Кавказские Сказки. Глава 2. Поезд.

Пишет Viktor4aika, 04.02.2012 22:22

Я продолжаю цикл приключенчески-философских рассказов о нашей жизни на Кавказе летом 2011 года. С картинками, приключениями и мыслями. Потому что если приключения без размышлений, философии и прочих дум - то значит это пустые приключения и толку в них мало.(фото: на подъезде к Пятигорску)


Данный рассказ затрагивает промежуток в две тысячи километров от Минска до Пятигорска и всё, что связано с этим периодом нашей жизни, показавшееся мне стоящим постороннего внимания. Особенно стоящей я нахожу именно философскую составляющую. Развлекательная составляющая - она отчасти лишь развлекает и позволяет немного ощутить происходящее, то происходящее, которое кто-то может быть тоже захочет как-нибудь испытать на своей шкуре, а прочитав это, приблизится еще на один, может быть важный шаг к своей мечте. Но развлекательная составляющая - это еще и необходимая оправа для того важного, что мне бы хотелось донести до тех, кто решит прочесть это. Наверное, я и пишу только для этого, чтобы оставить это хотя бы на "бумаге", потому что ЭТО досталось мне путем поисков, какой-то работы над собой, сопряженной с наблюдением мира людей, анализом своего мира, созерцанием его через призму окружающей обстановки и происходящих вещей. Многое выкристаллизовалось в чёткие законченные мысли именно в момент многочасовых хождений по горным тропам, по местам, где троп и вовсе нет. Оно не появилось, а именно выкристаллизовалось, обрело форму. Вот сейчас оно окончательно воплощается в форме фраз. Может быть, хотелось бы, кто-нибудь найдет здесь и для себя что-то ПОЛЕЗНОЕ. Нужное. Хочется это оставить и передать. Прошу прощения за некоторые ошибки, так как слишком уж редактировать просто нет пока возможности, суть видна, язык - мой, он прослеживается. Многие слова и обороты не обитают в русском языке. Но оборотами общепринятого "правильного" русского языка порой просто невозможно объяснить то, что тебе нужно объяснить, и так, как нужно. Не всё ошибки, что кажется ими на первый взгляд. Местами глубоко, местами вроде бы "легко", допускаю, что кому-то этот весь сказ покажется полнейшей хренью и бредом. Пускай, мне достаточно уже того, что хотя бы для нас всё это важно, и хотя бы для нас всё это имеет смысл, а значит - оно есть.

Вообще, наше пребывание в поезде заслуживает определенной доли внимания, так как поезд – это некий особый мир, мирок, перемещающийся в пространстве, в котором ты проводишь пусть относительно и небольшую, но, всё же, часть жизни. Ну и, притом, она-то небольшая, если мерить по календарю, а если мерить по ощущению времени, то эти полтора суток кажутся неделей, особенно, когда всё это происходит в ожидании чуда, которое непременно скоро случится – мы окажемся в горах. Особенно, когда в вагоне полно интересных людей, когда в нем тропическое влажное пекло, отчасти обусловленное именно наличием всех этих интересных людей, на немногих квадратных движущихся метрах, и от второй части – жарой за окном, которая даже ночью не планирует превращаться в прохладу. Наличие малюсеньких форточек очень слабо влияет на этот внутривагонный климат. Ну и в любом мире что-то всегда происходит, должно происходить, иначе он –не мир. Когда-то веселое, когда-то грустное, но случается. Да и делать – то, в общем, нечего ведь, приходиться искать приключений, либо приключениям искать нас. Ну и самый первый вечер тоже преподнес несколько интересных сюрпризов. Одним из первых был – «Веселый Будильник».

Вообще-то этот сюрприз начался еще утром, в 10:15, закончился часом позже. Эти утренние будильники крайне загадочная хреновина. Даже если его поставить подальше, каким-то чудом тебе удается подорваться и закончить его песню даже на другом конце комнаты, и потом преспокойно продолжать видеть сны, совершенно не помня, как же это тебе все удалось (но, втайне, радуясь этому). Хорошо когда будильник можно выключить и это не вызывает никаких глобальных катаклизмов. Этим утром вышло так, что проснулся я с ним в обнимку часом позже, чем «хотелось». Он так мило устроен: со стрелками, и с подсветкой и кнопочка сверху – она в мирное время нужна для того, чтобы работал фонарик, нажимаешь – и циферблат подсвечивается, но когда будильник начинает звонить, она работает как «кнопка-выключатель». Но она отключает звук ненадолго, а якобы для того, чтобы ты пришел в себя и переключил режим, а иначе он будет продолжать вопить с периодом в пять минут в течение примерно минут сорока – пока часовая стрелка не пройдет стрелку будильника. Пять минут, видимо, ему нужны именно для того, чтобы разобраться, всерьёз ли ты собираешься оторвать себя от кровати, или просто так удачно прикидываешься, зажав его между плечом и подбородком. Ну а если ты совсем даже и не думал нажимать на эту кнопочку, то он будет вопить всё время.

Пять минут проходит, будильник понимает – его жестоко обманывают, и он опять начинает вопить. Звучит это поистине жутко - сначала он пикает раз в секунду, потом два, потом три, ну а потом вообще орет как попугай карела, которому неделю не докладывали корма да еще и на лапу наступили. Но длится сия песнь не долго, а ровно до тех пор, пока твоя мощная злобная ладонь опять не нажмет на заветнейшую кнопку для временного его выключения, с обязательным настроением: « Да – да, уже встаю, в этот раз обязательно, мне же еще собрать рюкзак и всем позвонить, видишь – у меня всего один глаз-то закрыт, а второй уже ни капли не дремлет». Ну и цикл повторяется многократно, исход битвы будильника и человека непредсказуем, зависит от множества факторов и может решиться как в одну, так и в другую сторону. Будильник почему так злобен? Он понимает, что в его распоряжении всего сорок минут - его звездный час, когда он может достать всех, во имя великой цели – поднять это загадочное тело и поставить на ноги, но если он не будет достаточно усерден, то грош цена его стараниям.

В этот раз, утром, он битву проиграл, факторы, видимо, были не в его пользу, но ничем катастрофически непоправимым это для его хозяина не аукнулось. Но, судя по всему, злобу он затаил конкретную…

Вечер. Поезд. Наша веселая компания во всю травит байки и жует зефир с чайком. Что-то около десяти вечера. У нашей команды рюкзаков много, вещей всяких тоже много: палатки, сумки с едой, каски, всяческие башмаки. Вещей много, а нижних полок, под которые замечательно ложатся рюкзаки, как-то не очень. Конечно, часть груза покоится на самых верхних полках, там где в мирное дневное время сложены матрасы с подушками, но туда всё очень не влезает. Потому приходится у соседей попросить их подкроватные площади в личное пользование. И одна очень не злобная женщина разрешает мне запихнуть свой рюкзак ей под кровать. Едет она, почему-то, не в горы, а просто в Пятигорск, и сумка у нее всего одна. Ну и все – рюкзак пристроен, практически в полной своей комплектации, извлечена только книжка «Безенгийское ущелье» - мало ли, все уснут, а захочется экстремальной романтики. Эти перемещения рюкзака состоялись почти сразу после посадки, то есть, по местным меркам, довольно давно.

Ведь это только наша команда не спит в столь темнеющий час, данная женщина уже в царствии Морфея. Ну, или просто удачно делает вид. Мы стараемся общаться потише, что, впрочем, удается плоховато. Я как раз рассказываю вот эти свои утренние баталии с будильником, объясняю, что эта злобная штука – с нами, ведь кто-то должен будить нас по утрам на тренировки либо выходы. В тот момент, когда в реплики публики начинают закрадываться более подробные вопросы о наших с ним взаимоотношениях, Макс изрекает:

-Народ, что за звуки? Чья мобила? Кто еще не со всеми потрещал?
-Да не, Макс, это не мобила, это наверное часы у кого-то пиликают.
Виктор (то есть я) изрекает в своей загадочной смутнолитературной манере:
-Да забей! Тебе показалось, сейчас остановка длительная будет, это наверное что-то у них пищит, ща пойдем подышим, наконец, воздухом, и немного охладимся всё встанет на свои места мигом.

И Виктор продолжает под стук останавливающихся колес вещать дальше. Пока поезд медленно подъезжает к какой-то «длительной» станции шумные разговоры продолжаются, и странные звуки тонут в колесах и в речи.

Минут через десять поезд стал совсем, и мы решили, что пора бы выйти из вагона и вдохнуть. Правда, Макс что-то всё равно не мог угомониться:

-Да не, Витек – стопудово пикает. Где-то совсем рядом.

И тут я глянул на наручные часы, достав мозг из сюжетной линии разговора, и трезво оценил всю тяжесть сложившейся ситуации.

На часах уже где-то 22:25, и звук до боли знаком. Теперь, в тишине остановки, это мгновенно стало понятным. Как и то, что мой злобный друг, лежит сейчас в рюкзаке, запертом сверху нижней полкой, которая, в свою очередь, крайне бесповоротно прижата телом спящей (????) женщины с одной, всего лишь, сумкой (видимо без будильника). Такое ощущение, что вопит на этот раз он намного злее и проворней. В стоящем спящем вагоне это гораздо громче, чем утром в комнате. Настроение его понятно – он, бедненький старается, надрывается, а тут, мало того, что его игнорируют, так еще никто не приласкал, не приголубил, между плечом и подбородком не зажал, кнопочку не нажал. Кошмар. Нате, получите «колыбельную». Плюс – темно, как в склепе (а что он, блин, хотел – чтоб там фонарик был установлен в тумбе под кроватью? Здесь даже кондиционеров нет, какие еще такие фонари?). Женщина в двадцати сантиметрах над ним? Какая женщина? Ему, видите ли, не видно! Его маленькое будильничье эго ущемлено, он расстроен и обозлен и теперь все ответят. Виктор утром просто не переключил маленький тумблерчик, периодически прерывая песнь нажатием кнопки, пока сорок минут не пройдет, и вот теперь ровно двенадцать часов прошло.

Непереводимая на русский язык игра слов, вырвавшаяся из уст Виктора в момент осознания ситуации, вряд ли может быть передана посредством печатного текста. Но было крайне красочно.

-Витек, а сколько он так будет орать?
-Обычно у него это длиться в течение минут сорока. Это если не вмешиваться в его дела. Ситуация, конечно сложная: весь вагон спит, а на нашем пути к нему – Женщина. И крайне не понятно - она спит, или теперь делает вид что спит, из высокоинтеллигентного чувства природной скромности, боясь подать вид, и как-то намекнуть, что ее это бесит. Однако, я придумал крайне рациональное решение нашей проблемы, оно убивает сразу двух зайцев! Пойдемте-ка, други, на улицу дышать. Там, думается мне, крайне свежо в этот час, плюс – мы будем избавлены от мук раздумий об отношениях женщины и моего преданного будильничка. А вернемся, и, по идее, он уже должен будет заткнуться!

-Виктор, а как же альтруизм? Может стоит, всё же, сказать женщине что-то вроде: «Давайте мы его отключим, оторвите ваши ягодички от постельки на полминуты и далее будете спать спокойно»?

Ну, я глянул, в каком состоянии наша героиня. По ее смутно-беззаветному лицу было трудно понять – что она там себе думает с закрытыми глазами, спит - не спит, каковы во втором случае ее чувства, по отношению к нам и к моему механическому другу. Трезвую оценку увиденному и последующий анализ ситуации мешало провести бесцеремонно закрадывающееся чувство. Это тупое, никчемное чувство. «Не навреди». Вроде как – не навреди ближнему. Вот тут я хотел бы немного отвлечься в рассказе от темы будильника, пускай пока попищит еще чуток под женщиной.

Сейчас немного серьёзно придется отвлечься, отложив проворный жанр повествования до конца работы будильника.

Это чувство, наверное, привито либо советской закалкой, либо каким-никаким воспитанием. Мне кажется, оно лишнее в организме. Но лишним оно становится только потом, когда ты сумел осознать его проявления и корни, научившись применять когда надо, и отключать, когда не надо. Мой друг однажды сказал: «Чтобы стать выдающимся в своем деле, нужно сначала изучить правила, потом научится играть по правилам, а потом уже ты можешь стать над ними и делать по-своему, по-новому, новое, то, что нравится, так как нравится, не глядя по сторонам и в чужие тарелки». Довольно верное и толковое высказывание, если понимать его под верным углом.

Ситуация на кассе в магазине. За твоей спиной целая очередь спешащего народа. Перед тобой – женщина, либо мужчина (но чаще всего женщина). Она не слишком торопится, видимо, ей даже несколько плевать, что тут еще ЕСТЬ люди, которые тоже побыстрее хотят попасть домой с покупками, хотят побыстрее перестать стоять в этой очереди. Она медленно, не спеша, на кассе, складывает продукты в свой пакет, отсчитывает деньги, складывает потом аккуратно их по разным отделениям кошелька. Ведет себя так, как будто позади – пустота, а впереди – по, меньшей мере, двести лет неспешной жизни. Потом точно так же, неторопливо, под не самые доброжелательные взгляды очереди (ну или мой, как минимум) она отходит от кассы и удаляется по маршруту а ты стоишь и кипишь, задаваясь вечным вопросом. Я на кассе, или ТЫ на кассе. Какого хрена я стараюсь побыстрее собрать всё в охапку, смять деньги в ладони и уйти на столик в стороне, чтобы ТАМ всё детально разложить по понятиям?

Бумажка. Окурок. Пустая бутылка. Даже не обязательно, видит ли кто-нибудь тебя в момент бросания сего девайса на тротуар, или нет. Ты несешь эту мелочь до ближайшей мусорки, даже если глухой вечер. И тебя бесит, если ОНИ почему-то не установили в твоих временных окрестностях мусорку. Но ты донесешь и выбросишь именно туда. Именно по-этому у тебя в карманах зимней куртки полно древних талончиков, чеков из обменника, и оберток от конфет – мусорки есть не везде, либо ты забываешь, что положил в карман, чтобы выбросить, а всегда, когда вспоминаешь, мусорки опять нет рядом.

Допустим, ты куришь. Допустим, остановка автобуса. Ты ждешь его (мало ли, велосипед вдрызг сломан). Все ждут (может и у них велосипеды вдрызг сломаны, или просто у них вдрызг нет, и не будет, велосипеда, не суть). Допустим, еще тут один курит. Или одна. Он стоит и курит посреди всех, не думая о дыме и о том, что курит тут он один, а дышат все. И он, сука, знает (хотя бы крайне подсознательно), что даже если они и курят в свободное от остановок время, то им всё равно крайне неприятен сигаретный дым, выдыхаемый кем-то. Даже пара молекул его дико бесят ноздри и мозг. Хотя мозг бесят не молекулы, а сам факт. Какого хрена иные курят в стороне от остановки, точно так же успешно ожидая автобуса?

Такого плана ситуаций можно каждый день находить предостаточно. Есть те, кто думает (или соображает), и есть иные. Есть те, кому вкрутили однажды, в период детского сада, это чувство, и те, кому не смогли, либо, скорее, не старались, а может, и вовсе о нем ничего не зная.

Недавно была ситуация в стране, когда погибли люди при взрыве в метро. На Октябрьскую площадь к станции много цветов принесли скорбящие. Не уверен, что все они были из этой первой категории – «соображающих». Не уверен, что этим альтруистам, КАЖДЫЙ ДЕНЬ, плевать на постоянно окружающих, но резко НЕ плевать на погибших, НЕ БЛИЗКИХ, И НЕ ЗНАКОМЫХ людей. Где ваш альтруизм, ну или хотя бы вот это «чувство» в обычной повседневной жизни? Оно не надо? Оно мешает?
Отчасти согласен – мешает. Это не совсем альтруизм, да и не бывает альтруизма, по природе быть не может. Есть какие-то привитые нормы, устои, понятия, но природа любого живого существа, продиктованная многомиллионолетней историей борьбы за выживание, одна, и она эгоистична. В природе живых существ не заложена истинная, подлинная забота не только о далеких, но и о близких существах (допустим, людях). Всё это всё равно корнями уходит в эго, и диктуется именно им. Но просто человека среди других биологических видов, наверное, и выделяет расцвет этого эгоистического начала до весьма интересных и, порой, прекрасных проявлений в сторону других себе подобных тварей.

Инстинкт продолжения рода движет самца (самку) биологического вида к непосредственному процессу продоолжения рода, у каких-то видов это менее сопряжено с обрастанием ствола ветвями и плодами, иные отращивают красивые перья и радуют глаз посторонним видам, украшая природу. Есть даже один вид птиц, самцы которого выкладывают клювиком из листиков картину, по красоте которой самка выбирает себе спутника. У нее «такой» критерий отбора, хоть для жизни, может быть, это и не надо.
У самцов колибри иная фишка – им надо покруче пролететь в непосредственной близости от самки, издав при этом визжащий звук, который, как недавно было установлено учеными, производит его хвост от стремительной скорости полета и крутого виража. Она слышит этот звук, по нему, и по навороченности полета она выбирает себе «половинку». Хотя на качество сбора цветочного нектара вряд ли этот аспект влияет. По недавним исследованиям, даже большинство девайсов динозавров, вроде рогов, выростов, шипов нужны были не для обороны или нападения, а именно чтобы грамотно выпендриться перед противоположным полом, чтобы в итоге продолжить род.

Для эго самок важнее всего качественное потомство, будет оно – будет удовлетворено ее эго, все ее отношения с противоположным полом обусловлены именно этим понятием. Это называется материнским инстинктом. Как бы не было красиво расписано про бескорыстные чувства – это производное от ЕЁ эго. Просто ЕЙ лучше, когда лучше ее детищу. Ей. Так заложено природой. Так устроен мир. Умно и просто, а главное – работает. Миллионы лет работает

Какие-то самки оценивают потенциального самца по качеству средства передвижения и качеству средств на счете. Хотя это вряд ли повлияет на качество ее потомства. Может быть, оно будет лучше выкормлено и теплее одето, но это еще не гарантирует, что оно станет полноценным представителем и гордостью своего биологического вида. Вида ЧЕЛОВЕКА. Иные самки оценивают по его «моральным качествам», что тоже еще не гарант будущей человечности потомков, так как мораль морали рознь. И это чувство, которое я затронул тому пример. Оно нужно, для того, чтобы научиться «играть по правилам». Но высший пилотаж, это когда ты его можешь в нужной ситуации включить, а в иной ситуации – выкючить. Потому что между ним и психологией раба очень тонкая грань.

Вот она:

Женщина ушла с кассы с сумкой продуктов, аккуратно сложенными деньгами и здоровой психикой. Вполне возможно, она – мать неплохих детей. Я ушел с кассы в пятьдесят раз быстрее, и люди за моей спиной тоже чуток быстрее того, как если бы вместо меня была еще одна подобная женщина, но с кучей хрени в голове, каждый раз пытаясь понять: «Блин, ну какого хрена, не ужели так трудно немножко смотреть дальше своего носа?». Что на выходе? Кому хуже, кому лучше? Кто здесь более человек? Кто здесь более «альтруист»?

А правильный ответ прост, он может звучать в разных вариантах и в разной степени эмоциональной и лексической окраски (в зависимости от вины тормозящего, курящего, бросающего бумаги и пустые бутылки на тротуар).

Легкая степень вины:
-Женщина, вы не могли бы побыстрее освободить кассу, у меня дома ребенок один (жена рожает, кот на дереве, собачка при смерти).- Говориться доброжелательным тоном

Средняя степень вины:
-Женщина, шевелите пожалуйста ягодицами поактивней, здесь еще целая толпа голодного народу.- Говориться в более агрессивной устрашающей манере.

Ну и совсем крайняк:
-Если ты сейчас, козлина, не перестанешь курить здесь, я засуну тебе твой бычок в жопу, и, поверь мне, весело здесь не будет только тебе!!!

Вариантов много, но можно продолжать стоять и злиться, проводя нескончаемые параллели между собой и ими. Инструкция проста – хочешь счастья? На – возьми. За этим мы и сели в этот поезд.

И потому я выключил свое это чувство и пошел на улицу вдыхать вечерний, темно-синий воздух со своими друзьями, прокомментировав ситуацию примерно так:

-Знаете, я, конечно, недодумал, недоучел, но проблемы нет – если ей мешает мой будильник, она бы встала и сказала (не важно, в какой именно форме, настроение испортить нам было не реально). Значит либо она спит и не слышит, либо не спит и слышит и ей «неудобненько обратиться». В этом случае - ЭТО ЕЁ ПРОБЛЕМА, а не наша, которую она вполне в силах решить, сказав всего лишь пару слов, и никто ее за это не осудит.

В эту категорию можно отнести и умение делать замечания, в любой, считающейся тобой приемлемой и подходящей к моменту, форме. Не думая при этом, как к тебе после этого будут относиться. Умение отстаивать свои интересы и свою точку зрения всегда у «соображающих» людей вызывает уважение. Это как в игре или любых состязаниях: когда тебя победили красиво, тебя это не огорчает, ты должен уметь оценить красоту победы, даже если это победа над тобой, только так ты можешь сохранить способность развиваться и идти вперед. Это и будет тем моментом, когда ты в состоянии посмотреть на процесс не из своей скорлупы, а просто со стороны, как зритель, которому не важно, кто победит, а важен сам момент финиша.

Если ты считаешь, что момент подходит для того, чтобы высказаться резко, то нужно взять, и высказаться резко, и крайне важно при этом потом не чувствовать в душе осадок. «Если ты в душе уверен, что поступаешь правильно, то не думай, о том, что подумают люди». Конечно же, ты можешь быть уверен, что поступаешь правильно и когда бросаешь бутылку на газон. Но эта заповедь, она, думается мне, несколько об ином.

Может быть, порой стоит, особо не задумываясь, взять и влепить пощёчину, либо по челюсти. Но желательно, предпринимая такие шаги, быть уверенным, что ты в состоянии в своем глазу заметить не только бревно, но и малюсенькую пылинку. А вообще индикатор весьма прост: не требуй от людей больше, чем требуешь от себя. И неплохо бы чётко понимать, можешь ли ты сам осуществлять то, что требуешь от них. Можно и не требовать, в принципе, понимая, что не всем охота загибать взгляд за горизонт и всё такое. И тогда либо не общаться с людьми, либо полностью забить на общество. Но обратная сторона полного отречения от общества такова, что ты вмиг остановишься в своём личном движении и прогрессе. Закрой тебя на необитаемом острове, о котором я уже неоднократно говорил, и тебе очень мало будет нужно от жизни, и уж точно не движение вперед себя, как биологического вида Человека.

Может быть, они просто не понимают чего-то, хотя потенциально способны понимать и действовать прогрессивно (с точки зрения сильной прогрессии), а может быть, они просто дураки, которых просто бесполезно учить. В первом случае, если ты считаешь себя сильным и крутым, постараться стоит помочь кому-то стать либо сильнее, либо «сообразительнее», либо просто вдохнуть сил, помочь. Во втором случае, нужно просто изолировать дураков от себя, или себя от дураков, смотря, что проще. Мир устроен по простому принципу – кто сильнее, тот и прав. Именно это движет все биологические виды вперед. О критериях силы было чуть выше сказано, если говорить о проявлении, то выйдет примерно следующее. Включая «чувство» можно помогать тем, кому это нужно, кому можно помочь, желательно понимая, что ты сознательно решил пойти вперед, стать сильнее, отчасти высунув голову над поверхностью племени, чтобы оно не тянуло назад и не останавливало тебя своей инертностью. Нужно научиться не злиться на тех, кто слабее, и кто не требует от себя большего. Каждому свое, если он может, но не хочет, и никогда не будет – ЭТО ЕГО ПРОБЛЕМА, а не твоя, хотя тебе здесь, над поверхностью племени и одиноко, и ты бы не прочь чувствовать чьё-то плечо рядом – «команда», но там внизу, где целый рой, не веселее. Может быть, там даже еще более одиноко, хотя бы потому, что здесь «вне роя» у тебя есть хотя бы ТЫ. А это уже не мало. На самом деле это и есть всё, кто бы, что не говорил про половинки и прочую глупость. Создать и построить что-то можно, если только ты - цельная личность, самодостаточная настолько, что тебе есть что отдать вовне (не важно: другим ли людям, своим ли детям, или просто другим биологическим видам), того, чего для тебя одного уже много, того, что ты уже прошел, и можешь уже передать это другим.

Да и ведь нужно восстанавливать баланс, ведь не все хотят высовываться. А кто-то может и хочет, но не верит, что это возможно. Просто всё потому, что кому-то спокойно дома за футболом, а кто-то жив лишь на баррикадах. Кто-то жив лишь на футбольном поле. Футбольное поле и вся эта беготня будет смешна и бессмысленна, если никто не будет с трибун, либо с дивана, смотреть на этот процесс. Вполне возможно, что этот кто-то, является необходимым винтиком в других отраслях жизни, без которых праведный футболист тоже бы страдал от неудобств.

Плохо только одно – слабость. Не важно, кто ты и чем занимаешься. Все стремятся за счастьем, только в нём им видится некая окраска жизни. При этом никто не знает, что же это такое. Наверное, это то состояние, когда ты не задаешься этим вопросом. Мне нравится мысль, что счастье – это стремление за вечно ускользающим идеалом. Именно этот путь тебя и делает человеком, именно некий твой идеал и не дает покоя, именно он и зовет вперед. Покой – это худшее состояние для живых тварей. Покой – это смерть, за гранью покоя жизни нет. Комфорт – это признак смерти. Смерти Человека. Как только тебе стало комфортно, удобно и спокойно – тебе больше не нужно никуда и ничего. Нет движущей силы, ты – закончился. И если до этого ты рьяно рвал вперед, а тут устал, то может просто надо отдохнуть. Но если ты решил, что дальше некуда – ты умер. И огонек жизни будет тебе напоминать периодически о том, что ты еще не до конца умер. Напоминать тревогой, когда ты проснешься ночью и накатит «а ведь могло бы, а ведь я хотел, я мог бы». Напоминать в моменты, когда ты наиболее незащищен и одинок. Именно в эти моменты это выбьет почву из-под твоих ног, потому, что только видя вдалеке идеал, тебе не будет одиноко. Отрекшись от него однажды, закрыв уши для его голоса, ты потеряешь все, даже если и будешь все свои оставшиеся жизненные силы тратить на то, чтобы дать понять другим (которым, в принципе, на тебя плевать, и всегда было и будет плевать) что ты – счастливый, мать твою, что ты - состоявшийся человек.

Состоявшихся людей не бывает. Состоявшимися могут быть только похороны.

Идеал может быть безумно разным у каждого, но важно, чтоб он был. И, наверное, тогда всё было бы в порядке и на кассах, и на тротуарах, и в головах, и в поступках. А слова и форма высказываний – это ерунда. Закончить сию лекцию хотелось бы цитатой диалога из одного гениального сериала:

-Доктор Уилсон, скажите, а Доктор Хаус – Ваш друг?
-Да!
-Скажите, а вот Он заботиться о Вас?
-Нууу… Доктор Хаус говорит, что все лгут, причем порой в весьма грубой манере..
-Важны не слова человека, а его поступки!
-….Да…Доктор Хаус заботиться обо мне…

…А на улице здорово! Уже стемнело и стало прохладно. Хотя, это, может быть, по сравнению с атмосферой вагона здесь прохладно. Но организм ликует. Можно подышать. Жизнь как-то начинает разделяться на периоды от одной остановки, до другой. Где каждая минута на вес золота. И хрен с ним, с этим будильником, скоро ему надоест, а утром мы с ним поговорим, главное, чтоб успеть до 10.15.

И вот опять нас загнали в вагон. Хотя вроде не совсем верное слово, просто пора было опять садиться, но по ощущениям перепада температуры и влажности слово подобрано верно. Вечерок продолжался. Может и не совсем весело. Просто пришел один человек и была затронута весьма грустная тема. Люди на стене. Погибшие люди, на отвесной полуторакилометровой стене, которые висят уже почти год, а стена находится как раз в месте, куда мы едем.

Я увидел этого человека впервые. Яркая харизматичная личность. Стас Шабуня. Он известен всем в альпинистских кругах в нашей стране, да и не только в нашей. Они хорошо знакомы с Татьяной, нашим инструктором, и вот сейчас он пришел к нам поболтать. Мне было интересно наблюдать за разговором. Мне был интересен человек. Ему уже много лет, но при этом окраска разговора, интонации, речь, всё настолько живое и заразительное, что ты непременно втягиваешься в тему беседы. Хотя, очень может быть, что вот такой разговор, при незнании человека, может вызвать противоречивые ощущения, но то что тут сидит личность, это ни у кого не вызывало сомнений. Хотя тут разгорелся и спор и жаркая дискуссия, и Стас весьма яростно отстаивал свою точку зрения, но у меня это не вызвало диссонанса, хоть он местами и был очень резок. Личности они не бывают хорошими или плохими, личность – это личность. Какая –то тебе может быть ближе, какая-то дальше, иная и вовсе тебе может быть не понятна. Можно как угодно относиться, воспринимать или нет, но истинная личность – рубит когда ей хочется, и не рубит, когда ей влом.

(Вон тот человек в шортах и очках - это Стас Шабуня. На противоположном от него сиденьи - Владимир Сиротин, на переднем плане слва - Татьяна, справа - Николай Ислямов)

Я не совсем узрел основную причину спора, что – то про спас работы. Но обсуждаемый факт не мог оставить сокойным никого. Особенно меня, в первый раз об этом слышавшего. Факт, он как и личность – неумолим. Ребята на стене. Погибшие ребята. Висят, и еще осенью их вроде бы можно было увидеть в бинокль. Я не совсем уловил подробностей, но мороз по спине прошел даже от того, что я успел услышать.

На стене Дых-Тау, вторго в Европе по высоте, после Эльбруса пятитысячника, осенью погибли два одесских альпиниста. Они третий год пытались пройти этот сложный маршрут. Там постоянно сыплет. Там опасно. Непредсказуемо опасно. Насколько я понял, они висели на укороченной веревке, и по этому срыв произошел на относительно простом месте, почему, так и не понятно. Вроде бы они уже должны были быть под вершиной, когда произошел срыв. Пролетев вниз сотни метров, они повисли на связывающей их веревке, на выступе. После такого не выживают.

Меня поразило: и что, как это, никто не снял, почему висят до сих пор, такое бывает? Оказывается, бывает и не такое. Это другой мир. То есть, ты ходишь вот здесь по тропам - занятия, маршруты и прочее, а рядом на стене в прямой видимости, довольно близко, висят люди? Погибшие люди? Я переспросил несколько раз. Был конец сезона 2010 года и уже погодные условия не позволяли производить спасательные работы (в таких случаях они всё равно так называются). За зиму они вмерзли в лед, и только теперь их собираются оттуда снять.

Почему-то сразу вспомнились фильмы про горы. Но это не фильм, это реальность. И мы туда сейчас едем. Это не останавливало. Да и не могло, а просто еще больше укрепляло какое-то, зарождающееся внутри, уважение и к горам, и к людям. К этим жителям неба, вернувшимся ли с маршрута, или нет. Важно, наверное, здесь то, что они шли (или ушли), уйдут, пойдут за своим ИДЕАЛОМ. Уважение оттого, что в этом стремлении их не пугает и не останавливает даже возможность потерять жизнь. Пока это слабо укладывалось в голову. Мне всё равно надо поскорее туда попасть. Мне туда надо.

Все разговоры однажды заканчиваются, закончился и этот. Оставив какое-то шевеление внутри.....

...Уже почти и все наши спали. И мы решили с Максом в этом полумраке затеять хотя бы минимальный бой, чтобы пребывать в форме – поиграть в Покер. Благо у Татьяны оказалась полная колода карт. Да карт не простых, а фирмы Petzl. Это самая известная фирма по производству альпинистского снаряжения. Это, как если бы Шимано, Кольнаго, или Кампаньоло выпустили колоду карт для велосипедистов, чтобы поиграть между этапами многодневки.

Покер игра трудная. Требует тишины, мы специально дождались, пока все уснут. Такой мини хэдз-ап турнирчик. Но дело в том, что тут, помимо карт, нужны еще и фишки. Если играть в Покер не на деньги – то игры не будет. Это как футбол без мяча. За деньги покупаются фишки, ну и уже в игре участвуют непосредственно они, так как с ними гораздо удобнее. Мы играем в Безлимитный Техасскихй Холдэм – самую популярную нынче разновидность Покера, по которой проводятся чемпионаты мира. Правила до безобразия просты: игрокам раздаются взакрытую по две карты, и пять общих карт рубашками вверх лежат на столе. По мере торгов карты стола открываются, и кто соберет лучшую комбинацию, использую их и свои, тот побеждает. Но побеждает еще и тот, кто просто заставил соперника думать, что его комбинация слабее, вынудил того сдаться и забрал весь банк. Не важно, какие именно игрок использует карты, важно, что комбинация состоит обязательно из пяти карт. Это могут быть и все пять карт стола. По мере продвижения розыгрыша делаются ставки в общий банк, и именно за него и идет борьба. Хотя розыгрыш может закончиться уже в самом первом раунде торгов, когда ни одна общая карта не открылась. Просто, исходя из предполагаемой потенциальной силы карманных карт игроков, если они смогут донести до сведения оппонента эту силу, то таким образом, заставят его сдаться в начале игры, не ввязываясь в серьезную борьбу.

Правила просты, но, отнюдь, не проста не стратегия игры. Всего две карты на руках. Но, вместе с тем, это одна из самых сложных стратегий. Здесь тебе нужно принимать решения в условиях ограниченной информированности, основываясь на положительном математическом ожидании, продиктованном соотношением рисков и прибыли, и огромной доле наблюдения за оппонентом. То есть, ты должен играть не только математически верно используя карты, но, в большей мере, играть против оппонента. Настоящий покер – это игра против соперника. Зная соперника, владея собой, можно выиграть даже с худшими картами. Это если поверхностно обрисовать ситуацию своими словами.

Ну и вот, нужны были фишки. В вагоне мрак, что делать? Ответ напрашивается сам собой, если у тебя есть килограмм ирисок. Значит, ириски будут фишками по пять больших блаиндов, а для более мелких фишек в один блаинд мы сейчас нарвем бумажек. Пять минут и покерный набор готов. Хочешь съесть ириску? Это может отрицательно сказаться на твоей ночной покерной карьере. Не ешь ириску - вложи ее в дело и заработай еще больше ирисок, к тому же двадцать ирисок ты сможешь обменять на тысячу белорусских рублей. Либо, если проиграешь весь стек (двадцать ирисок - деньги, пардон, фишки, с которыми ты садишься за стол), то ты обязан будешь отдать в банк всё ту же тысячу белорусских рублей. Веселье, блин, началось.

Спустя несколько раздач, наши уже не спали, как и пара соседей, а были увлечены наблюдением за непонятной игрой. Что за правила и как выиграть ириски? Ответ в данном случае напрашивался плохо, так как бойка пайшла не на жыццё а на сьмерць. Запомнилась особенно раздача, в которой мне удалось выиграть весь Максов стек (все ириски) так как мне подсобила темнота. Макс почему-то решил, что он отлично сейчас отнимет все мои деньги с флешем (это пять карт одной масти, довольно сильная комбинация), а у меня там было что-то похуже, но было. Ну и в конце, на ривере, когда открылась последняя общая карта стола, я понял, что Макс во флеш никак не попадает. На столе нет трех карт одинаковой масти (минимум надо три карты на столе, это если предположить, что две карманные карты соперника этой же масти), а ничто другое меня в данном случае не победит. Ну и я говорю что – то вроде:

-Ну что Макс, ириски мои!! Я властелин конфет, гроза вагона!!
-Да лаааадна!!! У меня флеш!!! У тебя не может быть руки сильнее!!!

-Покажи его живее! У тебя что, три карманные карты вместо двух?
-Да не, все по-чесноку! На, заценяй!!! Трефовый!!!

-Макс, я конечно всё понимаю, пика – она тоже черного цвета, но одно только это еще не делает из нее пятую карту твоего флеша!!! Ириски сюда!!!

Макс наклонился поближе к столу, и понял, что таки да - ирис переходит в руки нового владельца, так как во мраке он плохо разглядел масть одной из открывшихся карт, принял ее за желаемую. Увидев, как ирис бодро и проворно меняет порт приписки, Вовчик с верхней полки глаголил:

-Вы тут поиграйте еще чуток, я еще не все допонял, я тут понаблюдаю покамест, подучусь, а завтра ирис будет моим!!

Вот так, за покерным столом, периодически поднимая высокоморальные темы, мы встретили рассвет, перемещаясь к мечте. Веселый он и разноплановый этот мирок – поезд.

А завтра был день. Жаркий, очень жаркий. В промежутках между остановками и драгоценнейшими минутами воздуха мы, уже увеличившимся составом, играли в покер на ириски и бумажки. Даже какие-то периодически зрители появлялись. Периодически появлялись новые города, в которых мы никогда не были, но о которых много слышали. Теперь нам удалось в них даже немного побыть. И немножко запомнить, и даже что-то сфотографировать. Вот краткие тактико-технические городские характеристкики в окрестностях вагона. Очередность могу путать.

Таганрог.
Это именно тот город, где, всеми любимый, герой любит разговаривать с телевизором. Здесь мы были ночью. Здесь много рыбы. Прямо на платформе. Сушеной, даже в середине ночи. За ее вязанками почти даже не видно продавцов. Двери вагона открываются и тебя встречает рыба, тянущаяся к тебе, движимая умелой рукою ночного продавца рыбы. Было крайне не до неё - льда бы кусок, да побольше. Но то, что темно и прохладно – это уже что-то. Огоньки из вагона видны были хорошо и мелькали.

Ростов-На-Дону.
Ура, мороженное. Фруктовый лед. Холодный. Замёрзший до твердости гранита: Ростов – супер город. Хоть и побыли в нем минут пятнадцать, и то – стоя на платформе между поездами, но – со льдом в зубах. А когда с ним было покончено, даже удалось зафигурировать:

Харьков.

Этого города я ждал больше других. Хотелось хотя бы на вокзале постоять того легендарного города, который можно считать отцом всей советской велошоссейной промышленности. Родина великого Старт-Шоссе. Харьковский велозавод где-то тут, и это бодрит. Но еще более бодрит наличие фонтанов на привокзальной площади. Я не знаю, в норме ли у них здесь это, либо так и останется неслыханным актом насилия над парковыми сооружениями.. Но нам было в этот момент очень всё равно. Увидев фонтан, мы незамедлительно проследовали вовнутрь. Там, где бьет холодная водица прямо в небо (в нёбо – тоже не будет ошибкой).

(с этой фотографией - бох с ней, а вот послдующий триптих "Амазонки в купели" вряд ли оставит равнодушными не лучшую половину человечества)))



(а это Юля выражает всяческий респект спасительной купели)

Шорты мокрые насквозь? Да кого это заботит – в нашем вагоне они высохнут за пятнадцать минут. Я даже про ХВЗ забыл, засовывая голову в самый центр струи, фонтан являлся сейчас центром моей вселенной, моим идеалом, пускай и временным, но я к нему оооочччень стремился. И даже купающиеся рядом девчонки не воспринимались. Воспринималась только водица. Како зашибенный город Харьков!!!

Ну да ладно, груди хоть и правят миром, однако плавно перейдем к их следствию - обсуждению потолка. А он здесь крутой! Потолок внутри вокзала, здесь без сисек, но зато фрески и лепнина. А при ближайшем рассмотрении, внимательный зритель, смотрящий в корень проблемы, непременно узреет там и сиськи, стоящие за всем этим (либо груди, кому как сподручней). Потому что птичка выкладывает картинку из листиков, как уже упоминалось, колибри - жужжит хвостом, а человече - рисует фрески, лепит чего-то на потолке, пишет музыку, бегает стометровку. Нехреновенько так налепили харьковчане:


Минеральные Воды.

В Минеральных Водах была подстава. Был орел. Да не простой, а как бы фонтан. Но он, гад, не работал! Не по-товарищески это. Дальнейшие поиски фонтаном не увенчались. Пришлось тупо использовать орла хотя бы в таких личных целях:

Далее: Полотно "Фонтана не будет!"

Затем: полотно "Трави Орлов по всей земле. Трави орлов - спасай Россею!"

Стань сам орлом и воспари над жарою!

А затем смело возвращайся на поезд, победоносно вздёрнув хвост!!!

А еще однажды ночью мы начали слышать стрекот цикад из форточек, перебивающий даже грохот колес. Под этот шумок появилась какая-то вода по правому борту поезда. Вроде как река, но река не может на протяжении километров идти вдоль железной дороги. Пришлось терзать проводницу во мраке стрекочущей ночи:

-Девушка, а вы не знаете случайно, что это за хрень?
-Какая, нахрен, хрень?
-Ну вон, взгляните в окошко. Видите? Вода какая-то, и она уже довольно давно здесь пребывает, ведь это не может быть река? Что, чёрт возьми, происходит?
-А я не знаю, я всё время здесь ночью проезжаю и с данного типа водою не знакома!

Пришлось уже в светлое время суток доставать нашу Татьяну. Оказалось, что это было Азовское Море. Почему такое тоненькое и параллельное? Потому что это лиман, то есть, залив такой, стремной формы, вот и все дела, а проводниц пугать не надо.
А нам и не до них теперь, после Минеральных Вод до Пятигорска меньше часа. И скоро мы покинем наш поезд. И скоро мы сядем на автобус и уже сегодня приедем в лагерь.. И..:

-Нихера себе!!! Народ!!!! П…ц… Смотрите!!! Гораааа!!!!! Ого, бля, какая она здоровая!!! Татьяна, а сколько она может быть, на глаз, в высоту??? А это что, и есть настоящая гора??? А это, вон то, серое, это что скалы?? Это камень? Это ведь не земля, правда? Это настоящие скалы?? А вон вдалеке еще горы….

-А ты, Виктор, думаешь, Пятигорск так спроста назвали, только потому что здесь жил и творил Лермонтов, ну или Семен Слепаков? Горы, понимаешь!!! Но это совсем маленькие горы. Та, что перед нами сейчас, это гора «Змейка», тут вряд ли будет даже километр в высоту. Скальный выход – это порода, видишь вон – ведется, или велась, разработка. Вон гора Беш-Тау, «пять гор» в переводе, но ты, всё же, матом перестань сейчас ругаться, тут в вагоне и приличные люди есть.

Виктор не слышал, он смотрел на гору. Он видел когда-то в детстве горы, но это было давно в 89 и 90-х годах, и трудно сказать, это они были большие, или Виктор был маленьким. Но эта гора Виктору определенно понравилась, хоть, говорят, она и не большая, но зато вон скалы на ней, и деревья, и даже немного давлеет. И вон уже начинается Пятигорский вокзал. И прямо по курсу встает еще одна гора, наверное, даже больше этой, с какой-то вышкой на вершине. И вот поезд замедляет ход. И мы тащим рюкзаки и сумки к выходу, так как у нас будет только пять минут, чтобы вытащить всё это на платформу, и поезд тронется - он едет дальше. Он повезет людей дальше, кого к идеалу, кого от него. А мы выходим.

Он стал прямо напротив забора, и доставать рюкзаки очень неудобно. Но мы быстро справились, нас уже ждет автобус. Офигеть, какая гора! Вот эта, которая тут рядом. Гора, блин. Вон она, на заднем плане над поездом давлеет, а я потихоньку начинаю съемки своего фильма.

Но автобус ждет, надо загружать вещи и ехать к своему идеалу на этот период жизни. Быстро, насколько позволяет груз, идем, мельком успеваю заметить деревья со странными плодами. Я помню, в детстве я видел такие, это грецкие орехи. Ого, прямо тут, на вокзале, как яблоки, как березы. Но кровожадная глава про Пятигорск будет много позже, когда мы будем ехать назад, и у нас здесь будут полтора жестоких часа в диком пекле. А сейчас нужно все погрузить и можно будет начать новую главу, новый лист. А этот закончился.

(На фото: Николай Ислямов)

64


Комментарии:
2
Очень много букв.

2
Терпеливо читал минуты 3-4. Если кто дочитает до конца - плис, в 3 строчки, о чём тут?

5
Сначала тут было про муки совести,
потом пошёл разговор про горы, и совесть превратилась в муку,
когда же горы увидели, то и эту муку развеяло ветром.

1
Пока только глянул. И удивился последовательности:
- Таганрог
- Ростов
- Харьков
- Минводы
Загадочно как-то

1
63 против 4х? Неплохие пот оддсы - можно играть дальше!!!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru