Red Fox Elbrus Race - это знаковое мероприятие. Так считает главный секретарь

Пишет press-RF, 01.05.2014 08:32

Staff вышел на финишную прямую. Команда организаторов Red Fox Elbrus Race благополучно выгрузилась из поезда и загрузив свои многочисленные баулы в транспорт на четырех колесах, движется в сторону Азау.
А я опять же пользуясь моментом и современными интернет-технологиями, публикую беседу с Татьяной Могучей, бессменным Главным секретарем Red Fox Elbrus Race.

Red Fox Elbrus Race - это знаковое  мероприятие. Так считает главный секретарь (Скайраннинг, эльбрус)


Татьяна Могучая. Фото: Ирина Курманаева



Татьяна, вы Главный секретарь Red Fox Elbrus Race, начиная еще с самого первого фестиваля. Как вы им стали?

Еще где-то с 1996-го года Клементьев Михаил Петрович привел меня в судейство. И с тех пор я каждый год езжу главным секретарем на различные скалолазные и ледолазные соревнования – в Питере, в Карелии. В Апатиты раз приглашали. Так это исторически повелось, поэтому когда возник вопрос, что нужен главный секретарь на Red Fox Elbrus Race, Женя Колчанов сразу обратился ко мне.

Сложнее быть главным секретарем на Red Fox Elbrus Race, чем на скалолазных соревнованиях?

Это просто немного другая работа. В скалолазных соревнованиях все строго регламентировано. Когда меня на них приглашал Клементьев, это было то время, когда вводились компьютеры. Тогда основная цель у меня была – компьютеризация судейства. В остальном там понятно, как все это делается. Есть четкий регламент, на связках баллы считаются, есть зоны, на которые делится трасса – все логично. На естественном рельефе задача усложняется. Нужно найти четкую систему оценок. Участники, которые сюда приезжают, в большинстве это люди, которые привыкли не к такому виду соревнований. Забег на Эльбрус изначально был альпинистским соревнованием, а соревнования в альпинизме коренным образом отличаются от соревнований в других видах спорта, где все понятно – быстрее, выше, дальше, где есть понятные критерии. Здесь на Эльбрусе к чему-то надо было прийти. Первые два года мы действовали по наитию. И только, когда стали приезжать люди из других видов спорта – бегуны, лыжники, мультигонщики – вот тогда пришлось переосмыслить, какие критерии поставить.

Вторая важная вещь - это безопасность. На скалодроме опять же проще отследить. Здесь человек на достаточно большом отрезке времени остается один и как проконтролировать, чтобы он не ушел в сторону, и что у него там на высоте произойдет. На Эльбрусе, если облако село, видимости нет. Между судьями, стоящими на точках на скалах Пастухова и на «седле», большой промежуток. Поначалу в первые годы, они не отслеживали - все ли тех, кто прошел наверх, спустились потом вниз. Особенно, если участник повернул где-то, не дойдя до следующей точки. Например, со скал Пастухова ушел, а до седла не дошел. С каждым годом мы стараемся находить все более четкую схему, позволяющую справляться с задачей отслеживания людей на трассе и фиксации их передвижения. Например, в прошлом году пришли к необходимости установки дополнительной судейской точки между скалами Пастухова и седловиной.
Еще один важный параметр – высота. Основная масса людей до трех с половиной - четырех с небольшим тысяч идет за счет физической подготовки. После четырех с половиной начинаются другие процессы, при которых уже неизвестно, как каждый участник себя поведет. Если человек стал неадекватен и его спускают, это опять нужно отслеживать. Секретариат – это место сосредоточения всей информации. Он должен знать время, место, знать где и когда видели участника, на каком этапе его зарегистрировали. Делать эти отсечки на горе гораздо более нетривиальная задача, чем в спортзале, а ввести систему электронной отметки на Эльбрусе пока еще не представляется возможным. В этом году мы попробуем ввести ее на Вертикальном километре. Даже если ничего не выйдет, то все равно получим какой-то опыт применения ее в горных условиях. Одно дело на равнине, совсем другое понять, как она тут себя поведет.

Как изменился фестиваль Red Fox Elbrus Race за эти шесть лет?

Во-первых, и это то, ради чего я здесь присутствую, тот самый новый вид спорта - скайраннинг, о котором мы говорили, когда все только зарождалось – он введен. Когда мы начинали, было 30 участников, сейчас 400 человек. Это уже другой формат. Не просто элитный забег, а масштабные соревнования. Изменился и сам состав участников. Если изначально это были альпинисты или люди близкие к нему, то сейчас участвуют в основном бегуны, лыжники, скайрайннеры. Это совершенно другая категория, это люди, которые занимаются любыми видами активности. Они едут сюда, и для них это знаковое мероприятие. Например, в этом году, когда мы принимали заявки на участие в традиционном майском фестивале «Скалолазание для всех», я неожиданно услышала от молодых питерских ребят: «Так у нас же все в этом году едут на Эльбрус».

Получаете ли вы лично удовлетворение от этой работы?

Конечно. Если бы не было удовлетворения, то я бы сюда не поехала. Я уже не в том возрасте, в котором интересует тусовка.

Почему? Вот Коля Захаров в прошлом году сказал как ему на фестивале классно, что он ходит по горе и общается с друзьями.

Это он ходит по горе (улыбается). Я, конечно, тоже получаю определенное удовольствие от общения, но прежде всего мне интересно решать организаторские задачи и рассмотреть проблему в целом, так как я одна из ключевых фигур, которая может повлиять на разные стороны этих соревнований. Раньше секретарь – это были девочка или мальчик, которые стояли и записывали на бумажке. Это простая задача. Но если тебе нужно зарегистрировать и отследить всех участников, а их уже далеко не 30 человек, то это становится достаточно серьезной задачей. Каждый год происходит анализ как это лучше сделать. Я для себя постоянно раскладываю – где и как, какими методами и что можно изменить, как поставить задачу судьям на трассе, девочкам-секретарям, которые должны записывать и фиксировать, и что должно быть отражено в протоколах, и как потом все это должно подсчитываться. При этом постоянно возникают разные непредвиденные ситуации. Например, в прошлом году участники взяли и поменялись номерами, не предупредив об этом секретариат. Таких мелочей возникает очень много.
Одно дело, когда всего 100 участников, совсем другое – когда их будет 300, как в этом году. А если учесть, что секретариат каждый год меняется, то всю эту систему надо выстраивать таким образом, чтобы она была доступна для любого человека, оказавшегося впервые в судейской команде. А это очень интересная задача с точки зрения вообще организации чего-либо. Мне это доставляет удовольствие. И каждый год я что-либо изобретаю. Иногда удачно, иногда не очень.

///
На этом мы завершили разговор. Будем ждать результатов нынешнего фестиваля и смотреть как справится секретариат и судейские бригады с этой нетривиальной задачей так сильно возросшего количества участников плюс нововведения в виде электронной отметки.
Беседовала специальный корреспондент, главный редактор журнала “Red Fox” – Ирина Морозова.

31


Комментарии:
Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru