Восхождение на Царь-гору

Пишет alpina47, 28.02.2013 13:19

Экспедиция на Шахдаг,
июнь 1967 года



В июне 1967 года, по плану спортивных мероприятий ДСО «Спартак», был запланирован выезд молодых альпинистов в район 2-й по высоте вершины Азербайджана, Шахдаг (4243м), что переводится как Царь-гора, с последующим восхождением на неё. Восхождение посвящалось 50-той годовщине Октябрьской революции. Гора, довольно большая, расположена в восточной части Большого Кавказа, в системе Бокового хребта, в Кусарском районе Азербайджана. Первое восхождение на Шахдаг совершил военный топограф Андрей Пастухов в 1892 году. В 50-х годах, на Шах-Эйлаге, который представляет собой высокогорные луга, окруженные горными вершинами, работал летний альпинистский лагерь, из которого совершались восхождения азербайджанскими альпинистами на Шахдаг, Базар Дюзи, Тфан и другие вершины, по маршрутам различной сложности, но потом он прекратил своё существование. Все вышеназванные вершины высотой более 4000 метров и к ним проложены маршруты от 1Б до 4-й категории сложности. После ликвидации альпинистского лагеря на Шах-Эйлаге, из-за дальности подходов и сложности доставки грузов, экспедиции в район Шахдага проводились довольно редко.
Восхождение на Царь-гору (Альпинизм)

Подбором участников и руководством работой экспедицией, было поручено мастеру спорта СССР по альпинизму, инструктору альпинизма Александру Алексеевичу Воскресенскому. Мы, я и мои друзья, на Воскресенского смотрели как на легенду, ведь он был единственным мастером спорта в Азербайджане. Александр Алексеевич был старше нас. Мне, автору этих строк, Авдееву Виктору и моим друзьям: Вове Леонтьеву, Любе Лейбзон, Вале Мерзлякову в ту пору было по 18 – 25 лет, а Шурику, как все его называли - аж 34 года. В состав экспедиции были включены все, кого я назвал, да еще один товарищ, имени которого я не помню. С согласия Шурика, к экспедиции присоединился преподаватель географии одной из школ поселка Сабунчи, Сербинов А.С. с группой учеников старших классов своей школы.
В середине июня, экспедиция в полном составе выехала от здания ДСО «Спартак» в селение Кузун Кусарского района со всем необходимым снаряжением и запасом продуктов на 10 дней на заказанном автобусе. Дальше, от села Кузун на Шах-Эйлаг, мы должны были двигаться своим ходом. Автобус был старенький, и когда доехали до города Куба, а это 135 километров от Баку, что-то у него сломалось, и водитель заявил, что без ремонта дальше ехать не можем. Водитель ехал в местную автоколонну, а наша группа осталась вблизи Кубинской автостанции в ожидании автобуса из ремонта. Рядом с местом нашего ожидания, какой-то местный житель колол дрова, и мы решили ему помочь. Колка дров, на которой каждый изгалялся в ловкости, довольно быстро закончилась, так как желающих поколоть было много, а поленница была не очень большой. В благодарность, хозяин дров угостил нас нехитрой едой. Так, за работой и посиделками, время ожидания прошло незаметно. Вот прибыл отремонтированный автобус и мы продолжили свое путешествие в Кузун. В Кузун прибыли под вечер, уже без внеплановых остановок. Дорога от Кусаров сильно разбита и водитель вел автобус осторожно и медленно. В Кузуне нас встретили жители села, и предложили переночевать в помещении клуба. Спальные места устроили прямо на сцене. Пока мы устраивались в клубе, готовили еду, раскладывали и комплектовали снаряжение и продукты к транспортировке по горным тропам к месту бивуака, Шурик договаривался с местными жителями о помощи по доставки грузов на Шах-Эйлаг лошадьми. От Кузуна путь предстоял довольно длинный и трудный. Сначала, до высокогорного селения Лаза по грунтовой, местами скалистой дороге, а далее, через село, по крутым горным тропам, до места назначения на Шах-Эйлаге. Местные друзья выделили 3 лошади с сопровождающими, естественно, за соответствующую плату. Правда плата, по 10 рублей за лошадь, по нынешним временам, была чисто символическая.
Утром, позавтракав и собрав личное снаряжение в рюкзаки, начали грузить общественное снаряжение и продукты на лошадей с помощью местных жителей. Личные вещи каждый несет на себе, это непреложное правило, но оказалось, что у нашего друга, учителя географии, оказалось столько вещей, что впору нанимать отдельную лошадь. Шурик на то и инструктор, что нашел выход из создавшейся ситуации. Тяжелые и громоздкие ватные штаны и фуфайку учителя, уложили на продукты. Упаковав весь груз и попрощавшись с гостеприимными Кузунцами, мы двинулись по горной дороге в сторону Лаза. От Кузуна до Лаза около 6-ти километров, и по времени занимает полтора часа хода, с 10-ти минутным привалом на отдых. В селении Лаза мы остановились где-то на 1,5 часа для отдыха перед трудной дорогой и общения с селянами. Для жителей этого удаленного села, гости всегда в радость. Из всей нашей компании, в селе Лаза довелось побывать в прошлом Шурику и мне. Село Лаза, расположено на высоте свыше 2000 метров от уровня моря. Это одно из самых высокогорных сел Азербайджана, в котором было всего 12 или 13 усадеб, и не было ни электричества, ни газа. Готовка еды и обогрев жилья печками, топливом для которых служит кизяк. За разговорами с чаем, время пролетело очень быстро, пора в путь. Дорога от Лаза до места, где запланирован базовый лагерь, занимает часов 6-7. Путь вверх по тропе, оказался не таким трудным, как ожидалось, сказалось то, что в рюкзаках только личные вещи. Караван груженых лошадей с сопровождающими впереди, но нас уверили, что волноваться за сохранность снаряжения и продуктов не стоит, местные чужого не берут.
Восхождение на Царь-гору (Альпинизм)

По пути восхищаемся окружающими видами гор. Очень красиво смотрятся водопады стекающих с гор речушек. Вот эти ручьи и создают дополнительные сложности, так как их приходится переходить, стараясь не замочить ноги. Вода чистая и вкусная, но по совету Шурика, водой не злоупотребляем. Идем весело, подшучивая друг над другом, но в тоже время, нашей единственной девушке труднее всех. Рюкзак на плечах не тяжелый, но Любе идти довольно сложно, так как ботинки-трикони у неё на 3 размера больше, и одеты к тому же, на дополнительную обувь. Правда, при такой обуви есть плюс, мозоли на ногах натереть невозможно. Ботинки-трикони отошли в историю вначале 70-х, когда появились ботинки с подошвой «вибрам», а советская промышленность начала выпускать современную отечественную альпинистскую обувь. Трикони, как их все называли, уникальная обувь: кожаный ботинок, на подошве и по ранту которого, было закреплено скобками более тридцати стальных зубов. Обувь тяжёлая, но ходить в таких ботинках, было вполне удобно. По фирну и рыхлому льду, в них можно было ходить без кошек. При выходе в высокогорье, т.е. на снег, ботинки надо было пропитать какой-либо водоотталкивающей смесью: олифой, касторкой или просто машинным маслом. На скалах, в них тоже чувствовали себя достаточно уверенно, так как можно было использовать мельчайшие выступы скалы. Но всему своё время.
Вот уже и лошади, доставившие наш багаж на место бивуака, прошли в обратный путь, а мы все идем, и идем. Площадка базового лагеря, где нас уже дожидался груз, появилась неожиданно, после того, как мы вынырнули из-за очередного поворота тропы. Перешли р. Шахнабад по валунам и поднялись по невысокому склону на бескрайний высокогорный луг, окруженный со всех сторон вершинами. Это и есть Шах-Эйлаг, благодатное место для выпаса домашнего скота. Везде, где видят глаза, отары овец и стада коров, а в различных местах Эйлага видны шатры, в которых живут чабаны, а рядом кошары для скота. Невдалеке от одной из подобных стоянок мы разбили свой лагерь. Через некоторое время было установлено 4 перкалевых палатки и сооружены подобия каминов для установки в них примусов. Камины, выстроенные из крупных камней, служат для защиты примусов от ветра, который в горах, практически, не стихает ни на минуту.
Гости, т.е. ближайшие к нам чабаны, не заставили себя долго ждать. Мы ещё не успели разобрать снаряжение и продукты, а они уже пришли с нами знакомиться. Мы вскипятили чай и пригласили гостей перекусить с нами. Чабаны оказались очень радушными людьми. На Кавказе, в гости с пустыми руками не ходят, вот и они, принесли с собой сыр овечий, мацони, молоко и свои лепешки. За чаем с расспросами и разговорами, мы познакомились с чабанами, рассказали о себе, и своих планах, а когда они уходили от нас, то угостили принесенными с собой овощами, зеленью и какими-то другими продуктами, которых в горах не встретишь.
Наш лагерь расположен на берегу ручья, впадающего в р. Шахнабад. Вода в ручье берет свое начало от ледников Шахдага и его воду мы использовали для своих нужд. В первый же вечер, Шурик нас предупредил, чтобы запаслись некоторым количеством воды для утреннего завтрака, так как утром «водопровод» отключат. Мы не поверили, но водой запаслись, а утром действительно, оказалось, что в ручье воды нет. Вода в ручье появилась часам к 10 утра. Умываться по утрам бегали на реку Шахнабад, в которой поток воды не иссякал. Лагерь был организован вполне компактно, но состоял как бы из двух участков: один - это палатки нашей спортивной команды, а чуть в стороне – палатки школьников во главе со своим учителем. Питались отдельно друг от друга, поэтому у каждой группы был свой камин. В горах летом, по вечерам и ночью довольно прохладно. Все члены нашей команды еще не имели своего добротного пухового снаряжения, тем не менее, все были одеты тепло и легко. У всех теплое нижнее белье, носки и свитера шерстяные, а школьники оказались менее приспособлены к высокогорным условиям. Нам их было жаль, но помочь ничем не могли. Очень нас удивил Сербинов А., приволок с собой ватные штаны и бушлат, которые были доставлены на Эйлаг с помощью лошадей, но судя по всему, одевать их не собирался. Эта одёжка и в сухом виде тяжела, а когда от сырости набирает влагу, так вообще становится неподъемной. Когда чабаны были у нас в гостях, они с любопытством разглядывали одежду учителя, видимо до сего времени не встречали такую диковину. На второй, или третий день нашего пребывания, мы заметили, что помидоры принесенные с собой, а их было несколько ящиков, начинают портиться. Посоветовавшись с Шуриком, решили произвести, как теперь называется, бартерную сделку, т.е. обмен. Перебрав помидоры и оставив себе небольшую часть, мы прихватили штаны учителя, который был со своими школьниками на выходе по Шах-Эйлагу и отправились к чабанам с дружеским, деловым визитом. Хозяева Эйлага встретили нас как родных, мы же в свою очередь, вручили им наши подарки. Чабаны усадили нас в шатре на шкуры и угостили горячим овечьим молоком. Вкуснее ничего не пили. После молока, подали каждому по миске шурпы. Шурпа, это отвар из баранины, с кусками мяса. На «столе» чурек, сыр овечий, айран. Посидели, поговорили, выпили еще и чая, а так как начинало темнеть, двинули к своим палаткам. В последующие дни, чабаны, приносили нам молочные продукты, а пару раз и мясо. Наш учитель восхищался, какие прекрасные люди, так нас уважают, что каждый день приносят столь полезные продукты, не догадываясь, что кушает свои штаны. Дни перед восхождением были заняты освоением техники передвижения по различным формам горного рельефа, т.е. по травяным и осыпным склонам, а так же подъемами вверх, до перевала Курсантов, для адаптации организма в высокогорье. Шурик предупредил, что технику передвижения по снегу и льду, мы осваивать будем во время восхождения. После занятий готовили себе еду, причем каждый день вермишелевый супчик, почему-то других наполнителей для супа не предусмотрели, так как считалось, что рис, пшено, горох, и другие крупы, в высокогорье готовятся долго. На второе готовили макароны по-флотски, с тушенкой. Были с собой еще концентраты каких-то каш, но они по вкусу никого не устраивали, и после первой готовки, от них отказались. В один из дней, после пробежки и зарядки, во время умывания на реке, обнаружили заросли молодой крапивы. Не поленились собрать её, и в этот день ели очень вкусные щи. Так проходил день за днем нашего пребывания на Шах-Эйлаге.
И вот наступил день, когда Шурик объявил, что все готовы к восхождению и завтра подъем в 3-и ночи, а не позднее 4-х, выход из лагеря. С вечера распределили снаряжение, а это веревки, ледовые крючья, называемые морковкой, молотки и немного еды с собой, работа предстояла серьезная, гора большая. Подъем, как и намечалось, в 3-и часа ночи. Я как кашевар, готовлю еду и чай, попутно собираясь к выходу, а ребята также готовятся к выходу. Параллельно с нами готовятся к выходу и школьники, но они пойдут только до перевала Курсантов. Завтрак простой, но калорийный: яичница, чай с сахаром, хлеб с маслом и сыр овечий. После завтрака, проверяем снаряжение, как общественное, так и личное. Особое внимание Шурик обращает на наличие кошек у всех восходителей, так как после снежного цирка с выходом на плечо, впереди крутой, снежно-ледовый склон. Вышли по плану выхода, ровно в 4-е утра, а школьники с выходом задержались, и когда они двинулись вверх, неизвестно. Как позже мы узнали, они ходили только до перевала Курсантов.
Полчаса хода, и мы идее по тропе подъема на перевал Курсантов. Подъем происходит по крутой тропе, зажатой между сильно разрушенными, крутыми скалистыми склонами. Вначале пути прохладно, но размеренное движение вперед и вверх постепенно согревает. Через 2 часа хода выходим на перевал Курсантов. На перевале тур, в котором лежит баночка с запиской каких-то туристов, прочитав её, мы оставляем записку в банке: это не наше. Приводим себя в порядок, т.е., кому налево, кому направо, так как впереди совершенно открытый снежный склон большого цирка, где нет ни одного укрытия, за которым можно было бы устроиться по нужде. Обсуждается вопрос о необходимости передвижения по склону в связках, но так, как подошва цирка неглубоко, т.е. падать некуда, принято решение идти до плеча без связок. По склону идем с периодической сменой лидера, снег хоть и плотный, но все равно отнимает много сил. Где-то, примерно 3 часа хода, и мы на плече, а здесь можно и передохнуть. На плече одеваем кошки и готовимся к выходу на предвершинный склон. Склон не очень большой, протяженностью веревок 6 или 7, но крутой, да к тому же снег лежит на льду. Нам повезло, что снега много, и лежит на льду плотно. Двигаемся по склону в связках, со страховкой через ледорубы. Впереди иду я, за мной Валя, а за ним Вова, и вдруг Валентин заявляет, что дальше он не ходок, а прошли уже большую часть склона, и остается меньше веревки. На наши уговоры, что вот она, вершина, в двух шагах, отступать нельзя, второй попытки в этот раз не будет, Валя отвечал, что у него нет сил двигаться дальше. Тут мы с Вовой разозлились на Мерзлякова и принимаем однозначное решение: ни шагу назад. Под ругань Вали и смех Любы, я начинаю тянуть Мерзлякова, а Вова подталкивать его штычком ледоруба в зад. Так, совместными усилиями, мы преодолели последние метры крутого и опасного, снежно-ледового склона.
Восхождение на Царь-гору (Альпинизм)

До тура на вершине, которая представляет собой огромное снежное плато, мы дошли быстро, но Валя чуть отстал, сказалась плохая физическая подготовка. В туре, помимо баночки с запиской, мы обнаружили 2 бюста Ленина, один серый, а другой буро-грязный, занесенные на вершину в прошлые годы. Бюстики расположены затылками один к другому, мы посмеялись: обиженные друг на друга, вот и отвернулись. Погода стояла хорошая и мы провели на вершине довольно много времени. Написали записку о том, кто мы, и что совершили восхождение в честь 50-и летия Октябрьской революции, перекусили и двинули вниз, по своим же следам. До начала снежно-ледового склона, дошли очень быстро. Спускаемся по веревке, закрепленной за ледоруб. Спуск проходит хорошо, уверенно, и быстро. Спускающийся последним, идет с нижней страховкой. Середина дня, снег немного размяк и держит хорошо, ну а веревка добавляет уверенности. Не проходит и часа, как вся группа на плече. Снимаем кошки и укладываем в рюкзаки, вместе с обвязками и веревками, которые дальше не нужны. Траверсом, по снежному склону цирка, движемся в обратном направлении. Не смотря на то, что снег под солнцем сильно размяк и затрудняет движение, продвижение к перевалу Курсантов идет быстро и без приключений. На перевале передохнули минут 15 и отправляемся вниз. По крутой, но уже знакомой тропе, спускаемся бегом и уже через 40 минут мы возле палаток, где нас встречали школьники со своим учителем. Шурик поздравил нас и себя с успешным восхождением, а потом высказался о работе каждого. В адрес Вали Мерзлякова он заявил, что парень он хороший, но альпиниста из него не получится, так как у него слишком тяжелая пятая точка. Нас, то есть, меня, Вову и Любу, Шурик похвалил, и сказал, что горы нас ждут. Восхождение заняло 13 часов. Во время торжественного ужина, Шурик достал припасенную бутылку красного вина, которой мы и отметили успешное восхождение на Царь-гору.
На следующее утро, все дружно собирают пожитки, и вдруг, наш уважаемый учитель географии обнаруживает, что у него не хватает ватных штанов, которыми он так гордился, но за все дни пребывания на Шах-Эйлаге, ни разу не вспомнил о них. Последовала тирада в адрес чабанов, что они воры, бандиты, грабители и т.д., хотя до этого он их расхваливал. Он ведь не мог догадаться, кто увел его штаны и променял их на молочные продукты, которые ела вся экспедиция. Шурик как мог, успокоил расстроенного пропажей учителя, и уговорил его смириться с потерей, как с неизбежной. Вниз мы шли без лошадей, но до села Лаза дошли довольно быстро. В селе встретились с нашими старыми друзьями, которые провожали нас в горы. В сельском магазинчике купили кое-какие продукты, так как планировалось, что экспедиция продолжит свою работу на берегу моря в Набрани. Пока общались с селянами и покупали продукты, Шурик выдал несколько грамот местным аксакалам и хозяину магазина. Мелочь, а приятно. В магазине на стене, висело с десяток грамот разных лет от различных экспедиций. Уладив все дела, мы двинули дальше, по дороге в сторону Кузуна. Не доходя до Кузуна с километр, натыкаемся на армейский палаточный лагерь, которого не было, когда мы шли вверх. Оказалось, горнострелковый полк из Астары, и здесь они проходят высокогорную подготовку. К нам подошло несколько офицеров, а затем и командир полка, когда ему доложили, что мы альпинисты-Бакинцы возвращаемся после восхождения на Шахдаг. Командир части гостеприимно пригласил нашу группу к себе в штабной автобус, а школьники, во главе со своим учителем продолжили свой путь в Кузун, так как им надо было следующим утром отправляться в Баку. В штабном автобусе рассказали командиру полка и ещё двум офицерам, находящимся здесь же, видимо начальнику штаба и замполиту, о том, что мы совершили восхождение на Шахдаг в честь 50-и летия Октябрьской революции, а теперь хотим поехать в Набрань дня на 3-4. В ответ, офицеры нам рассказал, о том, что у них был недельный сбор, а через несколько часов их часть на бронетранспортерах направится в Худат, откуда уже на поезде в Астару. Когда Шурик спросил их, а нельзя ли с полком, на их транспорте, добраться до Худата, на что получили согласие, что нас довезут до вокзала в Худате на БТРах, но предупредили, что поездка будет не из легких. В штабном автобусе, помимо офицеров, присутствовал и мальчик, лет 7-8. Как мы потом узнали, это был сын командира полка, который приучал его к кочевой, военной жизни. Время приближалось к вечеру, а в это время по распорядку дня ужин, и нам предложили поужинать вместе с солдатами, а так как мы ели только утром и были очень голодны, то согласились на предложение с нескрываемой радостью. За давностью лет я не помню, чем нас кормили, но запомнилось, что было очень вкусно и сытно. После ужина мы вернулись в автобус, в автобусе кроме сына командира, никого не было. Мы расположились вокруг стола, и стали ждать, когда нас пригласят на посадку в БТРы. Пока мы ждали отправки, в автобус зашел младший офицер, видимо денщик командира, и принес для сына командира что-то молочное в стакане. Офицер протянул стакан мальчику с предложением покушать, на что тот ответил капризом, что он не будет это кушать, так как это не сметана, а сливки, которые он терпеть не может. Было очень неприятно, но мы только переглянулись, а Люба тихонько заметила, что она с удовольствием может опустошить этот стаканчик, но ей не предоставили этой возможности. Часов около 10-и вечера, нас пригласили грузиться в бронетранспортеры, и уже через полчаса колонна двинулась в путь. Внутри бронетранспортера тесно, темно, короче, как в склепе, только что движемся, правда с невысокой скоростью. К тому же не видать где проезжаем, но своего рода – экзотика. Дорога от Кузуна, через Кусары, до Худата, километров 65-70, но ехали мы их на боевом транспорте около 5-ти часов. Тем не менее, около 3-х часов ночи добрались до вокзала в Худате, где мы попрощались с новыми друзьями-солдатами и офицерами. После утомительной дороги в неудобном транспорте, мы думали только о том, где пристроиться на ночлег. Место для ночлега нашли в стороне от здания вокзала, на травянистой поляне, возле какого-то деревянного забора. Палатку ставить не стали, а просто расстелили её, и устроились в спальных мешках поверх её. С рассветом просыпаемся от каких-то разговоров, оказалось, что мы улеглись спать прямо на тропе, по которой люди ходят на вокзал и до места работы. Спать больше смысла не было, мы быстренько собрались и пошли искать поезд-кукушку, на котором можно было бы добраться до Набрани. Мы знали, что в Набрань курсирует кукушка по узкоколейке, но оказалось, что это происходит только в путину, т.е., когда сезон рыбной ловли. В июне путины нет и поезд в Набрань не ходит. Разочаровавшись в своих ожиданиях, мы двинулись на дорогу, ловить попутный транспорт. Команда наша поредела, остались Шурик, Вова, Люба и я, т.е., всего 4 человека, остальные, сославшись на важные дела, отправились домой. Попутный транспорт ловили довольно долго, но наше терпение было вознаграждено, Перед нами остановился старенький, трясущийся всеми своими составляющими, грузовик. Нашу радость трудно передать, мы едим в нужном направлении. От Худата машина довезла нас до Яламы-4, так в Набрани называются рыболовецкие артели, а дальше мы уже сами выбираем место для лагеря. Палатку поставили в 500-х метрах от ближайшего поселка, чтобы мы никому не мешать, да и от любопытных глаз жителей поселка на удалении. Ручей с чистой горной водой рядом, до моря 3 минуты спокойного хода, ну а бегом, совсем рядом. Поставили палатку и во главе с Шуриком, отправились в ближайший магазин на разведку. В магазине можно купить самые необходимые продукты, но хлеб и молочные продукты, только с утра. Местные рыбаки обещали поставлять нам рыбу по низким ценам. Три дня отдыха на берегу моря пролетели быстро, и наступило утро нашего отъезда домой. Продуктов осталось совсем немного, но тут Шурик говорит: а сейчас приготовим изысканное блюдо Шарле-Пуппо. Мы, молодёжь, сразу заинтересовались, что же это такое, ведь продукты вот они, перед нами. Банка тушенки, пара помидоров, луковица, половинка подсохшего кирпичика хлеба, чуть масла и сыра, чай, сахар. Какое же изысканное блюдо можно приготовить из всего этого. Разожгли примус и Шурик начал творить. Сначала в кастрюле поджарил лук на остатках масла, затем добавил в лук тушенку и мелко порезанные помидоры. Когда все это немного поджарилось и потушилось, пришла очередь подсохшего хлеба и мелко покромсанного сыра совершить своё путешествие в кастрюлю. Получилось несколько экзотично и очень вкусно. Съели приготовленное Шуриком блюдо, запили крепким чаем, собрали пожитки в рюкзаки, и двинулись в путь. Как добраться до Худата, мы понятия не имели, так, как в ближайшей округе попутных машин не наблюдалось, а рейсовые автобусы в эти края не заходили. Так как все мы часто бывали в Набрани, и как нам казалось, неплохо знали эти места, решили, что идем по асфальтовой дороге в сторону автотрассы Баку-Дербент. Через час хода, нас догнал грузовик и водитель предложил подвести до трассы, но не до Хачмаса, так он ехал в горы, на пастбища. Мы были рады и этому. Водитель высадил нас на развилке дорог из Дербента в Баку, и в сторону Кусаров. На этой развилке, вблизи границы с Дагестаном, когда то стоял памятник Вождю всех народов, а затем остался только постамент с сапогами и подолом шинели, результат сноса в начале 60-х. Размеры постамента и остатков памятника вызывали восхищение своими размерами. Как не странно, но в те года по этой трассе транспорт ходил очень редко, и ждать попутки пришлось довольно долго. За время ожидания мы перебросали в постамент и другие крупные объекты все камешки, которых возле нас было довольно много. И вот наконец, наше терпение было вознаграждено, перед нами остановился грузовик, который ехал в Кубу. Нас это обстоятельство очень устраивало, лучше плохо ехать, чем хорошо идти, а те более ждать. Через какое-то время наша компания была уже в Кубе на автостанции. В кассе автостанции купили билеты на ближайший рейс до Баку, а в магазинчике и на базаре кое-какие продукты, можно и в автобус. В автобусе разместились на местах, которые оказались в задней части, перекусили, и пока ехали, устроились на своих местах спать. Дорога до Баку заняла около пяти часов, и еще засветло, мы оказались дома.
Это восхождение на Шахдаг (Царь-гору), было для нас первым, но далеко не последним, а впереди новые экспедиции, новые восхождения на красивые вершины, новые встречи с интересными людьми.

60


Комментарии:
1
Первое восхождение совершил ПАСТУХОВ. Тот самый.

1
Спасибо! Опечатка вышла, исправил!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru