Поход в Грецию и обратно на яхте “IMPULSE”, и участие в международной регате “Kyclades 2013”.

Пишет impulse23, 29.12.2013 21:40

Судовой журнал, (порт Джурджулешты Молдова – яхт клуб NOTK Греция).
Поздно вечером 14 июня 2013 года в международный порт Джурджулешты, где стояла наша яхта, приехал Александр, новый четвёртый член нашего экипажа. До этого похода мы два года ходили на регаты втроём; я - капитан, мой сын Володя - помощник и Мишаня – шкотовый. Появился Мишаня на нашей яхте после даденного мной три года назад объявления в «Горном клубе M.D.». Альпинист, скалолаз, не курит, не пьёт, в общем, классный парень. И я его взял. Два предыдущих года участвовали на моей яхте в регатах в Одессе, на Кишинёвском море на микриках и на разборном швертботе. Зимой тренировались на буере, на горных лыжах, в общем научил парня парусному делу. Выхлопотал ему удостоверение на управление яхтой, и был в нём уверен на 100 процентов, как в самом себе. Александр, появился примерно за два месяца перед поездкой по рекомендации Даника Зарубина. Даник – друг Мишани, альпинист скалолаз, запасной член нашего экипажа. В прошлом году не поехал с нами на регату из-за операции аппендицита, а в этом не смог из-за работы. Александр. Начинающий альпинист, скалолаз, не курит, английский в совершенстве, студент медик. В море нужный человек. И отец у него моряк. Ну, просто подарок судьбы. Тоже поднатаскал его в парусном деле на Гидигиче. Парень сообразительный, схватывал всё на лету. Оперативно созвонились с федерацией парусного спорта Греции, Саша помог с английским, получили приглашение. Начали готовиться. Ребята помогли с заменой леерных стоек. Работы на яхте до полной готовности было ещё много. Вообще у меня она не кончается никогда. После окончания сезона начинается подготовка к следующему. И так всю жизнь. Почти перед самым отъездом Миша с Сашей рванули в Крым, и я остался один. Вова помогал постольку по сколько, заканчивал объект на работе, чтоб поехать с нами. Тем более, что Сашина поездка ставилась под вопросом, у него последний экзамен заканчивался в день отплытия. Миша появился за день до отъезда в Джурджулешты. Оперативно собрались. Правда до этого я две ночи не спал, комплектовал яхту и доделывал мелкие недоделки.


Вымотался до предела. Ведь всё висит на мне, и связаться с устроителями регаты, и документы подготовить, и транспорт организовать, найти фильтры для двигателя, яхту укомплектовать, и многое другое. Попытки распределить обязанности на всех членов экипажа успехом не увенчались. У всех свои личные дела. Короче, закупили продукты и всё необходимое на первое время. Из четырёх тысяч лей вложенных в общую кассу Мишей, осталось ещё и на солярку. На следующий день погрузили яхту на эвакуатор, загрузили всё необходимое и отправились в порт Джурджулешты.
Приехали. В полном смысле этого слова. Обнаружилось; оставили обтекатель от закрутки, и подъёмный плавкран не работал. Пришлось ждать до утра. Рано утром спустили яхту, и я уехал на эвакуаторе в Кишинёв за закруткой с мыслью; в какой транспорт могут поместиться куски обтекателя более четырёх метров длиной. Обернулся быстро, в порт приехал в этот же день, благо всё поместилось в маршрутку. Пока ездил, Вова с Мишей закупили солярку и залили её в баки. И надо же, пару литров разлили в поддон. Ну, ничего нельзя поручить без присмотра, пришлось вымакивать её губками протирать тряпками. К Сашиному приезду яхта была полностью готова к отплытию, а я полностью вымотан неурядицами при подготовке к дальнему плаванию. Саша разложил свои вещи по шкафам, попили чай с пирожными, которые Саша привёз с собой, и легли спать. Не знаю, удалось ли кому-нибудь поспать, но я точно не сомкнул глаз, всё думал о предстоящем походе. Успеем ли добраться до Афин заблаговременно, что бы оформить страховку яхты для участия в регате? Как поведёт себя Саша в море, ведь на яхте он впервые, и много разных вопросов, которые крутились у меня в голове в эту предстартовую ночь. С рассветом взял документы и отправился в администрацию порта оформлять отход. Все формальности по
оформлению заняли не более 25 минут. Вернулся на яхту, ребята уже не спали, прогрели двигатель, отвязали швартовы и вперёд. 300 метров по Пруту, выход в Дунай. Следующая остановка порт Сулина, что в семидесяти двух милях от порта Джурджулешты, и в пяти милях перед выходом в Чёрное море. Настроение у всех нормальное, прямо сказать эйфорическое. Ощущение свободы и всё такое прочее. Миша спустился в каюту и приготовил прекрасную диетическую кашу из овсяных хлопьев, грецких орехов мёда и каких-то там приправ. Мне кажется, единственный раз по собственной инициативе, без напоминания. В общем, было вкусно.
15 июня 2013год. Не зря говорят: “Сэкономишь пять минут на старте, выиграешь час на финише”. Благодаря раннему выходу, попутному ветру и бесперебойной работе двигателя, до Сулины добрались часов за 10. Пришвартовались к причальной стенке возле капитании порта. Время оформления прихода и отхода заняло совсем немного времени. Пообщавшись с харбормастером Иваном Дунаевым, отчалили и направились к выходу из Сулинского канала. И вот оно море. В этот раз при выходе из канала было достаточно спокойно. Обычно, и особенно при восточном ветре, в точке слияния канала с морем возникает неприятная толчея, и крутые волны иногда достигают двухметровой высоты. Тут главное смотреть в оба, не ровен час, и перевернуться можно. Дул лёгкий северный ветер. Шли под мотором, потом развернули стаксель. Смеркалось. На горизонте появились тучки, но закат не предвещал особого ухудшения погоды. Стемнело. Тучи догнали нас с севера, и заволокли всё небо. Ветер усилился до четырёх-пяти баллов. Волны временами опрокидывались, рассыпаясь серебристой пеной, в свете появляющейся между туч луны. Яхта мчалась в сторону Босфора, пожирая шесть, семь морских миль каждый час. Вахты распределились как-то сами собой. Александр переносил качку нормально, и вполне освоился за штурвалом.
16 июня. Утро встретило нас прекрасным восходом, успокоившимся морем и лёгким ветерком. У сына Володи сегодня день рождения. Идём под полной парусностью. Ветер изменил направление. Курс бейдевинд. На палубе идиллия, ребята развалились на палубе, словно коты на солнышке, Миша играет на гитаре, поёт песню под названием “штиль”. Паруса настроены так, что яхта сама идёт по курсу с закреплённым рулём, Вова готовит праздничный обед, а я снимаю этот праздник души и тела на видео. Вечереет. Лучи заходящего солнца полоснули по парусам розовым цветом и рассыпались в надвигающихся сумерках.
17 июня. Прошла и ещё одна ночь в открытом море, и вот замаячил турецкий берег. Идём с хорошим опережением графика. Саша полностью освоился на яхте, втянулся в график вахт. И это вселяло надежду, что всё у нас получиться. Прошли Босфор и во второй половине дня были уже в Ишилькёле, это в десяти милях юго-западнее знаменитой стамбульской Атакей марины. В марине Ишилькёль свободных мест не оказалось, пришлось встать на якорь с внешней стороны брекватера и корму привязать к камням. Надули лодку, и мы с Сашей переправились на берег с целью найти Wi-Fi, чтобы передать родным и близким, что у нас всё в порядке. Поиски увенчались успехом, и мы вскоре расположились с Сашиным планшетом на небольшой скамеечке возле какой-то кафэшки. Я терпеливо подождал, пока Саша написал своим, и попросил у него планшет. Пока я медленно набирал текст, постоянно спрашивая куда нажимать (раньше никогда не имел дело с планшетами), Саша проявлял ничем не скрываемую нервозность. В чём причина я не понимал, то ли в моей медлительности в работе на его планшете, то ли усталость после не столь длительного перехода. Но вида не подал, и спрашивать у него, ничего не стал, чтоб не усугубить. А для себя решил, что постараюсь не допустить раздрая в команде, ведь Саша и Миша друзья не разлей вода. Как покажут дальнейшие события ничего из этого не вышло. После неоднократных прогулок на берег, улеглись спать.
18 июня. Утром проснулись. Тепло, небо безоблачное, ветерок слабенький северо-восточный, нам попутный. Позавтракали, снялись с якоря. Лодку привязали на палубе для просушки, и под полными парусами направились по Мраморному морю в сторону пролива Дарданеллы. По берегам маячили стамбульские мечети, небоскрёбы. С близлежащего аэропорта через каждые пять минут взлетали и садились самолёты, пролетая над мачтой так низко, что иногда становилось жутковато. На яхте всё шло своим чередом; вахты, готовка пищи, уборка и так далее. После обеда поставили новый спинакер, сшитый мной из параплана. В общем, ничего, стоял нормально, за исключением нескольких складок в верхней части купола. Вечером были напротив острова Мармара. На ночь спинакер сняли.
19 июня. Ночь прошла в спокойном ритме. Утром прошли порт Чана Кале. А впереди уже чувствовалось дыхание Эгейского моря. К обеду были у выхода из Дарданелл. Эгейское Море встретило нас порывистым северным шести-семи бальным ветром, обычным в это время года. Ветер называется Мелтеми, и дует, иногда по три-пять месяцев без перерыва с небольшим затиханием в ночное время. Волна небольшая. Шли под зарифленным гротом, потом немного развернули стаксель и поставили маленький стаксель на беби штаг. Курс на остров Лесбос. К ночи, как и предполагалось ветер значительно стих.
20 июня. Как забрезжил рассвет, под правой краспицей поменяли гостевой флаг, турецкий на греческий. Ура, мы в Греции после десятилетнего перерыва. Вот уже и Лесбос, и бухта Сигри с одноимённым небольшим городом. Хоть там и не очень приветливые власти, но мы часто туда заходили и по пути в Грецию и по пути на Кипр. Так и в этот раз зашли пополнить провизию, сообщить родным и близким о нашем успешном продвижении к намеченной цели. Воспользоваться интернетом не удалось. Пытались купить Греческую сим-карту, тоже промах. Ну что, хотя бы ребята прогулялись по развалинам древнего форта. Купили хлеба, заправились водой и отвязав швартовые при хорошем попутном ветре полетели в прямом смысле этого слова к заветной цели. Усилился ветер, поднялась волна с опрокидывающимися гребешками, но было терпимо. Яхта шла семь узлов, а временами и двенадцать в режиме серфинга под одним, почти полностью развёрнутым стакселем. Володя, как обычно готовил обед, а Саша с Мишей периодически менялись на штурвале. Похоже, им нравился этот экстрим. Миша снимал всё это безобразие на видео с разных ракурсов, даже вывешиваясь с носового релинга. В общем, жесть. И как говорится в песне: «Ничто не предвещало…….». К вечеру немного убавили стаксель. Распределились вахты, и всё пошло в нужном русле. Моя вахта с ноля часов. Вахты старался распределять так, чтоб нам с Вовой доставались ночные. Ощутив свет фонаря сквозь сомкнутые ресницы, понял, что моё время пришло. По графику менял Сашу. Оделся, вышел. Тьма беспроглядная, луны не было, мерцали только в промежутках, между тучами, звёзды. Постоял немного пока привыкли глаза к темноте, потом встал за штурвал. Саша спустился в каюту. Не прошло и полминуты, как яхта вдруг резко привелась к ветру. Да так резко, что меня чуть не выкинуло за борт, благо, что был, пристёгнут к страховке. Парус забился в предсмертных судорогах. Мгновенно закрутил стаксель, чтоб его не разорвало на ветру. Внутри все повскакивали с мест. Первая мысль, что пришла в голову: «Порвался штуртрос». Володя, не дожидаясь команды, полез под койку доставать аварийный румпель. Но нет. Отставить. Повернул штурвалом влево, вправо, сектор крутится. Значит причина в другом. О боже, оторвалось перо руля. Яхта полностью потеряла управление, а это значит, что в любой момент может развернуть лагом к волне и подошедший девятый вал, перевернуть яхту. А если не перевернёт то ветровое течение, ветер и волны вынесут судно, как полено на скалы. Если повезёт, то на пляжик. Володя уже был в непроме, и из люка выкидывал в кокпит якорные канаты, плавучий якорь, наготове было пластиковое ведро. В общем, всё то, что необходимо для спасения яхты в данной ситуации. Выпустили с кормы петлю, сооружённую из двух связанных между собой якорных концов. Пытаясь, удержав корму этой петлёй, развернуть яхту носом по направлению движения. Не получилось. Вытравили плавучий якорь. Когда канат натянулся, яхта стала медленно разворачиваться, но вскоре опять приняла первоначальное положение. Вова вытащил, якорь от которого остались одни лохмотья. Осталась надежда на ведро. Попросил Сашу обвязать его репшнуром, чтобы оно не оторвалось от верёвки. Раза три, четыре объяснил, как это сделать. В результате получил продырявленное сито с огромной дыркой на донышке. Жалко ведро, ведь оно у меня уже лет двенадцать. Найдено в море, специальное, яхтенное, да к тому же, и плавающее. Видимо ребята полностью деморализовались, то ли от страха, то ли от усталости. Конечно, наехал на них за испорченное ведро, особенно на Мишу. Он ведь поопытней, и должен понимать, что от ведра с такой дыркой проку не будет если его использовать как плавучий якорь. А тем временем Вова вытащил все верёвки, привязанные к корме, чтобы концы не намотались на винт, если придётся заводить мотор. В общем испробовали все средства: и пайол к веслу привязывали (погнули весло), и запасное перо пытались к корме привязать. Всё без толку. Но, что радовало, и даже удивляло, яхта держалась носом к волне примерно 15 градусов от перпендикуляра, и пятилась назад. Мы с Вовой на палубе с головы до ног мокрые, руки в мозолях от верёвок, а молодёжь в каюте сидит и ноет: «Слава давай спасателей вызывать, а то разобьёмся о скалы», в два голоса. Я, было, дёрнулся к радиостанции, но во-время остановился. Ребята, в такую погоду никто на буксировку к нам не придёт. Прилетит вертолёт, нас снимут с яхты, а яхту затопят, чтоб не мешала судоходству (есть такое в правилах). А в ней вся моя жизнь. «Ну и что, надо жизнь спасать». Ребята, да вы что, уже умирать собрались? «Жизнь дороже любой яхты». Ну что вы мужики заскулили, как вы в горы ходите? И зачем подвергать опасности жизнь спасателей. Фильм «Идеальный шторм» смотрели? Как вертолёт прилетел эвакуировать яхтсменов с яхты и сам утонул вместе со всеми. Давайте попробуем яхту спасти. Спасём, а она, в знак благодарности, спасёт и нас. Забрезжил рассвет, и мерцающие огоньки на горизонте слились с чуть заметным силуэтом горы. Это остров Андрос. Володя уже развернул карту, и по джипиэсу определял скорость и направление нашего дрейфа.
21 июня. Светает. Дрейфуем со скоростью в 3 узла, и тянет нас в пролив Доро, что находится между Андросом и островом Эввойя. А туда совсем не хочется. Вход в пролив похож на воронку с высокими горными склонами, и скорость ветра на 3-4 метра больше чем перед входом. А в такую погоду там возникают ненормальные волны, отражаясь от крутых скал. Так что, попади мы туда в нашем плачевном положении, нам кирдык. Тут Миша выполз с несуразным предложением: « Слава, давай поменяем перо руля прямо сейчас». Заведомо глупая идея. Или бессмысленная самоуверенность, или чтоб передо мной реабилитироваться. Не пройдёт и полминуты, как получишь кормой по голове и утонешь вместе с баллером весом в 20 килограмм. Фыркнул и ушёл в каюту. Саша опять заныл насчёт спасателей, потом попросил у меня жилет. Напялил жилет, сидит, в руках телефон, весь напряжённый какой- то. Включаем мотор и пытаемся при помощи обрубка пера 30х30 сантиметра и кусочка раскрученного стакселя повернуть нос на 15 градусов до перпендикуляра и 15 после, итого, на 30 градусов нужно развернуть нос яхты. После нескольких неудачных попыток, получилось. Ура. Мы на коне. Сколько сил было потрачено, чтобы узнать, что для Импульса в такой ситуации, не нужны ни петли, ни плавучие якоря, ни там ещё какая- нибудь хрень, она сама знает в каком направлении держать ноздрю. Саш ну, что, всё под контролем. Вылазь на палубу, а то мы с Вовой валимся с ног. Мишаня давно уже похрапывал в носовой каюте, или понял, что всё в порядке, или набирался сил, что бы вылезти по скалам в безопасное место, когда яхту будет молотить о камни. Спустился в каюту, ещё раз проверил курс. «Идём» нормально, в достаточном расстоянии от берега, огибая остров с востока. Сань ни чего не делай, просто наблюдай за обстановкой, если что, буди. Повернулся на бок, и уснул.
Проснулся от завывания в снастях. Вылез на палубу. Володя уже на вахте. Ветер значительно усилился. Яхта замечательно держалась под нужным углом к волне, встречая огромные опрокидывающиеся валы, раскалывающиеся об острый форштевень Импульса. Яхта дрейфовала кормой в нужном направлении, не панически бежала от разбушевавшейся стихии, а как настоящий воин, отступала, не подставляя спину. День и следующая ночь прошли без приключений. Единственное, то что, Саша намочил свой телефон, с которым не расставался ни на вахте ни днём ни ночью. Про спасателей, новоиспечённые яхтсмены, бубнить перестали, и это радовало, хотя Саша с жилетом не расстался и даже спал в нём.
22 июня. За время нашего благополучного дрейфа «Импульс» миновал остров Андрос и под утро подошёл к южной оконечности острова Тинос, конечной точки нашего дрейфа. Осталось завернуть за мыс, и всё мы в безопасности. Завожу мотор. Не заводится. Аврал, все наверх. Пока возился с мотором, Володя с Мишей пытались, как то при помощи небольшого кусочка стакселя и обломка пера завернуть за мыс. С мотором проблему решил быстро, но всё равно примерно на милю отнесло от берега. Ветер свирепствовал, но волны заметно уменьшились под прикрытием берега. Под мотором и кусочком стакселя, худо, бедно продвигались в сторону берега. Решили идти в порт Тинос. Чем ближе к берегу, тем проще. Ветер хоть и не уменьшился за гористым берегом, а волны, по мере приближения, становились меньше. Миша стоял на штурвале до самого порта. Не стал менять его, так как он вполне освоился в управлении яхтой в таких условиях. Перед швартовкой, попросил Сашу, чтобы он был готов, если потребуется, выпрыгнуть на берег. «А почему я»? «Да потому, что ты в жилете». Слава богу прыгать на берег не потребовалось, и мы благодаря Мишиной виртуозности удачно пришвартовались.
В портполиции у нас проверили документы и сказали: «Решайте свои проблемы, и когда будете уходить сообщите нам». В этот же день заменили перо руля, купили греческий номер телефона и позвонили организаторам регаты, что мы скоро будем на месте. Начальник регаты сообщил нам номер телефона мистера Дмитрия, который должен нас встретить.
23 июня. Хорошо выспавшись и позавтракав, несмотря, на сильный за 35 узлов ветер, вышли в море и направились в сторону Афин. Маршрут пролегал вдоль южной оконечности острова Тинос, что позволяло нам прятаться от северного ветра. К вечеру ветер стих.
24 июня. Как стемнело, обошли с наветренной северной стороны остров Кеа. Ещё через некоторое время показался маяк острова Микронисос, дальше мыс Соунион, и выходим на финишную прямую. Конечный пункт яхт клуб «NOTK». За мысом ветер совсем сдох. Пришлось включить мотор. С рассветом зашли в клуб. Позвонили мистеру Дмитрию. Володя сразу подумал, что это тот Дима, наш знакомый, сын Юрия – охранника яхт клуба. Таки да, это тот Дима, теперь он директор клуба. Да за десять лет много воды утекло. Дима показал место, где нам пришвартоваться. Постояли, повспоминали былые времена, ведь мы в «NOTK» десять лет назад три года подряд ездили из- за их радушного приёма. Пока разговаривали, глядь молодёжь куда-то свинтила. Спрашиваю: «Вова, что ушли ничего не сказали»? Непорядок»! А ведь полно всяких организационных вопросов. Ладно, подождём. В этот же день с Сашей сходили в портполицию и оформили приход, осталось в паспорт-контроле поставить какие-то печати. Дима предложил отвезти нас в Пирей на его машине. Зря съездили, было уже закрыто.
25 июня. С утра пошли с Сашей в Пирей. А это километров шесть, а то и больше по солнцу. Пошли пешком вдоль берега. Опять Саша занервничал, может, хотел на транспорте ехать, может ещё что? У меня, в общем, принцип, если время терпит, и расстояние меньше 8 километров, то стараюсь идти пешком: и деньги экономлю, и для здоровья польза. Тем более 9 дней на яхте, сам бог велел. Потом Саша захотел пить. Я ему говорю: «Давай куплю». «Нет не надо дорого». Подколол видимо. Ну не надо так не надо. По дороге зашли в какую-то церковь. Воды не нашли, пошли дальше. Дотопали до паспорт-контроля, поставили печати и в обратный путь. Предложил пойти так же, вдоль берега, по дороге и искупаться можно, и путь короче. Нет, дайте мой паспорт, я пойду по улицам, там тени больше, а сами идите, как хотите. Картина Репина: приплыли. Стал ему объяснять, что мы приехали не на турбазу (и на турбазе есть свои правила), а мы экипаж яхты и должны следовать определённым правилам. И что я эти правила не поведал ему до отъезда, так как считал, что он альпинист и должен был их, в общем- то знать. Но что был ответ (дословный) «Вы задолбали нас придирками, своей совдепией, что мы с Мишей без спросу и в туалет пойти не можем. Я куплю вам десять вёдер и уеду на хрен домой. Вы, что думаете, что мы с Мишей вами командовать собираемся»? Ну, насчёт первого, ещё как то понятно, сделал пару замечаний по поводу поддержания порядка на яхте. А последнюю фразу не понял вообще. Пропустил этот бред мимо ушей, видимо парень перегрелся на солнце. Всё-таки уговорил его идти вместе, аргументируя тем, что одному с документами как-то жутковато, цыган много, да и ворья развелось немало, в связи с кризисом. По дороге, чтобы сгладить конфликт, излил ему свою душу о том, что в школе моя классная руководительница перед классом объявила, что меня не возьмут в поездку по Дунаю. И, что меня вообще никогда и никуда не брали, а ему как-то сразу повезло, что я его взял. И что если не благодарить меня надо, то хотя бы выполнять мои требования, как капитана. Так мы и доплелись до клуба.
В этот же день сынуля отчебучил, ну хоть стой, хоть падай. Отпросился у меня, встретится со знакомой подружкой, приехавшей из Кишинёва. Отпустил, куда денешься?
Притащился под утро, не позвонил. Потом отсыпался полдня, и это перед самой регатой. Отчитал его конечно за неспортивное поведение.
26 июня-27июня. Оба дня прошли в оформлении страховки, подготовке яхты и регистрации в комитете регаты, изучении маршрутов и так далее. Вечером состоялся брифинг капитанов. Молодёжь по-прежнему, куда-то исчезала неожиданно. Это превратилось в тенденцию, будто они не члены экипажа, а туристы арендовавшие яхту по рыночной цене. Пришлось терпеть их выходки, чтобы не сорвать участие в регате.
28 июня. Сегодня свободный день. Вова с ребятами пошли посмотреть Парфенон, пофотографировать достопримечательности, а я остался на яхте, чтобы досконально изучить маршрут гонки, забить прокладку на джипиэсе. Вернулись. Миша посеял, где то свой фотоаппарат, теперь для съёмок регаты остался Вовин смартфон. Ну, хоть что-то. Вообще Михаил меня иногда удивлял своей рассеянностью, то телефон потерял перед отъездом, то вот фотоаппарат. Телефон я ему одолжил свой навороченный «эрикссон», себе оставил простенькую «нокию».
29 июня. Время 11.00 старт первой гонки 72 мили Вулагмени – о. Милос. На старте замешкались, заклинило спинакер, а так всё нормально. День прошёл спокойно при среднем попутном ветре.
30 июня. Ночь. На вахте Володя с Мишей. На гонках ночью вахту несли по двое, я с Сашей и Володя с Мишей. Всё-таки разделил междусобойчик. Как потом мне рассказал Володя, произошёл небольшой казус у них на вахте. Он стоял на руле и попросил Мишу выйти на палубу, и сесть на наветренный борот для откренивания. Михаил, сидя в каюте и бренча на гитаре, ответил, что он типа сидит на наветренном борту. Я крепко спал и ничего этого не слышал. Позже, когда я ему это предъявил, получил вполне «адекватный» ответ: « Мне побарабану ваши гонки, я просто покататься, тем более вы всё равно в аутсайдерах». Ну, если покататься то сними яхту в прокат, самая дешёвая 2 тысячи евро на неделю. Под утро финишировали шестнадцатыми из двадцати яхт нашей группы.
Вечером банкет. Пока мы с Вовой собирались, ребята ушли, нас не подождали, ну прям, как не люди. Конечно, где проходил банкет мы не нашли, и вернулись на яхту.
01 июля. Короткая гонка в бухте острова Милоса. Финишировали девятыми среди одиннадцати яхт, принявшими участие в этой гонке. После гонки купались, загорали. Миша сообщил, что собирается сходить в горы, я не возражал.
02 июля. 11.00 старт второй гонки 26 миль о. Милос – о. Серифос. Финишировали семнадцатыми среди двадцати яхт. Проверил наличие топлива в баке, стрелка чуть выше нулевой отметки. Говорю ребятам: «Взяли канистры, и пошли искать солярку», а сам полез в шкаф за деньгами. Тут Саша и ляпнул: «А что будет, если мы не пойдём»? Это уже перешло все рамки приличия. Володя тут же ответил: «Вы тут вообще не на хрен не нужны, оба»! Грубовато, но и его можно понять, готовка почти полностью легла на него. А эти двое по три раза на день чистят зубы, а за собой, пока не тыкнешь пальцем, не уберут.
Володя взял канистры, деньги, и сам сходил за соляркой.
03 июля. Сегодня день отдыха. Я с ребятами поехал на экскурсию по острову, а Вова остался на яхте.
04 июля. 11.00 старт третьей гонки 22 мили о. Серифос – о. Китнос. Финишировали двенадцатыми из двадцати яхт. Неплохой результат для «Импульса» семиметровой длины гоняющегося с яхтами 9 – 14 метровой длины.
05 июля. День отдыха. Не ознаменовался никакими событиями.
06 июля. 11.00 старт четвёртой и завершающей гонки 50 миль о. Китнос – Вулагмени.
Финишировали пятнадцатыми из двадцати яхт. Общий результат четырнадцатое место. Неплохо для начала. Вернулись на стоянку в яхт- клуб уже в темноте.
07 июня. Утром сходили в портполицию и списали Александра с яхты, у него на завтра билет на автобус до Кишинёва. При наличии у него румынского паспорта, осуществить эту операцию не составило труда. Вечером рассчитал затраты на регату на день отъезда Саши, которые распространились и на него. При этом вычел стоимость продуктов, которые он привёз с собой в Джурджулешты. Получилось примерно 145 евро. Потом перепроверил, и обнаружил, что не включил четвёртую часть, затраченную на топливо в Джурджулештах. Сообщил ему, что с него ещё 25 евро «Ну, начинается»! Заартачился Саша. Стал перепроверять: «А почему я должен вкладываться в затраты на телефон, на мерительное свидетельство, на стартовый взнос, страховку яхты? Это же твоя яхта». Миша безучастно сидел и слушал этот бред, базарной бабы. Вова тоже не проронил ни слова, наверно как заинтересованное лицо. Ребята, объясняю: « 170 евро, это не цена для такого путешествия на яхте и участия в девятидневной регате. Стоимость только участия в такой регате, без затрат на питание и топливо стоит от 800 евро, в зависимости от размера яхты. А я вас считаю членами экипажа, обучил вас бесплатно парусному делу, в надежде, что и дальше вы будете заниматься парусным спортом со мной или без меня. И не надо мне нести пургу о том, что вы стояли на вахте или переводили с английского. С сыном Володей мы прекрасно ходим вдвоём и участвуем в регатах. А ты Александр, уж точно оказался лишним, взял тебя, так как ты Мишин друг».
08 июля. Рано утром Миша проводил Александра до остановки трамвая. Ну, как бы всё, баба с возу, кобыле легче. Ан нет, как показали дальнейшие события, рано радовался. Такого экстрима хапнули! Жесть!
На десятое число наметили отход в сторону Одессы. Закупили продукты, заправили топливные баки под завязку. Миша постоянно уходил с моим ноутбуком к офису марины в зону Wi-Fi, и постоянно с кем-то связывался, а мы с Вовой готовили яхту к отходу.
09 июля. Обнаружилось, что закончился газ. Вова с Дмитрием поехали в Афины,
чтобы зарядить баллон. Из-за отсутствия переходника, зарядить баллон не удалось. Вова приехал, и мы втроём пошли в Пирей. Там пришлось купить новый заправленный баллон европейского образца, и заодно прошлись по яхтенным магазинам, в Пирее их несметное множество. Вечером к нам на яхту пришёл парень с Украины. Познакомились, у него на соседнем пирсе стояла небольшая яхта. Звали его Андрей, кроме яхтинга увлекался ещё и моторным парапланеризмом. Попили чаю, потравили морские байки. Когда уходил, оставил на столе 100 долларов: «Это вам на обратную дорогу, разбогатеешь, отдашь».
10 июля. Утром съездили с Андреем на его машине в яхтенный магазин, купили редуктор для газового баллона, и верёвку для фала. Миша опять сидел с ноутбуком у офиса, и что-то без устали кому то строчил. Потом заявляет мне, что ему якобы сообщили, что состоятся курсы по повышению квалификации промышленных альпинистов, и что в Одессе он должен быть не позднее 21 июля. Объяснил ему, что против течения и встречного ветра к этому сроку вряд ли успеем. Обычно возвращение у нас занимало с Греции чуть больше двух недель, с Кипра месяц, и топлива уходило литров 200, там расстояние на 500 миль больше. «Хорошо, давайте я буду платить за солярку, если превысим лимит в 200 литров, и пойдём под мотором». Сразу видно, что у мальчика математический склад ума. «200 литров с Кипра, с Греции значительно меньше, а амортизация двигателя, масло, фильтра, если на то пошло». В общем, так, постараемся к 21му, а там как получиться. Оформили отход, и после обеда вышли в обратный путь. Уже в темноте обогнули мыс Соунион.

Возвращение.
11 июля. Ночь. Ветер встречный, волна небольшая. Шли под мотором, чтобы успеть пройти пролив Доро. С рассветом прошли пролив и уже к вечеру были на острове Псара. Сделал Мише замечание, чтобы он на своей вахте не включал мотор на полную мощность, а только на 75 процентов, как по инструкции. Что об стенку горох. Неоднократно ему об этом напоминал. Солярку не нашли, да к тому же и власти нас тормознули, закончилась страховка на яхту. Пришлось связываться с нашим страховым агентом. Потом ждали, когда придёт факс о продлении полиса. Пришлось заночевать на острове. Раньше мы частенько посещали его. Заходили по пути, когда возвращались в Одессу. Остров одиноко стоит посреди Эгейского моря. В юго-восточной части острова имеется красивая, почти со всех сторон закрытая бухта, вокруг которой расположился
небольшой городок со множеством церквей.
12 июля. Утром пришёл факс, и после разрешения властей вышли в море. Под мотором шли мало, больше лавировались, берегли солярку для пролива Дарданеллы. Ночь и следующий день 13 июля прошли в напряжённой лавировке под зарифленными парусами против течения, крутой волны и шестибалльного ветра.
14 июля. Часов в десять под мотором зашли в марину города Чанакале. Встретили там одесского американца Гену Белау. Он на большёй яхте под названием «Лариелла» шёл вокруг света в одиночку. Заправились соляркой на сто долларов, как раз на те, что дал Андрей. Отшвартовались, и недалеко от марины встали на якорь, чтобы переждать сильный встречный ветер. Миша заныл, что не успеем в Одессу к
двадцать первому числу. Пришлось объяснить ему, что ничего не выиграем, если пойдём сейчас, а только сожжём солярку. А на ночь ветер стихнет, и наверстаем упущенное время, а сейчас лучше отдохнуть. А тем временем американец вышел из марины, сделал круг почёта возле нашей яхты, поднял паруса, и направил свои стопы вниз по течению в сторону Эгейского моря. Я мысленно пожелал ему счастливого пути и откровенно позавидовал ему: «Хорошо быть одному, никто не пудрит тебе мозги»!
На закате солнца подняли якорь, и под мотором пошли дальше в сторону Мраморного моря.
15июля. Ночь шли под мотором. Чем ближе к Мраморному морю, тем благоприятнее становилось направление ветра. И вскоре появилась возможность идти под парусами, не теряя скорости. Вова на вахте, а я решил подбить наши затраты. Поднял все чеки, пересчитал, перевёл всё в леи, и получилось, что Миша должен в общую кассу сумму в размере 500 лей. Миша не спал, и я поспешил сообщить ему эту пренеприятнейшую новость. Реакция была неадекватной, будто его кипятком ошпарили. «Не может быть! Не зря Саша сказал перед отъездом, что вы разденете меня до нитки. Не прошло и трёх дней после этого, как вы требуете с меня деньги». Ну, то, что Саша вносил раскол между нами ещё до скандала в Пирее, я догадывался. Но то, что Миша на это поведётся, не ожидал. Хорошо, давай вместе посчитаем. Пересчитали. Таки да, ошибся. Мишины деньги, которые потратили на солярку в Джурджулештах, посчитал за свои. Ну, теперь вроде всё сходится. Нет опять не так. «За аккумулятор, фильтры, газовый баллон, скидываться не собираюсь, это ваши проблемы. Ваша яхта, вы сами и должны её и подготавливать к походу. А я на вас ещё пахал». Старая песня о главном. Мы это уже проходили. Повторил ему, то, что накануне пытался объяснить Саше при его присутствии. Смотрит на меня своими наглыми глазками, брызжет слюной и долдонит: «Нет, вы всё неправильно посчитали, и на последнюю заправку топливом скидываться не собираюсь, платили же стодолларовой купюрой, которую дал нам Андрей». Не нам, а мне, и отдавать не вам, а мне. «Ну, если потребуется отдавать, то я вложусь». Свежо предание, да вериться с трудом. Дал ему чеки, записи, посчитай сам. Посчитал. Теперь я ему оказался должен 68 евро. Спорить не стал, а то вдруг буянить начнёт, достал деньги и отсчитал ему 68 евро. Ну, вроде бы всё, вопрос решён. Ан нет. Тут его понесло: «Я не останусь на вашей яхте ни минуты. Вы не профессионалы, аутсайдеры, и вообще я боюсь утонуть на вашей яхте. Давайте списывайте меня на берег, а то я на вашей яхте буду творить всякую х…ю, что вам мало не покажется». Тут Володя вмешался: «Тогда мы на тебя наденем наручники и сдадим в полицию»! А между тем справа по курсу показался порт Мармара Эреглиси. Сменили курс. Может, удастся списать Мишу на берег. Хотели зайти на стоянку рыбацких лодок. Пришвартоваться негде, свернули перед брекватером и встали на якорь. Смотрю Мишаня примолк, на списать его с судна не настаивает. Володя приготовил поесть. Думаю, постоим до вечера, всё равно ветер встречный задул, может к вечеру стихнет. Да и Миша успокоился, взял у меня маску, ласты и давай нырять, и круги вокруг яхты наяривать. Вечером, при подъёме якоря, якорь зацепился за камни, и не отрывался. Пришлось попросить Мишу нырнуть и попытаться отцепить якорь. Получилось, и вскоре мы встали на курс в сторону Стамбула. Кроме хорошего скалолаза, Миша оказался и прекрасным фридайвером. Одним словом, экстремал. Стемнело. Слева по берегам замерцали огоньки населённых пунктов, проблесковым светом засветились маяки, справа исходил свет от проходящих судов.
16 июля. Ночь прошла без эксцессов. Единственное, пришлось опять сделать замечание по поводу оборотов двигателя. Я уж было подумал, что всё образумилось, в
отношениях с Мишей. Да уж раскатал губу. Всё только начиналось!
Из-за склонов холмов, задёрнутых предрассветной дымкой, азиатского берега Стамбула, всходило огромное солнце. Лёгкий туман стелился по зеркальной глади Мраморного моря. Огромные корабли, стояли на якорях, ожидая своей очереди для прохода по Босфору. Тишина. И только рокот нашего мотора, и пролетающие самолёты нарушали эту звенящую тишину. Башни мечетей сверкнули в лучах восходящего солнца, и предрассветный сумерек растворился в солнечном свете. А мы уже привязывали кранцы к леерам, чтобы пришвартоваться в рыбацкой марине, находящейся по соседству с Атакей- мариной, самой дорогой мариной миллиардеров. Раньше для заправки горючим заходили в Атакей- марину, а сейчас там заставляют платить за стоянку пока заправляешься. Так, что последнее время заправляемся в рыбацкой. Взял канистры, 200 метров до заправки. Заправился, отвязал швартовые, и ларивидерчи. Так и в этот раз, как я себе представлял, зайдём, заправимся и дальше, в Одессу. До 21го ещё 5 дней, 100 процентов успеем на Мишины курсы по обучению в вязании альпинистских узлов, которые ему так не обходимо освоить. А то в прошлом году привязал кранец к леерам, так, что он отвязался. Потом гонялись за этим злосчастным кранцем по морю, из -за чего солярки не хватило зайти в марину. Не успели, как следует пришвартоваться, как Миша выпрыгнул на пирс и давай требовать, чтобы мы его списали на берег. Вытащил из кармана шорт водительские права, и стал угрожать нам тем, что если мы его не спишем, то он просто уйдёт в том, в чём есть. Понимая, чем грозит мне его такая выходка, я попросил его прекратить этот базар и вернуться на яхту, пообещав, что мы его обязательно спишем. Объяснил, что вся процедура списания ляжет на его плечи, и что стоить ему это будет очень дорого. «Ничего, у меня есть 68 евро, которые ты мне дал, а остальные мне вышлют мои друзья». Местные рыбаки издали наблюдали за нашим базаром. Потом подошёл один, видимо из администрации стоянки, и говорит: «Вам здесь стоять нельзя, идите в марину. И вообще, тут у нас война идёт (в тот момент в Стамбуле были беспорядки в связи с выступлением радикалистов), и вам лучше от греха подальше идти своей дорогой». Я стал уговаривать Мишу от этой глупой затеи, и что мы по- любому успеем в Одессу к 21му числу. «Да что вы тут испугались, что тут стреляют, что- ли». Для Миши война- это когда стреляют, а для меня умудрённого жизненным опытом, это и беспредел чиновников, которые раскрутят чужестранцев на деньги так, что мало не покажется. Миша немного успокоился, и нехотя полез на яхту. « И всё равно я вам не верю, если вы меня обманете, я выпрыгну в море, я хорошо плаваю и могу проплыть две мили». Делать нечего пошли в марину. Только пересекли линию входа, тут же на гостевом причале появилось несколько человек обслуживающего персонала. Машут нам рукой, давайте сюда. Подошли. И глазом не успели моргнуть, как нас тут же пришвартовали. Вышли на пирс. Вова по- английски первым делом спрашивает: «Сколько стоит стоянка»? Знание английского, у нас с Мишей чуть выше нулевой отметки. «Девятнадцать евро»? Вова поворачивается к нам: «Нет девяносто евро в сутки!!! Ну что, будешь платить»? Я было, уже собрался возвращаться на яхту, отвязывать верёвки и уходить с
незаправленным баком, не сомневаясь, что у Миши здравомыслие возобладает над упрямством, младенческим максимализмом, безрассудством, в конце концов. Но из Мишиных уст вырвалось неуверенное: «Заплачу». Нам показали место стоянки, и помогли переставить туда яхту. Недолго думая, взяли мой ноутбук, и пошли искать интернет,
чтобы связаться с Мишиными друзьями. Нашли банк, куда можно переслать деньги. Примерно, через час Миша получил 250 евро. В офисе марины объяснили, как проехать по всем местам, чтобы оформить Мишино списание с яхты, и даже распечатали туристскую карту с отмеченными офисами. Картина получилась такая, что сначала нужно ехать в один конец гигантского мегаполиса, а потом в другой. Ну что покатаемся. Часа два ехали к бухте «Золотой рог»
потом пешком по мосту, через сам пролив. Нашли таможню, оформили транзит- лог, обошёлся по цене в 160 евро. Ну что Миша, 160 – транзит лог плюс 90 – стоянка, а билет на самолёт? «Билет на самолёт мне купят в Кишинёве». Дай- то бог, дай то- бог. Потом ходили туда, сюда, туда, сюда. Наконец- то нашли капитанию. Там нас отметили и послали в иммиграционную службу, чтобы мы там оформили визы и вернулись обратно, окончательно оформить Мишино списание. Поехали в другой конец города на трамвае. Ехали часа три, потом ещё пешком часа полтора топали по тридцатиградусной жаре. Я отстал и еле плёлся на грани обморочного состояния. Миша иногда оглядывался. Что он при этом себе думал, одному богу известно. Наконец- то, пришли. Хоть был уже вечер, но контора работала. Володя протянул в окошечко приобретённый транзит- лог, объяснил, что нам нужны визы, чтобы списать человечка с яхты. Мужик за окошком, что-то сказал по-турецки. Всё то, что было сказано, Вова жестом попросил написать на бумажке. Из окошечка протянули листик с ценами на визы в турецких лирах, и в долларах. Получилось по 140 долларов на человека. Не хило! Миша почесал затылок, и запричитал: «Что ж вы сразу мне не сказали, что это так дорого». Здрасте. И сегодня утром, и ещё раньше, я пытался вразумить Мишины, затуманенные ненавистью ко мне мозги. Но что это оказалось так дорого, я и сам не подозревал. Лет 6 тому назад мне пришлось вписывать сына на яхту, приехавшего в турецкий город Финики. В тот раз эта процедура обошлась нам в 45 евро – транзит- лог и по 35 евро визы на каждого. А ещё раньше я прилетал в Стамбул, чтобы перегнать чужую яхту в Одессу. Тогда мне виза стоила вообще 25 долларов. Сколько хозяин яхты платил за транзит- лог, я не знаю. С этим и вернулись на яхту. Благо марина была не так далеко от иммиграционной службы, так что пришли пешком. По дороге Михаил опять понёс, какую-то бессмыслицу: «Опять вы меня обманули. Я догадываюсь, что вы попросили рабочие визы, чтобы вернуться в Турцию на работу. На простые визы у меня бы денег хватило. Я ещё это проверю в Кишинёве». Да, это уж точно не перегрев на солнце, это хроническое.
Недалеко от нашей яхты стояла российская яхта, двенадцатиметровый «Таурус». Так за неё тоже заплатили 90 евро, несмотря на то, что она почти в два раза больше нашей. То, что я и говорил: «Беспредел чиновников во время смуты».
17 июля. Переночевали. Не зря же Миша заплатил за стоянку. Утром заправили солярку, и отправились в сторону Босфора, а там Чёрное море, и долгожданная Одесса.
И что это было? Пытался понять. Потраченное время, силы и нервы, выкинутые Мишей на ветер более 250ти евро, когда намедни поднял дебош из-за какой-то мелочи. Лучше бы пожертвовал их на развитие крейсерского яхтинга в Молдове. Пытался понять. И не понимал, то ли это юношеский максимализм, эгоцентризм, то ли злобная ненависть ко мне, снесла Мишину башню, или просто обыкновенное недоумие. И как со всем этим ещё и в горы ходить? Так в раздумье и не заметил, как прошли Босфор. В Чёрном море приличная волна накатывала с северного направления. Курс в бухту города Царёв, бывший Мичурин, что на Болгарском берегу. Волна неприятная, с правого борта. Шли под мотором и под не полностью раскрученным стакселем, чтобы была возможность быстро привестись носом к волне, когда подойдёт девятый вал. Стемнело.
18 июля. Проснулся. Рассвело. Миша на вахте. Смотрю опять 1400 оборотов на тахометре вместо 1200 положенных. Кричу: «Миша, Миша, убавь обороты». Не слышит. В кармане до нитки мокрой куртки мой телефон, в ушах наушники. Не выдержал: « Да вытащи наконец- то бананы из ушей, и телефон отдай, а то не ровен час намочишь его». Снял его с вахты и отправил в каюту, сам встал за штурвал. Вот показался берег, и ещё через некоторое время уже заходили в прекрасную бухту, закрытую от ветра и волн. Встали на муринг, которые были расставлены по всей бухте. И всё, тишина, и наконец- то можно отдохнуть от всех этих перепетий. А Мише опять неймётся: «Почему стоим, а не
идём в Одессу. Вы обманули меня с визами, и обмануть хотите и сейчас. Вы хотите, чтобы я опоздал и не попал на курсы, которые мне жизненно необходимы. Вы не профессионал, не разобрались с документами, чтобы меня списать на берег, и яхта у вас плохая. И теперь я знаю, что вы плохой человек. И я об этом всем расскажу, если вы к 21му числу не доставите меня в Одессу». Выслушав всё это, постарался ему объяснить, что мы поступили в его же интересах, не сдали его в полицию, после его угроз и выходок. Таскались с ним по всему Стамбулу, а не наняли агента, за его счёт, он бы всё оформил сам, а мы бы отдыхали на яхте. Не настояли, чтобы он одолжил, у своих приятелей недостающие деньги на визы и не уехал домой. А ведь могли! И что вечером волна уляжется и ветер поменяет направление на благоприятное. И что регата в Одессе начинается с 26го июля, и что несмотря на это мы всё равно придём 21го, чтобы он попал на свои долбанные курсы, из-за которых такой сыр- бор. Единственное, что ему придётся, потом расплатится со мной, как минимум , за 4 дня стоянки до начала регаты. Так как денег у него не было, ну разве что на дорогу из Одессы до Кишинёва, обещал расплатиться со мной по приезду в Кишинёв. На этом и порешили.
Вечером, как и предполагалось, благоприятная обстановка. Вышли, курс бейдевинд, настроил паруса. Яхта идёт сама без нашего участия с закреплённым рулём. Скорость 4-5 узлов. Не преминул об этом заметить Михаилу.
19 июля. Всю ночь и следующий день шли без эксцессов, в хорошем ритме. Яхта продолжала идти без нашего участия.
20 июля. Всё без изменений.
21 июля. Утром долгожданная Одесса появилась на горизонте. Где- то в районе Большого фонтана попали в зону штиля. Мотор не включаем, показатель счётчика топлива близок к нулевой отметке, идём под парусами, улавливая малейшие дуновения ветра. Скорость от 0,5 до 1,5 узлов. Хоть как- то продвигаемся в сторону Одессы. «А почему мы болтаемся как дерьмо в проруби»? Обозначил Михаил своё присутствие. Ну, Ё.П.Р.С.Т. Видит бог, нет предела моему терпению. Опять пришлось объяснять Мише, что солярки очень мало, и что, если она закончится в неблагоприятный момент, то это чревато
нехорошими последствиями, и что под парусами в порт не пустят. Что мы не болтаемся, а мало-мальски движемся в направлении Одессы. За три года пребывания на яхте, как не пытался его научить основам яхтинга, так ничего и не вышло. Посадишь за штурвал, прекрасно, рулит в нужном направлении, волну чувствует, паруса может настроить худо-бедно, но не более того. Кранцы по бортам. Включил радиостанцию. «Одесса порт- контроль, яхта «Импульс» просит разрешения на вход в марину Воронцовскими воротами». «Разрешаю». Взвыл мотор, по газам. И вот мы уже стоим у пирса, пришвартованные. Всё мотор заглох, точно хапнул воздух. Удачно, без эксцессов оформили приход. Миша быстренько собрался. Дал 20 евро на солярку. Прощание было недолгим. И мы остались с Вовой вдвоём.
Несмотря на ненормативное поведение членов экипажа, поставленную задачу выполнили, никто не пострадал, разве что я. В следующий раз буду осмотрительней при выборе членов экипажа и вам того же советую.

Выводы.
Первое: грубейшая ошибка, то, что взял Александра. Оказался лишним человеком, мало того, постарался сделать всё, чтобы внести разлад в наш сложившийся за два года коллектив. Возможно, нужно было после первого с ним скандала, проявить твёрдость и отправить его домой до начала регаты.
Второе: если возникает хоть малейшее сомнение в человеке, отстранись от него. В море рано или поздно он проявит своё негативное нутро.
Третье: в море лучше быть одному, чем с кем попало.
Эпилог.
За четыре дня, что стояли в марине, по Мишиной милости пришлось заплатить 897 гривен, что равнялось 83 евро. Уже на носу новый год, а обещание своё, расплатится со мной, до сих пор не выполнил. Пришлось позвонить руководителю Горного клуба, через которого я разместил объявление, благодаря которому Михаил и оказался на яхте. Видимо с ним поговорили, так как незамедлительно получил от него письма на свой аккаунт в контакте. Привожу их полностью в оригинале.

Звонки и напоминания - ничего не ускорят. Говорить с Вами мне неочем. Когда придет время, тогда Вы и получите деньги. Будете беспокоить людей, мне придется им всё про Вас рассказывать, чтобы не думали что я такой плохой и не отдаю деньги "очень хорошему человеку, которому многому обязан". Причем непонятно чего Вы там им наговариваете.
Возвращение обратно - это были худшие дни моей жизни. Успеть на курсы - это было не главное, были ещё одни через неделю. Главное было как можно быстрее сойти с яхты, несмотря на Ваши старания, мы нехотя, всё таки успели в последний день, болтаясь целый день как говно под Одессой. Затем вам по видимому надоело и захотелось комфорта, вот и решили зайти таки в порт и постоять. Если бы не зашли пришлось бы за свои деньги стоять или болтаться в море. И не стоит мне говорить про порядочность, из ваших уст это - ничто. Продолжайте и дальше считать что Вы правы, причем всегда и во всем. Мне к счастью на это уже плевать, не мне ходить с вами.
В следующий раз мне придётся рассказывать человеку про суть долга и всю предысторию начиная с Греции Про Ваши махинации, обманы и использование ситуации для выбивания денег. Хоть я и был вынужден пообещать деньги за стоянку яхты (могли бы там месяц постоять, в регате не участвовать, вы же выбили обещание?), я сказал что заплачу, как платил и в остальные разы, вынужденно чтобы избавиться отвас и вашей яхты. Сейчас Вы не на своей яхте. Придется подождать.

Итого: Благодаря моим «финансовым махинациям», стоимость двадцати четырёх дневной поездки в Грецию, с последующем участием в регате, Александру Ерамишанцу, составила – 170 евро. Стоимость тридцати девяти дневной поездки в Грецию, с последующим участием в регате Михаилу Щербатюку – 4200 лей, что по тогдашнему курсу 4200 лей/ на 16.5 = 254 евро – 68 евро (которые я ему вернул) = 186 евро. Затраты которые он сделал по своему недоумию, в расчёт не беру.
К сведению: когда базировался пять лет тому назад в Одессе в яхт-клубе Отрада, аренда моей яхты стоила 40 евро в час.
Ребят взял на льготных условиях, в связи с желанием, как можно больше привлечь молодёжи к столь прекрасному виду спорта. И для развития крейсерского яхтинга в Молдове. А на Михаила Щербатюка, вообще возлагал большие надежды. Мечтал в будущем сделать из него капитана яхты «Импульс», и неоднократно ему об этом говорил. Потратил на этих ребят время, нервы, и по большому счёту, деньги. Взамен получил хамское отношение.
И после всего этого, без ненужного, как оказалось, «балласта», вдвоём с сыном Володей, отгонялись в Одессе ещё три регаты с результатами: Кубок портов Чёрного моря – 4место. Кубок Одесской области – 5место. Кубок Чёрного Моря – привезли кубок за 3место.

Вячеслав Жаров.

28


Комментарии:
1
мда.. жесть..

Такая суперская возможность, такая регата,, а эти щенки не видели ничего, кроме ......

ТАк же они проср..т (не увидят) и всю свою жизнь...
это не лечится

ВЫ достаточно терпеливый человек. вы и ваш сын. Удачи вам и хорошей команды!

0
Рад что мечты сбываются и у Вас есть яхта) На счет баллона для газа, это действительно похоже, что Ваши заморочки. Во всем остальном ребята не правы. Если к примеру кто то из них просит кого то, с кем они едут в машине, сделать крюк в 500 км, логично что у водителя возрастут расходы. Со штрафами, доп. регистрациями итд аналогично. Если расходы из за тебя, то платишь ты. Мне кажется ошибка в том что изначально надо ставить в известность обо всех расходах, которые появятся из за желания пассажира, вплоть до стоимости простоя в Одессе. И я бы заранее объяснил бы суть условий и субординацию на маршруте.

0
Понадеялся, что люди добропорядочные и к тому же ходят в горы, просчитался.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru