Демон поверженный или история одной ночи на вершине Эльбруса. (много слов)

Пишет VladimirKopylov, 13.10.2014 10:03

К 200-х сот летию со дня рождения Михаила Юрьевича Лермонтова.

Посвящается тем, кто не смотря ни на что все-таки нашел в себе силы спуститься с этой огромной Горы...


В июле 2014 года на Западной вершине Эльбруса ударом молнии убило мужчину в момент, когда он в победном жесте поднял руки вверх к небу. Его супруга осталась с ним на вершине горы на ночь, словно обдумывая, в каком Мире она хочет остаться жить, и была спущена спасателями МЧС ПСО Эльбрус на следующий день. Еще через день спасатели спустили вниз тело самого мужчины.

Все остальные события этой истории вымышлены. Любые совпадения случайны...

Демон поверженный  или история одной ночи на вершине Эльбруса. (много слов, Альпинизм)
Эльбрус и поселок Терскол ночью перед рассветом. На кадре хорошо видно, что в это время на Эльбрус продолжают подниматься люди, освещая свой путь в предрассветной ночи фонариками.

Она сидела возле него и по ее щекам, сквозь ситечко ресниц, текли горючие слезы бессилия, замерзая прямо на коже, не успевая высохнуть и испариться, образуя замысловатую наледь. Она сидела на вершине этой огромной Горы возле Него, держа его за руку, посреди хаоса бушующего урагана и казалось, что время остановилось, давая Ей возможность понять, в каком теперь Мире Она хочет остаться - с Ним, или без Него... Перед Ее глазами мелькали отрывки последних дней, приведших их вдвоем сюда - на высшую точку России и в одно мгновение молнией, как ударом кинжала, разлучивших их на век, злою судьбой разбросав по разные стороны миров бытия...

Ей вдруг захотелось хоть с кем-то посоветоваться: "Как ей быть?" Хоть у кого-то спросить ответы на главный вопрос: "Что дальше?"

Ее беглый взгляд хаотично скользил по Его лицу, куртке и рюкзаку, покрытому снегом и инеем...

- Июль... - растерянно подумала она, - Вот такое странное лето...

Она вдруг отчетливо услышала слова своего мужа, сказанные им неделю назад с загадочной улыбкой на устах:

- Дорогая... Ты куда хочешь поехать в свадебное путешествие - на Мальдивы или на Эльбрус?

И ее полушутливый ответ, который предопределил всю ее дальнейшую судьбу:

- На Эльбрус конечно! Поближе к небу! Мальдивы же никуда не убегут!

Она вдруг вспомнила, как первый раз увидела эту Гору из далека с огромной "шапкой" из облаков возле вершины в форме какой-то загадочной парящей птицы...

- Смотри, как будто бы Демон парит над Кавказом, - произнесла она тогда...

И Он ответил ей стоками лермонтовских стихов:

"И над вершинами Кавказа
Изгнанник рая пролетал..."

Мысли воспоминаний продолжали нестись перед ее глазами одна за другой. Она отчетливо увидела, как сойдя с поезда в Пятигорске, в ожидании машины на Терскол, они сдали вещи в камеру хранения и пошли гулять по городу, любуясь белой двуглавой громадой Эльбруса на горизонте.

- Вот это мощь! - восторженно подумала Она, - Неужели мы поднимемся на его вершину?

- Мы обязательно поднимемся туда! Вот увидишь! Чего бы нам это ни стоило! - как бы в ответ на ее мысли произнес Он.

- Чего бы нам это ни стоило... - машинально повторила Она его слова...

Она вспомнила, как они зашли в Дом-Музей Лермонтова... Послушали экскурсовода, купили томик его стихов. Как приехали в Приэльбрусье, поселились в тихой уютной гостинице, первый раз пошли на Чегет, откуда Эльбрус предстал перед их взором во всей своей грозной красе, вознося шапки ледовых вершин до краев неба.

Холодный ветер, бросив ей в лицо пригоршню снега, прервал ход ее мыслей, вернув сознание к новой реальности... Она по-прежнему сидела на вершине Эльбруса... Он лежал у ее ног. Вокруг бушевал ураган и казалось, что в целом мире больше никого не было! Только Он и Она. Но уже по разные стороны Вселенной, где по одну сторону огромная загадочная дверь носит светлое название Жизнь, а по другую - грустное имя Смерть.

- Как же открыть эту Дверь и вернуться к Нему? - прошептала она...

Она потянулась к клапану его рюкзака и машинально расстегнула его в поисках конфеты и яблока... Сладко-кислый вкус на мгновение вернул ей сознание... Зацепившись взглядом за расстегнутый клапан, в котором по среди конфет вместе с чехлом от темных горных очков лежал томик каких-то стихов. Она протянула руку и перевернула первую страницу... Это был "Демон" Лермонтова...

"Печальный Демон, дух изгнанья,
Летал над грешною землей,
И лучших дней воспоминанья
Пред ним теснилися толпой..."

Эльбрус... Он опять проник в мир ее воспоминаний и понесся белой сияющей пеленой, заглядывая в каждый отдаленный уголок ее подсознания. Она словно увидела себя со стороны, идущую с ним на акклиматизацию по снежному телу этой бесконечной Горы. Вбивая каждый шаг... Тяжело дыша... Опираясь на лыжные палки и оглядываясь на восхитительный океан гор Кавказа на горизонте и, конечно, улыбаясь друг другу, снимая "темные" очки и моментально закрывая глаза от нестерпимо яркого все проникающего света, ища на ощупь губы друг друга для нежного поцелуя их безмятежной счастливой любви. И так несколько часов подряд, пока они не дошли до верха скал Пастухова - небольшой площадки, продуваемой всеми ветрами, откуда, казалось, весь Кавказ лежал, как на ладони... Обнявшись и тяжело дыша, они уселись поудобнее, передавая друг другу одну на двоих чашку горячего чая... С верху, с вершины, спускались разные люди. Они выглядели очень уставшими. Обмениваясь красивыми фразами, желая друг другу "Удачи" - каждый из них продолжал свой путь. Прижавшись к его небритой щеке, как бы ища спасения от холодного ветра, она вдруг поняла, что мир без любимых, по своей сути, всегда и везде одинок - будь то берег океана или вершина этой огромной белоснежной Горы. И она ни за что не пошла бы туда одна, если бы сейчас его не было бы с ней рядом... Она закрыла глаза и на мгновение провалилась в сон в ощущении блаженства и счастья.

Порывом ураганного ветра ее безжалостно опрокинуло спиной на предвершинный снег. Получив удар затылком о камень, сознание опять вернулось к ней в иных реалиях, где ветер чудовищной силы утаскивал ее все еще цепляющееся за жизнь тело в сторону пропасти на запад от вершины - безжалостно и беспощадно... Почувствовав ужас от того, что злой Демон этой жуткой бури даже после Его смерти пытается физически их разлучить, Она перевернулась на живот и, преодолевая колоссальное сопротивление ветра, вновь поползла на встречу к Нему, что бы обнять Его и поцеловать холодные губы и никогда больше не расставаться...

Не то тяжело дыша, не то рыча, она подползла к нему и легла на Его рюкзак, укрывшись Его телом от ураганного ветра. Держа Его за руку и вглядываясь в его бездонные, как небо, голубые глаза, Она почувствовала Спокойствие, а вместе с ним и Тепло... его Любви...

"Давно отверженный блуждал
В пустыне мира без приюта:
Вослед за веком век бежал,
Как за минутою минута..."

Ее разум машинально продолжал сканировать лермонтовские строки...

- Если вдруг у тебя будет выбор между Девочкой и Горой - выбери Девочку! - эти слова немолодого альпиниста, сказанные Ему в канатке Азау по пути наверх долго не давали ей покоя и вот теперь неожиданно всплыли в ее памяти поверх стихов...

- Как это так? - спросила тогда Она.

- Придет время - поймешь...

Она опять впала в легкое забытье и события последних нескольких часов заполнили все ее подсознание полусном - полубредом.

Восход солнца с высоты 5000 метров был восхитителен. В то время, как на юго-востоке россыпью брильянтов вершин и бирюзы ледников сияли белоснежные горы Кавказа, на юго-западе обрамленное белыми снегами гор Турции и Грузии огромной полуподковой цветами аметиста сияло черное море. Там прошло ее детство. Там она встретила Его и вот теперь с высоты поднебесья, держась за руки и жадно хватая ртом разреженный воздух, они отчетливо видели его, поверх тени от Эльбруса, парящей над Западным Кавказом "Конусом Тьмы".

А потом пришел ураган. Пришел ни от куда. Как бы невзначай, сев двумя снежными шапками на обе вершины, он начал медленно, но верно спускаться вниз, завоевывая у Солнца метр за метром пространство Горы, погружая его в Хаос.

Еще на Седловине Эльбруса у них была Надежда, что распогодится и повезет. И с этой Надеждой они отправились вверх на купол Западной башни. Уже перед выходом на вершинное плато с ними произошел забавный случай, значение которого она поняла только сейчас.

Вщелкнувшись "усом" самостраховки в перильную веревку, Она продолжала движение наверх, идя в снежном урагане следом за группой поляков. Внезапно их всех разом ветром повалило, сдернуло с веревки и они один за другим начали сыпаться вниз, беспомощно и безвольно повисая на перилах. Идущий последним перед Ней поляк в этот момент как раз перестегивал самостраховку из одной веревки в другую. Не успев вщелкнуться карабином в перила, падая, он машинально схватил Ее за ногу и так вот и повис на ней, держась за голень, крича и плача от страха невообразимо...

Сейчас она понимала - он просто не пускал ее наверх, пытался удержать. Но не судьба...

Поляки повернули, а они упрямо продолжили путь к Вершине, до которой оставалось буквально несколько сотен метров по горизонтальному плато. И они пошли...

Совсем рядом с вершиной, перед ними из тумана и урагана встала огромная черная стена из грозовых облаков, которая медленно, но неотвратимо наступала на них километровым фронтом. Внезапная вспышка света заставила их вздрогнуть и остановиться. Раскат грома поверг в ужас.

- Где-то совсем рядом! - в испуге прошептала Она.

- Не бойся! Снаряд два раза в одну воронку не попадает! - ответил Он, пытаясь подбодрить.

И они пошли - на встречу своей Судьбе... Он, потому что не мог повернуть назад за несколько шагов до Мечты... Она, потому что слепо верила в него...

Последний пред вершинный взлет они буквально ползли, цепляясь ледорубом за снег и лед, чтобы их не сбросило в пропасть ветром.

Ура! Вот и Вершина! Он обнял ее и поцеловал! Казалось, что радости не будет конца. Сверкая от счастья глазами, он подошел к вершинному камню и в победном порыве поднял руки с лыжными палками вверх...

- Ура! - еще раз прокричал он, - Я люблю тебя!..

...

Все дальнейшее смахивало на жуткий сон, но было жестокой правдой.

Вспышка света. Неведомая сила отбросила ее на пару метров от него. В полете Она увидела его с поднятыми вверх руками, стоящего в огненном столбе яркого пламени, в то время, как вокруг все грохотало и гремело так, что она даже оглохла на некоторое время. Это был удар молнии! Прямо в него... За мгновение, как пламя исчезло, ей показалось, что в там что-то мелькнуло - цвета голубой лазури... и исчезло...

- Душа? - пронеслось у нее в голове.

Свет потух. Все стихло. Он еще постоял на ногах долю секунды, бессильно опустив вниз руки... Их глаза на мгновение встретились. Она заметила как будто грустную улыбку на его лице. В следующий миг он рухнул на колени, повалился набок и замер. Она подскочила к нему. Крича и рыдая, начала его тормошить. Но все было напрасно. Он был мертв...

Все. Шутки кончились. Сон опять стал явью... Она в который раз очнулась и, переживая заново свою трагедию, со слезами на глазах, обнимая лицо, начала целовать его холодеющие губы, пытаясь отогреть их своей любовью и вдохнуть в него заново Жизнь. Но ничего не получалось. Взбешенная от отчаяния и бессилия что-либо исправить, она вскочила на ноги, подняла руки вверх и прокричала Небу проклятия, на которые только была способна! Схватив ледоруб, она начала тыкать им небо, пытаясь отомстить ему за свою убитую Любовь. Ураган ответил молнией и раскатом грома. Но не в нее, а где-то рядом...

Ей опять пришли на ум лермонтовские строки из Демона, и продолжая сражаться с ураганом ледорубом в одной руке и лыжной палкой в другой, она декламировала вслух стихи, словно произносила заклинание:

"Дух беспокойный, дух порочный.
Кто звал тебя во тьме полночной?
Твоих поклонников здесь нет,
Зло не дышало здесь поныне;
К моей любви, к моей святыне
Не пролагай преступный след.
Кто звал тебя?"


Ураган стих так же внезапно, как и начался... И наступила ночь, рассыпавшись миллионами звезд по небу. На севере зажглись огнями Цивилизации Кисловодск и Пятигорск, подсвечивая во тьме своим неоновым блеском подножье Машука и Бештау. На юго-западе огнями ночных городов сияло побережье Черного Моря - Сочи, Сухуми, Батуми - и далее уходя дугой до Трабзона... На рейде одинокими огнями горели отдельные корабли, как будто дети, потерявшиеся в бездне Черной Вселенной! И все это было связано друг с другом от горизонта до горизонта линией Млечного пути.

Она услышала легкий шум - недалеко от Нее пролетал пассажирский самолет, перемигиваясь в ночи синим и красным огоньками. Она посветила ему фонариком. Но самолет улетел за горизонт.

- Не заметили... - с грустью вздохнула она. - Я осталась одна в этой бесконечной Вселенной.

Она взяла его за руку и легла рядом, прошептав одними губами:

- Я иду к тебе, моя Любовь.

Она просто хотела лечь, заснуть и больше не просыпаться. Или проснуться, но только вместе с ним. Так оно и получилось. Она проснулась. Он вновь сидел на против нее. Она даже ущипнула себя, чтобы удостовериться, что это не сон.

- Ура! Это явь! - закатывая к небу от счастья глаза, подумала она и огляделась. Они сидели вдвоем на кровати уютной гостиницы в Приэльбрусье после ночи любви, держа друг друга за руки. Вокруг них был какой-то странный, едва уловимый голубоватый свет и "звездочки" с "медузами" из фильма про Аватара. Но это ее ничуть не удивило, ведь он был рядом! Она молчала. Он читал ей стихи... Лермонтова... "Демон"...

"Люблю тебя нездешней страстью,
Как полюбить не можешь ты:
Всем упоением, всей властью
Бессмертной мысли и мечты.
В душе моей, с начала мира,
Твой образ был запечатлен,
Передо мной носился он
В пустынях вечного эфира"...

Он сжал ее правую руку. Она почувствовала в ладошке странный холодок. Наконец он тихо прошептал уже знакомые ей слова, пристально вглядываясь в ее глаза:

- Знаешь, если вдруг у тебя будет выбор между Девочкой и Горой...выбери Девочку! - и нежно погладил ее живот, в котором в этот миг что-то екнуло и зашевелилось.

- Следуй за солнцем! - добавил он улыбаясь и это были последние его слова.

Она опять проснулась на вершине Эльбруса. Ночь уступала свои права рассвету. На юго-востоке над горизонтом поднимался Сириус, следуя за Поясом Ориона, как верный Пес за Хозяином. Она выпустила его руку, но легкий холодок в ее ладошке, пронизывающий до самого сердца, остался, как будто бы он продолжал ее держать. На востоке россыпью красных углей разгоралась заря...

- Выбери Девочку... - повторила она его слова. - И следуй за солнцем.

- Хорошо, Любимый!

Она слегка пошевелилась и вдруг почувствовала Холод. Жуткий космический Холод, который сковывал ее грудь судорогой, больно ударяя ребрами прямо в сердце. И эта боль была тем, во что она вдруг вся превратилась! Она поцеловала его на прощание, закрыла глаза, сняла с него пуховку, одела ее, достала из его рюкзака термос, налила в чашку дымящего паром чая и, сделав пару глотков, почувствовала, как боль и холод отступают, а в жизнь ее возвращаются Тепло и Надежда.

Из-за горизонта Восточной вершины наконец-то показалось Солнце. Она в последний раз поцеловала свою любовь, сунула томик лермонтовских стихов за пазуху и пошла на встречу светилу, в лучах которого на обрезе плато западной вершины, отбрасывая тень в разреженный облаками воздух, вдруг ни от куда появились Ангелы! Она отчетливо видела их и даже успела сосчитать - их было двенадцать! Вокруг тени от каждого из них сиял радужный нимб.

Она опустилась на колени и тихо прошептала несколько Лермонтовских строк:

"В пространстве синего эфира
Один из ангелов святых
Летел на крыльях золотых,
И душу грешную от мира
Он нес в объятиях своих."
Это были Спасатели - ребята из МЧС, вокруг теней которых действительно сияло солнечное Гало. Они буквально подхватили ее обессиленную и спустили под руки вниз. На следующий день они спустили вниз и Его тело. Она отделалась легким обморожением и тяжелым испугом. Но жизнь ее продолжалась...

P.S. Еще целых 9 дней она чувствовала странный легкий холодок в правой ладошке, который ни с чем нельзя было спутать - все это время Он держал ее руку. Потом холод исчез...

P.-P.S. Через 9 месяцев у нее родилась девочка.



Черновик рассказа написан 26.08.14 шариковой ручкой на 7-ми листах бумаги на перевале Ирик с видом на Восточный Эльбрус в ожидании 3-х суток, когда же его наконец осветит солнце на восходе... Это случилось на 4-й день 27-го августа...
Демон поверженный  или история одной ночи на вершине Эльбруса. (много слов, Альпинизм)
Купол Восточной вершины Эльбруса в первых лучах восходящего солнца и ледовое плато Джикаугенкёз. Вид с перевала Ирик. Центральный Кавказ. 27 августа 2014 года

79


Комментарии:
1
Жутковато немного:(

1
И смерть и слезы и любовь...

5
Хорошо, что прежде чем уйти, человек оставляет потомство. Сколько уже молодых девушек и парней откладывало рождение детей и теперь их родителям вместо того ставить на ноги внуков, оплакивают детей одиноко. Но, эгоизм наш никогда не будет слушать голос разума и думать о других, так что: за горы! Дзынь! ;)

10
Искать вдохновение на реальной трагедии – как-то не очень. Да и патетики многовато – чрезмерный трагизм с надуманными подробностями вызывает улыбку. По стилю напоминает «Фунт лиха». Надо понимать, рассказ посвящен памяти Лермонтова? :)

2
наверное не стоит воспринимать всё так буквально...
Есть такой стиль - эссе.

3
Один, ныне покойный, режиссёр-документалист, как то сказал: "Лучшего сценария, чем жизнь, никто и никогда не напишет". Так где же ещё брать вдохновение?

6
Я много раз слышал от жень оставшихся без мужей эту фразу, почему я не рожала, и что мы эгоисты.... наверное слишком много
К сожалению альпинизм делает нас немного циничными, а патетика, трагизм, они рядом, смотря какой глаз закрыть. Вообще жизнь и прекрасна и паршива, и все в одном флакон, просто кто то не дошел до отведенного ему слоя. Еще надо знать Володю Копылова, как не странно он сам, само вдохновение. Просто есть вещи которые символичны...
Спасибо

0
Дело было в июле.

1
Сильно.
Спасибо!

4
Тут дело не в патетике слов. Сложность в том, что надо выразить в словах то, что на самом деле мелькаетв голове и в душе без слов, в такой по-альпинистски и по-человечески экстремальной ситуации. Конечно, если человек не слишком одномерный. А написать об этом можно только словами. А мысль изреченная, как известно - есть ложь.
В этом и трудность любого писателя, как написать словами, то , что в бытии было на уровне эмоций , подсознания, инстинктов и т.д. И при этом нужно максимально сохранить как говорится правду жизни. Это нелегко.
А вообще, как литературная вещь, а не реальное событие, - рассказ понравился. Потому что, по выражению Григория Сидько, хочется альпинизма с человеческим лицом. Альпинизма в котором есть место творчеству, тонким чувствам, искусству, - а не только высоким спортивным результатам. В этом смысле рассказ интересен, сопереживается, хочется еще что-то почитать из творчества автора.

0
Говорят, что на вершине он сказал другое, крайне оскорбительное в адрес Горы.

0
... и это делает всю историю еще более романтичной ...

1
Гора забрала много таких, кто о ней ничего плохого не говорил. Для меня это нечто вроде "портала", где можно встретить как темные, так и светлые силы. Я бы не стал понимать буквально, что гора дергается от того, как какой-то муравей че-то там на ней бормочет. Лучше всего я понимаю гору с позиции, изложенной в рассказе Месснера, как он бродил по восьмитысячникам без кислорода. Это место для откровенного разговора с самим собой. И да, если ты оступишься, рядом часто найдется тот, кто тебя подтолкнет.

2
Автор, ты (прости, что на ты) - молодец!

0
Автор, ты (прости, что на ты) - молодец!

3
Доминирующие Вершины всегда средоточие крайних напряжений
Они же естественные границы геологических, географических, национальных, религиозных, культурных, культовых, мистических границ
Поэтому все народы инстинктивно накладывают табу на возможность их посещения
Устраивают охранные, ритуальные знаки поклонения на перевалах (туры, ленточки, черепа животных)
Тот кто дерзает все же на Вершину прорваться, всегда рискует или погибнуть или стать равным Богам

2
Иди за Солнцем!)

1
Грустная история. В похожие погодные условия попали участники IX Elbrus Race 11.09.14, гроза началась когда первая группа высотных судей поднялась на предвершинное плато, спускались вниз ползком в прямом смысле (знали про трагедию в июле). Еще когда шли по косой друг за другом обратил внимание на сухой треск, подумал - ледяная крупа бьет по одежде, потом понял - статическое электричество.

0
прям вот так реально ощущается гроза без визуализации?

0
Мне гиды говорили, что при восхождении с севера людей могло токами разряда на склон класть. И это не самый изумительный случай. Но остальное услышанное мной может быть байками.


0
еще как! когда трещит за шиворотом, ой какие не приятные ощущения.

3
Смерть близкого человека всегда лишена лирики и патетики, независимо от ситуации случившегося. Это всегда страшно и безумно больно. Смерть близкого лишает сил к существованию, а любая попытка анализа ситуации зацикливает безысходность произошедшего. Автор возможно не сталкивался с этим в жизни, либо написанное это его способ отстранения от проблемы путём создания иллюзорного мира фантастики....... да только смерть остается смертью и ничего невозможно вернуть или переиграть.....
Хоть и сказано в начале, что все совпадения случайны, мне было бы крайне больно при прочтении этого будучи участником реальных событий на Эльбрусе в июле.....

Когда идет гроза в горах, ее реально ощущаешь. Весь воздух заряжен. Железо все звенит. Страшно, особенно когда одна стоишь на леднике=S

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru