ПРОБЛЕМЫ, КОТОРЫЕ НАДО РЕШАТЬ

Пишет ВВВ, 15.02.2012 11:24

Спортивный туризм. Маршруты и дистанции. Что общего и различия. Как развиваться дальше?


ПРОБЛЕМЫ, КОТОРЫЕ НАДО РЕШАТЬ.

Эту статью можно рассматривать в качестве предисловия к статье Э. Е. Циперсона «О безопасности на пешеходных дистанциях». А можно рассматривать, как заключение к ней. В «Проблемах, которые надо решать» я коротко говорю о многих проблемах. В «О безопасности…» Э. Е. Циперсон внимательно рассматривает одну из проблем: одну, но самую важную. Так что сами решайте, с чего начинать. Мне кажется, что моя статья – это, все-таки, предисловие.

В спортивном туризме соревнования проводятся на многих дистанциях, но только на пешеходных дистанциях (в том числе - и особенно - в помещениях) они оказываются настолько раскрученными, что их можно проводить почти полностью за счет стартовых взносов. Такое положение дел свидетельствует о том, что спортивный туризм (пусть и только на пешеходных дистанциях) как спорт состоялся. С чем и поздравляю лидеров вида спорта.

Вместе с тем нельзя не заметить, что подавляющее большинство тренеров-представителей команд, приезжающих на детские туристские соревнования, зарплату за это получают в системе образования (что в смысле спорта печально, потому что достижения их воспитанников никак не отражаются на получаемой ими зарплате). На взрослые туристские соревнования тренеры могут приезжать уже не только за зарплату образования, но и за зарплату от ведомства спорта (таких, к сожалению, мало) или просто за свой интерес. Зато большинство спортсменов, участвующих во взрослых соревнованиях, свои занятия туризмом начинало в образовании: не в спортшколах, а в кружках домов творчества юных, в школьных кружках и т.д. Сегодняшняя массовость соревнований на пешеходных дистанциях во многом объясняется тем, что в прошлые времена массовым был детско-юношеский спортивный туризм. Это естественно, но и из этого следует то, что если подсистема детско-юношеского туризма в системе образования разрушится, а в системе спорта не будет создана, через некоторое время прекратятся и детские, и взрослые официальные туристско-спортивные соревнования в связи с отсутствием достаточного количества лиц, желающих участвовать в них. Сначала прекратятся соревнования на командных дистанциях, потом, хотя и не обязательно скоро, дойдет черед и до личных соревнований.

В сказанном мной нет ничего нового, ничего неизвестного специалистам в спортивном туризме, но буквально в последние годы, а точнее – со времени выхода Регламента проведения соревнований на пешеходных дистанциях в нашей туристско-спортивной действительности появились нюансы, особенно опасные для будущего этой действительности. Возможно, они заметны не всем, возможно, они заметны лишь под определенным углом зрения на нашу действительность, поэтому я объясню свой угол зрения, а затем назову и нюансы.

Впервые на детские туристские соревнования в качестве тренера команды я приехал в самом начале девяностых годов прошлого века (точнее не помню), поэтому мой стаж и участия и проведения соревнований не очень велик. Лет двенадцать из обозначенных двадцати я был главным судьей соревнований по горному туризму, но последние шесть лет производственная необходимость заставляла меня исполнять обязанности главного судьи и пешеходных (а также лыжных и водных) туристских соревнований, проводимых для юных санкт-петербуржцев. Поскольку роль главного судьи видится мне в расстановке кадров и в последующей координации действий службы дистанции, судей и организационного сектора соревнований (в исключительных случаях – в рассмотрении протестов, которых бывает немного, и поэтому у главного судьи хватает времени, чтобы в каждую ситуацию вникнуть), все это время я имел возможность видеть соревнования и изнутри и как бы со стороны. Со стороны бывает многое видно. И вот, что высмотрел я.

О наблюдениях не расскажу (бывает так, что не только читателю некогда читать статьи и трактаты, но и писателю некогда их написать), скажу сразу о выводах.
1. На соревнованиях на пешеходных дистанциях никогда не будет необходимого количества судей этапов, чья бы квалификация была сравнимой с квалификацией тренеров. По-настоящему квалифицированных тренеров на соревнования приезжает не больше десятка (на самом деле – не больше четырех-пяти человек), а квалифицированных судей требуется в разы больше. В такой ситуации судейство никогда не будет хорошим, и чтобы эту ситуацию изменить, необходимо изменить подходы к судейству.
2. Придуманная необходимость доведения до участников излишней информации по дистанции (длина этапов, диаметр опор и т.д.) «выкручивает руки» организаторам соревнований. Как они ни стараются, где-нибудь все равно ошибутся и «подставятся по полной программе».
3. Количество снаряжения, используемого участниками при движении по дистанции, имеет тенденцию к увеличению, что удорожает экипировку участника. Соревнования перестают быть дешевыми, какими некогда были туристские соревнования.
4. Соревнования обходятся дорого не только участникам. Официальное проведение соревнований ставит организаторов перед необходимостью многочисленных согласований места проведения соревнований, перед необходимостью оплачивать всевозможные экспертизы, оплачивать вывоз мусора, аренду биотуалетов, порой – аренду пожарных машин, машин скорой помощи, услуги охранников. В результате проведение соревнований на двадцать-сорок команд обходится организаторам (вместе с призами, судейской зарплатой и хозрасходами) в 350 – 400 тысяч рублей.
Серьезных спонсоров в туризме как не было, так и нет (все пытаюсь понять, почему же?), а без них, кто «поднимет» технически не простой, не дешевый и не олимпийский вид спорта, в котором, к тому же и качественного судейства нельзя достичь «в принципе»?
5. Всевозможные хитрости, специальные приспособления, ускоряющие работу команд на дистанции, но не применимые в реальных походных условиях, начали придумывать еще в шестидесятых-семидесятых годах прошлого века. И разговоры об особенностях судейских методик, о наличии разных подходов к судейству начались примерно тогда же. Все годы своего участия в соревнованиях я говорил, что соревнования должны проводиться по единым правилам для детей и для взрослых, в Свердловске или в Ленинграде – без разницы. Я говорил, что в настоящее время техника работы на этапах соревнований имеет мало общего с техникой преодоления естественных препятствий маршрута похода, но что это ничего не меняет. Если авторы правил предложат бегать по бревну пятками вперед – побежим пятками, потому что таковы правила. Когда мне говорили, что такие соревнования теряют связь с путешествиями, теряют свой смысл, я отвечал: а какой смысл есть, например, в легкой атлетике? Какой смысл в беге по кругу? Какой смысл в спортивной ходьбе, в которой нельзя отрывать обе ноги от дорожки одновременно? Или, например, какой смысл присутствует в керлинге? Но люди бегают, ходят, катают шары и ночные посудины! Значит, им это нравится, и в этом весь смысл. Ну а кому-то нравится бежать и звенеть карабинами! Почему бы и нет? Но вот в борьбе за динамичность и зрелищность вида спорта организаторы соревнований на пешеходных дистанциях вплотную подошли к тому, чтобы отказаться от безопасности. И это изменило ситуацию в принципе. Новое в спортивном туризме: страховка не осуществляется, а лишь имитируется! Соблюдение реальной техники безопасности не гарантируется (подробнее об этом рассказано в статье Э. Е. Циперсона)! И вот уже я услышал рассуждение туриста-маршрутника, все еще, наверное, уже по инерции, привозящего детей на соревнования на туристских дистанциях. Суть рассуждения сводилась к тому, что на соревнованиях закладывается алгоритм действий, все еще похожий на алгоритм действий туриста при преодолении естественных препятствий маршрута, но алгоритм уже только похожий – не правильный. Привыкнув к нему на дистанции, турист использует его и на маршруте, а, использовав, скорее всего тут же поплатится. Из этого следует, что туристы-маршрутники теперь уже категорически не должны приезжать на соревнования на туристских дистанциях, а спортсменов-дистанционщиков без переучивания, которое, скорее всего, не окажется эффективным, нельзя выпускать на маршруты. Выводы из этого вывода каждый из нас способен сделать самостоятельно.
6. А если соревнования не безопасны, на них нельзя привозить детей. Нельзя рисковать ни детьми (этого нам не простят их родители), ни организаторами соревнований, которые пострадают при разборе несчастного случая. Но в одном и том же виде спорта нельзя придумывать правила: одни для детей, другие – для взрослых. Если люди до 18 лет привыкают соревноваться по одним правилам, а после 18 должны переучиваться, - прощай надежда на достижение высокого уровня спортивного мастерства. А вместе с этим и прощай спорт, и да здравствует физкультура!
7. Туристские дистанции выходят из леса, поэтому лагеря и костры, а также сажевая чумазость туристов-маршрутников, вполне естественные в лесу, в случае наблюдения их у туристов-дистанционщиков в местах скопления нетуристов-болельщиков режут глаза суетой и бомжеватостью цыганского табора. Если туристы не поднимут уровень собственной цивилизованности хотя бы на время пребывания в условиях цивилизации (для этого нужно отказаться от привычки ночевать на полу, от костров и горелок и перейти на проживание в гостиницах, на питание в кафе и столовых), какой имидж будет у вида спорта «спортивный туризм» в глазах не только болельщиков, но и ничего не понимающих в туризме чиновников? На чиновников может быть наплевать, но только в том случае, если не просить денег у них. А туристы таки все-таки просят.

Вот такие вот проблемы и выводы. Всех решений я не нашел, но совершенно очевидно, что:
- Необходимо существенно ограничить количество снаряжения, допустимого для использования на дистанции. Например, прописать две веревки по 50 метров и 20 карабинов на команду, и пусть команды думают, как их эффективней использовать.
- Нужно прекратить мерить опоры. Гарантировать нужно только одно: с указанным количеством снаряжения дистанцию можно пройти. Остальное пусть становится известным лишь на дистанции.
- Сделать обязательным заблаговременную подачу тактических и технических заявок. Судья не обязан в секунды разобраться в том, над чем тренер думал неделями.
- Судей готовить отслеживать лишь безопасность. При нарушении техники безопасности команды снимать. Ошибка судьи является частью соревнований даже в футболе, в котором крутятся немалые деньги и которым увлекаются миллионы. Не все, что может себе позволить футбол, может позволить спортивный туризм. Но такое отношение к судейским ошибкам он может позволить.
- Поскольку судья избавляется от необходимости смотреть за каждым шагом спортсмена и слишком многое фиксировать в протоколе, судей на дистанцию понадобится существенно меньше, чем нужно сегодня. А чем меньше судей судят соревнования, тем больше шанс подготовить судей как следует. С уменьшением количества судей вырастет качество их судейства.
- Нужно приучить себя смотреть в зеркала там, где этих зеркал в достатке имеется. И мыться стоит там, где есть возможность умыться.

Ну и так далее. У меня нет намерения решить в этой статье все проблемы пешеходных дистанций. Я всего лишь хочу привлечь внимание к ним. Сегодня пешеходные дистанции популярны. Их популярность выросла из тех соревнований, в которых я сначала участвовал и которые затем проводил. Поэтому мне очень не хочется, чтобы взлет пешеходных дистанций был кратковременным. За последние годы в Санкт-Петербурге нами было сделано многое, чтобы спортивный туризм стал похожим на спорт. Налажены отношения со спорткомитетом, заведена база данных разрядников и судей, туристские соревнования районов Санкт-Петербурга все чаще проводятся на классифицированных дистанциях и соревнования эти ставятся в соответствующий календарь, по ним сдаются отчеты. Повторюсь: работы сделано много. И мне бы очень не хотелось, чтобы она вся пропала только потому, что у лидеров пешеходных дистанций не хватило стратегической сметки, и они завели свой вид спорта в тупик. Этот вид спорта начал создаваться лидерами шестидесятых годов прошлого века. В девяностых и нулевых мы его только продолжили. И будет обидно, если в «…надцатых» годах лидеры нового века благополучно угробят и то, что было создано ими, и тот фундамент, на котором они создавали то, что хотели создать.

С. М. Губаненков.
Директор Городской станции юных туристов.
ГОУ «Балтийский берег». Санкт-Петербург.



«О БЕЗОПАСНОСТИ НА ПЕШЕХОДНЫХ ДИСТАНЦИЯХ».

В последних числах июля 2010 года в городе Сосновый Бор (Ленинградская область) прошли Всероссийские соревнования по спортивному туризму на пешеходных дистанциях, по юношеской и юниорской возрастным группам. В составе ГСК на меня были возложены обязанности Заместителя Главного судьи по безопасности.

После многих лет моей отстраненности от судейства «пешеходных» соревнований, я увидел совершенно иной, на много выросший уровень технической и спортивной, правильнее сказать – атлетической подготовки участников. Но сохранилось основное, общее со старыми соревнованиями «по технике»: участники движутся по относительно сложному рельефу, пользуются готовыми или сами создают сложные системы, конструкции для преодоления естественных препятствий, при этом, как и раньше, подвергают себя достаточно реальному риску. Определить допустимые пределы этого риска в общей организации соревнований, в применяемом снаряжении, в подготовке отдельных этапов, в методах конкретных действий и участников и судей состоит задача «Заместителя по безопасности». На юношеских соревнованиях, как и десятилетия назад, актуально требование: соревнования должны пройти без травм! Такой жесткой позиции нет ни в вело, ни в мотоспорте, ни в слаломе, ни в футболе, ни во многих других видах спорта, где в самой сути их заложена опасность падений, ударов, столкновений, и лишь специальное снаряжение спортсмена, да щадящие заграждения трассы могут хотя бы частично защитить его от тяжелых травм.

«В вашем распоряжении (т.е. у спортсменов, у судей, у начальников дистанций), для обеспечения безопасности участников есть средства страховки, и они (средства) должны ее обеспечить…». Это требование сохранилось неизменным и в наши дни, но… изменились правила игры. В старых соревнованиях «по технике» не только соблюдение, но и подчеркнутая демонстрация участником знания и выполнения приемов техники безопасности было изначальным содержанием соревнований, поскольку и создавались и проводились они, ставя конечную задачу - снижение аварийности в походах. Сегодня акценты сместились. Сегодня первоначальной задачей спортсмена является максимальная скорость передвижения по дистанции (этапу), при условии выполнения «Условий соревнования». При этом формы взаимоотношений между судьей и участником, влияющие на скорость движения последнего, меры воздействия первого на поступки второго и сегодня являются содержанием постоянных дискуссий.

Вот и я, вооружившись опытом своего участия в нынешних Всероссийских соревнованиях, хочу внести на обсуждение свое мнение по этому вопросу.

Снаряжение команды и его контроль.

Из РЕГЛАМЕНТА ПРОВЕДЕНИЯ СОРЕВНОВАНИЙ ПО ГРУППЕ ДИСЦИПЛИН «ДИСТАНЦИЯ - ПЕШЕХОДНАЯ».
1.5.3. Всё вышеперечисленное снаряжение группы (связки, участника) проходит техническую комиссию. По её итогам составляется акт проверки снаряжения. Использование на дистанции снаряжения, не допущенного технической комиссией, запрещается.
2.1.1 Разрешается использовать снаряжение фирм изготовителей спортивного туристского снаряжения, имеющих лицензию на производство данной продукции и снабжающих свою продукцию паспортом изделия, другим сопроводительным нормативным документом (далее «Паспортом…»), регламентирующим применение данного снаряжения.
2.1.2 Снаряжение разрешается использовать только по назначению, указанному в Паспорте…».

Создалось впечатление, что выезжая на наше Первенство, руководители команд выгребли из своих кладовых все накопленное за многие годы. От бухт неразрезанной импортной веревки до раритетов - уже несгибаемых отходов Выборгской сетевязальной фабрики прошлого столетия. Все это вываливается на стол комиссии по снаряжению на предмет осмотра и допуска. В целом у каждой команды - это сотни метров веревки различной длины, возраста и состояния. О каких-либо «Паспортах» (если речь не идет о новой бухте) говорить лишне.

Кто и как представляет себе процесс действенного контроля (35 команд!) и нанесения разрешающей маркировки? Кто отследит дальнейшую судьбу забракованных ветхих концов, сбрасываемых Комиссией со стола, и определит возможности судей на старте снова выявить их среди шести – восьми предъявляемых, за 10 минут предстартовой проверки, когда главное – успеть проверить личные страховочные системы?
О возможностях судьи на этапе вспоминать не следует. Ему не до контроля применяемого снаряжения, успеть бы уследить за действиями участника. Да и команда сегодня не позволит ему копаться, искать замаркированный конец, когда идет работа и счет - на секунды.

Напрашивается вывод:
- «Условия» должны определять максимально допустимое количество веревок, с которыми команда (связка) может выйти на старт. Комиссии по снаряжению предъявляются только эти концы (не считая коротких «опорных петель»). Это позволит проводить действенный контроль, компенсирующий повсеместное сегодня отсутствие у команд сертификатов на веревки, и выполнять его в пределах разумного времени.
- Веревки должны маркироваться наклеиванием на концы самоклеящихся этикеток типа Averi-Zveckform, подобно тем, что клеятся на товары, медикаменты, багаж и т.п. Визирующая надпись наносится на листы принтером, после чего маленькие этикетки снимаются (отклеиваются) с листа. 3 дня соревнований такая маркировка выдержит, ее не сложно потом счистить, или, в последствии, маркировать (наклеивать) поверх нее новую. На предстартовую проверку команда должна являться не за 10, а, как минимум, за 20 минут. Должна работать «Стартовая бригада» судей, контролирующая предъявляемое снаряжение (к реальному положению с судьями мы еще вернемся). Команда кладет бухты и петли на щит (на землю) так, чтобы «стартовой бригаде» были видны их замаркированные концы. С этого момента обязанности судей этапов по контролю над этим снаряжением практически снимаются, если только речь не идет о его повреждении во время прохождения этапа.

Те же вопросы возникают при проверке карабинов. На стол комиссии без стеснения выкладываются карабины, протертые в углах до трети, до половины сечения. Это - повсеместное явление у карабинов из легких сплавов. «А этот - для вспомогательных целей (транспортировочных, закрепления свободных концов и т.д.)…» - лепечет представитель. Невольно напрашивается вывод, что такие экземпляры нужно изымать у команды до конца соревнований. Я тоже уверен, что он не разорвется при движении по «навесной», и даже выдержит при срыве на шестиметровом «свободном» подъеме. Но какой судья этапа уследит за тем, что бы именно этот карабин не был включен в полиспаст, а здесь его судьба и последствия для окружающих – очевидны. А как уследить, что бы такой карабин, за неимением лучших, не ушел со старта в кармане участника?

Значит, и здесь нужно идти к такой же маркировке, как и для веревок.
2.1.6. … За использование группой (связкой, участником) неисправного снаряжения или не по назначению, за использование снаряжения со степенью износа выше указанного в «Паспорте…» или с просроченным сроком эксплуатации, а также не соответствующего требованиям данного Регламента ответственность несёт представитель (руководитель, тренер) делегации или сам участник.

Это тот же Регламент. К сожалению, вывешенный на официальном сайте ТССР «Регламент» и сегодня не содержит перечень должностных лиц, утвердивших его. Утвердило ли его Федеральное агентство по ФиС, или он остался творчеством «общественной организации» и имеет соответствующий «правовой статус»? Разрыв полиспаста – событие с тяжелыми последствиями, и вызовет у известных органов вопрос к ГСК: «…а вы куда смотрели?». И найдутся нормативные документы, иначе, чем наш «Регламент» определяющие круг лиц, ответственных за безопасность.

Командой предъявляется груда дорогостоящей импортной «механики»: всевозможные блоки, «треки», зажимы, страховочные и спусковые устройства. Каждое изделие, само по себе несущее маркировку известных фирм, не вызывает сомнения, если, конечно, оси кулачков зажима или блоков не разболтаны, спусковые «восьмерки» не протерты как упомянутые выше карабины. Фирма Petzl дает 3 года гарантии на свои изделия (качество выполненных работ), при этом снимает всю гражданскую ответственность за изделия в случае их ремонта или каких-то изменений (см. Каталог фирмы Petzl 2005год, стр. 203).
Это нужно учесть, скажем, тренерам, отрезающим «рога» у спусковых «восьмерок».
Сомнение в первую очередь вызывает не качество представляемых устройств, а формы их последующего применение. В той же Petzl эта сфера каждому устройству жестко определена.

Примеры: Страховочное устройство Grigri предназначено для страховки первого, для контролируемого спуска, но не для фиксирования натягиваемой полиспастом веревки.
Зажимы Ascension (типа жюмар) предназначены для подъема по веревке (создание легко передвигающейся точки опоры), но не для самостраховки, и не для присоединения полиспаста к перилам, тем более, если на натяжении работает несколько человек.

Устные (при прохождении комиссии по снаряжению) заверения представителей о предназначении этих устройств всерьез принимать не следует: что действительно будет с ними делать участник, увидит только судья этапа. Он (судья) должен быть вооружен заведомо определенным и утвержденным перечнем допустимых форм применения каждого предмета, и пресекать случаи отклонения от этого перечня. Приведенная выше цитата из «Регламента» хороша как попытка снять с судьи ответственность в случае аварии, но, полагаю, что в нашем случае, тем более – на юниорских соревнованиях, она не будет эффективна, т.к. неизбежно возникнет тот же вопрос: « А почему допустили…?».

Обеспечение безопасности на этапах.
Заместителя по безопасности не должен слишком волновать вопрос канонического выполнения участниками догм организации страховки на тех этапах, где реальная опасность никому не грозит. Выше или ниже по течению будет организовываться «маятник» на грязном ручье, на каком расстоянии от опоры будут при этом руки у страхующего… Учить уже поздно, а наказывать за ошибки – это не его дело. Важно, что б дно ручья было без опасных камней, а участник мог грохнуться с бревна, не ударившись при этом головой об соседнее.

Другое дело – свободные вертикали, или как мы в Ленинграде называли их в старину – «эскарпы». Идет наступление на, казалось бы, незыблемые в нашем виде каноны – судейская страховка первого на подъеме. «А судьи у вас плохо работают… Медленно выдают и задерживают... Быстро выбирают и тянут… Судейская страховка мешает…». Общее мнение: имеющиеся сегодня у участника технические средства (см. выше), не менее эффективны, чем судейская страховка.

Если заглянуть на последние 50 страниц проспекта той же фирмы Petzl, они заполнены указаниями об ограничении в применении, призывами к осторожности, приемами подстраховки каждого механического устройства. Фирма подчеркивает, что ряд устройств предназначены не для скоростных гонок по вертикалям, а для экстремального, но разумного увлечения, требующего постоянного внимания.

Следовательно, необходимо:
- проанализировать проспекты, паспорта на снаряжение, применяемое в нашем виде, на основании чего:
- сделать четкое определение областей разрешенного и неразрешенного применения этих изделий, и условий, при которых их применение разрешено;
- по результатам проделанной работы издать «Руководство для судей и участников…», подобно тому, что было выпущено и в 2008 году и, неоднократно до того, выпускалось в прошлые годы;
- ввести это «Руководство» в «Регламент» для неукоснительного выполнения, как участниками, так и судьями;
- определить меры пресечения при отступлении участниками от этого «Руководства».

На нашем, 2010 года Первенстве, требующая особого внимания страховка имела место только при спуске связки «4-й класс». Выполнялась она попеременно участниками связки. Однако, налицо было явное стремление участников «обозначить» страховку, просто держа ее, хотя бы двумя руками, и не заботясь о свободно волочащейся по земле веревке. Непрерывные окрики судей «Держи! Выбери» - имели какое-то действие, но, согласно сегодняшнего «Регламента», не могли повлечь ни каких санкций к страхующему.
Выполняемый на «личке» подъем на одном «жумаре» тоже предмет размышления. Это устройство – для подъема, но не для страховки в ненагруженном его состоянии (момент, когда участник выпрямляется, встает «захватом» перил на ноги). Страховать может в этот момент Mini Nraxion или Basik, но опять же, если они пристегнуты непосредственно к «беседке», а не находятся гораздо выше ее. Для надежного срабатывания, зажима этими устройствами перил, им нужно «опрокидывание» спортсмена. Считаю, что «старые» требования об обязательной судейской страховке на опасных участках трассы еще отнюдь не устарели, тем более, если страховочная веревка находится в руках несовершеннолетнего.

Нужно сказать, что заметный в моей статье акцент на усиленные меры безопасности при проведении юниорских соревнований, тоже не совсем корректен. Требования к обеспечению безопасности должны входит в «Правила», в «Регламент», а они, в свою очередь, должны быть едины для всех возрастных групп, а иначе то, чем мы занимаемся, - не спорт. Не может быть «Правил» раздельно для юниоров и взрослых.

Отдельно, как обещал, о судейском корпусе. Туристские соревнования сами по себе уникальны соотношением количества участников и привлекаемых судей. Объяснять причину этого явления опытному в наших делах читателю не нужно.

Для справки: в соответствии с нормативами «Правил соревнований по туристской технике» (Постановление Президиума Всесоюзной федерации туризма от 14.12.90, изд. ЦРИБ «Турист» М. 1991г.), численный состав судейской Коллегии Всесоюзных соревнований (4 класс дистанций), находился в пределах 80-100 человек, в зависимости от количества дистанций и этапов на них. При этом, будучи неоднократно членом ГСК соревнований такого ранга, постоянно слышал жалобы Заместителей Главного судьи по видам о недостаточности этого числа.

Сегодня, при факте отсутствия бюджетного финансирования соревнований нашего ранга, а, следовательно, и средств на командирование и оплату работы необходимого нам количества судей, вся надежда возлагается на общественников – энтузиастов нашего вида.

Теперь - наш «Регламент проведения Всероссийских соревнований…2010г».
Раздел V. ТРЕБОВАНИЯ К УЧАСТНИКАМ И УСЛОВИЯ ДОПУСКА.
п.3. «В состав команды входят: тринадцать спортсменов, тренер-представитель команды, судья квалификации не ниже первой категории».
Ну, насчет первой категории наши составители, конечно, перехватили: можно было о квалификации не упоминать вообще. Если она есть, такой судья сам будет рваться в состав команды на «Всероссийские», с тем, что бы ее повысить. Если таких судей нет, то нужно привести судью с любой квалификацией, что б как умел, но помог делу, успех которого зависит сегодня только от наших с вами общих усилий. А квалификацию он повысит в любом случае. Мало того, есть масса работы, не требующей большого опыта: судьи – контролеры, секретари, секундометристы на этапах. Уже не говорю о службах дистанций: там просто нужны работяги, и немалое их число.
Что мы получили: из 35 участвовавших команд, судей привезли шесть (!). А ведь ГСК рассчитывало на число этих людей, заочно распределяло их по этапам. «Нету» - разводили руками представители, явно предпочитая держать свою «группу поддержки» на организации питания и быта команд.
Нарушать «Регламент» конечно нельзя, но и отправлять домой команду, затратившую на выезд для участия большие средства, тоже не следует. Следовательно, за нарушение этой позиции нужно снимать с зачета, и такое положение вводить в «Регламент». Вот тогда, возможно, судьи будут.

Заключение.
И неискушенному в юридических вопросах судье – туристу ясно, что практика организации наших соревнований весьма далека от требований Закона о спорте, «Правил», и «Регламента». Налицо масса неопределенностей и разночтений с распределением обязанностей, ответственности, с определением качества снаряжения «… со степенью износа». А соответствие «… спортивных сооружений, (т.е. наших дистанций) требованиям соответствующих правовых актов…». Каких правовых актов? И т. д.
И еще о «Регламенте». Вопросы безопасности дистанции в нем ограничиваются перечнем опасностей района организации дистанции: дороги, болота, свалки, заросли крапивы и т.д. (п. 3.2.1.) К сожалению не оговариваются:
- опасности склонов (осыпи, падение камней) - скальных, грунтовых, карьерных и необходимость их очистки;
- характеристика водных преград (глубина, скорость течения, характер дна);
- метеоусловия, при которых могут быть прекращены (ограничены) наши соревнования, что было особенно актуально летом 2010 года (температура днем достигала +34 гр.С.).

Сегодня «Регламент» предполагает, что наши соревнования проводятся исключительно в средней полосе РФ, на травянистых склонах, равнинных речках «по пояс», и при среднегодовой температуре.…

Ну, скажут сегодня наши активисты и тренеры. А как вы проводили Всероссийские и Всесоюзные соревнования, начиная с 80-х? Ведь понимали условность всех этих бумаг и необходимость, прежде всего у ГСК, туристского опыта, знаний, осторожности и ответственности за свое дело.
Но, во-первых, наши соревнования в те времена проводились не «общественной организацией» (т.е. Федерацией), а Центральным Советом по туризму и экскурсиям или Добровольными Спортивными Обществами, т.е. мощными, самодостаточными структурами Всесоюзного Центрального Совета профсоюзов (ВЦСПС), определявшего и нормативную базу, и организационные вопросы, и решавшего при необходимости вопросы правовые. И ВЦСПС, и ДСО имели громадную финансовую базу, непрерывно пополняемую ежемесячными членскими взносами десятков миллионов трудящихся. Федерации отводилась задача непосредственного проведения соревнования (судейства).
Сегодня у нашей Федерации нет ни членских взносов, ни, практически, бюджета.
Во-вторых, за последние 20 лет резко возросло правосознание наших людей, и любая серьезная спортивная травма способна теперь потянуть длиннейший шлейф расследований, обвинений и претензий.
И в-третьих. Так же, как сегодня Вы, уважаемые читатели, автор понимал, что существовавшие в те годы нормативы соревнований весьма относительно соответствовали действительным условиям их проведения, а потому, как и Вы, полагался на опыт, осторожность и ответственность своих коллег – судей. При этом наши старты тех лет проходили на территориях, несравнимых по сложности и, подчеркну, уровню опасности: горные районы Кавказа, Памиро-Алая, Киргизии, Алтая. Но это были другие соревнования, с другим подходом к вопросам безопасности – смотри вступление к этой статье.

И есть еще одно, немаловажное обстоятельство. Будучи 50 лет в спортивном туризме, я, к сожалению, многократно привлекался правоохранительными органами к расследованию обстоятельств гибели или тяжелых травм туристов (по счастью для меня – исключительно в качестве общественного эксперта, консультанта). Так вот, все без исключения следователи, занимавшиеся этими делами, спортивными туристами не были, что, в общем, вполне объяснимо. Они не понимали (и сегодня не обязаны понимать), что такое «накопленный туристский (или судейский) опыт», «методические материалы по туризму», «рекомендации учебной туристской литературы». Есть только статьи Законов и подзаконных актов, есть Правила и Приказы, утвержденные соответствующими инстанциями. Есть Инструкции по проведению мероприятий и по технике безопасности при их проведении, опять же созданные и утвержденные соответствующими госструктурами. При отсутствии (будем надеяться), подозрения о злом умысле, в данных обстоятельствах содержанием следственной работы было и будет изыскание нарушений, отклонений от вышеперечисленных нормативов и Инструкций, т.е. фактов «преступной халатности». В этих обстоятельствах вам должно очень повезти, если все удастся свести к «личной неосторожности пострадавшего». А сегодня «Нормативная база», на которой будет (не дай вам Бог) основана работа следователя, это все тот же «Закон о спорте» и наши «Правила», допускающие весьма широкое толкование. В чью пользу? Попробуйте догадаться сами. Есть старая истина: прав тот, кто задает вопросы, а не тот, кто на них отвечает.

Отсюда вывод: единственное средство сохранить, развивать, привлекать молодежь к нашим соревнованиям – это исключить при их проведении сколь ни будь серьезный травматизм участников, по меньшей мере, в той части каждой дистанции, где их безопасность зависит от решений и действий организаторов и судей. Этому должна быть подчинена и, соответственно, отредактирована вся наша нормативная база: «Правила», «Регламент», «Положение», «Условия» и «Руководство для судей».

Эдуард Циперсон.
Заместитель Главного судьи по безопасности на Всероссийских соревнованиях
по спортивному туризму на пешеходных дистанциях, (юношеские и юниорские возрастные группы), Ленинградская область. г. Сосновый бор 25-29.07.2010 г.
Судья Всесоюзной категории по спортивному туризму

44


Комментарии:
Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru