“…не шажок, а огромный шаг…”

Пишет burashko, 03.06.2015 13:42

“…не шажок, а огромный шаг…” (Альпинизм, чемпионат, скальный класс, технический класс, Кузбасс, крым)

Май выдался довольно активным на Чемпионаты России. В Республике Крым прошли целых два – скальный класс и технический класс среди женщин. От Кемеровской области приняли участие два спортсмена – Ольга Падучева и Егор Суздальцев. Связки были со спортсменами из других областей: партнер Егора был Егор Надымов из Томска, партнер Ольги на скальном классе была Настя Надымова из Томска, а на техническом Агата Мавринская из Магнитогорска. Погода не особо радовала участников, были и дожди, и туманы, и чистое небо над головой. Случилось и несчастье: погиб участник из команды г. Санкт-Петербург Олег Колтунов… В итоге Егор и Егор в скальном классе стали восьмыми, а Ольга и Настя заняли четвертое место. В техническом классе Ольга и Агата в течении чемпионата были и на третьем и на четвертом месте, но в итоге стали пятыми… После возвращения спортсменов на Родину, Анна Малькова и Дарья Третьякова (Федерация альпинизма Кемеровской области) решили проинтервьюировать ребят.

“…не шажок, а огромный шаг…” (Альпинизм, чемпионат, скальный класс, технический класс, Кузбасс, крым)

Д: Ольга, ты уже во второй раз принимаешь участие в Чемпионате России в Крыму. Что изменилось с первого участия: в организации, общей обстановке, настроении участников?
О: Изменился подход к соревнованиям – в прошлом году разрешалось опробование трасс как для Школы, так и для самого марафона. В этом году опробование запретили Участниц в этом году было меньше, в прошлом году было 15 команд, в этом выступало всего 9 связок. Конкуренция тоже была меньше, как мне показалось. Мне показалось, что не совсем правильно проводить чемпионат в мае, в сентябре после летнего скального сезона как-то проще лазается.
Д: Егор, а ты первый раз участвуешь в подобных соревнованиях. Что ты для себя открыл нового?
Е: Это безусловно интересный опыт. Собственно, других механизмов передачи новых веяний, которые придумываются в альпинизме, у нас в стране нет, кроме школы инструкторов, обучения на жетон «Спасение в горах», ну и – чемпионат России. Что могли – почерпнули.
Д: Есть ли недостатки в организации ЧР, что бы хотели сами изменить или предложить организаторам?
О: Кроме проведения Чемпионата осенью, я бы ещё добавила, что нужно твёрдое слово главного судьи на соревнованиях. Я заметила и в прошлом, и в этом году, что некоторые вопросы выносятся на общественное обсуждение, хотя требуется просто сказать правила, а не менять их по ходу соревнований.. Например, в техническом классе – идёт третий день соревнований, и ты вдруг узнаёшь, что какие-то правила поменялись. Вот это мне не очень понравилось.
Д: Как вы считаете, что дает спортсменам участие в таких соревнованиях?
О: Даёт большой опыт. Нужно быстро ориентироваться, работая на незнакомом маршруте, быстро принимать решение, выбирать более выгодный маршрут,, взаимодействовать в связке на скорости. Очень высокие требования к умению приспособиться к меняющейся ситуации. Ещё, конечно, очень важно присутствие тренера, который подсказал бы, какой лучше выбрать маршрут, куда лезть, да и в целом поддержал. Мы на марафоне, прибегая вниз к палатке, испытывали затруднения, решая, что же для нас лучше. Нам, конечно, помогали, но, безусловно, когда есть такой тренер, как у красноярцев, всё становится намного проще. Проще хотя бы морально, когда тебе по рации говорят: «Ты не туда лезешь, поверни направо, правую руку на левую зацепку». Чувствуешь себя увереннее (это немножко отсебятина для художественности…)
Е: Я уже ответил, что Чемпионат – это возможность познакомиться с новыми веяниями в нашем спорте.
Д: В этом году вы участвовали в совместных командах с участниками из других областей. Сложно ли сработаться с партнером? Каковы личные взаимоотношения? Будете ли поступать также в будущем? Какие моменты вы бы для себя отметили. Есть ли необходимость участвовать в сработанной связке или все зависит от опыта каждого?
Е: В принципе, достигнув определённого уровня, нет проблемы выступления с партнёром, с которым не совсем сходился. Мы же всё равно разминаемся – успеваем сработаться, понять друг друга. Мы всегда учимся чему-то у нового партнёра. Если есть желание достичь каких-то высоких результатов, то, безусловно, надо иметь постоянную связку. Каждый сам для себя может ответить, стоит ли так выступать. Зависит от поставленных задач.
О: Если честно, мне не хватало какой-то сработанности, может чего-то в эмоциональном плане. У меня на этом Чемпионате было две разные напарницы. Я ощутила, что, например, работая на маршруте где-то в горах с людьми, с которыми тренируешься вместе долгое время в городе, чувствуешь себя эмоционально намного спокойнее. Нет какого-то напряжения, которое возникает, от того, что ты не знаешь, правильно ли ты что-то делаешь, тормозишь ты или нет. На чемпионате Я постоянно думала: «Почему я такой тормоз? Почему Я так медленно лезу? Может напарница пролезла бы быстрее…» Не было какого-то спокойствия и уверенности. Ты же не знаешь, как работает твой напарник, особенно во втором чемпионате. Мы с Агатой до этого никогда нигде не лазили и было тяжело сориентироваться у кого какой уровень. Соответственно, было тяжело выбрать, кто первым полезет маршрут. Мне хотелось бы в дальнейшем работать в схоженной связке. И с Настей, и с Агатой мне в следующий раз будет работаться легче, если опять так получится, но хотелось бы и тренироваться вместе заранее, а не несколько дней перед Чемпионатом.
Д: Каким вы видите идеального напарника для себя в таких соревнованиях? Существует ли он в кругу вашего общения?
Е: Идеальный напарник… он понимает тебя с полуслова. Это длительный процесс – напарник для тебя, его надо растить. Есть Ваня с Васей (Темерев – Терёхин, прим. редактора), они не вдруг познакомились. Они создали друг друга такими, какие они есть. С напарником должны быть одни цели и задачи. Когда внутри связки разные задачи то, что получается – Крылов написал на этот счёт.
О: Идеальный напарник… даже не знаю… У меня есть такие, но они не хотят в Чемпионате участвовать.

“…не шажок, а огромный шаг…” (Альпинизм, чемпионат, скальный класс, технический класс, Кузбасс, крым)

“…не шажок, а огромный шаг…” (Альпинизм, чемпионат, скальный класс, технический класс, Кузбасс, крым)

Д: Что или кого не хватает на соревнованиях: снаряжения, тренера, родственников?
О: Всего! (смеётся)
Е: Судя по тому, что у нас Путин 8 шайб забивает, то, наверно, Путина! (смеётся) в родственниках…
О: Всегда хочется самого лучшего снаряжения – тоненькую динамику, две динамики, чтоб можно было вылазить 60 метров. Красноярцы с 70-метровыми верёвками лазят. Хочется набор френдов Black Diamond, при чём не один – полтора или два набора. Но, что есть, с тем и выступаем. Я уже говорила, что, конечно, не хватает поддержки тренера, тренера соображающего, грамотного (это снова отсебятина), а не так: «Да-да! Молодцы! Восьмое место – молодцы! Так держать!»
Д: Ольга, ты еще принимала участие в ЧР в техническом классе. Какие принципиальные отличия от скального? И в каком чемпионате «приятнее» лазить?
О: Скальный класс проходит в течение одного дня, в форме марафона. Марафон длится 12 часов – в 6 утра дали старт, в 6 вечера отсекли время. И всё. Один день полазили. Технический класс проводится в течение 5 дней. То есть можно ходить хоть каждый день по маршруту, хоть один маршрут за пять дней. Нет такой беготни, как в скальном классе – прошли маршрут и спокойно спускаетесь. Не надо бежать с горы, чтоб заказать следующий маршрут. Просто спокойно идёшь. Лезть максимально быстро стараешься, а все подходы-уходы не вызывают такого эмоционального напряжения, как в скальном. Не надо так рано вставать утром, в 3 утра. Рядом с тобой по маршруту не бежит ещё 10 связок, ты видишь, что все спокойно работают. Мне в техническом классе больше понравилось участвовать. Скальный класс, он так и называется – марафон. Он беговой, очень сильно изматывает. В техническом классе маршруты на порядок тяжелее тех, которые мы лазили в скальном классе, но лезть приятно. Ты особо не торопишься, продумываешь, у тебя нет такого – до шести вечера нужно во что бы то ни стало, вылезти! Во сколько вылез – во столько вылез. Нет беготни, как мне показалось. Может кто-то и бегал… Я лазила.
Д: Егор, а почему ты не хочешь принимать участие в техническом классе в этом году?
Е: Почему не хочу? Очень даже хочу. Если звезды сложатся так, что у меня будет и напарник и возможности, то почему бы и нет. Участие ради участия, неважно с кем – сомнительное удовольствие в чемпионатах. Надо точно знать ради чего ты это делаешь. Ради спортивных достижений, личностного роста. А напроситься в чужую команду это не для меня. Вот вырастит новое поколение и ездить.
Д: Как участники, как вы оцениваете проведение ЧР в Крыму, или же можно пробовать другие районы? Есть ли такие?
Е: Наверное, для скального класса Крым – оптимальное место. Оно доступно для участников. Вполне приемлем уровень обеспечения безопасности. Пожалуй, других таких районов нет.
О: Я согласна с Егором. Трассы в Крыму достаточно хорошо подготовлены. Многие с ними уже знакомы. На многих есть станции. Все достаточно безопасно. Конечно, можно проводить где – нибудь в Ерыдаге, где камни сыпятся вместе с людьми (смеется). Конечно, и в Крыму возможны несчастные случаи, но это уже совсем по другим причинам.
Д: Как правило, участие в ЧР ограничивается небольшим количеством участников. Очевидно, что спортсменов, которые бы хотели принять участие гораздо больше. С чем это связано, по вашему мнению?
Е: Вряд ли их больше чем было представлено на ЧР, по крайней мере, незначительно. Альпинизм ни тот вид спорта, который надо сделать массовым, как например, виды спорта высоких достижений. С массовостью придёт снижение безопасности. Каждый должен знать для чего он это делает. Альпинизм – это не шоу на 10 000 человек. Возможно, если бы речь шла о формате «фестиваля», то участников, несомненно, было бы больше. Для многих ЧР это просто спортивный этап. Возможность себя попробовать. Кому-то уже не интересно вновь и вновь возвращаться к пройденному.
О: Мне кажется это можно еще связать с тем, что многие спортсмены, например, из Иркутска, уже исчерпали себя на соревнованиях подобного формата. Участие уже не приводит к появлению нового опыта. Они лучше выберут поездку в какой-то новый, крутой горный район и будут его осваивать.
Д: На ЧР вы не победили. Женской связке не хватило несколько баллов, чтобы победить. Что не хватает лично каждому из вас, хотя бы не для победы, а для призового места? Что вы делаете не так? И можете ли это исправить?
Е: Чтобы чего-то достичь, нужно что-то отдать. Может быть, мы еще пока не готовы идти на жертвы. Опять повторюсь, нужен напарник и огромное количество времени, которого нам и не хватает для тренировок.
О: Конечно, необходимо много времени посвящать тренировкам, и это не только скалодром, это обязательные выезды на скалы, на сборы в горные районы, а для этого нет ни времени, ни финансов. Ни один работодатель не отпустит тебя за месяц до соревнований, в тот же Крым, для тренировок. А еще меня очень расстроили погодные условия на ЧР в скальном классе. . На женском марафоне весь день стоял туман, периодически шел дождь, было сыро и холодно. Хотели успеть пройти 3 маршрута, но так сложилось, что еле успели сходить два. Да и с баллами не угадали (каждому маршруту присваивается определенное количество баллов за его прохождения – прим. редактора). Да и пролезть маршрут быстрее именитых спортсменов – это мягко говоря, очень сложно. Ребята бегают маршрут за 2,5 часа. Это впечатляет.
Д: Ольга, это чемпионат в скальном классе, да и в техническом отмечен тем, что ваша связка была буквально в одном шажке от призового места. Насколько тебя мотивирует это?
О: Это не шажок, а огромный шаг для меня. Благодаря чемпионатам этого и прошлого года, я получила много бесценного опыта. Сейчас я «матерее», чем год назад. Думаю теперь в горах, я буду передвигаться значительно быстрее.

“…не шажок, а огромный шаг…” (Альпинизм, чемпионат, скальный класс, технический класс, Кузбасс, крым)

Д: Как вы думаете должен быть построен тренировочный процесс, чтобы подготовить себя для подобных соревнований?
Е: Я уже говорил про многочисленные тренировки, но еще важным моментом несомненно, является общая физическая подготовка.
О: Да, кстати, согласна. На соревнованиях, в скальном марафоне, приходилось много бегать. В прямом смысле этого слова. Минут по сорок. Это тяжело. Мало того, что устаешь на маршруте, так еще и бежать потом. Еще хотелось бы более уверенно ИТОшить.
Д: Увы, но трагедия, внесла свои коррективы. Как вы могли бы прокомментировать произошедшее? Что бы вы могли предложить, чтобы такого не происходило?
Е: Чтобы подобного не происходило, необходимо запретить такие соревнования и занятия альпинизмом в частности! А это невозможно. Да, это трагедия, но исключить этого нельзя. Каждый должен более тщательно подходить к собственной безопасности. Понимать, что ты должен вернуться домой живым и здоровым.
Д: Какие задачи вы ставите на предстоящий год?
Е: Развиваться и совершенствоваться! Растить будущих напарников.
О: Конечно, тренировки. Зимой – выезды на скалы в Мундыбаш. Летом хочется в Ергаки. Подтягивать уровень ИТО. Хочется выступать уже кузбасской сборной.
Д: Спасибо за такое интересное интервью и удачи в горах и в тренировках!

Дарья Третьякова
Анна Малькова
фото: Дарья Третьякова, участники Чемпионата

35


Комментарии:
Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru