Симоне Моро: зимняя экспедиция на восьмитысячник, которым не будут ни К2, ни Нанга-Парбат

Пишет veterok-veterok, 19.11.2014 11:17

Симоне Моро – одно из величайших имен в истории зимних восхождений на восьмитысячники. В значительной мере именно благодаря ему этот труднейший вид альпинизма вновь стал актуальным десятилетие назад. Дорожку заново проторило первое зимнее восхождение на Шиша-Пангма с Петром Моравским в 2005 г. Затем зимой 2009 году Симоне Моро вместе с Денисом Урубко взошел на Макалу, а зимой 2011 года снов с Денисом и Кори Ричардсом – на Гашербрум II.

Поэтому удивляет тот факт, что Симоне Моро не значится в списках ни одной из экспедиций, которые этой зимой собираются на Нанга-Парбат или К2, последние восьмитысячники, оставшиеся не покоренными зимой. Так получилось по разным причинам, ну а сам Симоне Моро собирается на один из непальских восьмитысячников, который пока не хочет анонсировать. Он намерен совершить «новаторское» восхождение, которое, возможно, определит будущее зимних экспедиций на восьмитысячники после того, как завершится эпоха первовосхождений.

Симоне Моро: зимняя экспедиция на восьмитысячник, которым не будут ни К2, ни Нанга-Парбат (Альпинизм, зимнее восхождение, гималаи, непал)
Симоне Моро
©Darío Rodríguez



Интервью

Каковы твои планы на зиму? Собираешься в Гималаи?

Да, но пока проект находится на стадии организации. Я не поеду в Пакистан, на Нанга-Парбат или К2. Мне бы хотелось попробовать восьмитысячник в Непале, но пока не ясно, когда и какой. У меня есть одна идея, но не хочу о ней говорить, пока не ясны некоторые детали, пока я не знаю, кто поедет со мной. Абсолютно точно только то, что экспедиция состоится, но это пока все, что я могу сказать.

Почему ты не едешь на Нанга-Парбат?

Денис Урубко отправляется на К2, потому что не хочет ехать в Пакистан. Давид Готтлер предпочел провести эту зиму дома с невестой. Поэтому у меня нет напарников. Даниеле Нарди предложил мне присоединиться к ним, но товарищ для зимнего восхождения – это не приятель для похода в ресторан или бар. Очень важно иметь хороший опыт предыдущих совместных восхождений.

Даниеле Нарди возвращается в горы?

Да, на 100%. Вместе с Томашем Мацкевичем, одним из своих постоянных напарников, Элизабет Револь и еще одним итальянцем, который будет им помогать. Всего их будет четверо.

А пойти с Денисом Урубко на К2?

Нет, эта идея меня не очень вдохновляет. Но я уже объяснял, что однажды моей жене приснилось, что я умер во время зимнего восхождения на К2. После зимней Гашербрум II все меня спрашивали, когда настанет очередь К2, и я тогда ответил, что у моей жены плохие предчувствия на этот счет, а она обладает способностью предвидеть будущее. И мне совершенно не хочется играть с такими вещами. Поэтому я не поеду на К2 зимой.

Можешь рассказать о своем зимнем проекте?

Я собираюсь на восьмитысячник, уже пройденный зимой, но мне бы хотелось совершить восхождение в новаторской манере, которая бы позволила потом взойти на другой, более интересный для меня восьмитысячник.

Ты пойдешь с командой или пока не знаешь?

Да, у меня будут товарищи, но надо подождать несколько недель, пока я не объявлю об экспедиции официально.

Ты не жалеешь о том, что не поедешь этой зимой на Нанга-Парбат? Ведь это был твой проект?

Немного, но моя альпинистская карьера не зависит от восхождения на Нанга-Парбат. Да, я воспринимаю зимнее восхождение на эту вершину как «свой» проект. Но планы на будущее Симоне Моро не ограничиваются зимней Нанга-Парбат. И, в конце концов, у меня за плечами три зимних восхождения на восьмитысячники, так что пусть в этом году Нанга-Парбат пробуют другие.

Твои впечатления о зимней Нанга-Парбат, она сложнее, тяжелее, чем другие восьмитысячники?

Нет, не думаю, что она сложнее, чем другие. Зимнее восхождение на Макалу в двойке, на мой взгляд, - гораздо более трудная штука. Нанга-Парбат просто очень большая, у нее перепад высот на 1000 метров больше, чем у других восьмитысячников, поэтому требуется более продолжительное погодное окно. Я думаю, что после стольких экспедиций, просто исходя теории вероятности, очень скоро кто-то поднимется на вершину Нанга-Парбат зимой. И я буду доволен. Честно говоря, я думаю, что зимний альпинизм возродился благодаря тому, что я открыл его для широкой публики в 2005 году, когда поднялся на Шиша-Пангма. И уже одно это можно считать успехом. Я доволен тем вкладом, который внес за десять лет в этот невероятный вид альпинизма.

Что ты думаешь о проекте Дениса пробовать К2 со стороны Китая, это хуже или лучше, нежели с пакистанской стороны?

Хуже, потому что гораздо труднее добираться до базового лагеря. Будет очень сложно найти людей, чтобы забросить туда снаряжение, и вряд ли можно рассчитывать на проведение спасательной операции в случае необходимости. Это авантюра, которая потребует больших усилий, но Денис как раз такие проекты и любит. Я считаю, что на этот раз он рискует больше, чем рисковал в ходе других зимних экспедиций, потому что выбранный им маршрут не так уж безопасен. Да, все члены экспедиции обладают большим опытом и психологической зрелостью, но это не отменяет того факта, что степень риска будет выше обычного.

Возможно, Денис сделал такой выбор потому, что не хочет ехать в Пакистан?

Уверен, что маршрут, который они будут пробовать, сопряжен с гораздо большим риском, чем риск теракт или нападения в Пакистане. Впрочем, команда состоит не только из Дениса, в нее входят Алекс Чикон, Адам Билецкий и еще два человека. Это крайне рискованный проект, но думать и принимать решения будет не одна голова, и я надеюсь, что если опасность окажется слишком большой, у кого-то хватит сил остановиться раньше, чем произойдет непоправимое.

Если бы ты планировал экспедицию на К2, ты бы выбрал северную стену или отправился в Пакистан?

Я думаю, что просто зимней К2 уже достаточно. А К2 зимой, с севера и по новому маршруту – это грандиозно, но не необходимо. Даже восхождение по стандартному маршруту с китайской стороны, полностью автономно, без перил, можно будет считать выдающимся достижением. Но в любом случае, самое главное, - это делать то, что ты хочешь.

После восхождений на К2 и Нанга-Парбат зимой начнется новая эра в истории зимних экспедиций на восьмитысячники?

Да, потому что если ты вернешься на Макалу и поднимешься зимой по новому маршруту, то впишешь новую страницу в историю зимних восхождений на эту вершину. Также наступит день, когда кто-то совершит зимние восхождения на все восьмитысячники. Многое можно сделать зимой и на К2 эпоха зимних восхождений на восьмитысячники не закончится.

Автор: Desnivel.com
Перевод: Евгения Андреева

66


Комментарии:
3
Все восьмитысячники зимой- это было бы круто. Вот, помнится, Хрищатый мечтал зимнего Барса сделать, Корженевской не хватило.

0
Симоне Моро – одно из величайших имен в истории зимних восхождений на восьмитысячники - очень уж спорное утверждение.
Велицкий, Бербека, Кукучка, Хайзер, Урубко. Еще можно добавить туда Заваду и Питровского.
У Моро всегда были уж очень сильные напарники, Букреев, Урубко, Морваский

0
Величайший среди величайших, а как же иначе, ведь "зимний альпинизм возродился благодаря тому, что он открыл его для широкой публики в 2005 году":)

0
Это для Вас он открыл. Читайте литературы побольше, Риск посвятил зимнему альпинизму целый журнал и много статей здесь же по этому поводу.


0
Это для Вас он открыл. Читайте литературы побольше, Риск посвятил зимнему альпинизму целый журнал и много статей здесь же по этому поводу.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru