Цена Победы

Пишет Irina Morozova, 27.08.2015 11:21

Рассказ Александра Яковенко о восхождении на пик Победы команды Федерации альпинизма России, проходившее при поддержке ОАО Рособоронэкспорт

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)
Фото: Алексей Букинич

С Сашей Яковенко мы встретились в офисе Red Fox. «Возьми у меня интервью, – сходу сказал он. – Про Победу. У меня очень много мыслей после нее накопилось».

Оказалось, он целый день пытался до меня дозвониться, а я забыла телефон дома. Но если вы с кем-то должны встретиться, то это обязательно случится, даже если нет телефона, интернета и прочих современных средств связи, без которых никто уже просто не мыслит себя в нашей бешенной «скачке», о которой пойдет речь в рассказе.

И вот мы сидим в питерском кафе-кондитерской. И наше интервью тоже буквально на ходу, на бегу, на скаку – у меня через два часа поезд, у Яковенко запланирована очередная встреча. Но на эти два часа время, кажется, остановилось, в кондитерской тихо и спокойно. Саша неторопливо начинает свой рассказ. Расскажет, помолчит, задумается, будто вспомнит что-то, и продолжает дальше. Я слушаю молча, не прерываю. И только уже под конец начинаю задавать вопросы.


Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

Александр Яковенко:
В качестве предисловия хочется сказать, что в этой нашей «скачке» мы теряем лучших товарищей, на скаку не заметив, что рядом товарища нет. У нас так и происходит, но об этом я еще расскажу позже.

Победа. Я не был на ней не помню точно сколько времени. Подымался на нее два раза и последний раз, кажется, в 1991 году. Уже двадцать лет с тех пор прошло – достаточно большой срок. Была еще одна попытка в 92-м, но вертолет, на котором я туда прилетел, упал, он до сих пор там лежит. Вслед за ним прилетел второй вертолет и тоже упал. Вот так вот мы там разом положили два вертолета.
А вообще, Победа завораживает. Или не столько завораживает, сколько подспудно, даже несмотря на такой перерыв, заставляет думать – можешь ты это сделать или нет. Настоящая мужская проверка. Когда мы в первый раз ходили на Победу, мой друг Юра Гребенюк сказал: «Это та гора, на которую ты взойдешь только в том случае, если будешь этого хотеть так же, как хочешь дышать». Как ты хочешь дышать? Ты же не думаешь об этом – дышишь и все. Так и тут, если твое желание взойти на Победу будет таким же, тогда у тебя это получится. Эта мысль сидела в моей голове, и я постоянно думал, хочу ли я сейчас ТАК на эту гору, могу ли я ТАК на нее идти? Ведь, подумай, за последние пять лет на Победу взошло всего, кажется, три человека. Многие экспедиции под ней сидят, и никто не может взойти. Николай Тотмянин в прошлом году сидел в снегу – безрезультатно, Сергей Богомолов – тоже, Вика Клименко уже третий раз пытается взойти. И так все экспедиции. Успеха добьется только та команда, которая организована по-военному, когда все идут строем с общей установкой: «Мы должны взойти», и никакой другой мысли ни у кого не возникает. Вика в этот раз сидит в лагере и говорит: «Там же наверху сильный ветер. Куда идти?» А я ей отвечаю: «Вика, мы залезем, у нас другого варианта нет». Другие варианты нами даже не обсуждались. Хотя я и ловил себя постоянно на мысли, хочу ли на эту гору так же, как дышать, но тут же отсекал себя от этих эмоций.

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

Про само восхождение. Экспедиция организовалась. Старший тренер – Николай Захаров, ОБ – Александр Пятницин.

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)
Александр Пятницин и Александр Яковенко

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)
Николай Захаров


Были жесткие требования отбора. Для всех, кто хотел войти в состав экспедиции, поставили условия, что сначала они должны приехать на Эльбрус и поработать в качестве волонтеров на массовом восхождении. Ишутин изначально заявил, что работает самостоятельно по своей программе. Учитывая его альпинистский опыт и то, что он опытный высотник, на Победе был два раза, у него команда достаточно подготовленная, Николай Захаров разрешил ему работать по своим планам.

Общий сбор начинался 10 июля, для всех было поставлено следующее условие – сначала пройти общую акклиматизацию на пике Ленина, после которой все, кто сходил на Ленина, едут на Победу.

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

Многие приехали в начале месяца, и еще до 10-го числа сами акклиматизировались. На пик Ленина было отведено 10 дней, за которые каждый должен был подняться на вершину. Ишутин сказал, что акклиматизируется на Хане.
На Победу мы планировали идти разными маршрутами. Одна группа собиралась подниматься по классике, а Ишутин сказал, что пойдет траверс Неру-Победа, что тоже показатель высокого уровня. Команда красноярцев под руководством Пуговкина Антона с Кривошеевым Максом и во главе с Глебом Соколовым планировала сделать первопрохождение по стене.

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)
Макс Кривошеев и Антон пуговкин

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

Вот такие у нас были хорошие красивые планы – если уж идти на гору, то идти на нее по-всякому.
Естественно, погода и прочие факторы внесли свои коррективы. На Неру Ишутин не полез, так как было видно, что они не справляются. Красноярцы начали работать без Соколова, потому что он за месяц не смог акклиматизироваться – из-за непогоды даже на Хан не сходил. У нас на Ленина сходили две ростовские команды и наша, в составе которой были я, Женя Прилепа, Саня Расторгуев и Юра Круглов. Из нашей команды Прилепа и Расторгуев не залезли на гору, поэтому автоматом выпадали. В итоге, мы собрали единую команду из тех, кто переночевал на высоте от 6500 до 6900 м и поднялся на Ленина, которая была готова идти на Победу.

23-24-го числа мы прилетели и вертолетом забросились под Победу. Поднялись на 5800, там переночевали. Так как Прилепа с Расторгуевым не пошли, то я был переведен в команду ростовчан, и хотел бы сказать спасибо ребятам, что они меня взяли. Именно такой акцент хотелось бы сделать: не я возглавил группу, а они меня взяли. Потому что это полностью тренированные, организованные молодые парни, которые готовы идти на любую гору. Конечно, можно сказать, что кроме тренированности есть еще такая вещь, как опыт, которого, естественно, у них меньше, так что было такое, что они начинали болеть, что им было тяжело, но все шло очень гармонично и без надрывов. Я просто удивлялся тому, что в наше время молодежь так грамотно и зрело рассуждает: как пролезть вот эту гору, как запланировать этот маршрут.
Наша следующая задача – взойти на К2, и когда они узнали об этом, тут же сказали: «Ну ничего себе, раз такое дело, то мы тогда еще серьезнее будем относиться, так как теперь понимаем, что у нас еще выше есть вершины и еще больше ответственность!» Красавцы! Поэтому у меня был с ними психологически полный комфорт.
Очень показательным я считаю следующий факт. Мы вышли 1 августа на восхождение, и когда спустились обратно, я сказал: «Парни, если честно, я потерял связь с действительностью. Какое сегодня число?» И когда они ответили мне: «Сегодня 10-е число», – я был в шоке – 10 дней длился наш выход, но я не заметил, как прошли эти десять дней, как мы ночевали, что ели, как это все происходило. Хотя происходило очень многое, но настолько все было не напряжно, что я испытал непередаваемое удовольствие от восхождения с этими парнями.
Так вот, погнали. Снега много, опасное снежное состояние маршрута. Мы взаимодействовали с командой Ишутина, который в конце концов пошел с нами по классике, правда, вышел через два дня после нас, потому что шел снег, и он пережидал в базовом лагере. Мы же сказали, раз уж мы альпинисты, то и пошли несмотря на непогоду.
Еще мы плотно и тесно работали с командой украинцев, которых было 6 человек. На маршруте приходилось много тропить: снега много, снег глубокий. С украинцами постоянно менялись и тропили по очереди, поэтому шли в хорошем режиме. Они заночевали на 5800, вырыв пещеру, а мы пошли дальше на 6100. От перевала Дикого и выше - царство льда и снега. 10 дней мы провели в этом снегопаде и пурге, когда ветер достигал до 100 км/ч. Были такие моменты, как на четвертый день, когда мы с 6500 вышли на 6600 и за один день прошли всего 100 метров, больше не смогли потому, что как только выходишь на ребро, как ветер буквально валит с ног. Веревка 20 метров между нами не просто болталась, она натягивалась дугой по ветру. В итоге, мы вырыли дыру и поставили палатку.
На пятый день вылезли на Важу Пшевеллу, спустились в мульду, вырыли пещеру. Украинцы вырыли пещеру рядом с нами, потом подошел Ишутин со своими и тоже вырыли пещеру. Такие у нас получились три дырки на высоте почти 7000 метров, мы их соединили окошечками, через которые передавали друг другу продукты и общались.

На фото справа - Михаил Ишутин, президент Федерации альпинизма Архангельской области, мастер спорта, инструктор 1 категории
Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

Затем еще подошли автономщики, как мы их называем. Есть такие клиенты, которые платят полный пакет или полпакета в Аксай-Трэвел и потом что хотят, то и делают: пристраиваются к каким-то группам, идут по их следам и лезут по их веревкам. Они идут самостоятельно, не связываясь, просто как отдельные личности – удивительно.
На следующий день мы не смогли выйти на восхождение, так как ураган был очень сильный, просидели еще день. Потом небольшое окно: утром встаем – звезды видно, Китай видно, ветер дует, но двигаться можно. И тут же все три наши группы вышли наверх: украинцы, мы и команда Миши Ишутин.

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

В нашей команде, у Вани Осипова, начался сильный кашель, поэтому было решено, что на гору он не идет, а остается в пещере, ждет нас. У Ишутина остался Вова Кондрашов, у которого тоже начался сильный кашель. Конечно, в этой ситуации надо было брать больных и спускаться с ними вниз, но в результате обсуждений приняли решение, что они останутся дожидаться нас. У украинцев тоже через минут двадцать после того, как они вышли, один парень повернул обратно, сказал, что забыл или потерял где-то рукавицы. Конечно, он мог бы потом догнать, но наверно, была другая причина.
В итоге у нас осталось четыре человек, у украинцев и Миши – по пять. Вот такой компанией в 14 человек мы и вышли на штурм. Четыре часа шли до «Обелиска», так как был глубокий снег, а еще большие карнизы, слева по движению.

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

Дальше состояние маршрута оказалось отличное. Обычно там на ноже, который начинается выше Обелиска, очень жесткий фирн, и ты в кошках становишься одной ногой с одной стороны ножа, другой – с другой, при этом дует сильный ветер, и приходится как-то балансировать на этом участке. А тут оказался просто глубокий мягкий снег, следы топтались нормально, можно было хорошо стоять, и мы прошли его в нормальном, бодром темпе, если так можно выразиться, учитывая высоту более 7000 метров. В итоге, выйдя в три часа утра, к 12-ти были на вершине.
На вершине сделали фотографии со спонсорскими флагами и флагом Победы, стали валить вниз.

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

На спуске я встретил Мишу, который шел навстречу, ему всего метров двести оставалось, сказал ему: «Хватит уже, вот она – вершина, засчитываем, пошли обратно». Он: «Да, ладно, до парней дойду». Очень внятно и адекватно отвечал.
Как только наша четверка спустилась к «Обелиску», я по рации сказал Захарову: «Все, мы спустились на Обелиск, идем к пещере». А он мне: «Ребята, ждите. Ишутин плохо себя почувствовал и его сейчас ведут». Двое человек из его группы побежали за нами, а двое остались с ним. Через двадцать минут Захаров сообщил по рации, что там уже пытаются провести реанимацию. Букинич пытался оказать первую помощь, но безрезультатно. Буквально за какие-то пятнадцать минут Миша ушел: глаза остекленели, тело одеревенело – все произошло очень быстро.
Его завернули, и он остался лежать там. Я сказал Коле Захарову: «Ну что, мне подыматься?» А он мне: «Ты обалдел что ли? Три часа дня, если вы будете сейчас пытаться его спускать, то еще парочку человек там положите». Действительно, надвинулся такой ураган, что мы стояли, и у нас сквозь зубы вырывались стоны. Уже следующие три человека были «на подходе»: Вася, например, стоял тоже как неживой, так окоченел от холода. Захаров сказал: «Собирай всех людей и веди вниз». Только к 10 часам вечера мы спустились к пещерам, в темноте уже ничего не видели, по рации попросили, чтобы зажгли фонарики и посветили нам. А Миша Ишутин остался под жандармом, на высоте приблизительно 7300 м.

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

Переночевали в пещере. Утром ураган еще больше усилился. На спуске я молил Бога и одновременно благодарил его, что кашляющие парни шли сами своими ногами. Если бы мы начали транспортировку, то наша группа превратилась бы в похоронную процессию.

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

Навстречу нам вышли красноярцы, которые к тому времени спустились со своего маршрута, потому что Жигалов получил травму.

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)
Александр Жигалов

Оставшаяся двойка с ребятами из Москвы, поднялась к нам на высоту почти 6000метров, ребята принесли чай. Мы спускаться дальше. Там на спуске, когда с 5800 до Дикого идешь, с одной стороны карнизы, а с другой – крутой склон, и приходится идти по краю карнизов и склона, там мы считали. И вот в какой-то момент вдруг обрывается карниз и Букинич с Василием улетают вниз. В тот момент у меня первая мысль: «Все, еще двое. Победа по полной программе собирает дань». Но они пролетели метров десять, зацепились за площадку и повисли на уступе. Удивляюсь, как их глыбами снега и льда не завалило. Мы их вытащили и давай как можно быстрее валить на перевал. В общем, получили полный набор всего, что может произойти. И вот тогда-то я только и осознал, что прошло уже 10 дней.

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

Вот так все происходило, если вкратце рассказывать.
Миши нет. Мы сходили на Гору.
И конечно, я хотел сказать пару слов про «скачки».

Тоска полная. Первое, что у меня вырвалось из нутра, когда я стоял на «Обелиске»: «Дружбан ведь. Зачем он туда пошел? Испортил всю картинку. Нет только не Это». Я полтора часа там простоял на ветру, до сих пор пальцы не чувствуют – потихоньку отходят, но еще не отошли. Холод был несусветный, казалось, что мозги начинают мерзнуть. И вот тогда поначалу такая злость взяла: «Ну как же так, мужик?» А ведь приказать ему нельзя было. Он командир, он начальник своей группы… Случилось несправедливое…

Прошло 4 дня, как я прилетел из Бишкека. Мне «по кайфу», что меня толкают в метро, что я дышу. И… Или я сентиментальный стал или уже взрослый, ведь не первый раз так друзья погибают, которых ты хорошо и близко знаешь, но… когда сюда приезжаешь, и видишь, что тут такая «скачка»… понимаешь в каком ритме живешь – одно, другое, прилетел туда, прилетел сюда, куча дел, – хочется замереть и сказать: «Ребята, я пришел с войны, я друга потерял». Я не был на войне и не знаю, каково это, но для меня это так же – я только что потерял друга, а должен как ни в чем не бывало бежать дальше в этой «скачке» и делать какие-то вещи. Я смотрю на все это и думаю: «Как же так? Почему никто не вздрагивает?» Все звонят, поздравляют меня с Победой, а я не знаю, как передать эти эмоции – они стали или тупые, или, наоборот, сильно заостренные. Все это… не то чтобы все это казалось мне правильным или неправильным, даже не хочу судить о правильности, но само это событие, то, что так вот произошло, а «скачка» продолжается – этого я не могу принять.

Конечно, можно сказать, что мы сами делаем свой выбор и сами для себя придумываем эту «мульку». Я точно так же себя успокаивал на Победе. Когда учащалось дыхание от волнения, из-за того, что происходило вокруг, я начинал глубоко дышать и говорил себе: «Ну ты же сам сюда приперся». На самом деле экстремальная ситуация… До такой степени экстремальная, что я представляя, что передо мной пятеро парней, которых я по сути сюда привел, должны еще спуститься вниз, что в данный конкретный момент даже двигаться не имеем возможности. Двигаемся, работаем на маршруте и вот сейчас мы сидим в пещере. Просыпаемся от того, что задыхаемся и начинаем откапываться, дырку делаем, чтобы хотя бы дышать. И так постоянно в течение ночи. И я смотрю на них и понимаю, что я их старше почти в два раза. Я их сюда привел, и нам отсюда как-то выходить надо, а обратной дороги пока нет. Мы еще идем вперед, и обратную дорогу я пока не представляю – веревки еще не висят, веревки плохие, ветер такой, что думаешь: «Хрен отсюда спустишься». И такая постоянная мысль в голове крутится: «Вот сами себе придумали все это. И даже войной это не назовешь, ведь война – она за правое дело. А с другой стороны, в жопу бы эту войну, и где эти правые дела. И что делать?»
Вот она – наша Победа. Букинич сейчас в больнице. Скорее всего, отчекрыжат ему пальцы слегка, станет настоящим альпинистом – у всех настоящих альпинистов что-нибудь да отрезано.
Я про «скачку» хотел сказать. Приехал в город и снова эта «скачка», опять у меня такой ритм, и не то, что я сопротивляюсь, но как-то нехотя влезаю в эту «скачку» и уже несусь дальше. Мысли постоянно возвращаются, обидно что так произошло. Ведь программа у нас хорошая, на К2 хотим ехать…

Скажи, на твой взгляд, стоит ли оно того? Победа, К2…

Для меня? – Да, стоит. Это моя жизнь. Для себя я определяю это как некий Стержень, вокруг которого крутится все остальное. Все остальное – суета. Я бы, наверно, таксистом работал, или не знаю кем, если бы не альпинизм, жил бы обычной жизнью, хотя не знаю, смог бы жить обычной жизнью. Просто ходил бы домой, зарабатывал деньги и не задумывался о том, что происходит. А тут я задумываюсь и о том, что происходит в самом мире, и относительно себя в этом мире. У меня много друзей, которые перестали заниматься альпинизмом, и по прошествии десяти или больше лет они подходят и говорят: «Вроде все в жизни понятно, все стабильно, но нет в ней того, ради чего жить».

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)

Вопрос не в этом. Вопрос не в том, стоит ли вообще ходить в горы, а стоит ли идти туда, где Победа может достаться ценой жизни? Стоит ли человеческой жизни то, что получаешь взамен?

В любом случае движение вперед осуществляется тогда, когда появляется тот, кто «на острие». Вот к этому «острию» все двигается. Движение цивилизации, да и вообще драйв в жизни придает именно «острие» – то, которое самое острое. И когда кто-то на этом «острие», все остальные, кто так же живет этим, смотрят и говорят: «Я подготовлюсь и тоже буду это делать». Как говорят классики: «Почему ты идешь на гору? Потому что она есть». Почему ты идешь на Эверест? Да потому, что он есть.
Почему К2? Ребята меня спросили: «Почему К2, а не Эверест?» Ответ простой: «Я был на Эвересте, а на К2 – нет». Поэтому К2 будет следующая, а потом все остальное. Поэтому, однозначно – стоит. Я думаю, что и жена Миши Ишутина все это понимает, и она бы его никогда не остановила.

Конечно, первую неделю после гор всегда ходишь, как не от мира сего. Но когда ты просто съездил в горы – это одно, а съездил на Победу – совсем другое, тем более, когда там остался твой товарищ. Конечно, это навевает мысли про объяснимость, обоснованность, нужность, ненужность. Хотя нет, про нужность – этот вопрос уже давно отпал, только вот хотелось бы, чтобы эта «скачка» тоже замечала, что что-то произошло. Но чаще всего она вообще ничего вокруг не замечает – переламывает внутри тебя все, пока рано или поздно ты не перестаешь обращать внимание: а, проехали, давай, скачем дальше… Жизнь человека, оказывается, ничего не значит. «Ну да, – говорим мы себе, – он сам этот путь выбрал, сам пошел». И все, мы дальше понеслись, уложили парашюты и пошли прыгать дальше.

Цена Победы (Альпинизм, победа, яковенко, фар, Ишутин)
Александр Яковенко

А что ты с этим сделаешь?

Ничего не сделаю. Сделаю или не сделаю, но согласиться с этим не могу, трудно соглашаться. Конечно, ты понимаешь, что никто тебя жалеть особо не будет – у всех повседневные заботы, – и мы настолько привыкаем к таким вещам. Вон, «Новости» включаешь и каждый день слышишь, что сегодня погибло три человека, а вчера погибло пять человек. И это обычные люди, они даже в горы не пошли, а что уж говорить о десятке каких-то «придурков», которые поперлись на Гору, и один там остался. Никто не вздрагивает. «Скачка» продолжается.



Фото: Алексей Букинич, АНдрей Васильев, Александр Жигалов

228


Комментарии:
11
Часть фотографий на маршруте -просто шедевр! Любовался, засматривался и завидовал... Фотки со знамёнами , если честно,- не столь интересны.

15
Сильно написано и откровенно! Как будто опять там побывал.

10
Саня молодец. Уважаю. Сильно и честно написал

3
Удачи Вам.
Да в общем-то, всем в этой "связке".

3
СИЛЬНО !!! СПАСИБО !!!

3
Движение цивилизации, да и вообще драйв в жизни придает именно «острие» – то, которое самое острое.
***
Скорее, можно говорить о необходимости приближения к пределам человеческих возможностей и выхода за них. Против этого будут возражать только некоторые люди из числа наглухо упертых. А драйв все же понятие слишком субъективное, как и "острие". Драйв и на дискотеках бывает. И, допустим, наша цивилизация определенно подходит к "острию" (перегружаем мы планетку помаленьку), но является ли это движением вперед?

12
Классное интервью.

7
Спасибо!
..И что завтра опять попрутся, и послезавтра, и- всегда.

3
Саш, хорошо сказал...

9
Мишу очень жалко((((.....

5
Спасибо, очень искренне. Приезжай к нам в Северодвинск.

3
А когда планируется экспедиция на К2?

17
Саше спасибо за интервью и мысли вслух. Странная была экспедиция, странная команда... Попытка смешать традиции и тренды. Не соглашусь, что на Победу можно зайти только военным строем и под четким командованием. Надо быть ментально готовым, прежде всего, гора давит своей мощью, размером, ветрами и количеством погибших. Там ведь от самой Звездочки, каждый метр пути, есть куда падать и есть чему падать на голову. Там персональная ответственность и никто не поможет. А когда строем и под командованием, персональная ответственность уходит на второй план, и появляются мысли, что можно заехать на общем паровозе и если что, тебя спасут... Мэй би, но не там, точно, не там...

10
А в чем странность команды, насколько понял работали три команды - вполне независимых по автономии друг от друга.в чем смешение традиций и трендов? То, что надо быть ментально готовым- так достаточно посмотреть на список участников ( зеленых пацанов я там не увидел).а ходить по- военному - это ходить командой( чему автор научен) , а уж в группе всегда должна быть дисциплина, не хуже военной.командой особенно сложенной всегда ходить проще- все уже притерлись и знают о о друг друге многое, команда и способна на большее, чем сборняк.
Персональная ответственность на высотных восхождениях всегда имеет место, как впрочем и в жизни-умираешь всегда в одиночку.
По поводу помогут или нет, команда может помочь, с важи спуски больных были.
По поводу паровозов- а нанять гида и взойти на вершину- это ведь тоже помощь,тоже перекладывание ответственности и опять же ожидание помощи от более опытного участника.
Поэтому спасибо автору за его рассказ

6
РИСК же у нас В2В, т.е. можно не только читать, но и писать. Написала то, что чувствую, как воспринимаю и что по этому поводу думаю. У меня другой экспириенс с этой вершиной, отличный от Сашиного. Не согласна я лишь в том, что нужно идти на вершину по приказу и "когда нет другого выхода, только идти". Опять же, выслушала авторитетное мнение участника другой части команды... Поэтому и создалось впечатление, что состав странный. Смешение традиций и трендов - это о армейско-командном подходе одновременно со скоростными забегами и индивидуальной акклиматизацией.


6
Мои соболезнования родным и друзьям Михаила ...

Саня, хорошо рассказал. Настрой. Команда. Эмоции.
Давно такого не было.
Анализ. Философия. Время.
Если иного не произойдёт, то снова цикл повторится.
Дежавю. Чо-ойю. Гребенюк.

5
Спасибо!
Хорошая подборка фотографий.
Как будто побывал там снова.

7
Саша спасибо. Восхищаюсь всеми кто был на Победе. Мне это дает силы двигаться вперед и физически и морально.

7
Действительно..."Никто не вздрагивает. «Скачка» продолжается...." Жизнь - только миг! Но тот миг, который в горах - ярче!

3
Спасибо за рассказ. Как будто снова тот гребень пережил...

1
Коварный пик,то!?

20
Отличное, эмоциональное, философское эссе. Спасибо. Фотографии - прекрасны.
Психологию восходителей - не понять.
Отец Мень говорил: им (альпинистам) прощается: они идут сознательно на муки, голод-холод, риск, но они идут к небу.

12
Все альпинисты попадают в рай....

19
Себя успокаиваешь?)

1
они там остаются...

3
Спасибо
Проникновенно

9
Ходил на Победу по северной стене аж в 1984 году в команде Солонникова.А посмотрел,почитал-и все вспомнилось,как будто вчера было.Особенная гора,на всю жизнь отметина.До сих пор там лежит около вершины один боец и из нашей экспедиции.Плата за Победу...

8
Маршрут Солонникова на Восточную, это за пределами разума.

4
Дмитрий, а Солонников где там пролез? Линию Валиева-Хрищатого я примерно знаю, относительно нее - где? Интересно просто. Хорошо бы про Победу кто-нибудь накатал бы обзор маршрутов, типа того, что сделал И. Степанов по Коммунизму...


13
Саша, спасибо за рассказ... Очень впечатляет...

По поводу "армейского" подхода... Думаю, Саша имел ввиду другое - на Победе нужно кооперироваться и пахать сообща. Иначе - не залезешь. И тут очевидно - сошлись вместе и пахали в снегу по-честному, по очереди. Потому и залезли... А когда сидят "клиенты" и ждут, пока кто-то протопчет - тогда никто и не поднимается - в одиночку или там втроем-вчетвером пропахать практически нереально - если много снега, просто силы кончатся. Вот пахать сообща, когда каждый выкладывается по своим возможностям впереди - это и есть "армейский" подход.

А насчет настроя... Да нельзя по-другому на вершины ходить, особенно на Победу... Сказал бы так - если ты выходишь на гору с мыслью о возможном отходе - так правильнее вовсе не выходить.

9
Правильнее - оставаться живым. Остальное вторично. Особенно это касается как раз Победы.

6
Это - да. Но - решение повернуть или выйти на восхождение/перевал с мыслью об отходе - это две абсолютно разные вещи.


1
А вершина выглядит так:

www.risk.ru/u/img/73/72637.jpg]

-1
Или так:


0
Или так:https://img-fotki.yandex.ru/get/4602/northrop.12/0_65281_d5a8e6e8_XXXL.jpg

0
Горы бывают разные!и снежные накопительные порции тоже!,покров в районе вершины бывает разный!,в наше время почти все скальные останцы были занесены!

5
Прав Греков лучше бы на Важе ночевал, а не на Обелиске было дело. Прочитав рассказ Яковенко подумал начнутся замечания по поводу "военных"- начались, а как же без этого. Смысл его фразы сдесь уже объяснили не повторяюсь. Молодец и написано увлекательно. И никто ничего не смешивал у них там команда была.

1
Я не знаю как Вы читали, но ночевали то они на Важе. А вот если бы под Обелиском ночевали, может быть Ишутин был бы сейчас жив. Потому что высота ночёвки одна и та же, а энергии затратить при подъёме из под Обелиска нужно гораздо меньше, чем от Важи. Наверное ему её просто не хватило. Это ещё раз показывает, что не надо на Победу ходить с Важи, иначе очень легко стать заложником собственного здоровья или погоды. А после "холодной" на 7000, шансы на счастливое спасение резко падают.

6
Как- то не очень правильно делать такие выводы категорические- чтобы было , если бы ночевали под обелиском- все уже случилось, сослагательное наклонение , вряд ли уместно.и ничего не доказывает , в сторону выбора какой- либо тактики- люди были здесь вполне опытные, для того, чтобы все просчитать.
Ночевать под обелиском кажется предпочтительней, но это на первый взгляд, а возвращаться потом на вижу , да еще с кулями?зачастую это обрекаешь себя еще на ночевку на вазе- роза ветров она - таки с запада, т. Е . В лицо - идти обратно будет непросто, а если еще погоды не будет, тогда можно сесть на гребне , как в 2010 г.
В 98 году , когда наши парни в непогоду после горы сидели на важе, руководитель юдин в. А.- скомандовал парнМ, собрали рюкзаки и сидите в палатке готовые выйти в течении минут 10 , как только появится малейшее окно, это сработало, как только стало понятно куда спускаться , парни ломанулись вниз и спустились. Трудно представить , чтобы было если бы они пошли на гору с обелиска , а не с Важи.
Весной 95 тактический план предусматривал подъем на гору только с важи, обелиск не рассматривался, это может превратиться в мешок.

3
Позвольте.. Какая-же здесь экономия сил (и времени), если на прохождение гребня тратить еще один ходовой день и ночевку на 7000?... Жизнь на такой высоте быстро "съедает" даже без работы. И время "попасть" в засаду с погодой увеличивается в 2-3 раза.. Другое дело что к неплановой ночевке надо быть готовым (физически, технически и морально...). Думаю тактически эти команды были обсалютно правы.

7
Володе Юдину большой привет! Несомненно, любая тактика имеет право на жизнь, и любое из этих вариантов решение может привести либо к засаде, либо к победе. И любое мнение в этом случае будет правильным, и все же это хорошо понимают. От Важи: плюсы - выход налегке и соответственно большая скорость прохождения. Есть шансы хорошо подготовленному спортсмену уложиться в световой день при прочих удачных условиях. Минусы - при любой засаде, как-то глубокая тропежка, непогода и т.п. время в пути возрастает, в световой день можно не уложиться. Никто не возражает, что команда (я имею ввиду всех участников), которая там работала вместе с Сашей - не самые рядовые и тривиальные спортсмены? И они не уложились в световой день, т.е. уже шли на грани фола. А не уложился в световой день - "холодная" на 7000... Знаю людей, которые спускались после холодной живыми, но без последствий (обморожения, мочевой пузырь и т.п.) - ни одного (не исключаю, что они есть, я просто не встречал). И шансов спуститься после холодной куда как меньше. Я еще в этом смысле нахожусь под впечатлениями от дневников К.К. Кузьмина, которые недавно читал... Там очень откровенно рассказано, как все происходило в 60-61-м, в этих страшных по результатам экспедициях... Обелиск: плюсы - короткий, гораздо менее напряженный день, который даже в относительно неприятных условиях может оказаться вполне проходным, т.е. не напряженным; теплая ночевка с нормальным питанием или хотя бы жидкостью - думаю, объяснять не надо этот "плюс"; Минусы - рюкзаки, необходимость тащить на Важу, когда сил уже почти нет и т.п., возможный дополнительный день. Ну, я уже по этим признакам был и буду за второй вариант. Далее. При подъеме через Важу вполне реально дошлепать до Обелиска, т.е. лишний день не терять. Потом Победа - ночевка и после гораздо менее напряженного дня на Горе абсолютно реально свалить хоть до Дикого, а нет - так хотя бы на 5800. А если погоды нет - по чуть-чуть в окнах можно перескочить под Обелиск вместо отсидки на Важе - принципиальной разницы в этих отсидках не вижу. И еще. Если наступит "ж..." - в нынешних условиях на классике с готовыми лагерями можно и бросить рюкзаки и свалить налегке - кроме потерь барахла практически ничего не грозит. При этом самое ценное унести по любому можно.

Ну, где-то так... Поэтому и считаю - тактически более грамотно ночевать под Обелиском. Ну а выбор - повторяю, он у каждого свой, и по понятным причинам, о которых мы тут так замечательно говорим. Должен заметить - это не предмет спора, это предмет выбора... А кто что и почему выбирает - вопрос больше философский, а его правильность - это полученный в итоге результат. В этом смысле вон статистику Г. Старикова все смотрели - очень познавательно... Что-то цифра потерь на Победе не похожа на "0".

И еще о выборе... Это кто, почему и с какими возможностями. Взять Ерохинский траверс - там, особенно по нынешним меркам, монстры пахали а не люди... И, если мне память не изменяет - 12 дней... А кто траверс Победы ходил быстрее? Я все отчеты уже не помню... У Валеры Хрищатого на Победу ушла неделя из 14 дней его Траверса... И это с ветром в спину... Я потом прикидывал скорость прохождения остального - наверно, веревки за ними болтались, как ленточки бескозырки...

И еще... Наверно, в том числе и из-за этого выбора, восхождения на Победу превратились уж совсем в штучный товар. Вот и гадай - это вопрос опыта тех, кто сегодня туда лезет, или прокол в тактике, который заставляет последний ход делать на пределе.

3
Толя, Соколов прошел траверс за 7 дней соло в 2005. Как раз юбилей прошел десятилетний

4
Спасибо, Сергей! Ну, Глеб тоже ого-го. Я же помню, сколько лет он этот траверс все хотел и готовился... Хотел за 24 часа... Такой траверс соло - это уже тоже где-то за гранью возможного... И, в чем-то, за гранью разумного... Даже сложно рассуждать...


12
Какие холодные? Выход с Важи в 4.00. Если вы под Обелиском позже 8.00. назад. Если тропежка, назад. Если на вершине не в 12.00. назад. С собой обязательно палатка и горелка на случай непогоды или травмы. Акклиматизация минимум 6400м. и отдых 3 полных дня. Все. Кто нарушает эти догмы, тот или там, или имеет большие проблемы.

2
Дмитрий, поражает безаппеляционность. Только так и никак по другому. Даже своё видение возвели в ДОГМУ! Хорошо, что Абалаков и Ерохин об этом не знали, а то быть может и не пошли вовсе на Победу. И на траверсы ходить уже тоже нельзя? Только от Важи и до Важи? Я, конечно, очень уважаю Ваше мнение, но каждый выбирает свою тактику сам.

10
Соблюдая определенные правила - согласен. Но вот заценить по Сашиному рассказу - на вершине были, как я понимаю, заметно позже 12-ти. Палатки-горелки с собой, предполагаю, не было. Ну и т.п. Ну нет смысла в ночь тащиться на свет фонариков при наличии палатки. Т.е. взяли и все эти "условия" нарушили. Правда, там с палаткой и сдуть может...

И тут вопрос, что и как взвешивать. На мой взгляд этот подход делает само восхождение весьма второстепенным результатом. Потому как при соблюдении данных правил факт восхождения становится весьма призрачным для большинства. Может это и правильно в системе именно работы с клиентами, но может быть обидно. Но если ставить за основу задачу взойти - пусть даже пожить там неделю - это также нормально, если к этому готов.

Я еще раз повторю - я не вижу здесь предмета спора, а вижу два варианта тактики, имеющих, по-большому счету, равное право на существование. А уж дело каждого - выбрать и подстраиваться-готовиться именно под выбранный вариант. Но мы же понимаем, что вот она, когда рядом, как заставить себя и всех развернуться? Особенно, если понимаешь, что может и шанса больше не будет? А может и не думаешь об этом. У нас тогда в 98-м большая толпа туристов на Хан ходила - человек 20. Больше половины - за 50. Так они сразу сказали - мы пойдем, а возвращаться нам все-равно, когда. Главное - моральная поддержка. Последний из них на вершине был в 19 с чем-то. Последний спустился в 4 утра. Мы, конечно, не спали, периодически от пещер бегали на седло, напоить/встретить, но - никакого намека на ЧП. Шли на одну гору, для этого приехали, фонари взяли, веревки висят - какая разница, день/ночь? Ну а воли пропахать практически сутки у народа хватило. На Победе так не получится...

10
Ночной спуск, это уже ЧП. Свежий пример, Каравшин 2015. Если ходите медленно, выходите вечером. Вверх в темноте идти можно, спускаться нет.

1
Я думаю Дмитрий, Ваши ДОГМЫ основаны чисто на коммерческих интересах. Так проще и надёжней. Зачем тащить клиента через Чон-Терен или по маршруту Абалакова. В принципе тоже можно с хорошими гидами и за хорошие бабки. Но это всё отвлекает. А лучше по принципу Генри Форда: конвейер - не справился, увольняйся (в нашем случае, это не взошёл за 8 часов с Важи - вали вниз, на следующий год приедешь).
Но хочу напомнить, что изначально речь шла не о Ваших клиентах, а о спортивных группах. И Ишутин шёл в соответствии с Вашими рекомендациями восхождения на Победу. К сожалению история не знает сослагательных наклонений...

23
Не надо с больной головы на здоровую. Ишутин работали по своему плану. Они вообще планировали траверс Неру - Победа без акклиматизации. Слава богу не потянули даже Неру, то бы все там остались. Акклиматизация у группы Северодвинска максимальная 5800м. Я такие группы на Победу не пускаю. Минимум должна быть 6400м. Результат, после двух ночей на 7000м заболела вся группа. По ночевкам на 7000м. На горе жить нельзя. Идет износ организма. 1 ночь, нормально. 2 ночь 50% возможность заболеть. 3 ночь 70%. Великие траверсы 80х ходили совсем другие люди, с другой подготовкой. И в те времена помирало достаточно при недостаточной акклиматизации, а вы мне советуете клиентов под Обелиск загонять. В нашей работе на первом месте безопасность, на втором удовлетворенность клиента. На последнем, достижение вершины. Хан Тенгри не Победа. Его вообще рядом ставить не надо. Наши гиды иногда клиентов заводят за один день с 4200 до вершины и назад, при хорошей акклиматизации и состоянии маршрута.


1
По законам физики, говорят, шмель летать не должен. Но он об этом не знает. И летает. Хотя сам склоняюсь к подходу "с Важи до Важи". Надо успевать.

0
Никите Степанову Я там лично о себе написал, что лучше бы мы на том восхождени ночевали на Важе. Никогда не обсуждаю как произошло и почему- потому что это Победа.

1
Спасибо, Александр. Соболезную...

1
Прощай, Миша... Соболезнования родным и друзьям.

1
Хороший материал.
Прощай, Миша.

5
Спасибо за подробный рассказ, пока не была на семитысячниках, но ясное представление теперь имеется. А жизнь - это да - миг между прошлым и будущим..И каким он будет выбираем мы.

1
Не нахожу слов.... Победа порой бывает очень горькой.

0
Спасибо за рассказ!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru