Тур по Дигории

Пишет Ахсар Габараев, 25.06.2015 22:18

Есть такой литературный (или не очень) жанр – отчет о походе. Здесь написано о том, как мы ходили в поход в Дигорию – горную местность в Северной Осетии.


Первопроходцы.



Я давно хотела пойти в поход по маршруту, которым еще никто не ходил. Дебри Амазонки или глухая тайга, что-то в этом роде. Но до сих пор все мои горные походы проходили по плану и с инструктором, для которого был знаком каждый камень на маршруте. А хотелось приключений. И вот прекрасный человек и опытный альпинист Давид Кокоев составил для нас замечательный, новый маршрут. Хотя живописные дигорские ущелья и суровые перевалы хожены-перехожены туристами и местными жителями, такая компоновка маршрута была новой, а значит, всех нас можно было считать в каком-то смысле первопроходцами. К тому же двое из нашей маленькой компании были в походе впервые, ну и для меня такой сложности горный поход был в новинку. Собственно, когда меня пригласили пойти в поход, я плохо себе представляла масштабы предстоящего бедствия. Знающие люди говорили, что Осетия в межсезонье это не курорт, но часто ли мы слушаем знающих людей?

Нас оказалось шестеро, и коллектив наш можно считать идеальной командой приключенцев. Командир — опытный, суровый и физически выносливый – инструктор Давид, бортинженер, искушенный в своем ремесле (ладно, не инженер, а фотограф, для нас это гораздо более актуально) Андрей, восторженный новичок – аспирант Данила, девушка (в команде положено быть девушкам) – это я, так и быть. Согласно законам жанра, на роль главных героев и, соответственно, тех, кто выживет в ходе предстоящих катаклизмов, могли претендовать братья Цораевы, Жора и Давид. У Данилы тоже были некоторые шансы — вдруг это будет кино/книга с нестандартным сюжетом?

Однако начинался поход не с головокружительных приключений, а с довольно утомительно ожидания – во Владикавказе, вследствие организационных накладок, и на первой стоянке – из-за тумана и неустойчивой погоды.
Тур по Дигории (Горный туризм, северная осетия, Владикавказ, дигория)
На фото мы видим признаки морального разложения и особенности метеоусловий раннего мая, а также подготовку к камланию на погоду при помощи вьетнамского варгана с аккомпанементом. Камлание помогло, через день после нашего выхода на маршрут вышло и солнце.

Долгая стоянка под Кионским массивом могла бы показаться скучной, если бы не изумительной красоты виды, открывающиеся из-за туманной завесы, каждый раз с новым освещением. Снег, туман, трава и лишайники, тлеющие стволы сухих борщевиков в костре, река, петляющая между камнями и островками снега в купе с первыми признаками высоты – головокружением, одышкой и бессонницей — создавали ощущение нереальности происходящего.

Утром траву и зонтики покрыл серебристый иней, и под ярким солнцем мы отправились вниз. У селения, где дома из камня легко соседствовали с современными постройками, мы встретились с вежливыми пограничниками, которым и предъявили наши пропуска в погранзону. Не успели мы отойти далеко, как нас снова остановил мобильный отряд вооруженных пограничников, а следом еще и колоритный егерь Алан, который стараниями нашего коллектива просто обязан теперь стать героем национального фольклора. А потом мы начали подниматься вверх. «Мы пойдем потихоньку», — сказал нам Давид и бодро поскакал вперед. На коротком привале, отвечая на невысказанный из-за сбившегося дыхания, но отчетливо читающийся на наших вспотевших и раскрасневшихся лицах вопрос, он заявил: «Зато вам будет что вспомнить». Тогда я поняла, что нам достался самый замечательный инструктор! Мы поднялись на перевал, а на спуске попали в настоящую северную лесотундру – сосны, мох, черника, брусника со сладкими перезимовавшими ягодами. Внизу нас ждала переправа вброд через холодную каменистую речку и поздняя остановка на ночевку. Солнце село, и тут же стало очень холодно. Утром волшебство продолжилось – на берегах ручья выросли настоящие сосульки, на траве лежала изморозь. Конденсат, образовавшийся на внутренней стороне тента и капающий прямо в палатку, трудно отнести к явлениям волшебным, скорее к неудачной конструкции палатки.

Тур по Дигории (Горный туризм, северная осетия, Владикавказ, дигория)
На картинке реки, мхи, иней и первый перевал.

Перед нами лежал перевал Гулар. Трава сменилась камнем, а затем – снегом, за каждой возвышенностью открывалась следующая, и перевал казался недостижим. Это настроило меня на философский лад. Адресованные себе вопросы «Какого черта меня сюда понесло?» сменились убеждением, что когда делаешь что-то трудное, требующее сосредоточения всех сил, надо четко отдавать себе отчет, зачем ты это делаешь. Казалось, что будь у меня ответ, он послужил бы хорошей опорой при подъеме по каменистым тропам.

Зачем люди ходят в горы? Зачем иду туда я? Что можно найти в горах? Зачем я делаю то, что я делаю? Проверить себя, испытать свои возможности, посоревноваться с самим собой – наверное, это задача для подростка, однако если ты не удосужился решить ее ранее, не зазорно ведь в этом признаться и наверстать упущенное? Под давлением ветра, холода, усталости и физического напряжения обнаружить, что все лишнее, наносное сметается с души как грязь и песок, и твердый камень крошится, обнажая новые сверкающие сколы. Найти ту грань, за которой тебя ждут новые открытия – в первую очередь в себе, но и в других тоже. Увидеть другой мир – молчаливый, холодный, сверкающий. Проиграть другую жизнь, почувствовать себя совсем другим человеком, и может даже чуть-чуть измениться навсегда.

Бегом и частично кувырком спустились с перевала, у входа в штольню Данила предложил «пойти через Морию, так короче», за что ему огромное спасибо, но Давид почему-то не согласился, и пришлось топать вниз по серпантину. Спуск показал, что все настолько устали, что запланированные перевалы мы явно не осилим. Вот так сократилась значительная часть нашего похода. Вершина Бартуя с крутыми склонами и заснеженными перевалами смотрела на нас сверху вниз, как бы намекая, что лучше надо было тренироваться. Зато нас ждала теплая ночевка у селения Дзинага в сосновом лесу с обилием дров, жарким костром и искусно приготовленным Андреем овощным супчиком. Это было действительно очень хорошо.

Тур по Дигории (Горный туризм, северная осетия, Владикавказ, дигория)
На фото суровые окрестности перевала Гулар, технические особенности спуска на снежных участках (прием «сел и поехал») и вход в Морию.

На этом волшебная часть похода для меня закончилась, романтический туман, вызванный, судя по всему, легкой гипоксией, несколько развеялся, и началась часть приземленная, но не менее прекрасная.

Следующие несколько дней были посвящены отдыху и залечиванию всего того, что нужно было залечить. Ожидание всеобщего выздоровления, восстановления боевого духа и погоды проходило на гостеприимной турбазе «Таймази». Помылись, согрелись, готовили чудесное рагу и отмечали День Победы, совершили прогулку на водопад, и наконец – долгожданный выход на ледник Тана. А зря, что ли, мы брали с собой кошки и обвязки? Тренировочная прогулка по леднику нам после очень пригодилась.

Тур по Дигории (Горный туризм, северная осетия, Владикавказ, дигория)
Фотографии ясно показывают, что в одних садах, действительно, цветет миндаль, или хотя бы вишня, а в других – метель не метель, но снегу достаточно. Туман и солнце, зелень и снег, вкусная еда и праздничное настроение.


«Ну вот, исчезла дрожь в руках, теперь – наверх!», как говорил Владимир Семеныч. Наконец-то мы собрались и выдвинулись к завершающей части нашего похода – на перевал Айхва. Надо признать, что на уютные домики «Таймази» я оглядывалась с некоторым сожалением, предвкушая ночевку среди скал и снегов. Андрей совсем разболелся и решил уехать домой. Все оставшееся время мы восхищались его благоразумием и ругали себя за недальновидность. Ругали, конечно, в шутку: несмотря на некоторую дрожь в коленках, разворачиваться не хотелось. Трава сменилась снегом, затем глубоким снегом, а потом – очень глубоким и очень рыхлым снегом. Наползали и отступали полосы тумана. Я, наконец, догадалась, что самую трудную часть работы выполняет наш инструктор, протаптывая дорогу в снегу, а нам по его следам идти значительно легче. Когда мы добрались до места предполагаемой ночевки, оказалось, что, то ли от усталости, то ли от высоты, но в голове немного мутно, а надо еще выкопать в снегу места для палаток. Жизнь в условиях снегов имеет свои особенности – установить горелку прямо под тентом, натопить снега, забиться всем в одну палатку, чтобы поесть и погреться. Мы были выше облаков, и на закате они заиграли удивительными мягкими красками. Ночью было ясно. Глядя на бесчисленные звезды, я подумала, что вот за этим я сюда и шла. Но человеческий организм хрупок, и любоваться звездным небом долго не получилось – очень хотелось вернуться в теплую палатку. Ночь была странной – кому-то снились кошмары, мне же – чудные и легкие сны, не в последнюю очередь потому, что в палатке братьев Цораевых я чувствовала себя в тепле и безопасности.

Утром был не менее чудесный рассвет и замерзшая в котелке каша. Наша собака, сопровождавшая нас от турбазы, отлично переночевала, свернувшись на снегу, и была бодра и игрива.

Подъем на перевал мне показался трудным, особенно в той части, где надо было подниматься по веревке с жумаром. С интересом через неделю после похода прочитала в интернете рекомендации Давида по поводу физической формы, необходимой для похода: «способность пробежать трусцой 3 км, отжаться 10 раз». Где-то здесь подвох, либо Давид так изящно пошутил, либо побоялся народ распугать. Мне кажется, что этого было бы совершенно недостаточно.

Тур по Дигории (Горный туризм, северная осетия, Владикавказ, дигория)
Фотографии, к сожалению, не передают тех чувств, которые возникают, когда смотришь на облака и вершины гор – почти сверху. Как не передают они неприятного ощущения, когда проваливаешься в снег по пояс и глубже, и сползаешь со склона.

Гребень перевала был очень узким, едва разместиться рядом со страховочной станцией, и потом, опять по веревке – вниз. Вот здесь-то нам и пригодились наши тренировки на леднике Тана. Для работы с веревками и карабинами нужны знания и навыки, и стало особенно остро понятно, что без четких указаний Давида мы бы не справились. Пока мы поочередно спускались вниз с помощью веревок, организуя страховку, собака нарезала круги и каталась по снежным склонам. Спуск вниз радовал уже тем, что это не вверх. Да, мы не сфотографировались на самой высокой точке нашего маршрута – там было холодно, сознание несколько заторможено, а надо было разобраться с веревками, короче, не до фотографий.

Пока искали правильный спуск вниз, налетел снежный шквал, и пришлось срочно ставить палатки. Собака пыталась укрыться под днищем, но была решительно изгнана, и переночевала на улице. В эту ночь в мои сны прокралась «обыденная» жизнь, обернувшись правдоподобным кошмаром. Возможно, это был намек: как высоко ни забирайся, как ни бегай, от себя не убежишь. Пора возвращаться.

У нас оставался один день на то, чтобы добраться во Владикавказ, а через день нас ждал самолет. Встали в 3 утра (до сих пор я считала, что нужно говорить 3 вечера), обнаружили за пределами палатки туман и снег стеной и легли обратно. Встали полпятого и натопили снега на чай. Стало заметно, что очень хочется пить.

По намеченному с вечера крутому пути спускались в связке. Вот здесь мне первый раз серьезно пригодились мои детские навыки по вязанию узлов. Шел снег, и редкие деревья были покрыты пушистыми белыми шапками. С «бараньих лбов» стекал водопад, и от него в долину тек ручеек, поначалу прятавшийся под снегом. Мы шли из зимы в раннюю весну, или из арктических снегов в тундру. Снега на земле становилось все меньше, а растительности все больше –карликовые кустарнички, деревца. Потом снег сменился травой, ручеек, вдоль которого мы шли, стал больше, с неба вместо снега пошел дождь. По склонам появились сосны, и первой мыслью было – здесь бы остановиться и подсушиться у костра! В ботинках отчетливо чавкало, штаны промокли насквозь. Потом выяснилось, что промок насквозь весь рюкзак, включая спальник, это был явный провал опытного туриста. По мере спуска несколько раз закладывало уши – мы быстро шли вниз. Река стала большой и шумной, с автомобильными мостами. А потом мы увидели деревню Ахсау – цветущие деревья, сторожевые башни, развалины на склонах. Где-то здесь была дорога, по которой мы должны были пойти на следующий перевал – если бы у нас оставалось время. Спуск по долине реки Билягидон был изумительно красивым, но, увы, на этом наши фотоаппараты себя исчерпали.

Уже сидя в машине по дороге во Владикавказ, я почувствовала, что мысли постепенно возвращаются к городу, к «обычной» жизни: горячий душ, самолет, работа, все дальше от гор, все ближе к цивилизации. Что-то забудется, но что-то важное все равно останется.

Тур по Дигории (Горный туризм, северная осетия, Владикавказ, дигория)
Вот такой у нас был замечательный коллектив. Внизу – фото абсолютно мокрых и замерзших товарищей, сделанное на абсолютно промокший фотоаппарат по пути в город.

Был ли этот поход удачным? Несомненно, да! Пусть по объективным причинам мы прошли не везде, где хотели – это останется на будущее. Ходить в походы в несезон – прекрасно, создается ощущение, что во всех горах мы одни. У нас была отличная погода (ведь могла быть и гораздо хуже), много вкусной еды, много воды и снега (вот чего уж точно было с избытком), но главное – у нас была замечательная компания! Можно было бы много писать о каждом, но главная черта мужской части нашей группы – надежность. Спасибо вам, ребята!

P.S. Надо выучить несколько песен Высоцкого наконец, они идеально созвучны горам. А то пели только Андрей и Давид, последний, правда, пел еще и по ночам.

Контакты:
сайт: tvoya-visota.ru
вконтакте: vk.com/club_tvoya_visota
facebook: facebook.com/groups/578271785608518
телефон: 8-928-066-61-71 (Давид)

4


Комментарии:
Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru