О Сане Нескородове и одном летнем утре в Каравшине

Пишет Виталий Деньгин, 11.10.2012 01:47

«Человек является рабом своего тела! Он является рабом своих комплексов, связанных с этим телом, несовершенства тела в чём-то. Но у человека есть очень хорошая способность: учить тело. Если научить тело управлять чем-то, что тебе неподвластно, будь то лыжи, парус или воздух, ты становишься намного свободнее. И именно то, когда ты можешь управлять своим телом, а не зависеть от его капризов, можно считать счастьем.

А. Нескородов
Саньке никак не удавалось толком выспаться. Позавчера вечером его приманило к душевно поющим томичкам. Славные девчонки! Санька послушал-послушал, как они поют, не утерпел молчать, да и рассказал им одну из самых любимых своих историй – как ездил в деревню к деду в Барабинск, еще семилетний, и там неоднократно бился с одним крупным и злопамятным гусем. Потом до кучи рассказал, как дед учил его кататься на тракторе. Потом подкатило лирическое: в красках и лицах описал, как деду случалось забухивать. Потом – потом всё как-то внезапно закончилось: во втором часу ночи томички зашевелились и разошлись спать.

Вчера вечером москвичи выкатили ноут с классными фильмами. Фильмы он, правда, уже видел, но ведь это так здорово – смотреть кино, тепло устроившись на принесенном издалека, из цивилизации, настоящем раскладном стульчике, в хорошей компании, под обалденными каравшинскими стенами, огромными звездами и луной... Он попал в лучшую из своих сказок – и она была вокруг него, наяву, и всё у него здесь получалось, получалось просто замечательно, и позади была стена Асана, а впереди – две недели настоящего альпинизма и, будем надеяться, хорошей погоды... И его несло и несло – без предела... Саньке так много чего хотелось обсудить с друзьями, что он опять сорвал голос. Не помогли ни вкусное холодное пиво, ни спешно заваренный горячий чай...

Ночью у него совсем туго заложило нос; слизистую он еще раньше иссушил нюхательным табаком, а за ночь еще и залил в ноздри почти полпузырька нафтизина, на что нос взбунтовался и наотрез отказался дышать. Ртом вдыхать тоже было больно: всё мигом пересыхало и горло начинало свербить еще сильней. Санька немного поворочался, попытался – безуспешно – нагреть себе норку в спальнике и, сердито пробормотав всё испортившему носу «черт!», всё-таки потянулся и высунулся на прохладный воздух. Было еще совсем темно.
Внезапно снаружи послышались слабые трески и хруст: в атаку на лагерь пробирались коровы. Каравшинские коровы, как истинные хозяева ущелья, считали себя в полном праве инспектировать состояние дел в лагере и забирать излишки. Но, чтобы не создавать лишних проблем постояльцам, предпочитали делать всё в темноте и тихо. Санька быстро растолкал Игорёху, оделся, перескочил залежи неразобранной снаряги, и вдвоем друзья вышли на неприятеля.

Тактически коровы вели бой вполне правильно. Как истинные сумеречные ниндзя, они умело маскировались, быстро и ловко перегруппировывали ряды и обходили защитников по флангам. Слабостью их был только низкий боевой дух. Поэтому, встретив бурное сопротивление – град чувствительно пущенных камней, сопровождаемый воинственными и вполне непечатными криками друзей, – коровы довольно быстро отступили и ушли искать счастья выше по склону. Вскоре на смену им пришла следующая упрямая скотинья волна... Но измором взять красноярских альпинистов тоже довольно непросто! Друзья увлеклись процессом битвы, а потом даже перешли в контратаку. Когда коровьи ряды, наконец, поредели, лагерь остался уже довольно далеко внизу.

Высоко в небе вышло солнце. Поплыли в синей дымке заснеженные склоны далекого Туркестанского хребта, загорелись ближние вершины, и полоса света начала свой медленный спуск по противолежащему склону ущелья. Вот уже подсвечена морщинистая Жёлтая скала – несложная, на ней альпинисты в Каравшине обычно разминались, начиная череду восхождений, и Саньку она интересовала мало. Он отвлекся от погони за очередным ретивым бычком и засмотрелся на медленное победное шествие света. «Солнце по склону спускается, как будто книгу читает, – строчку за строчкой, куст за кустом», – подумал Санька, и эта мысль так понравилась ему, что он, не додумав, поспешил разделить ее с Игорёхой. Нос всё еще не дышал, говорить было трудно, поэтому фраза вышла с клочками слов, что-то навроде: «Класс!... тепло... скалы нагреет... парить... братан», – но Игорёха всё понял и ответил тоже в лад, совершенно понятно для обоих: «Как и вчера... потом можно еще на Жёлтой...».

Санька обернулся на темный склон своей стороны ущелья. По большей части он был покрыт мелким ворсом приземистых, жестоко выкрученных ветрами деревец, но ближе к спуску в низину открывались травянистые проплешины, увенчанные парой крутолобых скалок, упрямо распахивающих гладкую линию гребня горы. «Погуляем там...» – нараспев, уже не замечая, вслух ли или молчком, плавно выдохнул Сашка. Его опять накрыла волна счастья, но в этот раз с каким-то новым, прежде не испытанным, влажным, росистым, терпким и, пожалуй, захватывающим его ароматом мгновения – мгновения, расшифровать которое вряд ли хватит и вечности.

Развернувшись, они побежали в лагерь. Да что там – полетели, скользя по-над мокрой росистой травой, ловко выбирая между камнями, куда ступить, точными виражами огибая кусты. Навстречу солнечной полосе, уже добравшейся до крайних палаток и заискрившей небесную синь ручья. Заложив крайний вираж у палатки, Санька развернулся лицом к склону – и тут же уткнулся в волну мягкого, щекочущего тепла… встретил первый сегодняшний солнечный луч.

292


Комментарии:
7
Как странно. Только что час назад, пролистывая фотоархивы с Эльбрус Рейса Кости Диковского пока искала фото для календаря, наткнулась на фото Алексея и как раз хотела завтра утром его выложить. И вдруг вижу этот пост.

Когда на РИСКе написали про то, что случилось, сразу перед глазами встало его улабающееся озорное лицо. Ужасно, когда погибают такие молодые мальчики.


10
"наткнулась на фото Алексея"

Ира, Нескородов не Алексей, а мой тёзка. Но фиг с ней, ночной опиской. Мне скорбно, почему в один год ушли из жизни по-альпинистски разноплановые молодые дарования, почти ровесники, Нескородов и Хитрикова :(

2
Ирина, Саше в понедельник 21 год исполнился. Рубежный возраст.
Вот еще страничка о нем
А парень он и правда озорной, если даже ас журналистики у него улАбающийся!

2
Грустно... в 21 год жизнь как раз только-только открывается... когда делаешь шаг и окунаешься во всю полноту жизни с головой, когда все только-только начинается...
а не заканчивается :(

4
Я очень прошу прощения за описку с именем. В два часа ночи голова была уставшая.
Я не так хорошо была знакома с Сашей - пересекались пару раз на мероприятиях, последний раз на Эльбрусе в мае.
Просто есть люди с которыми встретился и они тут же стираются из памяти, а Саша из тех, с кем хотя бы однажды перекинулся парой слов и этот человек западает в душу.

3
Как сказали те же томички, утомленные Санькой, он - как газ, заполняет все доступное пространство.
На длинных видеоинтервью хорошо заметно, как он, когда разойдется петь свои повествования, сыплет комковатыми, нескладными и вздутыми фразами, бурлит и активно жестикулирует - переполнен котелок его мыслями, словно Мишкиной кашей.
Хочется, чтоб таким он и остался в памяти, а не тоской и надрывом - эти чувства ему совсем не идут.

5
Спасибо автору - от души

3
Спасибо автору, между строк видно чувства и эмоции.
Познакомилась с Сашей в Ала-Арче в феврале, вроде бы шапочное знакомство, но почему-то он мне очень запомнился, как здесь уже было сказано, такие люди западают в душу. Помню, как встретили его на тропе перед хижиной Рацека, и как он рассказывал нам как он ушел от армии, как они пойдут на свою сложную гору, о чемпионатах России, о разных сборах и еще много-много чего он успел рассказать за 15-20 минут. Я стояла, смотрела на него и думала, как же повезло этому молодому парню, что в его жизни так много гор и он их так любит. И теперь вот горы забрали его...

5
На финише Вертикального километра. Фото Татьяны Парфишиной



...

0
что с ним случилось?

0
http://ria.ru/incidents/20120806/717453425.html

0
как так получилось?

1
Никто не ожидал.
Падение с невысокой скалки на склоне ущелья, с высоты ок. 20 метров, на левый бок и голову. Ушиб мозга, левого легкого, почки...
Погиб мгновенно.

1
печально

1
Как красиво написано!!!
Спасибо!
" ...и тут же уткнулся в волну мягкого, щекочущего тепла… встретил первый сегодняшний солнечный луч." - это волшебство )

3
случайно наткнулась на страничку. спасибо за слова о Сашуне. он, правда, умел заполнить все вокруг себя собой, умел запомниться и на очень долго...Мой солнечный мальчик. Наш солнечный Сашка..Ваш солнечный Санек. Спасибо за рассказ, я В.Деньгину уже писала. Спасибо всем, кто вспоминает о Саше. дай Бог выдержать.как много планов на 18 августа, по возвращению...так страшно, что теперь нет ничего...Жизни нет, солнца нет...Ничего. только ваши слова о нем и фото. храни вас Бог и Саша

1
Обидно,что судьба бывает так несправедлива.Такой сильный, красивый и одаренный,совсем еще мальчишка,а сколько мужества, упорства и жизнелюбия.Очень жалко...

0
ни чего не поделаешь, действительно судьба..

1
Ольга, конечно, обидно. Но, честно говоря, мне хотелось вызвать у читателей немного другую, светлую реакцию, чтобы задержать в памяти живого Сашку, а у нас обсуждение совсем в минор скатилось.
Поэтому немного переделываю заголовок - и призываю также еще сходить по ссылке в эпиграфе, перечитать статью (и не только эту!) самого Саши на Риске.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru