Ферран Латорре. Испанский собиратель восьмитысячников

Пишет veterok-veterok, 31.03.2014 17:41

Интервью с испанским альпинистом-высотником.

Через две недели испанский альпинист-высотник отправится к Макалу, которая может стать номером 10 в его списке восьмитысячников. Летом его ждут К2 и Гашербрум I в Пакистане.

Ферран Латорре. Испанский собиратель восьмитысячников (Альпинизм, макалу, восьмитысячники)
©Darío Rodríguez



Ферран Латорре снова едет в Гималаи этой весной, чтобы в третий раз попытать счастья на Макалу (8.463 м), вершине, которую он считает самой красивой из всех восьмитысячников. Он планирует совершить восхождение без кислорода, и если у него это получится, то останутся «всего» четыре вершины: восхождения на К2 и Гашербрум I намечены на это лето, а на Эверест и Нанга-Парбат – на сезон 2015 г.

Ферран Латорре. Испанский собиратель восьмитысячников (Альпинизм, макалу, восьмитысячники)
©Ferrán Latorre

Интервью

Каковы твои ближайшие планы?
Весной я еду на Макалу, а летом – в Пакистан, чтобы попытаться взойти на Гашербрум I и К2. В любом случае, это до сих пор неокончательный план, так что посмотрим.

Когда ты планируешь выехать к Макалу?
Мы стартуем 12 апреля и планируем быть в базовом лагере 23 апреля.

Будешь специально акклиматизироваться?
Нет, мы сразу направимся в базовый лагерь (5.600 м), но пешком, как это делали всегда. По дороге и акклиматизируемся.

Какой маршрут ты выбрал?
Стандартный маршрут. Я уже дважды был на Западном ребре а сейчас хочу чего-то более надежного и реалистичного, по крайней мере, на Макалу.

Тебе знаком стандартный маршрут?
Нет. У меня есть отзывы коллег, которые поднимались по этому маршруту, но я сам там никогда не был. Я знаю, что собственно подъем на вершину очень длинный, если начинать с Макалу-Ла (7.300 м), и что большинство экспедиций ставят последний лагерь чуть выше. У нас нет жестких планов, но мы точно не будем ставить все верхние лагеря. Обычно их три, но я надеюсь подняться с одним или двумя, чтобы было быстрее.

Ты говоришь во множественном числе. На этот раз ты идешь в команде, в отличие от прошлогоднего восхождения на Чо-Ойю?
Да, я снова еду с Энриком Льончем, с которым мы ходили на Лхоцзе прошлой весной. В базовом лагере соберется большая группа, но в горах мы будем действовать самостоятельно, в соответствии с собственной стратегией.

Расскажи о своих предыдущих экспедициях на Макалу.
Маршрут по Западному ребру – самый красивый из тех, которые я ходил в Гималаях. В 2002 г. в рамках экспедиции Al filo de lo imposible (в которой также принимали участие Хосе Карлос Тамайо, Хуан Вальехо, Хосу Бересиартуа и Хуанито Ойарсабаль) мы прошли участок от С3 (7200) до стены Сеньера (7.600 м). Долгое время мы шли буквально по целине, не было никаких перил – это были одни из лучших дней в моей альпинистской карьере, но в итоге у нас не было ни единого шанса взойти на вершину.

Позже, в 2005 г., я снова вернулся с командой Al filo de lo imposible и группой альпинистов-военных. Но на этот раз мы не смогли подняться так высоко, как в прошлый раз, и остановились на 7.400 м. Это был очень ветреный сезон, а Западное ребро в этом плане плохой маршрут, так как в этом районе ветра дуют в основном западные.

Погода имеет большое значение?
Стандартный маршрут лучше защищен от ветра, но, в любом случае, от погоды многое зависит.

Как ты находишь свою нынешнюю форму?
Хорошей. Думаю, что я в лучшей форме, чем был прошлом году, и что я правильно подвожу себя к серьезному восхождению. Я тренируюсь в нормальном режиме, не перегибая палку.

Что значит «в нормальном режиме»?
Не как Килиан Жорнет. Я не бегаю вверх-вниз целыми днями. Я тренируюсь столько, сколько и обычные люди, может быть, чуть больше, потому что у меня больше времени, но я не стремлюсь ставить рекорды.

А летом ты планируешь Пакистан?
Да. Я очень хочу попробовать взойти К2 и планирую, что акклиматизируюсь, совершив быстрое восхождение на Гашербрум I, а потом… Но посмотрим, как я буду себя чувствовать после Макалу, и как все пройдет. Если я пойму, что команда сильная, то сделаю ставку на К2, но, возможно, решу, что будет лучше сконцентрироваться на Гашербруме. В любом случае, я получу разрешение на две вершины, а там посмотрим.

Ты планируешь восхождение на эти вершины по стандартным маршрутам?
Возможно, я выберу другие варианты. Для К2 – маршрут Cesen, который отличается от стандартного.

Ты уже взошел почти на все восьмитысячники…
Да, в Непале мне остались только Макалу и Эверест. В Пакистане – Гашербрум I, К2 и Нанга-Парбат. Я планирую оставить Эверест и Нанга-Парбат на следующий год. На этих двух вершинах мне бы хотелось сделать что-то особенное.

Твое мнение по поводу того, что сейчас происходит в Гималаях.
Как и везде, развитие происходит в двух направления. С одной стороны, популяризация и демократизация, благодаря агентствам, которые все для тебя делают, с другой – элита, которая стремится делать нечто уникальное и значимое. Приведу в пример восхождение Ули Штека на Аннапурну. Такого рода вещи стоит делать, хотя это доступно немногим. Сейчас я хочу закончить с восьмитысячниками, а потому буду думать о чем-то, что связано с авантюрой и трудностью.

Раз уж ты упомянул восхождение Ули Штека на Аннапурну… Как ты относишься к критике отсутствия доказательств?
Эта проблема возникает постоянно. Сложно поверить в то, что Ули Штек лжет. Но, конечно, он должен стремиться к тому, чтобы такая ситуация не повторилась. На этот раз мы ему поверили, потому что в базовом лагере были люди, которые подтвердили его версию. Но в других случаях сомнений больше, например, когда люди приезжают в базовый лагерь одни и в одиночку поднимаются на вершину. Здесь были товарищи. Не думаю, что кто-то может солгать, если есть люди, которые потенциально могли тебя видеть из базового лагеря.

Автор: Desnivel.com
Перевод: Евгения Андреева

59


Комментарии:
Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru