было пройти аккуратно. На спуске решили маленько спрямить, в результате попали на нависания. Пришлось вылезать наверх на две веревки, хорошо, что еще верхний дюльфер не сдернули, и искать другой путь. Успели спуститься как раз в сумерках. А то была опасность заночевать где-нибудь в пустоте.

- Испытывали ли сомнения на предмет - залезете или нет?

Имея такую сильную команду и такой запас прочности, в общем-то, никаких сомнений мы не испытывали. Только очень плохая погода могла помешать нам пройти маршрут. А погода была в целом хорошая, не считая одного дня.

Другое дело, что мы хотели еще пройти траверс двух вершин. А вот на этот счет у нас имелись сомнения. Потому что на Северной-то Ушбе никто из нас не был, и спуска мы не знали, и какое там состояние гребня непонятно. Стена-то вот она – в бинокль все видно. Хотели мы сначала подняться на Ушбинское плато, просмотреть траверс и спуск, следы протоптать, может быть пещеру выкопать. А потом видим, что снегу много на подъеме и очень лавиноопасно. Слишком много сил отнимет это мероприятие и жизнью лишний раз рисковать не охота.

А на горе вечером, накануне штурма, мы еще раз все взвесили и решили отказаться от траверса - погода не располагала. А на следующий день стало ясно, что никакого шанса и нет. Гора закрыла от нас траверс. На вершину пустила и вниз позволила спуститься, и на том спасибо.

- Есть ли еще потенциал для новых линий - в зимнем режиме - на Ушбе? И насколько проходимы уже существующие на ней стенные маршруты зимой?

Потенциал для новых линий, конечно, есть. Мы же намечали три варианта, а пролезли только один. Два осталось. Можно и еще придумать. Зимой маршруты на Ушбе менее опасны, чем летом. На данный момент, насколько я знаю, два стенных маршрута пройдены зимой: Кустовского и Мошникова. Остальные ждут своего часа. Так что я всем рекомендую:-)

- Ушба - это был пунктик обязательной альпинистской программы, гора мечты или что? С какими мыслями туда ехали и с какими - возвращались?

Мне кажется, Ушба это мечта любого русского альпиниста, если он на ней еще не бывал. С Ушбой многое связано в нашей истории и в нашей альпинистской культурной традиции. Многие, наверное, мечтают о восьмитысячниках. Эверест там, К2… Но Ушба - она же вот, рядом, на расстоянии вытянутой руки. Любой, кто бывал на Кавказе и поднимался на вершины, наверняка видел Ушбу, и она не оставила его равнодушным.

Когда мы ехали в Грузию, у нас были всякие сомнения и страхи. Выше я сказал, что мы не сомневались в успехе. Но это уже когда мы подошли под стену, увидели все своими глазами, вдохнули ушбинский воздух. Тогда сомнения пропали. А во время подготовки экспедиции и по пути к Ушбе у меня лично были всякие разные мысли. Как отнесутся к нам грузинские власти, как встретят нас в Сванетии, не будет ли проблем с пограничниками? В конце-концов, какая будет погода в феврале. Все это, конечно волновало.

А обратно ехали с самыми светлыми чувствами. Облегчение и радость. Ну и, конечно, желание еще хотя бы раз вернуться в Грузию. Залезть теперь уже на Северную Ушбу, пройти все-таки траверс, взойти на другие вершины.





Схема маршрута








Тактические действия команды



При выборе маршрута мы не обладали информацией о прохождении участка юго-западной стены Ушбы между маршрутами Кустовского 6А 1963 и Моногарова 5Б 1960. Поэтому руководствовались только собственным опытом. Снизу линия выглядит очень логично, в бинокль просматривается рельеф на протяжении всего маршрута. Стена состоит из трех скальных поясов и вершинной башни, разделенных между собой большими полками, удобными для ночевки. Трудность маршрута равномерно возрастает от первого скального пояса к третьему, представляющему из себя гранитный треугольник высотой 400м со средним уклоном 80°. Линия маршрута проходит по центру этого треугольника, называемому в дальнейшем основной бастион.

Логичность маршрута подтверждает еще и то, что мы прошли в точности по той же линии, по которой прошла команда Ленинградцев под руководством А. Мошникова в 1986 году. Первопрохождение бастиона было сделано командой Е. Титкина в 1984 году. Они выбрали другой вариант прохождения первого и второго скальных поясов, а на основном бастионе ушли вправо, сократив сложную часть (см. общее фото). Этот вариант прохождения также рассматривался нами в качестве альтернативного при выборе линии маршрута, а также по ходу восхождения. На наш взгляд варианты Титкина и Мошникова прохождения первого скального пояса равнозначны. Второй скальный пояс группа Титкина прошла по немного более сложному рельефу. На основном же бастионе вариант Мошникова сложнее. В целом можно сказать, что категория сложности 5Б для маршрута Титкина является заниженной, так как он соответствует 6А к.сл., и на наш взгляд по сложности не слабее Кустовского. Отметим также, что вариант Мошникова может быть классифицирован как самостоятельный маршрут, так как совпадения с маршрутом Титкина составляют не более 3-х веревок.

С психологической точки зрения для нашей команды это восхождение являлось первопрохождением, так как мы не имели никакой предварительной информации о маршруте и лезли, руководствуясь только собственными наблюдениями и тактическим планом. В процессе восхождения нам встретилось три скальных крюка, один на первом скальном поясе и два в начале основного бастиона, которые мы не использовали, ввиду их непригодности. Это говорит о высоком уровне команд-предшественников.

Так как полок, пригодных для организации удобных ночевок большой команды, на стене мало (всего три штуки), мы применили капсульный стиль, как наиболее подходящий для сложных зимних восхождений. Ночевки были организованы на больших пологих полках при помощи снегового гамака. Использовалась стенная бескаркасная палатка, двухместные спальники с синтетическим утеплителем. Для обработки мы имели 250 м перильной и одну динамическую веревку 60м. Это позволило пройти основной бастион без ночевки на стене.

Использовался стандартный набор скального снаряжения: камалоты, закладки, якорные крючья, скальные фифы. Для прохождения ледовых участков ледобуры и ледовые инструменты. В верхней части второго скального пояса нами был забит шлямбурный крюк spit для организации более надежной станции страховки. Все остальные станции и точки страховки организовывались на естественном рельефе. Все снаряжение, а также мусор, нами было снято с маршрута и спущено вниз.

На протяжении всего маршрута постоянно сменялся лидер. Смена лидера происходила также в середине дня. Это позволило повысить эффективность продвижения вперед. Можно сказать, что количественный состав команды в 4 человека является оптимальным для совершения продолжительных стенных восхождений в зимних условиях. Позволяет поддерживать высокий темп продвижения, постоянную смену и отдых лидеров.

Стартовый вес рюкзаков составил приблизительно 20кг на человека. Продукты и газ брались из расчета на 10 дней.
Спуск по классическому маршруту Джапаридзе 5А через ледовый галстук. На протяжении всего спуска станции при необходимости укреплялись якорными крючьями, спусковые петли заменялись. В нижней части спускового кулуара не стали подниматься на Мазерскую зазубрину и переходить на восточную сторону, как это указано в описании. А сдюльферяли прямо вниз на своих станциях, 5 веревок по вертикали до ледника.

Погода во время восхождения была очень неустойчивой. В начале восхождения были снегопады, но при этом не сильно холодно и относительно тихо. Основной бастион проходили при солнечной, но морозной погоде, при этом дул сильный порывистый ветер. В день выхода на вершину погода резко ухудшилась. Ветер достигал ураганной силы, снеговые заряды и отсутствие видимости сильно затрудняли восхождение.

В летнее время маршрут может быть пройден в легком стиле малой группой за 2-3 дня. На протяжении всего маршрута встречаются полки пригодные для ночевки двух человек. Маршрут хорошо подходит для прохождения свободным лазанием. Трудность участков до 7а фр. Основную проблему представляет прохождение свободным лазанием ключевой веревки через карниз (участок 20 на схеме). В зимнее время свободным лазанием проходились участки до 4 категории трудности включительно, участки 5 категории частично лазанием, частично с ИТО, участки 6 категории проходились с использованием ИТО.

Описание маршрута по участкам



От серединной марены Ушбинского ледника поднимаемся по левому краю ледопада между Ушбой и Мазери. От ледопада проходим около 400м . Начало маршрута по третьему кулуару от ледопада.

0 - 1. Снежный кулуар 150м. Высока возможность схода доски!
1 - 2. Сначала по внутреннему углу 15м потом маятник влево и по покатым плитам выход на косую заснеженную полку. По полке влево вверх 40м.

2 - 3. Продолжение полки и далее по бараньим лбам вверх до выполаживания 50м.
3 - 4 - 5. По заснеженным полкам и бараньим лбам вправо вверх 90м

5 - 6. По заснеженной полке влево верх, выход на скальный гребешок, по скальному гребешку и плитам вправо вверх под основание рыжей стенки 60м.
6 - 7. Траверс под рыжими скалами (сыпучая порода!) вправо 10м. Далее по ледовому кулуару с выходом на разрушенные скалы до начала большой снежной полки 50м.

7 - 8. По снежному склону до начала 2-го скального пояса 120м. Здесь был организован Лагерь 1.
8 - 9. Система обледенелых стенок и полок 50м

9 –10 -11. Траверс вправо по заснеженным обледенелым полкам 10м. Далее по рельефу сложенному из смерзшихся скальных блоков вверх до перегиба 90м. Ненадежная страховка! Станция на шлямбуре.


11 - 12. Выход на скальную полку-плечо. По полке вправо вверх и далее по покатым плитам 40м.
12 - 13. По плитам вверх 20м, стенка из смерзшихся блоков с выходом на полку 30м.
13 - 14. Стенка с ненадежным рельефом (живые блоки) 30м. до выхода на вторую заснеженную полку.

14 - 15. По снежному склону и бараньим лбам под начало основного бастиона 160м. Здесь был организован Лагерь 2.
15 - 16. Вправо вверх по снежному кулуару 20м. далее влево вверх по стенке 30м до скального серпа в основании бастиона.
16 - 17. По стенке входим в серп, представляющий из себя внутренний угол, переходящий в камин. Вправо вверх 20м.
17 – 19. Вверх по явно выраженному рельефу в направлении серого разлома в середине стены 90м.


19 - 20. По серому разлому вверх в направлении карниза, через карниз в лоб (вынос 1м) 45м. Живые блоки! Выход на небольшую полку.

20 - 22. Вверх по системе внутренних углов стенок и полок к началу серой стены со щелью 80.
22 - 23. По щели вверх в направлении камина 60м.

23 - 24. Подход под камин через карниз (вынос 0.5м), далее по камину и системе разрушенных стенок и осыпных полок выход на полку в основании Красного угла 45м. Много живых камней! Лагерь 3 организован справа за углом.

24 - 25. По углу за перегиб стены 20м.
25 - 26 По снежному склону и далее по ребру под основание вершинной башни 150м.
26 - 27. Вверх по стенке и далее влево по скальной полке в основание внутреннего угла 30м.
27 - 28. По внутреннему углу влево вверх 50м.

28 - 29 По ледовому кулуару и далее по несложным скалам выход на предвершинный склон.
29 - 30 По снежному склону, затем по гребню до вершины 500м.



Спуск по маршруту 5А через ледовый галстук в направлении Мазерской зазубрины.

Отчет и фото предоставил Олег Хвостенко

За новостями "Хрустального пика" следите по метке Хрустальный пик

172


Комментарии:
5
Было бы здорово собрать всю имеющуюся информацию по Ушбе в одном месте)))
Молодцы парни!

0
Что скажешь? Молодцы!!!

2
Отличное восхождение!
Я за вас!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru