Фестиваль "Red Fox Elbrus Race" помогает всем, кто поднимается на Эльбрус

Пишет press-RF, 04.05.2012 22:55

Легендарный альпинист Николай Черный является завсегдатаем фестиваля «Red Fox Elbrus Race». Правда, приезжает он на него не в качестве участника, а высотного судьи. Но в свое время и сам не только принимал участие в скоростных забегах, но и организовывал подобные соревнования при отборе в экспедицию на Канченджангу.
О традициях скоростных восхождений в нашей стране, их истоках, мы и пообщались с Николаем Дмитриевичем накануне старта фестиваля:
Фестиваль "Red Fox Elbrus Race" помогает всем, кто поднимается на Эльбрус (Альпинизм)



- Основатели компании «Red Fox» Владислав Мороз и Александр Глушковский говорят, что организовали фестиваль «RED FOX ELBRUS RACE», чтобы возродить традиции скоростного восхождения на Эльбрус, которые у нас в стране стали забываться. А как изначально возникла идея проведения таких соревнований?
- Думаю, изначально это было связано с тем, что раньше у нас в стране было много хороших альпинистов. И просто волей-неволей, но приходилось проводить отборы в национальную команду, поскольку деньги на каждую экспедицию выделялись государственные. И руководителям нужно было отчитываться – почему они взяли в команду того, а не другого спортсмаена. Результаты скоростных восхождений давали более-менее объективную картину. Первые такие соревнования состоялись, правда, не на Эльбрусе, а на Ачик-Таше, когда готовилась первая Советская экспедиция на Эверест 1982-о года.
- Сколько человек принимало в ней участие?
- Ох, отбор тогда был очень сложным. В изначальный список вошло порядка 150-и человек. Его прислали в федерацию, где почти сто человек по тем или иным причинам были исключены. И на первый сбор в Ачик-Таш под пиком Ленина отправилось только 40 альпинистов. Среди них было устроено два забега – первый на траве, с перепадом высот 700 метров. Второй в связках, по льду. Так же около 600 – 700 метров. Но уже по льду. И каждые 20 метров необходимо было вбить крюк. Я бежал с Олегом Борисенком. Норматив выполнили, но и это было еще не все.
- Что же было дальше?
- Из 40-а альпинистов, принимавших участие в сборе, отобрали около 20-и, у которых стали проверять здоровье в медико-биологическом институте. Проверяли нас так, как будто отправляли в космос. И вот представьте себе – все здоровые, молодые ребята, все мастера спорта, совершили не одно восхождение, но у кого чего после этого только не обнаружили. У Лени Трощиненко, например, выявили аритмию сердца. Он сидит потом вечером, измеряет пульс: «Вроде есть… А вроде и нет ничего». У меня какую-то лямблию обнаружили. Тоже не хотели допускать до экспедиции.
- Что это?
- Какой-то паразит в организме. Повезли в институт по паразитологии. Мне докторша по дороге говорит: «Смотри, аккуратней за ручки дверей берись аккуратней там, а то подхватишь что-нибудь - всю жизнь будешь лечиться». Приехали, профессор говорит: «А! Лямблии, ну выпейте, молодой человек, три таблетки трихопола». Я выпил, и все прошло. Поехал вместе с командой на Эверест, до вершины которого в тот раз, к сожалению, так и не добрался. И что интересно – поднялся на него уже только когда стал гидом.
- Спустя несколько лет скоростные восхождения на Эльбрус организовывали уже вы…
- Да, было это при отборе команды на Канченджангу. Проводили забег в январе, поскольку время поджимало, и бежали тогда ребята не до вершины, а от приюта 11-и мы отмерили километр в высоту и там сделали финиш. Мы с Сережой Ефимовым поднялись накануне до приюта, остались там ночевать, а с утра участники пробегали, одевали пуховки, и бежали дальше. Потому что нам было важно, чтобы они не просто прибежали, выпучив глаза, а показали, что могут работать и дальше. Кстати, как сейчас на фестивале организаторы подходят строго к одежде на участниках, чтобы было три слоя, так и мы тогда тоже сказали, чтобы у всех были двойные ботинки, и обязательно ледоруб.
- В экспедиции на Канченджангу принимал участие директор «Red Fox» Александр Глушковский, он тоже принимал участие в отборе?
- Нет. Он тогда в Ленинграде учился в школе высотных операторов у Лени Трощиненко, который обучал как пользоваться камерой, как снимать в высотных условиях, и они отправились на Канченджангу, как операторы. Но до вершины все равно поднялись. Молодцы!
- А Владислав Мороз не пробовал свои силы в отборе?
- Нет, Влад тогда еще был в молодежной команде.
- Вернемся, к нынешнему фестивалю. Первый прошел уже в далеком 2008-м году. Многое ли изменилось с тех пор?
- Конечно, видно, что фестиваль набирает популярность. С каждым годом на него приезжает все больше участников. Если в первый год была в основном дружба народов, то есть выступали в основном участники из России и стран бывшего СНГ, то сейчас приезжают спортсмены из Европы, Америки. Ширится программа фестиваля. Участников стали разделять по силам, предлагая бежать от «Бочек» или от поляны Азау. Все это, конечно, очень здорово. И, кстати, хотел бы добавить, что пользу от фестиваля в течение всего летнего сезона ощущают на себе и те, кто не принимал в нем участие. Так как после него появляется хорошая промаркированная трасса до вершины Эльбруса. В плохую погоду вешки, уверен, помогли многим не сбиться с курса. Так что фестиваль «Red Fox Elbrus Race» - это, действительно здорово.

133


Комментарии:
2
Дядя Коля!!
Привет с Эвереста!!!
И Пумори!!!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru