два года спустя..

Пишет Andrey Strekalovskiy, 25.01.2014 13:41

Дневник спортивной экспедиции " семь вершин Аляски"

два года спустя..
Два года спустя, после прохождения сверх - сложного автономного маршрута по хребту Черского «Якутия 2009», который, в последствии, занял первое место на чемпионате России по спортивному туризму, командой Архангельской области, почти в том же составе, пройден уникальный маршрут в горах Аляски (США).
Проект получил название « Семь вершин Аляски » и вызвал много разговоров в туристко – спортивном мире. Мало кто верил в успех экспедиции, много кто пророчил неудачу, некоторые даже пытались прогнозировать объём пройденного маршрута. И лишь небольшая группа людей верила в успех, но главное - верили сами участники, ни на минуту не усомнившись в успехе экспедиции. Ведь участники команды это родственные по духу люди, целеустремлённо глядящие в одном направлении, на протяжении уже многих лет. Это является основой команды, основой успеха многих маршрутов и экспедиций пройденных ранее.
Два года шла подготовка к проекту, собиралась информация, готовились документы, изыскивались средства. Так же уделялось особое внимание физической и технической подготовке участников экспедиции. К концу 2010 года стали поступать приятные новости, проект нашёл финансовую поддержку Северного ( Арктического ) Федерального Университета и получил грант, в размере 100000 рублей и одежду от компании Red Fox, а это означало, что обратного пути нет и все силы были брошены на сборы. А сделать нужно было многое, поэтому можно смело сказать, что первые горы экспедиции были пройдены ещё до её начала, горы дел..
К середине марта 2011 года, при поддержке « Русского культурного центра Аляска » и его президента Анны Верной, любезно выславшей нам приглашения в страну, были получены визы для въезда на территорию США. Это единственное, за что до последнего переживал и возможно сомневался каждый участник команды, выдадут или не выдадут? Не любят американцы в свою страну пускать, очень не любят.
Пресс – конференция, интервью в местные СМИ, последние приготовления и 17 апреля дан старт экспедиции. Напутственные слова в дорогу от официальных лиц, родственников, друзей. Настроение, слегка, тревожное – сможем или нет?. Как оказалось – смогли!

"Когда жизнь наполняется мгновениями настоящего счастья и радости от пройденного, увиденного и пережитого. Когда формат и цензура отступают на второй план, уступая место настоящей искренней прозе сурового бытия горовосхождений, только тогда, всё написанное становится предельно понятным и интересным любому читающему человеку и даже тому, кто с трудом может отличить ледоруб от лопаты, а хорошую верёвку от резинки для штанов.
Всё, что здесь написано, не романтическая проза, о дальних далях, прекрасных горах и беззаботной жизни, здесь рассказано простым и понятным языком, о жизни семерых мужиков, на маршруте в горах Аляски.
Все диалоги, монологи и беседы сохранены автором в том виде, в каком были услышаны или сказаны, без изменения интонации, слов и смысла".

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

25 апреля 2011 года День первый.

«Выпьем за родину» - сказал Женя и «громко» улыбнулся.
Все, поддержав – замахнули, дружно ухнув «три – семь!!»
Саня Машников, поправил усы и, откусив кусок жутко – перчёного американского мяса, продолжил свой рассказ о Париже.
«Клубника у нас определённо лучше» – неожиданно вспомнив Анкоридж - сказал Лёха. «И вообще, как они в своей Америсе, заставляют пенопласт быть клубникой?» - добавил он сделав паузу..
Закончился первый день экспедиции. Пройдены первые десять километров, оставлена заброска на линейную часть. Положено начало прохождению четырнадцати - дневного технического кольца. Погода, пока, радует.

26 апреля День 2.

«Сидор, перестань портить воздух в мою сторону, когда я за тобой иду» - проворчал Дъяков.
«Саша, я порчу его не в твою сторону, а по ветру» - ответил Сидор и улыбнулся  «Тогда порти против ветра» - настаивал на своём Дъяков.
«Саня, блин, я не могу против ветра, для этого надо идти жопой вперёд. И вообще, у меня от этой американской хаванины водородная бомба в животе» - нахмурившись, ответил Сидор .
Связка остановилась, подошла другая, завязался житейско – курительный разговор.
«Блин, мужики, не могу больше в себе держать» - сказал Сидор и отошёл в сторону
«Ну, ты и вонючий скунс» - сказал Шориков и поморщил нос.
«Извиняюсь» - пробормотал Сидор прикуриваясь.
позднее..
Запах хороших американских сигарет приятно раздражал ноздри, солнце жарило так, что 10 – 15 градусов мороза не чувствовались совсем, позволяя нежиться и ленится в полном смысле этого слова.
Шёл второй день экспедиции. Группа двигалась по западной ветви ледника «Klutlan» в сторону вершины «maunt Bear ». Шли в связках, так как ледник закрытый, много скрытых трещин и снежных мостов.
Монотонность движения скрашивал прекрасный вид гор, свисающих ледников и хороший боевой настрой каждого участника команды.
Позже, сидя в палатке и дринькая за любовь, женщин и тех, кто корячится, каждый ещё раз, внутри себя, переживал этот день, может не самый яркий, но не менее важный, чем все, будущие дни.
Экспедиция шла своим ходом.

27 апреля День 3.

«Меня это радует» - сказал Машников. «Что радует ?» - переспросил Сидор. «Радуют слова Дъякова, о том, что он последние два перехода тоже шёл тяжело» - ответил Саня.
«Ха, а ты думал, здесь спортсмены собрались?» засмеявшись, спросил Лёха. «Хрен там!!! У нас один Шориков спортсмен, а остальные все сочувствующие!!»
Шориков, лёжа на ковре, в горнолыжных очках и каске, что - бы не напекло голову, что – то пробубнил сквозь дрёму и перевернулся на другой бок.
Обед, под палящими лучами американского солнца, шёл полным ходом. Все поглащали кислую американскую колбасу, прикусывая жутко перчёным мясом.
Жарило – страшно!! До вершины маунт Бир, оставалось восемь с половиной километров, по прямой ..
« Масштабы местных ледников поражали своей грандиозностью. Это гигантское скопление льда и снега тянущееся на многие километры в окружении прекрасных, девственных вершин»
позднее..
«Всего 15 долларов» - залезая в палатку произнёс Лёха, увидев, как Андрюха разглядывает пол- галоновую ( 1.7л ) бутылку канадского виски «black velvet».
« Да? ни чего себе» - вдумчиво ответил Андрюха, надо будет домой взять…«Андрюха, в Дюти фри возьмём» - прокричал Сидор сквозь спальник.
«Серёжа, тебя на обратном пути мимо «Дюти фри» чуть тёплого на руках протащат» - сказал Лёха, «Да и дорого в Дюти фри, в америсе дешевле».
Все замолчали, вспомнив, наверное, о доме, детях, жёнах и любимых женщинах…

28 апреля. День 4.
«Сидор, не клади мне бананов, они парашные» - сказал Дъяк, приподнявшись на коврике. «А что Вам положить Александр Валерьевич ?» - спросил Серёга.
«Плюнь ему в миску» - перестав дремать - сказал Лёха. «И вообще, престаньте копаться в продуктах как Гена с Чебурашкой на помойке, жрите что есть!»
Обед в палате был продолжительным, долго болтали ни о чём, грызли орехи, дремали..
позднее..
«Команда «русского экстрима»  готовится к замеру давления на высоте 3775 метров, над уровнем моря» - сказал Сидор и навёл объектив камеры на лежащих мужиков.
«Ага, сказал бы, я к чему они готовятся» - проворчал Андрюха и, повернувшись к Жеке, попросил его не задерживать прибор.
Замер давления и ЧСС одна из составляющих научной части экспедиции, кроме шуток и смеха ни чего в себе не несущая. Особенно, когда показания снимает Дъяков, прибор настойчиво показывает, что он труп, ни давления, ни пульса. Но наука есть наука, тем более, что дежурный дриньк только после «научной составляющей»!!
Очередная ночёвка на высоте 3775 открыла прекрасные виды на массивы вершин Бона и Черчилль. Погода радовала средней и плохой видимостью, но хорошим атмосферным давлением. В промежутках между плохой видимостью фотографировали фотографии. До вершины осталось 4.5 километра.
Ещё позднее.. (после первого дринька..)
«Как можно было не заметить такое поле?» - сквозь смех сказал Шориков. «Можно Саня, можно» - ответил Сидор. «Помнишь, на Черского, шли один перевал, а вылезли на другой, получился первопроход, было интересно..». Все бурно участвовали в полемике, высказывая свои предположения по – поводу прохождения.
Единственным, кто молчал – был Дъяк.. Абстрагировавшись от разговора, он варил скромный ужин из американских харчей и отказавшись от дринька, потягивал витаминный коктейль. Наверное, у Сани болела голова.
Неожиданно дружный смех в дальнем углу палаты привлёк всеобщее внимание. Там Сидор, Лёха и Жека макая хлеб в виски, совали его под язык с целью растянуть удовольствие. «Алкаши» - сказал Андрюха и уткнулся в тетрадь. Вечер продолжался…

30 апреля День 6.

«А – а - а, ..ля – я - а!» - крикнул Женя и провалившись, повис на лыже. Андрюха рванул вперёд и завалившись на бок пытался высвободиться из под рюкзака, одновременно подтягивая правую ногу. С ногой вышла заминка. Женя, мёртвой хваткой вцепившись в лыжу, молча вертел головой.
«Женя держись» - крикнул Андрюха и освободился от рюкзака. Подбежали остальные. «И ещё – улыбочку» - добавил Шориков, доставая фотоаппарат. Женя, выбравшись, сидел на краю трещины и придурковато улыбаясь вращал глазами . Ветер кидал снег…
Видимость упала почти до нуля. «Надо вернуться обратно» - сказал Саня, «выйти из зоны трещин..». Через три четверти часа, прозондировав площадку, установили лагерь. Погода в конец испортилась, пуржило, видимость – ноль.

29 апреля (днём раньше) День 5.

Поднявшись, при сильном ветре и плохой видимости, долго решали на вершине мы или нет. Связка ушла на разведку вниз по гребню и, скрылась в тумане. По возвращении с разведки, сверили высоту с показанием GPS и решили – мы на горе. Спускались – медленно, тщательно выбирая линию спуска, провесив перилами небольшой, но небезопасный на спуск, участок гребня. Восхождение на первую вершину маршрута «Maunt Bear» прошло успешно.
30 апреля (вечер шестого дня).
« я сроднился навек с тобой,
мой заснеженный Магадан»

Вкус жаренного американского мяса нежно растекался по палатке. Женя, обняв гитару, мочалил гриф, распевая песни и умудряясь в промежутках ухватить что – нибудь со сковороды. На кухне штурвалил Сидор, ловко орудуя кухонным инструментом. Руководитель, битый час гипнотизировал карту, пытаясь, наверное, прожечь в ней смотровое отверстие. Отверстие не получалось. Погода дала прикурить, развеяв все сомнения: мы в горах!
3 мая. День 6.

Весь день прошёл в морских баталиях и прослушивании музыки. Погоды – нет. Видимость – ноль. Прохождение перевала по сильно разорванному леднику – небезопасно. Поэтому рубились в морской бой весь день к ряду.

1 мая. Двумя днями раньше.
« Женя, ты прыгай, а я тебя за верёвку поддёрну» - крикнул Андрюха и зарубился кошкой в фирн. «Давай» - ответил Жека и оттолкнувшись удачно перескочил через разлом. Андрюха, выбрав верёвку – повернулся и, сделав шаг, провалился в трещину..
«Слы-ы – шь» - обернувшись к Сидору, сказал Машников, на саратовский манер растягивая букву Ы, «Андрюха куда – то делся!» Сидор обернувшись - никого не увидел. Метрах в пятнадцати, повернувшись спиной, стоял Жека. Андрюхи нигде не было. «Опять Стрекаловский куда – то грамотно «прое..ся», подумал Сидор и шагнул в обратном направлении. Куда «прое..ся» Стрекаловский, Сидор понял – поднявшись десяток шагов по линии спуска в обратном направлении, там зияла большая дыра…
Андрюха, проваливаясь в трещину, не проронил ни слова, рассчитывая, наверное, что это очередной узкий разлом в леднике и сейчас он застрянет, где – нибудь на уровне пояса . Но когда рухнул весь снежный мост, стало ясно, что «писец» подкрался незаметно..
Он сумел остановить падение, растопырив руки и ноги, расперевшись как корова в бомболюке истребителя. Получив остатками снежного моста по голове – замер, прислушиваясь к происходящему наверху.
«Ни чего не скажешь – путёвая могила» - подумал он, взглянул вниз - дна видно не было. «Эй, ты живой ?» - услышал он над головой голос Сидора. «Я то нормально, вот только палку, ..лядь, прое…л» - ответил Андрюха и изловчившись протянул Сидору уцелевшую. «Однако весело, грёбанный Экибастуз, палки – то я у самого Полянского взял» - не громко размышлял он.
Свесившись, Сидор взял палку и протянул дополнительный конец верёвки. «Пристёгивайся и не вылезай пока, я за камерой сбегаю» - весело сказал он и скрылся из вида. «Прикольно» - подумал Андрюха, «я звезда сериала « мудак и горы» ».. Сидор вернулся с камерой и Дъяком. Выбравшись, он долго отплёвывался, матерясь по – поводу утерянной палки.
Экспедиция шла своим ходом. Пройден перевал названный нами в честь нашего земляка, первого Архангельского туриста, исследователя, учёного и поэта - М.В. Ломоносова. Установлена памятная табличка, проведён торжественный митинг, в честь первопрохождения перевала, тех, кто корячится в горах, а так же в поддержку тех, кто сочувствует тем, кто корячится по жизни. Закрывали митинг торжественными словами « МИР ТРУД МАЙ», так как первое мая день международной солидарности трудящихся! Раньше был…

Днём раньше. (2 мая, день восьмой)
Утро..
Хмурые краски чёрно – белого пейзажа приполярных гор, с мелкой дробью снега, подгоняемого ветром, наводили на унылые мысли непостоянного настроения создателя. «Маза фака» - как сказали бы американцы…
Пей не пей, пляши не пляши, а русский подход к настрою погоды, без русской водки и балалайки здесь не работает. У нас только виски и гитара с собой. Учтём в следующий раз. К вечеру снег с ветром усилился. Встали лагерем в белом безмолвии, молча, без настроения..

Вечер девятого дня. ( 3 мая )

Шум очередной лавины прервал разговоры о женщинах и суете мирской. Снег продолжал грузить склоны, а мы грузились проблемами прохождения очередного перевала, по лабиринту рваного ледника и разными другими вопросами маршрутопрохождения.

4 мая День 10.
Яркий момент за весь день, произошёл именно тогда, когда Саня Шориков, долго молчал, а затем вдруг, вдумчиво произнёс следующее: «Ладно, хрен с вами, я решил предпринять другую тактику, поэтому можно додринькать вечером оставшийся вискарь» . Сказав это, Саня широким шагом направился к стоящему в стороне рюкзаку и стал что – то искать внутри. Наступила тишина, разбавляемая лишь, лёгкими порывами ветра, играющего с оттяжками строп на рюкзаках. «Ни хера себе» - признёс Сидор, и выдохнул сигаретный дым – « хорошая тактика».. Остальные молчали, боясь наверное, спугнуть, прекрасную мысль руководителя. Вечер, на фоне серого дня, начал обрисовываться в более радужном семицветии. .
По – поводу прошедшего дня, хотелось бы выразиться отдельно и крайне -нецензурно. Дневное прояснение в погоде, в дальнейшем обернулось мрачной «жопой», придав унылости просходящему.

5 мая День 11.
«и солнце жарит, что б оно пропало,
и нет уже судьбы у нас другой.. »
Вышли с обеда. Солнце жарило настолько жестоко, что приходилось втирать в лицо, огромными массами, антизагарный крем. Но к 16.00 погода кардинально изменилась. Опустилась облачность, пошёл густой мокрый снег, видимость упала почти до нуля. «..лядь» - сказал Андрюха, смахивая с очков мокрый снег. «Совсем погода охренела!»
Ручейки с маски, бежали по щекам и бороде, и предательски стекая за воротник, напитывали тельник водой. К семи вечера вышли на перевальную седловину и установив лагерь грохнулись спать. Дринькнуть было нечего. Утро, как говорится, вечера мудренее.

6 мая День 12.
Установив памятную табличку на перевале и сфотографировавшись для отчёта, начали спускаться вниз. Обед был по – тропически жарким, в следствии чего - немного поэтичным. Разговаривали о высоком и, о том что грешно, тоже не забыли. После обеда погода как по расписанию резко изменилась. Вышли в полное снежно – белое безмолвие. Ветра нет. Единственными нарушителями тишины, были мы сами, как вдруг - неожиданно появилась маленькая птичка, не больше воробья. Кружа вокруг, она преследовала нас около часа. Что бы это могло значить? Ведь это первое живое существо, встреченное нами, с момента начала маршрута, да ещё на такой высоте, в царстве льда, снега и камня. Чудны твои дела господи..

7 мая День 13.
«В трещину что ли провалиться» - сказал Андрюха подойдя к Сидору - «Надоело это монотонное движение». Сидор сидел на рюкзаке и покуривал. Услышав Андрюху, он улыбнулся и сказал что – то в ответ. Ответа Андрюха не услышал, так как в наушниках, мощно прокачивая басы, заревел AC/DC. Весь день двигались в сторону вершины Бона. Связка гор Бона и Черчилль – ближайшие планы экспедиции. На завтра при хорошей погоде – планировали подняться на Бону, а по возможности ещё и на Черчилл.
вечером..
« Выпьем за «1100» – сказал Серёга. Все, громко ухнув «три/семь/гоп» - замахнули и, отставив кружки, принялись поглощать скромный ужин. «Давай ещё по одной, за Родину» – предложил Лёха. Все одобрительно потянулись за кружками. Закончился тринадцатый день экспедиции «Семь вершин Аляски

8 мая День 14.
« Команда спортсменов "гидролизного завода", в предверии праздника победы русского народа над фашистскими захватчиками, совершила восхождение на пятитысячник именуемый Bona» – сказал Андрюха и, щёлкнув фотоаппаратом, сделал памятный фотоснимок. Фото получилось не очень хорошим, в информационном плане, но шесть коматозников, бредущих в белой дымке, получились в полный рост. На спуске Андрюха, умудрился опять найти трещину и благополучно в неё погрузиться, по «самые помидоры». Сама же вершина оказалась большой «столешницей» и мы долго бродили кругами в поисках точки, где GPS показал бы пятитысячную отметку, но он упорно показывал 4997 метров над уровнем моря. Предложение Жеки построить живую пирамиду, из наших бренных тел, по которой Саня Шориков, как настоящий завоеватель, смог бы подняться и зафиксировать высоту – было отклонено. Поэтому потоптавшись – начали спуск.
По мере спуска с вершины, силы балансировали между трёх крайностей:
больше не могу – 10%.
наверное - уже не хочу - 11%.
не хочешь? не можешь? – а надо! – 89%ю.
В следствии этого, гора была переименована нами: из «Мaunt BONA» в «еBONAмать», так скажем – те же яйца, вид с боку, но по - Русски!
Вечером, Саня Шориков, сжимая кружку, держал речь. Держал долго и напористо, пытаясь, как он это любит делать, провести сравнительный анализ чего – то и, наверное, кого – то. Хочется отметить красноречие Александра Сергеевича, в последнее время.

9 мая День 15.
Всё та же команда спортсменов «гидролизного завода», в день Великой Победы Русского Народа, решив увеличить нагрузку прямо с утра, покорила близстоящий четырёхтысячный пупырь и продолжила праздничное восхождение на вершину Черчилль! Так – то, конечно, начальная цель была срезать, но получилось как всегда. Дали кругаля, с набором и небольшим сбросом высоты. Выйдя на плато, решили, что это была разминка, ничуть не испортившая праздничного настроения. Ещё больше настроение улучшилось, когда над головой, в опасной близости (для них), пролетели два истребителя ВВС США. Следят суки, боятся. Прибавив шаг, подошли к гребню и за час поднялись на вершину. Вершинная точка горы Черчилль похожа на горб верблюда. Взгромоздившись на него и свесив ноги по сторонам, сделали ряд интересных фотографий, пожалуй, самых интересных в нашем архиве. Такой своеобразной вершины ещё ни у кого из нас не было. Спускались по маршруту подъёма.
В лагере на 4100 отпраздновали великий день победы и удачное восхождение американским виски, закусывая американской вяленой рыбой.
«Минус три» – замахнув, сказал Дъяк…

10 мая. День 16.

«праздники прошли, нас нагнали будни»
Дмитрий Ревякин «Калинов Мост»
«Я за эту бля..ую погоду больше пить не буду» – сказал Лёха, увернувшись от очередной порции снега в лицо. Мело сильно, видимость была плохая. «Я тоже не буду» – поддержав разговор, сказал Сидор. «Зачем на неё тратить хороший виски, если её один хрен нет ?»
Третий час спускались с ночёвок на 4100, петляя в лабиринте трещин и отыскивая снежные мосты, для прохода. Погода была отвратительной.
вечером..
Вечером молчали лёжа в палатке, и ждали ужин. Тишину нарушал только шум работающей горелки и сухой кашель спортсменов. Сегодня на ужин американские бичи, на удивление и радость нашу, увеличивающиеся, при запаривании, в три раза больше отечественных. Даже с учётом нагрузок и чувства голода, съесть одним махом не получалось. Это нас крайне радовало. Но более радовало то, что мы сегодня, к обеду дойдя до заброски, вышли на линейную часть маршрута, включающую в себя: три перевала и четыре вершины, полный вес за плечами и двадцать шесть дней пути. Подозреваем, что завтра начнёт подкрадываться - полный пи…ц! Но это завтра, а сегодня у нас на ужин бичи и Зубровка! Зубровка – это подарок от Валентины Васильевны Сенчуковой, принятый нами на ура!
11 мая День 17.
У спортивного туризма неограниченные возможности, как для подвига, так и для героического за..ба, иногда даже с летальным исходом! А наличие труднопроходимых препятствий на маршруте, увеличивают спектр его возможностей, как для группы, так и для отдельно взятых спортсменов в целом!
«Наш героический за..б, медленно, но верно трансформировался в мышечную радость, с каждым шагом подъёма к безымянному перевалу». Скрашивала происходящее лишь погода. Ветер со снегом и тропёжка по самые «здрасте», подливали дёгтя, в наш бочонок с медком, не давая насладиться, в полной мере, радостью движения к цели. Но к вечеру, на удивление, погода начала распогаживаться, а температура воздуха опустилась до – 25 град.
Встали на ночь под перевальным взлётом. Завтра попробуем, со всей это кучей барахла, перевалить в другую долину. Ночь, как показывал градусник, обещала быть тревожной.

12 мая День 18.
Героический за..б - удался на славу! Барахло на перевал затаскивали в два приёма, из чего следует, что каждый поднялся на перевал два раза. Перевал не сложный, классическая - 1Б, с большой седловиной. Перевал назвали Архангел, то ли в честь Архангела Михаила, то ли по какой другой причине, история об этом умалчивает. Спустившись вниз, встали на ночь на леднике Рассел. Погода, вроде, налаживалась, как говорится: становилась всё лаже и лаже..

13 мая (пятница). День 19.
«А – а - а – .... - л - я-я-я!!» – заорал Андрюха, задрыгав ногой так, как будто мчал на велосипеде. «Носок ему снимай» – спокойно, не торопясь, сказал Сидор. Лёха, схватив «велосипедиста» за ногу, резким движением сдёрнул с ноги парящий носок и, отодвинувшись на безопасное расстояние, молчаливо смотрел на ногу. «Спасибо, что на яйца не налил» – грустно проговорил Андрюха. «Ничего, в следующий раз налью» – улыбнувшись ответил Лёха и повернувшись к Жеке, капнул ему в глаз несколько капель сульфацила. У Жени третий день болел глаз, от чего, Женя был крайне молчалив. «Пятница тринадцатое, ети мать!» – сделал вывод Дъяк и переставил котёл с чаем на безопасное место.
Весь день глаз мозолил серый, унылый пейзаж. Справа тянулись серо – коричневые горы, напоминающие своим видом горы загородного мусора в районе под....ья, слева – груды льда и снега с инкрустированными в них чёрными пятнами камней.
Всё это вместе напоминало огромные декорации к голливудскому говнобоевику, про пришельцев и русских в шапках ушанках, валенках, с водкой и балалайками. Того и гляди, что сейчас из – за камня выскочит Брюс Уиллис верхом на гризли и начнёт нам, русским валенкам, показывать как надо мир спасать!
Вечером, будучи дежурным, руководитель долго отпирался, не желая готовить компот из сухофруктов, мотивируя это тем, что его долго варить. Но общественность, представленная шестью, косо поглядывающими мужиками сказала – «компоту быть!!!» И промычав что – то себе под нос, Саня вылез из палатки на улицу, варить компот. Ещё один день прошёл, через два дня экватор.

14 мая. День 20.
«Женя, спой чего – нибудь, а?» – запинаясь, попросил Шориков. «Давай» – ответил Женя и улыбнувшись зубным рядом во весь рост, затянул песнь про коня. Сидор взялся бэквокалить и смешно картавя, стал зачем - то, выделять сильную долю. Пение разливалось как вино и, проникая в душу каждого, наполняло гармонией происходящего, происходящего здесь, в маленькой самодельной палатке, за полярным кругом, в центре Аляски.
Сегодня случился день рождения Марии Евгеньевны Зеляниной и мы, конечно же, с радостью поздравили отца Евгения, с этим важным днём в его жизни. Весь вечер долго пели и разговаривали, о доме, горах и женщинах. «
"Жизнь продолжается господа присяжные заседатели, несомненно - продолжается!»

15 мая. День 21.
«всё дело в контрастах»
«Женька, давай ныряй» – сказал Сидор включая камеру. Женя, сплюнув – улыбнулся и, переступив через снег, лежащий по кромке берега, шагнул в воду. Сделав несколько шагов и достигнув необходимой глубины, он обернулся и со словами: «о – о - ой ..лядь!!!» – резко сел в воду. Выскочив через секунду, стал обливать себя водой, фыркая и отплёвываясь как морж. Сидор, отсняв Женин подвиг, перевёл объектив камеры на заснеженный склон, правого берега ручья. Мимо, потряхивая «хозяйством», пробежал Лёха. Задержавшись, мгновение, на берегу и оценив ситуацию, с тем же самым возгласом, что и Женя – плюхнулся в воду. Выйдя - добавил: «холодно сука!» В дальнейшем «подвиг Василия Тёркина» повторил каждый участник и, надо заметить не без удовольствия.
Так заканчивался один из самых ярких дней нашей экспедиции. Мы спустились в лето.

16 мая. День 22.
Кусты цеплялись за всё подряд: рюкзак, пристёгнутые лыжи, руки, ноги, одежду, шнурки на ботинках и привязанные к оттяжкам рюкзака, накануне постиранные, сохнувшие носки. «Я, ..лядь, эти кусты в трубу шатал» – сказал Андрюха и навалившись на очередное «недодерево», стал вырывать лыжи из сурового плена.
«Когда – то всё определённо должно закончиться» – сказал, сидящий на рюкзаке, куривший и наблюдающий за всем этим безобразием Лёха. Досмотрев, как Андрюха отвоёвывает у природы свои лыжи, он поднялся с рюкзака, затянулся ещё раз и, промолвив: «Да гори оно всё, синим пламенем» - запульнул окурок в заросли и стал одевать рюкзак.
« Джунгли, мать их! И вообще - жрать охота» – выругался Дъяк и подошёл к сидящим мужикам. Повертев головой, в поисках подходящего места и, не обнаружив последнего – грохнул рюкзак на землю, где стоял. Затем, глубоко и громко выдохнув, промолвил: « Сука, что - то уже совсем не смешно и это не смешно, максимум 1 километр за два часа».
Группа двигалась по каньону с интересным названием «skolai river». Двигались вниз. Двигались медленно. За ходовой день пройдено три с половиной километра. Берега каньона – это непролазные джунгли ольхи, берёзок и прочих зарослей. Река вскрылась и неслась вниз бурным потоком грязи и льда. Во второй половине дня, когда воздух на солнце прогрелся, обострилась активность кровососущих насекомых и комары с удовольствием навалились, на свежую русскую кровушку. Это больше забавляло, чем мешало движению, так как нечасто в лыжном маршруте тебя одолевают комары. Лёха, на каждом перекуре, по – дружески предлагая комарам хлебнуть его русской кровушки, с наслаждением мочил этих американских тварей, смеясь как ребёнок. Остальных тоже сильно забавлял это интереснейший момент. Вечером, выбрав красивое место под лагерь, на скальном возвышении , каждый, внутри себя, наполнился чувством радости за прожитый день и гордостью за Архангельский и Саратовский туризим!

17 мая. День 23.
За день пройдено пять километров. Реку форсировали два раза, во время одной переправы, Андрюха, чуть было не утопил свои ботинки, пытаясь перекинуть их на другой берег. Приятно радовала погода: шли в футболках и тельниках. В обед грелись на солнце, вечером прикармливали комаров, активно уничтожая их поголовье. Разбив лагерь на каменной косе реки – обнаружили, в стороне, старое костровище и свежий медвежий помёт.
Медвежьи следы встречаются регулярно и разной величины. Было бы интересно на этого « хозяина местной природы» взглянуть, предварительно забравшись на дерево. А в целом - природа поражает своей дикостью и нетронутостью. Она, как в рассказах Джека Лондона - чиста и очаровательна.
Попытки Андрюхи выловить что – нибудь в реке, не увенчались успехом. Видно не сезон. Вода сильно мутная и лёд несёт. В обед, протарахтев мотором, над нами пролетел маленький самолёт. Проводив его взглядом, стали размышлять на тему: кто летит и что везёт? Если летят бабы, то « каждый оставил при себе мысли по этому поводу», если же везёт пиво и жрачку, то все единогласно пожелали бы ему еб..ся на соседнем пупыре, для нашего жестокого разграбления, но не стали этого делать, вслух.. (шутка)
Вечером за ужином разговаривали о классической литературе и еде и каждый, наверное, в глубине души взгруснул от того, что время летит гораздо быстрее, чем хотелось бы, и завтра опять тяжёлый ходовой день, а вечер так прекрасен и лиричен .

18 мая. День 24.
Утро выдалось пасмурным и дождливым. Долго собирались, болтая о прошедшей неспокойной ночи. Шли вверх, пересекая очередной отрог, спадающий отвесной скалой прямо в русло реки. Лямки рюкзака жадно врезались в плечи, напоминая об усталости и реальности происходящего.
«Блин, даже труселя сырые» – печально произнёс Леха и, прикурив сигарету, сел на рюкзак. Переходя реку в очередной раз, он оступился и упал в воду.
«И ботинкам скоро пиз..ц» - слив воду и заглядывая в ботинок – произнёс он. Безразлично откинув его в сторону, взял предложенную кружку с чаем. Отхлебнув хороший глоток кипятка, он обжог губу, в результате чего, нервно сплюнул и уставился в одну точку. Дождь моросил с утра, подливая дёгтя в «котёл с плохим настроением». К вечеру, долго петляя среди морен, вышли на ледник. Неожиданно стало печально от того, что за спиной остались красота живой природы Аляски, душевные вечера с костерком и запахом свежезаваренного чая, а впереди опять ждало царство льда, снега и ещё двадцать дней заключительной части маршута.
Конец первой части.

часть 2 :http://www.risk.ru/users/jello/200963/














Конец первой части

22


Комментарии:
Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru