Short story "Альплагерь"

Пишет james, 03.12.2012 17:27

Маша встала из-за компьютера, выпрямила спину и потянулась. Приятное ощущение! Выглянув в окно, кроме забитой машинами улицы и грязного мусороуборщика она увидела настоящее питерское небо. Плёнка из туч покрывала небосвод докуда хватало глаза, классика, хоть туристам показывай! Да, невесёлые мысли вызывает такая погодка.
И правда – в голове у Маши вместо ценных идей по работе косяки мыслей закрутились, завертелись, стали тесниться и перебивать друг друга. Тут её глаза заметили кое-что интересное: прямо посреди серого покрывала облаков раскрылась дыра с рваными краями, а через неё пробивались к серым питерцам лучи самого настоящего солнца!
Мы бы с вами обрадовались такому явлению, воссоздали в воображении солнечные весенние деньки, понадеялись на улучшение погоды.



Но в мыслях Маши эта небесная заплатка чётко ассоциировалась с тем случаем (крайне неприятным!), когда летом на Кавказе на неё вывалился камень, она упала, покатилась с ним в обнимку, прямо вниз по крутой осыпи. Помнится, все так испугались тогда! Поднялась Маша, отряхнулась, глянула – а её товарищи по группе с открытыми ртами стоят, в глазах у всех испуг. А у неё самой - шок, надо же, на спуске с горы схватилась за удобный откольчик, а он возьми да отколись! Пролетела, перекувырнулась в воздухе (угол наклона на сыпухе приличный), ледоруб – в сторону, жуть! Встала, отряхнулась, трогает руки-ноги, вроде как целы. «Жив, бля!» Но страху натерпелась! А потом, по прошествии лёгкого шока обнаружились многочисленные неприятности - царапины, синяки на всех частях тела, включая вторичные, а самое плохое – пуховочку порвала, новенькую, красную. Прям кусок ткани оторвался, приоткрыв дверцу в пуховое царство. Пух, обрадовавшись свободе, принялся вылетать оттуда в разные стороны, причём не так робко, как это делали лучики ноябрьского солнца из своего новооткрывшегося оконца. Пуховка после того случая стала сильно больше похожа на fast’n’lite, и обрела заплатку на плече. Не очень аккуратную, потому что тогда на ночёвках так холодно было, что хотелось поскорее засунуть пальцы в перчатки, а те, в свою очередь – в карманы. И не очень хотелось лавров Юдашкина, в конце концов, это ж горы, а не показ мод!
Кстати, как раз по последней причине Маша и не взяла с собой ни одной красивой шмотки на Кавказ. Во-первых, она же спортсменка. Альпинизм – там надо быть сильным, выносливым, умным, каким угодно, но не красивым. И потом, её старательно убеждали, что местным жителям будет лучше, если Маша не будет в маечках-шортиках-юбочках по альплагерю разгуливать. Вот и взяла с собой две серых футболки, и пару длинных штанов. И потом очень удивлялась, встречая по пути в душ толпы девушек в купальниках – как они не боятся, тут же аборигены такие агрессивные!
Впрочем, красивая одежда ей и не особо нужна была. Вышло так, что третий спортивный разряд наша Маша закрывала с группой людей, ей не знакомых. То есть даже совсем незнакомых. Слыхом не слыхивала, видом не видывала. Совсем новые люди из другого города и из другого государства даже. Когда она их впервые увидела – на скальных занятиях - ей показалось, что остаток выезда она проведёт в своей палатке, одна, горько плача над своею судьбинушкой. «Чёрт! Они же все старше меня, очевидно, что я им неинтересна, они тут все дружат между собой, и вообще, все почти - мужики». Ситуация усугублялась тем, что Маша всегда считала, что в любом деле главное – компания, как говорится, «за компанию и еврей повесился». А тут – да что за фигня, почему именно с ней такие штуки происходят – Маша из разговора этих чуваков только процентов двадцать понимала! Несмотря даже на врожденные способности к лингвистике, которые ничуть не помогали.
Ладно, делать нечего, прошла Маша и скальные занятия, и какую-то там жумарно-полиспастовую подготовку, и акклиматизационный выход…Тяжело было, конечно – на другом языке хрен поймёшь, что от тебя требуют!
Тем не менее, Машины способности к языкам и коммуникабельность, а скорее всего (нечего обманывать себя!), дружелюбие и хороший характер ребят через некоторое время стали проявляться. В виде того, что она подружилась со всеми этими непонятными людьми. На удивление, плакаться в одиночестве в своей палатке не пришлось. И товарищи к Маше относились хорошо. Как к своей.
Незаметно, за всеми подготовительными занятиями-делами подошло время выходить на первые настоящие горы. Романтика гор затмевалась разнокалиберными сыпухами – мелкими, средними, крупными и гигантскими. Но впечатлений Маше хватит на целый год: туры каменные и туры рогатые, гребневая страховка, будильник на три утра, радость как от вида звёздного неба (ура! можно идти на гору!), равно как и от дождя (ура! можно поспать и отдохнуть сегодня!), усталость от долгой работы, игры в мафию во время дней отдыха… Единичка, двойка, единичка, двойка – и вот, уже у Маши есть какой-то опыт альпинизма, какие-то собственные соображения. Она была в шоке сама от себя – конечно, спортсменка до мозга костей, но кто бы мог подумать, что маленький человечек может забраться так высоко, и мало того, потом ещё и спуститься! За исключением того злосчастного камня, всё было со всеми в порядке. Хорошо, когда плохая статистика обходит тебя стороной. Четыре горы, которые они зашли практически без перерыва, довольно сильно укатали всю компанию.

Усталые, как золотодобытчики, они тогда спустились в лагерь, грезя о душе, ужине и тёплой ночёвке. Тем не менее, если первые два пункта плана были выполнены всеми от души, то третий отложился по причине организованной в баре вечеринки. Благо, и повод отыскался самый что ни на есть праздничный – сходили аж четыре горы, до третьего разряда осталась всего одна, пускай и двойка Б.
Начатая спокойно в баре с пивом, вечеринка плавно перетекла в область машиной комнаты и более крепких напитков. Компания расселась по койкам и продолжила веселье.

Маша помотала головой в тщетной попытке отогнать разбуженный рой мыслей. Нечего им делать в голове, нечего. Они только мешаются, портят и искажают привычную картину мира – тренировки, работа, родной город, посиделки с друзьями, всё, что составляет Машину жизнь.
Но стереть воспоминания – не кнопочку «очистить корзину» нажать. И вот, Маша в который раз прокручивает в мозгу тот вечер.

Альпинисты умеют отдыхать – в анекдотах, играх, танцах и тостах недостатка не было. Маша сидела на кровати с двумя своими (да, теперь уже «своими»), и всем телом ощущала самое лучшее, что только можно ощущать – молодость, душевное спокойствие, приятное чувство, наполняющее человека после достижения цели. Каждая клеточка заслуженно отдыхала после тяжёлой работы.
И тут вдруг один из ребят взял да и ни с того ни с сего положил голову (довольно симпатичную, надо признать) на колени. Маше на колени. Оторопелая, она ничего не сказала, хотя это и было совсем неожиданно. А в голове засветилось бегущей строкой: «Черт, неужели он не парится, что сейчас начнутся всякие шуточки, приколы, странные взгляды, улыбки и вопросы, друзья ведь не смогут удержаться от комментариев… Как его не беспокоит, что скажут другие?»
Однако, эпизод этот, так взволновавший Машу, компанией был оставлен без внимания.


Маша улыбнулась своим мыслям. Как легко она погрузилась в омут памяти!
Как будто дамба прорвалась в голове – воспоминания, до этого старательно сдерживаемые, не выпускавшиеся наружу, перехлестнули через край, и вот…

Tikka Petzl освещает не бесконечную сыпуху и даже не бардак палатки, а комнатку на шестерых в альплагере, в которой, как ни странно, только двое.
-Я стырил у наших свечку, давай зажжём?
-Ну и гроза сегодня! Маш, ты не боишься?
-Нет. Чего бояться? Железо-то всё в твоей палатке осталось!
Всё-таки фонарь – вещь хорошая, но как говорил классик, красота какой женщины страдает от нервных отсветов пламени свечи? А бояться и вправду нечего. Тепло, уютно, спокойно, когда лежишь, укутавшись в спальник. И не одна к тому же. Вместе веселее.

Дальше картинки проносятся перед внутренним взором со скоростью мелькания зацепок на эталонной трассе на этапе кубка мира.

Заключительный выход…
Он разгружает Маше рюкзак…
Спрашивает, надо ли воды.
Фотография – она в его пуховке…
Удобно есть из одной тарелки – мыть в два раза меньше.
Не говоря об экономии на весе одного спального мешка…
Ещё фотография – они в одной связке, на вершине.

Как-то так, незаметно, выезд подошёл к концу. Вот оно – крайнее утро, машина с ребятами отходит через четверть часа. А Маша только через день уезжает – ей-то совсем в другую сторону. Все стоят уже собранные, осталось загрузиться, помахать ручкой горам и попрощаться с Машей. Она, всегда считавшая, что уходить надо по-английски, чувствовала себя тогда немного не в своей тарелке. Жалко расставаться с людьми, ставшими за этот месяц родными. Но впрочем – всем известно, люди ещё будут, и не хуже, а может даже и лучше. Привыкла, прикипела душой к своим товарищам, особенно к одному, а привычка – одна из тех слабостей, которые надо нещадно искоренять. Поэтому с товарищами Маша была лаконичной:
«Ну всё, ребята, пока-пока, все молодцы, желаю новых вершин и новых восхождений!»

Потом подошла к нему и хотела повторить только что сказанное, лишь слегка перефразировав, но как-то не вышло…

«Слёзы? Да ты что, я просто только что упала, содрала кожу, знаешь, как больно?
Мне было очень хорошо с тобой. Ты классный. Удачно доехать!
Удачи и вам, ребята, спасибо за всё!».

Странно, но с момента возвращения с Кавказа Маша всё время ощущала, что что-то с ней не так. Не в порядке. Тренировалась, работала, учила испанский – всё вроде как надо. Но что-то было не то... Непонятно:. То ли вирус какой подхватила в стране кумыса, баранов и горцев, то ли питерская депрессуха напала, хотя раньше она Машу всегда стороной обходила. Тянущее ощущение в груди, тоска идиотская, бессонница без всякой причины. Даже на тренировки ходить не хочется, такое с Машей вообще первый раз в жизни! Однако она ни разу не пыталась провести в голове референдум на тему «Что со мной такое происходит?». Каждый день превращалась в Скарлетт О’Хара, обещая себе, что подумает об этом завтра. Правда, завтра перетекало в новый день, он приносил новые проблемы, суету, разные важные и очень важные дела, вечернюю усталость и ощущение опустошённости. И не было ни сил, ни желания размышлять о причине такой необычайно сильной осенней тоски. Частенько Маша вспоминала о солнечном лете, с сияющими снежными шапками гор, голубых небесах (когда она видела их в последний раз?) с ностальгией, достойной пожилой консьержки, листающей школьный альбом.

Да, саданулась она в то утро последнего дня здорово! Бежала из комнаты, очень спешила со всеми попрощаться. Вот только слёзы, которые текут сейчас, так далеко от июля и от Кавказа – дурацкие слёзы, альпинисты не плачут! – они не от боли в ушибленной коленке. «Ты классный», «Удачно доехать»…
«Я без тебя, как без магнезии на 7б+, ты забурился в моё сердце, на душе моей кошки скребут! Останься со мной, или меня забери с собой!» - вот, как надо было сказать!
А не «Ты классный! Удачно доехать!»…

Маша посмотрела на часы: «Чёрт, уже половина! Сколько же времени я тут промечтала! Соберись, тряпка! Вытри романтически сопли!» Маша усилием воли вытряхнула мысли из головы, закрыла жалюзи и села обратно за компьютер. Несмотря на рабочий деловой настрой, в глубине души было как-то невесело.

98


Комментарии:
1
Спасибо за рассказ. Очень понравился. Жизненный, хороший. И герои настоящие и он и она.
Пишите еще. Жду продолжения и новых рассказов.

0
Аккуратнее на спуске... Камни должны проверяться кошачьей походкой и руками)

0
++++++!!!

1
Прикольный рассказ. Надеюсь, что писала девушка

0
Жизненно. Спасибо!

2
Пора делать рубрику "Любовь и Голуби",

а нет...

"Голубки запутались в верёвках?"

А если серьёзно-оч.хороший рассказ.

0
Хороший рассказ! Спасибо!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru