Денис Урубко. "Я прихожу в горы за любовью..."

Пишет Елена Дмитренко, 19.11.2013 00:16

Денис Урубко. "Я прихожу в горы за любовью..." (Альпинизм, адам белецкий, потери, мнение, симоне моро, броуд-пик, интервью, эверест)
Все фото в посте из блога Дениса

Денис Урубко в своем блоге опубликовал материал, подготовленный Katarzyna Piwońska для tvp.info.

Обсуждают горы, зимние восьмитысячники, трудность выбора, потери...
Публикую его здесь для вас.



Законы выживания диктуют людям правила – оставаться в тепле, спокойно жить и хорошо есть… А ты оправляешься за опасностью, холодом… Не противоречит ли это природе?

Это происходит не только в горах. Когда человек на лезвии между жизнью и смертью, то возникает специфическое ощущение – мы видим жизнь гораздо глубже, ее ценность намного слаще, мы ярче понимаем смысл, суть своих действий. Думаю, в этом кроется одна из причин, почему люди идут на риск. Потому что «извне», с границы лучше видно свое «Я», подлинную суть.

И что ты чувствуешь, когда кто-то предполагает попытку восхождения на зимний 8000-ник? Это самоубийство, сумасшествие?

Возможно, что данный человек хочет пойти на запредельный риск для того, чтобы быть уверенным, что он живой. Потому когда рискуешь в поединке, идешь ва-банк в бизнесе, ты ощущаешь реальность гораздо отчетливей, чем в любой стабильной ситуации. Есть еще один хитрый момент. В польской зимней экспедиции на К2 мы провели на леднике три месяца. Я не мылся, не брился, все были очень замерзшими, оголодавшими. И возвращение в цивилизацию было истинным наслаждением – всего лишь от возможности свободно дышать, от каждого глотка воды, улыбок девушек. Чистые эмоции, что мы могли получить в нормальной жизни – в сравнении с тяжелыми условиями дикого мира.

Ты совершил все восхождения без использования искусственного кислорода. Как твой организм реагирует на высоту? Были ситуации, когда ты встречался с призраками? Некоторые альпинисты испытывают галлюцинации.

Такие моменты были. Но не потому, что я поднимался на высоту без кислорода. Однажды я совершал зимнее одиночное восхождение на вершину около 4000 метров рядом с городом Алматы в Казахстане. На обратном пути, полностью уставший, голодный и иссушенный двумя сутками без глотка воды, я увидел на морене другого человека, который указывал мне направление пути. Да, такое было. Не на Высоте… Однако, после высотных экспедиций я понимаю, что мое сознание меняется… иногда сложней вечером, иногда лишь на час. Нынче я слабей соображаю, не такой «шустрый». Возможно, связано с возрастом, но я воспринимаю это и как «подарок» от Высоты. И не такой резкий нынче, к примеру, чтобы отвечать на твою улыбку. Помнишь, когда делали фотографии вместе, ты была очень внимательна… Я же, наоборот, находился в состоянии стресса, уклонялся… Иногда в нормальной жизни случаются казусы.

Было сказано, что одним из самых опасных проектов стал Чо-Ойю. Ты думал, что невозможно спуститься, что вы обречены. Каково это – быть готовым к смерти?

Да, конечно… Думается, что в твоей жизни тоже случались моменты, когда ты была в состоянии принять смерть. К примеру, когда теряла настоящую любовь. Вообще, Любовь – наиболее сильная эмоция в жизни. Любовь и ненависть… А все остальное лишь дополнение. Я прихожу в горы за любовью, чем-то большим, чем желание совершать восхождения. На Чо-Ойю я был готов к смерти, потому что заплатил огромную цену, вошел в это нервное состояние. Это было невероятное желание, самое сильное в тот момент – достичь цели, заполучить вершину, выложиться до предела… И я был готов заплатить любую цену, даже умереть.

Артур Хайзер после гибели Ежи Кукучки ушел из альпинизма на 20 лет. Потом вернулся, чтобы погибнуть на Гашербруме-1 прошедшим летом. Ты тоже терял друзей. Появлялась ли злость к горам?

Конечно нет. Я не понимаю таких отношений, хоть и уважаю их, конечно. Некоторые люди полагают горы частью своей души, чем-то живым, природой, космосом, полным ответов на вопросы… Но для меня горы всего лишь куски скал и льда, камни и небо, ничего больше. Это своеобразный стадион. И было бы сумасшествием злиться на стадион. Я не испытываю эмоций или сложностей между собой и горами, потому что они – ничто. Мы, люди, приносим туда свои души, наше сознание, гуманизм. Которые оживляют, Осознают эту природу. И в силу этого кто-то полагает, будто горы являются чем-то… Но это лишь камни и лед.

Ты терял друзей в горах…

Да, больше тридцати человек. Не просто кого я видел раз или два на пути… А тех, с кем соединяли настоящие отношения. Каждая смерть сильно задевала меня. Но я стараюсь думать, что это лишь большая цена, которую друзья заплатили на пути к цели. За свою любовь.

Весной, когда вы пытались подняться на Эверест, погиб твой друг Алексей Болотов. Можешь ты рассказать, что произошло?

Это была очень ясная простая ситуация. Мы воспользовались старой веревкой, которую оставил кто-то из предыдущих восходителей, возможно, какие-то туристы. Алексей спускался первым. Конечно, я сильно переживал, но Леха был специалистом… у которого за плечами огромный опыт. Поэтому он начал спуск. А веревка была очень старой, думаю, около 3-4 лет… такая пластиковая, не нормальная альпинистская веревка, а такая, что используется в Гималаях в качестве перильной, на ледопадах, к примеру, на сравнительно простых склонах… Леша нагрузил веревку, спустился десяток метров на вертикаль, а она слегка шоркнула по камням, перетерлась после нескольких оборотов, и Алексей сорвался. Этот момент я часто вижу во сне. Иногда выпадаю из реальности днем – в мыслях только его крик, удары по скале. Тяжелое воспоминание. В первый месяц-два я проживал это каждые 10-20 минут. Теперь реже. Это пример того, что время – сильное лекарство. Мы забываем детали, но нельзя отказываться от урока.

В одном из интервью ты сказал, что горы – не главное в жизни. Приоритетом является семья. Затем работа, чтобы кормить семью. Следом по важности образование, чтобы получить работу. И лишь потом горы. Но они оказывают сильное влияние. Если ты потеряешь возможность ходить в горы…

Я потеряю все остальное. Станут не важными семья, дети, работа, остальное… Но горы отнюдь не самое главное. Конечно, для большинства это хобби. Для меня альпинизм – работа. И конечно, мне приходится выполнять эту работу чтобы жить, поддерживать детей, семью. Потому что работать приходится каждому. Тебе, мне, фотографу… Каждому достается своя часть. Ты работаешь ТАК, потому что тебе нравится ЭТО. А я люблю свою работу… вот и всё. И если не будет возможности ходить в горы… мне будет сложно. Другой пример: если ты целиком посвятишь себя семье, получится, что у тебя не останется личного увлечения, не нужно будет образование, ты многого лишишься. Как интересных страниц, которые надо было прожить.
Денис Урубко. "Я прихожу в горы за любовью..." (Альпинизм, адам белецкий, потери, мнение, симоне моро, броуд-пик, интервью, эверест)


Что думает твоя жена об альпинизме? Говорит «Денис оставайся дома»?

Каждый хочет видеть своего дорогого человека в безопасности. Конечно, жена говорит мне – завязывай с экстремальным альпинизмом. Однако, как умная девушка, понимает, что если я откажусь от гор, то потеряю красивые грани своей жизни, яркие краски. Мне приходится нервничать, когда Ольга отчаливает на дайвинг. Тогда я жду на берегу, переживаю в течение нескольких часов. Но прекрасно понимаю ее чувства.

В Польше опубликован доклад о трагедии на Броуд-пике. По мнению многих Адам Белецкий поступил плохо, не дождавшись остальных. Однако, он упомянул, что недавно получил письмо с поддержкой от тебя. Что ты думаешь о той ситуации?

Возможно, я буду плохо выглядеть в глазах части общества… Но мне кажется, что Адам поступил верно. Он вернулся, и это было наилучшим решением в тот момент. Мы можем представить, как он дожидался бы остальных. Тех, кто не мог двигаться самостоятельно. Ничего поделать Адам не смог бы. Я знаком с такой ситуацией на Высоте. Если что-то случается, то ты можешь лишь демонстрировать свою дружбу. Ни глотка воды, ни продуктов, ничего. Всего лишь возможность выбора пути.

Однако, эта линия была очевидна всем, особенно для Мачея. Он уже был там однажды. Другой пример. Ты и я – собираемся подняться на Эверест без кислорода. Отказываясь от необходимых тренировок, ты больше времени проводишь с друзьями, уделяешь внимание работе, заботишься о семье. Но во время восхождения тебе не хватает сил на совместные действия. Потому что я все время посвящал тренировкам – в ущерб работе и семейным отношениям, дружбе. И оказался готов к восхождению. Конечно, я не в курсе подготовки участников восхождения на Броуд-пик, однако видно, что один был пожилым человеком, а другой намного моложе. Тот альпинист, который в силу возраста имел громадный опыт, просто обязан был отдавать себе отчет, что не настолько силен, как юный участник. Нужна величайшая подготовка до проекта… И мы должны понимать, как много сил и времени Адам отдал на алтарь своей горы. А так же, что был не в состоянии оказать помощь кому-либо в тех условиях. У меня не получается сказать что-то плохое про Адама, потому что он сделал все возможное. И даже помог Артуру Малеку – тот нашел спуск в Четвертый Лагерь благодаря Адаму… возможно, и глоток воды в палатке.

Схожая ситуация происходила в 2004 году на Аннапурне. Мы поднимались с Симоне Моро, когда он почувствовал себя плохо, и через 200-300 метров пути был вынужден вернуться в платку. Он не спал, всю ночь грел воду, слушал, что происходило вокруг. А я спускался в одиночку на одной интуиции… ничего не соображая, невероятно уставший. Иногда я кричал в пустоту, в надежде на помощь, на чудо. И веривший в такое же чудо Симоне услышал этот призыв. И ответил мне… вот почему я теперь сижу здесь. Потом он напоил меня. Если бы мне не удалось самостоятельно двигаться, то Симоне ничем помочь бы не сумел. Высокие горы это мир простых истин, где нужно быть честным прежде всего перед самим собой.

В горах можно рассчитывать лишь на себя самого?

После попытки штурма К2 зимой 2003 года я спускался из последнего лагеря с Марчином Качканом. Удалось ему помочь только благодаря перильным веревкам. Если бы он не был в состоянии самостоятельно держаться на ногах, то ничего бы не вышло. Я закреплял его спусковое устройство, страховал сверху. И он был в состоянии шаг за шагом двигаться вниз. Так же обстояла ситуация с Анной Червинской на склоне Лхоцзе. Если бы она не держалась на ногах, то осталась бы там навсегда. Я мог потихоньку тащить ее, но к утру она бы умерла. Вот когда с Симоне Моро мы лезли зимой на Макалу, то напоминали двойняшек – одинаковый уровень подготовки. Схожий уровень мотивации. В самом деле, если бы с одним из нас что-то случилось, то второй тоже умер бы. Никаких сторонних шансов на помощь.
Денис Урубко. "Я прихожу в горы за любовью..." (Альпинизм, адам белецкий, потери, мнение, симоне моро, броуд-пик, интервью, эверест)


Ты родился в России, затем жил в Казахстане, а нынче снова вернулся в Россию…

Да, я опять поменял гражданство…

Почему?

Я и сам с трудом понял эту сложную запутанную ситуацию. Почти 20 лет продолжалась служба в армии. Однако, руководство решило, что не нуждается в моем опыте, и вышвырнуло прочь. Я потерял работу, которая была для меня Всем – восхождениями, инструкторской деятельностью… отнюдь не из-за денег. После 20 лет жизни в Казахстане я оказался у разбитого корыта. Ни жилья, ни работы. Ничего. Мне пришлось тщательно взвесить: родители в России, жена россиянка, маленькая дочь в России, хорошие связи с российскими альпинистами Болотовым, Ручкиным и другими… Зачем оставаться в Казахстане, цепляться за прошлое? И я снова оказался на родине.

Но почему ты оказался не нужен? Один из величайших альпинистов…

Благодарю за комплимент… Однако, в Казахстане есть и другие горовосходители. Возможно, они там более востребованы. Ответ только такой. Мне не хотелось уговаривать «возьмите меня»… нет. Если кому-то не нравлюсь, не нужен – я уйду. У меня осталась свобода действовать по своим убеждениям, открывать в жизни новые страницы. Смотреть в твои глаза, отвечать на твою улыбку, беседовать о горах. Находиться в Польше, встретить пана Богдана Янковского, друзей из Вроцлава… Вот такие радости.

Планируешь ли что-то в Гималаях и Каракоруме? Есть надежда вернуться на Эверест, или ты стараешься об этом не думать?

Сказать честно? Хочется. Есть мысли. Однако, я не знаю, как подойти к этому, когда и зачем это нужно. Если всё сложится удачно, то весной хотел бы попробовать себя в новой линии на Канченджангу.



Денис Урубко для Katarzyna Piwońska

367


Комментарии:
13
Интересно! Денису Респект!

2
Отличное интервью!

3
Желаю удачи во всех начинаниях!

3
Ещё одно интервью на тему "зачем"
КМК, Денис дал ещё один ответ на этот вопрос, причём весьма достойный
Решпект !

7
Годами, десятилетиями, веками люди задают альпинистам один и тот же вопрос - "Зачем вы ходите на горы?" Вот почему никто не спрашивает например у футболистов зачем они играют в футбол?:))

4
зачем они играют в футбол?:))
ради денег? неа?!))


22
Встреча на фестивале в Карпаче, в Польше.
Дениса приняли в альпинистскую ассоциацию Польши и дали виды на работу.
- Денис, ты как?
- Да, вот, в Италии.
- Что делаешь?
- Тренируюсь.
- Деньги платят?
- Мой меценат сказал: «Живи сколько хочешь».
- А семья?
- Она со мной.
- А Казахстан?
- Да нет. Нет внимания, уважения.
- Ну, ты же хотел подготовить свою команду.
- Да. Я им рассказал своё видение альпинизма. Но они захотели остаться в рамках разрядов.
Я думал, что это у нас приватный разговор. Но он мне подарил книгу «Прогулка самурая» от 2009 года. Там написаны те же мысли.
Больная тема для Польши – зимний Броуд пик. На сцене Белецкий обвинял Пустельника, председателя комиссии, в некомпетентности. Делал упрёк в адрес товарищей, которые погибли. Из зала доносились выкрики: «Позор, бросили друзей!» и «Молодцы! Ура Польша!» Поляки, знающие другие поступки Белецкого, говорили, что не верят ему.
Зачем мы вообще объединяемся в группы, в экспедиции? Чтобы облегчить себе жизнь и решить задачу восхождения и безопасности. Вместе топчем, вместе вешаем верёвки, вместе страхуем. Каждый берёт на себя определённые обязательства.
Адам так и будет до конца своих дней всем рассказывать и доказывать, что он прав. Потому что об этом все спрашивают.
В одного – самый верный путь, чтобы потом не доказывать и не оправдываться – но это не путь выживания человека.

4
Сергей, ты же знаешь, что почти все экспедиции на 8000, где кто-то погиб, почти всегда явно или неявно имеют в последствиях разборки, иногда довольно тяжелые. А уж просто нареканий - море.

5
У меня несколько лет назад случилась ситуация, которая окончательно сформировала мою точку зрения на этот счет.
Фиговое чувство, когда тебя бросает товарищ по компании, а совершенно левый чувак, поляк кстати, тащит тебя и твой борд с горы.
И пусть ситуация, возможно, была не столь критическая, хотя темнело, рельефа склонов мы не знали, по пухляку передвигаться дико сложно с поврежденной ногой, но это чисто внутреннее качество - или ты способен оставить человека в затруднительном положении или нет.
Да, действительно, самый верный путь, чтобы потом не оправдываться и не доказывать - не путь выживания, но в конце -то концов, смерть не самое страшное, что может случиться с человеком))

4
"смерть не самое страшное, что может случиться с человеком))"

сначала на себе проверь.. ))) когда у тебя лично будет такой выбор: помочь и умереть.. или жить


8
Откровенно и честно.
Спасибо!

10
Мне показалось очень позитивным, что Денис вернулся назад, домой, на Родину!

13
"Горы - не стадионы, где я удовлетворяю свои амбиции, они - храмы, где я исповедую свою религию" (с) Букреев.

Интересен контраст в восприятии двух альпинистов.

5
На самом деле здесь больше контраст не в восприятии гор, а в восприятии стадионов. Букреев воспринимал горы как храмы, а стадионы как арены для публичных зрелищ. А для Урубко и горы и стадион(ЦСКА) воспринимались как храмы или монастыри в которых он занимался самосовершенствованием(или исповедовал свою религию). Поэтому схожее отношение к горам они в разное время выразили разными словами.

4
Судя по интервью, для Урубко горы - это стадионы, куда он ходит на работу :)


5
Ну наверное каждый имеет право на свою правду?

4
Правда она вечером одна, утром другая (мудренее)

Мой шеф на маршруте любил песню затянуть:
- Разлука, ты разлука, чужая сторона!
Никто нас не разлучит, лишь Мать сыра земля!

С разлукой, я еще был согласен (20 лет от роду), а сырую землю относил к эпосу

1
этот коммент вполне может служить эпиграфом к очередной какой-нибудь истории (на эльбрусе, нпр)

1
Отличное вью. У Дениса как всегда яркий, образный слог и живая манера подачи. Удачи ему.

2
ЧЕЛОВЕЧИЩЕ!!!

3
Когда альпинистская общественность обвинила японцев в не оказании помощи умирающим индийцам один из японцев сказал "Мы слишком устали,чтобы им помогать.Выше 8000 метров-не то место,где люди могут позволить себе соображения морали".У нас эта планка уже опустилась до 6000 метров.Нужно развивать тему Грекова "Точка возврата".Хотя по Урубко цель ценой жизни допускается.

3
цель ценою собственни жизни - да за ради бога:) но не думаю, что Денис переступит через человека, скорее не осудит того, кто это сделал. ИМХО

8
Ну с японцами отдельная тема. В их ментальности видимо еще сильны религиозные традиции. У них было довольно странное, на европейский взгляд, отношение к спасению. Т.е. если один человек спасал другого от неминуемой смерти, то потом общество возлагало ответственность за все поступки спасенного совершенные в дальнейшей жизни именно на спасателя. И значит спасателю еще надо было разобраться, спасает он хорошего человека или заведомого преступника.

6
Можно ли считать Пустельника экспертом в области зимних восхождений на 8000-ки, если сам он поднимался на все свои 8К в апреле, мае, июле, сентябре и начале октября? Насколько я знаю, Пустельнику предлагали участвовать в зимней экспедиции, но он отказался.
Опубликовано развернутое интервью Адама, в котором он дал подробные и конкретные ответы на претензии комиссии Пустельника. Сергей, Вы читали это интервью Адама? Вы достаточно хорошо владеете польским, чтобы его понять? У Вас лично, Сергей, какие конкретно претензии к Адаму? Что именно он сделал по Вашему не так, как следовало? Зачем вообще Вы написали здесь свой туманный пост, Сергей? Чтобы дискредитировать Адама в глазах Урубко и российской альпинистской общественности? Или Вы хотите поучаствовать в кампании Пустельника , борящегося против идей Хайзера и программы зимних польских восхождений, в первую очередь - против подготовки зимней экспедиции на К2?
Думаю, Адаму ничего не надо доказывать. Он сделал все, что было в его силах. Совершил это выдающееся восхождение, за которым следили тысячи людей не только в Польше, и вернулся.
Вы же , Сергей, не думаете на самом деле, что Адам мог приказать Бербеке развернуться или был обязан сопровождать его , ожидать и опекать на зимних восьми тысячах метров, когда было принято решение штурмовать вершину, несмотря на позднее время возврата и вероятность холодной ночевки? Кого именно бросил Адам? Кто просил его на горе о поддержке, а он отказал? Бербека ставил себе в этом восхождении сверхзадачу - взойти на зимний Броуд Пик еще раз и доказать несостоятельность упреков всех прошлых критиков и сомневающихся. Он не мог отступить.
Моральную ответственность несет не Адам , а скорее напарник первого восхождения Бербеки на эту вершину - Львов, который сам отказался от восхождения на 7850 , не выдержав мороза и ураганного ветра , но затем решил поставить под сомнение результат достижения вершины Бербекой. Откуда Львов мог знать наверняка, что Бербека не вышел на вершину тогда? Ведь его же там не было. Так же, как не было Пустельника ни в одном зимнем восхождении на 8К.
Так же, как не было и Вас, Сергей, в данной экспедиции на зимний Броуд Пик. Какой конкретикой Вы располагаете, кроме той, что получили от своего товарища по нескольким экспедициям - Пустельника - "судьи" зимних восхождений на 8К, никогда в зимних восхождениях на 8К не участвовавшего и от участия в них отказывавшегося?

-4
Ай да моська ... :-)

6
ой... а я поняла коммент Богомолова иначе: он просто нарисовал картину того, что было в зале, не занимая сторону ни Пустельника, ни Белецкого.

6
Елена, мне кажется, речь о фразе "Поляки, знающие другие поступки Белецкого...".
Она содержит завуалированную оценку.


8
Я могу сказать Адаму, Чамбе, Юре и Мартину: РЕБЯТА! СПАСИБО ЗА ВТОРУЮ ЖИЗНЬ, СПАСИБО ЗА ТО ЧТО Я ОПЯТЬ МОГУ ХОДИТЬ В ЭТИ ГОРЫ!!!

0
Начинали за здравие(любовь), а съехали за упокой.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru