Я бы поверил только в такого Бога, который умеет танцевать

Пишет Irina Morozova, 27.03.2014 09:49

Я научился ходить; с тех пор я позволяю себе бегать. Я
научился летать; с тех пор я не жду толчка, чтобы сдвинуться с
места.


Я бы поверил только в такого Бога, который умеет танцевать (творчество, ирина морозова, останови мгновенье, новая книга, осторожно мечты)



В этот раз на свой день рождения я сделала подарок – отправила свою книгу "Останови мгновенье" тем, кто написал мне в Контакте и в Фэйсбуке и попросил прислать ее. И как все дары всегда возврашаются, так ко мне стали приходить сообщения с отзывами. Один из них оказался целой одой, которая заставила прослезиться.
Мне очень приятно знать, что то, что я пишу находит отклик, заставляет задуматься, вызывает катарсис.

А если кому-то не нравится, если кто-то пишет: "Что курит автор", это значит, что просто наши с вами души не находятся в резонансе. Мы разные, как огонь и вода, небо и земля. Но не могут же ВСЕ люди мыслить одинаково.

Спасибо всем, кто написал мне. Ваши комментарии будут согревать душу и сердце в ледяном холоде Шпицбергена, куда мы отправляемся уже завтра. Говорят, там сейчас минус 20 градусов.

Перед отъездом решила выложить еще две солнечные восточные главы из повести "Осторожно мечты сбываются" к новой книге. Первые две главы ТУТ



© Ирина Морозова. "Осторожно, мечты сбываются". Продолжение


Мечта третья

Когда я только начала увлекаться буддизмом, то услышала утверждение, что по-настоящему близкий человек – тот, с которым ты чувствуешь себя одиноким. Это сложно понять, ведь мы стремимся к близости как раз ради того, чтобы убежать от одиночества.
Но что такое одиночество? Один – наедине с самим собой. Полностью обнажен перед собой, ведь от самого себя невозможно утаить мысли, чувства, внутренние тайны – все, что хочется скрыть от окружающих. Потому, что страшно испугать, оттолкнуть, потерять их, и остаться в одиночестве. Быть с кем-то полностью открытым настолько, как наедине с самим собой – вот что такое быть с кем-то одиноким.


***

И вот мы сидим вдвоем на краю небольшого уступа. Над головой звездное небо, тихая ночь. Ни толпы, ни фанатов, ни врагов, ни друзей. Мы здесь, среди этих гор, обычные люди. Мы никто. Я не мать, не организатор мероприятий, не редактор журнала и даже не Морозова. Он не актер, не звездный мальчик, не певец, и тем более не шоумэн. Мы такие же безликие, как две ящерицы, затаившиеся в камнях.

– Джао! – резкий крик разносится эхом в ночной тишине. Вскочив с камня, этот мистер крейзи-бой хватает бутылку виски и неожиданно, встряхнув ее, с громким смехом выливает прямо мне на голову. – Джао?!
Капли терпкой жидкости стекают по лицу, попадая в рот, вызывая пьянящее веселье. Выхватив бутылку, пытаюсь догнать и облить в ответ, но он уже врубил плеер с маленькой колонкой и начал танцевать, показывая жестом: «Давай, давай, вперед». Ритм заводит, постепенно ускоряясь. Ноги и тело движутся все быстрее. Терпкий виски течет в горло, приятно щекоча вкусовые рецепторы своим дубово-торфяным привкусом.
Громкий смех разбивает всю романтичность ночи, сменяя ее настроением пьянящей молодости.

«Я бы поверил только в такого Бога, который умеет
танцевать», – сказал Ницше.

Я научился ходить; с тех пор я позволяю себе бегать. Я
научился летать; с тех пор я не жду толчка, чтобы сдвинуться с
места.
Теперь я легок, теперь я летаю, теперь я вижу себя под
собой, теперь Бог танцует во мне.
Так говорил Заратустра.


Если для меня, как и для многих, альпинизм давно стал образом жизни, то шаффл – это теперь ее философия.
Я мечтаю станцевать его на вершине. Долог ли будет путь к этой цели? Подняться на гору легко. Чтобы научиться хорошо танцевать, нужно всего лишь усердие. Но станцевать на вершине с тем, с кем ты чувствуешь себя одиноким – это не зависит от твоего усердия.

– Are you o’kay? – теперь уже кё-ши задает тот же вопрос, кидая в меня бутылкой воды.
Ловлю ее, делаю большой глоток, пасую обратно и подымаю вверх два больших пальца.

Перед встречей я прочла и посмотрела все интервью с ним. Кажется, что знаю его, как саму себя. Но знаю ли я себя? Кто я – настоящая? Та, которая сейчас, или пять минут назад, или та, что будет через пять минут? Та, которая движется в безумном ритме, пьет из горла виски, или та, что скромно отвешивает вежливые церемониальные поклоны?

– Джао!!!!!

Кажется, за эти краткие мгновения, которые как песчинки в нескончаемом течении времени, мы узнали друг о друге целую маленькую бесконечность. Так быстро познаешь другого человека только в горах.
Я чувствую заранее, когда он в очередной раз заорет «Джао» или станет пытаться подсунуть мне под нос свой ботинок, пытаясь доказать, что его «звездные» ноги не пахнут.
Он знает, что я люблю нарушать правила, и что для меня станет смертельным оскорблением, если он обратится ко мне так, как у них по традиции принято обращаться к старшим.
Я знаю…
Он знает…
Одна секунда, две секунды, три секунды.
Время остановилось.

«Кто ты?»
«Я Айрин. Маленькая звездочка. Мне так темно и одиноко. А ты кто?»
«Я Принц. Я ищу дорогу к свету».
«Возьми меня с собой, Принц. Когда мы найдем свет, я из маленькой звездочки стану большим солнцем. А пока я буду освещать тебе путь, чтобы ты не заблудился в темноте».

Вдали загорается легкий огонек. Смаргиваю, прогоняя наваждение. Над очертаниями гор в утренней дымке появляются первые лучи солнца. На фоне яркого восходящего диска завораживающий силуэт кё-ши, по-прежнему танцующего шаффл.
Замираю, задержав дыхание. Хочется запечатлеть этот миг в своем сознании, чтобы потом, когда я вернусь домой, он служил для меня путеводной звездой к моей цели.
«Возьми меня с собой, Принц».


Мечта четвертая


В Питере есть «Чайный дом» на Рубинштейна, в котором мы встречаемся с другом-востоковедом, парнем, который закончил университет на Тайване. Этот «Чайный дом» – одно из самых приличных мест. В отличие от многочисленных пабов, там вообще не пьют спиртное. Туда приходят ради кальяна, чайной церемонии и уютной для общения атмосферы. Музыка не орет, а звучит мягко, не мешая разговаривать. Дым не стоит столбом, как во всех остальных кафе, в которых невозможно дышать даже в зале для некурящих. Кальян вдыхать гораздо приятнее, чем едкий дым от сигарет. И вот однажды, мой друг пришел туда раньше, заказал кальян и, пока ждал меня, читал книжку «История проституции». Про гейш, гетер – в общем, научную литературу. В этот момент звякнул колокольчик, в дверь зашли двое детей, а вслед за ними бабуля. Бабуля окинула взглядом маленькое пространство и тут же в ужасе стала выталкивать детей на улицу со словами: «Быстро, быстро уходим отсюда».
Помните похожего на шляпу удава внутри и снаружи, которого нарисовал Маленький принц?
Представьте для начала себя «внутри». Тихая музыка, вы расслаблены после тяжелого дня, пьете чай или курите кальян, беседуете с друзьями. Представили? Приходит ли вам в голову что-то непристойное от этой картины?
Теперь представьте себя «снаружи». Вы бабуля с внуками. Идете по улице и видите надпись: «Чайный дом». Представили? «Дай-ка, – думаете, – зайду, напою внучков чайком с плюшками». Входите. А там развалившиеся на диванчиках люди, потягивающие кальян, и один Бог знает, что они курят. Какие у вас возникнут мысли? Ага, опиумный притон. Ведь вы же бабуля и по запаху обычный кальян на молоке от опиума не отличите. Да и парень, вон, в самый раз для притона книжку штудирует.

Понимаете о чем я? Все мы постоянно находимся по две разные стороны стеклянной двери.
Что бы вы ни делали в жизни, где бы ни находились, другие всегда увидят это так, как они захотят или смогут увидеть со своего угла обзора.
Так стоит ли задумываться о том, как видит ваш мир кто-то другой? Просто ходите в горы, танцуйте шаффл и чувствуйте себя свободным.


***

Утром наступает мой черед удивлять кулинарностями. Мы будто устроили негласное соревнование. Люди всегда чем-то меряются, в чем-то соревнуются.
А чем может удивить русская девушка? Конечно, блинами.
– Смотри, блин – это маленькое солнышко, – схватив горячий блин, подкидывая его из рук в руку, дуя на пальцы и пританцовывая, пытаюсь изобразить из него солнечное светило.
– Нет, – машет мне кё-ши рукой и качает головой, выхватывая блин из моих рук. – Это маска для лица.
Прокусив в блине две дырочки, он пришлепывает его к своему лицу и, хлопая ресницами, кокетливо строит глазки сквозь отверстия.
И кто из нас тут кто? Пол-рюкзака косметики – это у него, а не у меня.
– Вечером устроим чайную церемонию и вместо звездного неба посмотрим мужской театр кабуки, – передаю свою мысль, изображая себя, сидящую на коврике с чашкой чая, и его, танцующего в стиле кабуки.

Прямо как в студенческие времена, когда на первом курсе мы целый год на уроках режиссуры и актерского мастерства разыгрывали такие немые мизансцены, изображая людей, зверей и разные бытовые сценки.

– Hey! – заглатывая на ходу блин, кё-ши машет рукой и кривит страшную рожу. Мол, ты не так танцуешь. И демонстрирует, как правильно двигаться.
В этот момент что-то сжимается внутри, и я каждой клеточкой ощущаю, как мне всего этого не хватало. Не хватало театра, игры.

Говорят, что назад пути не бывает, что всегда надо двигаться вперед. Но планета круглая, и идя по ней вперед, рано или поздно вернешься в ту же точку, если никуда не свернешь.



69


Комментарии:
-4
Ирина-вы прекрасны!Как горы!


4
Хотя бы "Вы" правильно написали,подхалим.

1
Восхищённый поклонник!

0
Очень красивый пейзаж. Сказочно выглядит. Прямо так и хочется там оказаться.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru