Пашина закладка.

Пишет stets, 29.05.2012 21:21

Мне всегда нравились названия, сразу же дающие читателю максимум информации буквально в двух словах: «Матренин двор», «Денискины рассказы», «Белкины повести». А еще хотелось написать что-нибудь на модную нынче тему: свободное лазание или ИТО, например... Ну, и написал. Название — выше, остальное — ниже.


Был дождливый крымский октябрь. Все уехали, вообще все. Остались только мы с Вахтангом, простым русским парнем украинского происхождения с татарской фамилией, в юности занимавшимся то ли гимнастикой, то ли акробатикой, и поэтому очень хорошо лазающим. Может быть, он хорошо лазил по каким-то другим причинам, но для этого рассказа важна именно то ли гимнастика, то ли акробатика и скоро станет понятно, почему.
Мы жили под Айей в пещере, которая на самом деле была просто норой под огромным камнем и целыми днями с тоской глядели на мокрые скалы... Когда с утра дождя почему-то не было, мы хватали веревку и бежали куда-нибудь, лишь бы подальше от опостылевшей норы. Уехать не могли — билеты были куплены заранее, а денег - пятнадцать копеек на двоих.
От нечего делать излазали все, что могли: что-то не раз, а что-то даже и не два, и наконец решили, что готовы идти на «Левую штанину» - на тот момент самый сложный маршрут на Кушкае. Лезли его в то время не так, как сейчас: тогда не уходили после первой половины траверсом на параллельную «Правую штанину», а шли прямо вверх по нависающей желтой стенке, а потом брали еще левее, и заканчивали там же, где заканчивался маршрут «Яйцо» (он же - «Контрфорс»).
Описание, которым мы пользовались, было написано Валентином Соломенцевым — он чуть раньше сходил вышеупомянутую «Левую штанину» с известным позже по своим подвигам на Морчеке Иваном Ершовым, который тогда ни о какой Морчеке еще и не мечтал и был просто Ванечкой. Устное Ванечкино дополнение к сухому описанию Соломенцева было эмоционально-нецензурным и сопровождалось бурной жестикуляцией с расплескиванием разнообразных напитков, что еще больше распаляло рассказчика. Среди цензурных можно было разобрать четыре слова: «Пашина закладка» и «Налей еще». Пожалуй, и все.
История этой, столь часто упоминаемой Ванечкой закладки достаточно проста: ее оставил несколькими годами раньше наш товарищ Павел Северов. Почему ее не вытащил тот, кто лез за ним - непонятно, а Ванечкина реакция, напротив, понятна и объяснима: не поверив в Пашину закладку, он положил рядом что-то свое, но когда несколькими метрами выше сорвался, повис именно на закладке Северова. Все, что положил он сам — вылетело.
Мы читали описание, вспоминали рассказы Ванечки и боялись изо всех сил. С нами боялась дикая кошка, которая тоже жила под нашим камнем. Она боялась, что если мы уйдем, то никогда больше не будем ее подкармливать. Мы боялись примерно того же, но с другой стороны. В общем, всей своей отважной компанией мы оттягивали выход на «Левую штанину» как могли — дождь, сыро, кошка - но все равно на ней оказались...
Первую часть лез Вахтанг, и каково ему там было — пусть рассказывает сам, он для этого закончил Литературный институт им Горького. Честное слово!
Мне для начала досталась та самая желтая нависающая стенка, о которой Соломенцев писал : «По стене идет шлямбурная дорожка, которая выводит в как бы сильно наклоненное к морю корыто» (пишу по памяти, Валя извини, если путаю порядок слов). Устно Соломенцев добавил, что основная проблема на этой стенке — большое расстояние между шлямбурами: били, похоже, с платформы. Но я дотянулся и расслабился, и как оказалось, зря: дорожка кончилась, а нависающая стенка еще нет. Вместо дорожки началась тонкая слепая и раскрывающаяся щель, но поскольку единственной книгой в нашей пещере было фундаментальное исследование на восемь страниц о комбинировании крючьев и закладок в раскрывающихся слепых щелях, я справился и вылез в это самое «сильно наклоненное к морю корыто». После этой фразы, кстати, я понял, чтто тоже могу стать писателем. Корыто и вправду было наклоненным: мы с Вахтангом даже чуть не выплеснулись из него, когда распутывая веревки, нечаянно отстегнули самостраховки.
А дальше начиналось самое интересное: «Слева сверху на фоне неба виден тросик», - так или почти так было у Соломенцева. Действительно, метрах в пяти-семи на фоне неба виднелся тросик закладки. Потом в описании начинался вообще кошмар: «Возможен глубокий срыв с вырыванием промежуточных точек!». Мне это место в описании никогда не нравилось и я его пролистывал до абзаца, начинающегося словами «Дальше по простым скалам выход на яйлу».
Но описание описанием, а лезть-то надо. Тем более, ориентир торчит на фоне неба. Ванечка, на вопрос, чем ему не понравилась Пашина закладка, отвечал, что она никому не может нравиться, и лучше руками ее не трогать. То, что он на ней повис после срыва, в его отношении к ней ничего не меняло: эту закладку лучше не трогать!
Поскольку я не Иван Ершов и даже не Ванечка, то сразу решил, что буду хвататься за все и вщелкиваться во все, что есть, лишь бы избежать «глубокого срыва». Глядя на тросик на фоне неба, я прохрипел Вахтангу: «Пошел», и полез под его дурацкие шутки. Интересная особенность была у Вахтанга: прекрасно владея языком и имея великолепное чувство юмора, он напрочь его лишался, когда начинал меня страховать. И чем сложнее было место, которое мне предстояло пролезть, тем более тупыми и плоскими становились его шутки. Иногда я их просто не понимал. Наверное, в страховку человека (меня), Вахтанг вкладывал все свои физические и умственные способности, что конечно же делает ему честь. Но стоило мне дотянуться до хорошей зацепки или удачно встать, как Вахтанг терял концентрацию и я снова начинал понимать его шутки.
Долез я до Пашиной закладки и сразу понял, что Ваня прав: трогать ее нельзя. Щелей на стене не было и Паша просто забил ее в какую-то раковину. Тросиком вбок. Сама закладка была похожа на алюминиевый блинчик, размазанный по стене, и глядя на нее я понял: маловато будет! Нужно что-то еще, но как? Я держался за стену всеми четырьмя конечностями, а чтобы сделать еще один блинчик, мне нужны были как минимум две руки: одной держать закладку, другой — бить по закладке молотком. Чем при этом держаться, я со своим убогим первым разрядом по скалолазанию, понять не мог. Мне не хватало всего-то одной руки.
Прохрипев Вахтангу, я стал нагружать Пашину закладку, глядя как тросик из положениея «вбок» переходит в положение «вниз». Я просто чувствовал, как тросик поворачивает блинчик; как теряется трение между алюминием и скалой; как вся эта сомнительная конструкция вываливается вместе со мной и мы летим к Вахтангу в «сильно наклоненное к морю корыто». Блинчик почему-то выдержал. Я повесил лесенку и понял, что нужно отсюда бежать пока не поздно и как можно скорее. Дорога к бегству была одна — наверх, туда, откуда сорвался сам Иван Ершов!
... У нас с Вахтангом, правда, было секретное оружие. Как-то, слушая в очередной раз Ивана, мы поняли, что череда издаваемых им звуков вовсе не нецензурщина, как могло показаться неподготовленным девушкам, а простое альпинистское слово «скайхук». Прислушавшись, расшифровали: «Если бы у меня был скайхук!». Эта фраза крепко засела в наших головах, и всплыла вечером накануне восхождения. Но где взять скайхук в девять вечера, когда над головой камень, рядом — кошка, в кармане пятнадцать копеек на двоих, а в Политбюро Черненко?
Спасла нас память. Та самая, что хранит столько ненужной информации и которая, мобилизовавшись, выдает то, о чем ты и думать перестал. Например, каждый из нас знает, что Уолтер Рид был первым, кто открыл, что желтая лихорадка передается комарами. Никому не нужная и абсолютно бесполезная информация, но скажи слово «желтый» и у любого из нас перед глазами появится солнце, цыпленок и Уолтер Рид - так глубоко он сидит в наших мозгах со своей лихорадкой... Но когда понадобилось действительно что-то нужное, наша с Вахтангом память услужливо напомнила рассказ Василия Елагина о том, что когда их команде срочно понадобились скайхуки на Кюкюртлю, их тут же сделали из примусных ножек. Возможно, это рассказывал и не Елагин; могло это быть совсем и не на Кюкюртлю, но сама идея пришлась очень кстати: ведь у нас на примусе были аж три чудесные ножки!
Через полчаса мы обладали двумя великолепными скайхуками (одну ножку оставили на примусе - мы же не дебилы, понимаем: каша, чай — все такое). Потом подумали, и третью ножку тоже вытащили из примуса и тут же потеряли ее в камнях.
Итак, я привстал на Пашиной закладке и повесил свой первый в жизни скайхук. Огромный тупой клюв, отсутствие ножек для опоры: то еще ощущение надо сказать... Вахтанг еще шутит как всегда по-дурацки: «Твои скайхуки похожи на примусные ножки!». Тоже мне, шутка. Это и есть примусные ножки и ничего смешного в этом нет, а страшное — есть. Чудовищным услилием воли я заставил себя уйти с супернадежной Пашиной закладки на трясущийся примусный крючок. Что было дальше — не помню, очнулся уже там, где «дальше по простым скалам выход на яйлу». Как в милиции: описания не читал, как лез не помню. Если бы меня пытали фашисты, я бы им ничего не рассказал и стал бы героем.
Вот и все. Позже я спросил Пашу Северова про эту закладку: как, что, чем?... А он пожевал ус, пожал плечами и говорит: «Да я и уже и не помню. А что такого?»

P.S. Абзац про гимнастику с акробатикой можно было, кстати, и не читать — я так и не придумал, что с ним делать дальше.
P.P.S. Про свое отношение к ИТО тоже ничего не сказал...

588


Комментарии:
35
«Твои скайхуки похожи на примусные ножки!»
По-моему, чистейший английский юмор. Большое спасибо за рассказ!

7
Супер! Спасибо.

6
Класс!!!

29
Спасибо, ладони вспотели :)

26
Спасибо! Мож я как Вахтанг? Но над "ножками" ржал до слез. Честно!!!

9
И чем сложнее было место, которое мне предстояло пролезть, тем более тупыми и плоскими становились его шутки. - да это прям про тебя,Полковник ! а вы случаем не родственники ?
"Портос, не упадите на Арамиса !" - лезущему ключ с дрожащими коленками...
..... ещё и куришь на страховке...

3
Есть грешок. Исправлюсь.


7
Наконец-то что-то нормальное написап.

А то все Чехия, ..... зачем мы лезем в в горы.......

Декадент :-)

3
Я тебе припомню...

9
Можно, я тоже скажу?
Стивена Кинга читаю чтобы побояться.
А Вас, уважаемый автор - чтобы получить заряд юмора.
Как-то вы мне оба симпатичны, в плане чтения.
Даже не знаю, кто больше.
У обоих все такое вкусненькое...

5
Vashi rasskazi pridaut nam sili v snegah Belih Kordiljer! Spasibo!

0
Передавайте братьям Моралес привет из Мюнхена, бывало попивал с ними писко в Берхтесгадене ;)

0
Eli chto-to pobalivaet, a Hisao v norme, privet peredam.


3
Как всегда, спасибо. =)

3
Супер класс!!! Настолько отрешённо и с юмором!

2
*критикует* Стало больше философии и слов, меньше юмора. Как будто быт поглотил, а горы остались в телевизоре.
Желаю побольше ярких впечатлений, чтоб читать со слезами, как бывало :)

2
Ну..., да...

2
Дядь Вова, я слышал, даже в 75 можно перестать задаваться вопросами и начать жить! =))


3
Суперрр!!! Спасибо)))

12
А там все без изменений. Дорожка с теми же болтами так же пугает направлением в "никуда" тех, кто не знает-таки куда она ведет)

3
Отлично :)

3
Особенное хорошо про плоские шутки!

4
супер!!!!как перед глазами эта закладка......(в 94 еще была)))))))

4
прочёл с большим удовольствием! Пишите ещё!!!!

5
Еще один маленький шедевр! Спасибо!

3
Начал смеяться с Ванечки. Белиссимо! Спасибо.

5
А я не помню закладку) может уже выдрали?) шлямбура гнилые помню, закладку нет) Кул!

10
Причина проста: http://www.korroziametalla.ru/

Кстати, я знаю, что еще как минимум два человека летали на ней, один восходитель из Ярославля - при нас.

4
"- А что это там развевается на стене?
- Это Кобецкий с кем-то из молодежи лезет на Левую Штанину." (с)

Это были вы? :)

1
Володя, тебя молодежью оскарбляют! ;)


4
Скорее всего я :) Мы с Илюшей ходили Левую Штанину.

7
Лучшие описания альпинизма, автор всегда радует. Пишите еще пожалуйста!

8
Спасибо! Полный эффект присутствия. Выше уже написали про мокрые ладони, когда читаешь рассказ)))) Присоединяюсь))))) Хорошо, что только ладони))))))
Пишите еще!

20
Ах, Вова, мне бы твой талант и я бы тоже описал в красках Ванечкин ужасный полет в ужасную пропасть мимо ужасной стены и свои ощущения за минуту до срыва, а затем минут 10 ощущений после срыва. Глядя на Ванечку и его судорожные попытки уйти от Пашиной закладки и дотянуться до чего-нибудь выше, я уже понял, что сейчас он сорвется и при срыве выдал метров 25, благо мимо стены. Полет длился вечность. Минут пять Иван висел и вращался никак не выдавая своих чувств, мое неуверенное предложение сменить ведущего отверг решительно, вылез на жумаре и пруссике к закладке, расплющил рядом свою, повесил на нее петельку и.... вылез. Дойдя до Ванечкиной закладки, я неловко дернул веревку и она выпала. Aх, Вова, мне бы твой талант и я описал бы...

11
Валя, ох, любишь ты принижать свой собственный талант... да и выдавать на срывах, чтоб лететь было спокойнее твоим друзьям, тоже любишь (помню-помню) =))))

3
Вова, что старое поминать, я и в тот раз я хотел как лучше, а отвеса не было. Вот если бы отвес, но об этом можно только мечтать )))


14
Валя, я умышленно ждал столько лет, надеялся, что все всё забудут. А ты все помнишь и помнишь... Детали уточняешь. Это уже не твое - это история.

7
Ох уж мне эти Несторы, блин, летописцы


1
Здорово! Читаешь - как будто сам лезешь.

3
Побольше бы таких Несторов. Хотя наверное Стеценко неповторим!

0
несомненно уникален, но есть автор на мой скромный взгляд близкий по духу повествования!!!
http://climb.tomsk.ru/viewforum.php?f=32
;-)

6
Господи, как хорошо быть горным туристом-то...

5
Кесарю - кесарево...

0
Спасибо, шедевр!!! **Это и есть примусные ножки и ничего смешного в этом нет, а страшное — есть.**- Совершенно лишнее предложение)))) Или его первая часть.))))

0
последняя часть таки оправдывает :))

4
Помнится мы использовали сомнительный вид закладок.Тонкий тросик связывали в виде петли и узел заливали свинцом в виде цилиндра. На маршруте молотком лепили на шершавую часть скал или раковину.Назначение было- просто придержаться.Может и вам такая попалась?Спасибо за рассказ.Замечательный.

10
Здорово, как всегда! Очень образный рассказ. Пока на Риске будут ТАКИЕ авторы - Риск будет жить!

1
Спасибо, но заглавными буквами, как то чересчур.

19
"... ему даже памятник хотели, но он отказался, мне, говорит, лучше деньгами..." М. Жванецкий


16
Пока читал, сунул руку за спину в поисках магнезии.

1
да, рассказ прикольный, мне понравился.

1
Судорожно пытаюсь вспомнить какая деталь примуса может подойти под описание "ножек" и из чего они могут быть сделаны, чтобы выдержать даже полностью выдохнувшего воздух автора? :)

6

2
Ну, как бы это и не совсем ножки... :)
И что, действительно выдерживает вес человека?


10
Не пытайтесь, не вспомните. В Вашей жизни был только "PRIMUS" , а примус типа "Шмель" ранней версии Вы просто никогда не видели, как и телевизоров КВН, автомобилей "Запорожец", ледорубов ВЦСПС )))

7
Вы меня с кем-то спутали. :)
Шмель у меня до сих пор где-то в кладовке валяется, Запорожцем, правда, не своим, я управлял, а ледорубом ВЦСПС (с прямым клювиком) рубил ступени.


1
Не...э.э.э. Это не "Шмель". Это уже "Дастан". Так .....пародия, но всё равно хорошая машина, особенно с форсированной форсункой......:))

1
Почему обязательно "Дастан"? Возможно, его предок - "Шмель-4". Был весьма неплох. Пожалуй, лучший из Шмелей по надежности, мощности и удобству.

3
Лучший из "Шмелей" - первый, с круглым бачком. Содран один в один с "Фебоса". Потом стали делать с плоским бачком, вот то отстой. В Арче их немеряно участники угробили. А "Дастан" делают у нас на "Физах" вместо "Шквала". Конверсия называется.


0
Спасибо!!!
Получил огромное удовольствие от прочтения!

0
шикарно :)

0
ТАЙНА ШТАНИНЫ. Когда работал на заводе, то делал закладки для прохождения литьём силумина в землю. Комплект дал Паше Северову. А после прохождения "штанины" он мне сказал, что одну он там замолотил навсегда.

0
Может быть, это были и твоя закладка. Хотя, это был №2 или №3 - маленькая совсем, их вроде бы не лили. Но сейчас - кто ее знает...

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru