Одиночное восхождение на две вершины Эльбруса. Творческий взгляд.

Пишет balsorond, 03.09.2015 21:59

Начало.




Впервые то чувство посетило меня в 2011 году на Алтае, тогда был мой третий горный поход. Мы поднимались к первому несложному перевалу на Северо-Чуйском хребте. В отличие от половины группы меня совершенно не беспокоили проблемы акклиматизации, я бодро шагал наверх впереди всех. Когда разрыв стал существенным, а тропа достаточно пологой для привала, я скинул рюкзак и уже собирался дожидаться остальных, но мое внимание привлекла невзрачная вершина, у которой скорее всего даже не было никакой категории сложности. Налегке мне хватило десяти минут, чтобы подойти к ней вплотную. И вот остался заключительный перегиб, едва я за него зашел, скрылся и перевал, и цепочка людей, что тянулась в его сторону. Я остался один, и только тогда мне действительно открылось, зачем я хожу в горы. Вид, что скрывался за перегибом, конечно превосходил все ожидания, но дело было даже не в нем. Это было то чувство, будто после трех лет поисков Шамбалы ты находишь её у себя внутри. Состояние гармонии и покоя, когда прекрасный огромный мир открывает себя в первозданной красоте, и дает понять, что ты неотъемлемая его часть, что ты находишься на своем месте. Горы говорили со мной: далеким шумом рек, отголосками камнепадов, завыванием ветра. В воздухе звучал даже низкий тяжелый гул движения ледника. Я сидел и наблюдал, как божественная красота и чистота природы находит сейчас свое отражение во мне, а по щеке бежала слеза счастья.
Минут через 15-20 я опомнился и решил спускаться. За перегибом снова показалась наша группа. Почти в полном составе они подошли к тому месту, где я оставил рюкзак. Какой бы ни была прекрасной компания, с которой ты вместе идешь в поход, то что я почувствовал на той вершине, на ней и осталось. Если только что весь твой внутренний мир звучал в унисон с внешним, то теперь доносились лишь отголоски.
Тот поход, как и последующие, был полон приключений, впечатлений и эмоций, связанных с замечательными людьми, но это чувство единства со вселенной я вернул себе только в этом году, когда поднялся в одиночку на Эльбрус.

Кажется, только недавно мы начали поход по Северной Осетии - району, который запомнился отзывчивыми и радушными людьми, но совершенно негостеприимной погодой. Вот, кажется, что до финального восхождения на Казбек ещё пилить и пилить через бесчисленные подъемы и спуски, но вдруг ты уже сидишь внизу в горячих источниках и рассказываешь ребятам из коммерческой группы о том, в какую лютую пургу вам пришлось ретироваться со стоянок на 4200, да о том, как застенчивый пятитысячник всего лишь пару раз вылезал ненадолго из облаков.
В горячей воде постепенно начинает возвращаться чувствительность к большим пальцам ног, что является довершающим толчком к печальной мысли: поход-то заканчивается. Но только не для меня.
Беседа плавно перетекает в сторону другого пятитысячника, что на 600 метров выше и куда популярнее.
- Да ладно, неужели пойдешь один на вершину? И не страшно?
Нет, мне не было страшно. А если бы и было, то это даже интересней. Ещё в городе я перерыл кучу материалов и статей об Эльбрусе и не находил, чего же там можно испугаться после свободного лазанья с рюкзаком над пропастью, после ночных прыжков через 50-метровые трещины в леднике, после падения куска скалы тебе на пальцы, после порывов ветра, которые чуть не сдувают с горы 90-килограммового мужика, после развалившихся на крутом ледовом склоне кошек, причем не твоих, а арендованных у друзей. Единственным с чем я ещё не был знаком, так это высота в 5 километров, хотя в своем организме был уверен. Ещё ни разу за всю походную жизнь я не ощущал высотных последствий, да и две ночевки на 4200 – довольно хорошая акклиматизация.
Правда, после этого вопроса я понял то, что уже понимали все остальные участники нашей группы: в простом подъеме на Эльбрус нет ничего особенного. Ежедневно туда поднимаются толпы людей. Для меня лично в таком восхождении будет отсутствовать столь важный элемент, как возможность бросить себе вызов. Потому и пришло тогда это решение:
- Не на одну вершину, я хочу зайти сразу на обе.

Терскол и канатка.



Вскоре я уже регистрировался в МЧС в Терсколе. Кабардино-балкарская погода резко отличалась от осетинской. После Казбека было даже трудно представить себе настолько ясное небо. Для восхождения лучше не бывает, но рано радоваться, в горах погода может меняться по десять раз на дню.
Спасатели у себя на базе ежедневно вывешивают обновленные метеорологические сводки на трое суток вперед. Сверившись с ними, я узнал, что завтра будет столь же солнечно и ясно, но через день возможны помехи. Как раз, когда я собрался подниматься. Ближе к полудню по прогнозам могут наползти облака. К этому моменту я уже должен вернуться, но перестраховаться хочется всегда.
На часах было пять вечера, канатка работает до четырех. Я бы мог, конечно, заломить сейчас наверх своим ходом, часам к десяти даже дошел бы до приюта одиннадцати, но убиваться перед восхождением не хотелось. У меня на Эльбрусе были другие цели. Да и если учесть время на расстановку палатки, приготовление пищи, подготовку снаряжения, короче говоря, подобная туристическая бытовая возня в темноте не являлась моим любимым вариантом времяпрепровождения. Еще одним доводом здравого смысла послужило то, что выше 4000 метров организм после тяжелых нагрузок восстанавливается с горем пополам. Чтобы осуществить задуманное восхождение на две вершины, мне бы пришлось ещё весь следующий день потратить на отдых. Так что солнечный денек пропадал в любом случае.
План остался прежним, завтра на приют, послезавтра на вершины. На крайний случай был день запаса.

За тот вечер я успел закупить и расфасовать продукты на три дня, перебрать снаряжение, отложить все, что не пригодится наверху, размяться на турнике, исследовать ближайшую местность на предмет самых вкусных хычинов и самого быстрого интернета.
К концу дня мы сидели в кемпинге у костра с парой новых знакомых. Один из них представился как Винни. Он только приехал, но когда-то давно уже поднимался на 5642. Второй парень по имени Миша пару дней назад дошел до седловины. Теперь они вдвоем собирались попробовать зайти на обе вершины.
Винни честно признался, что один бы пойти не смог, такой подъем дается очень тяжело морально, потому он и присоединился к Мише.

На следующий день мы пожелали друг другу удачи и хорошей погоды. Я неспешно собрался и отправился в сторону поляны Азау, откуда начинает свой путь канатная дорога. Здесь и пришло осознание, что иду один, только вместо тяжести появилась приятная легкость. Правда, это чувство довольно быстро закончилось, когда перед канаткой я занял свою очередь в большой толпе. Поначалу с рюкзаком и ледорубом был я один. Остальные же праздно толпящиеся на вид просто приехали провести отпуск с семьей или друзьями в какой-нибудь из гостиниц Приэльбрусья, а теперь выбрались посмотреть на главную местную достопримечательность.
Когда в кабину забилось человек двадцать, двери закрылись. Позади меня стояла семейная пара в возрасте. Мужчина с интересом изучал мой рюкзак и торчащий из него ледоруб.
- А вы туда на самый верх пойдете, покорять Эльбрус?
До чего же я не люблю этот навязчивый речевой штамп «покорять горы». Стоит вдуматься, насколько горделиво и самовлюбленно звучит. Ты зайдешь туда и спустишься обратно, лишь на мгновение прикоснувшись к их богатству и величию. Ты проживешь тысячу жизней, а горы будут стоять. Горы могут позволить тебе зайти или нет, решать им. Много таких самонадеянных «покорителей» не вернулось обратно. Горы требует от тебя внимательности, собранности, готовности к любым трудностям. Они требуют уважения. Если забываешь об этом наверху, ты обречен. Несмотря на то, что Эльбрус кажется простым, там погибает до 20-ти человек в год только лишь из-за легкомысленного отношения.
- Человек, который идет в горы, покоряет только самого себя, - ответил я.

Приют 11-ти.



Между тем вагончик поднимался все выше. И когда из-за перегиба показались и засверкали в небе две вершины этого величественного исполина, взгляд был прикован только к ним. Я находился уже не в кабине подъемника, сознание устремилось куда-то далеко. Через «Старый Кругозор» и «Станцию Мир» я проехал в космическом трансе и опомнился только на «Бочках».
Я уже не раз слышал, что встречу с горой все воспринимают по-своему и уже был тому свидетелем, когда мы подходили к Белухе. Кто-то отстранялся от внешних обстоятельств и уходил в себя, некоторые люди переполнялись воодушевлением и энергией. Реакция была абсолютно разная, но в каждом что-то ненадолго менялось. Но то было на Белухе, подъем к Эльбрусу многими окружающими меня на тот момент людьми воспринимался не более, чем аттракцион: они платят деньги, а их развлекают катанием на канатной дороге и красивыми фотообоями. Сама же гора для них оставалась всего лишь ещё одним знаковым местом на Кавказе, - стоит взглянуть для галочки, конечно же, запечатлеть себя на её фоне, но ничего при этом не испытать.
Я ждал встречи с Эльбрусом целых пять лет, ещё с тех пор, как мне не удалось попасть на Кавказ в 2010 году. Теперь я наконец-то своими глазами увидел, как он возвышался над остальным миром. Пологие снежные вершины обманывали своей близостью и доступностью. Эльбрус внушал безмятежность и спокойствие, но я ни на секунду не забывал, что это опасный вулкан. Если он проснется, на многие километры вокруг не останется ничего живого. Но сейчас он спал. Сейчас этой ясной погодой он будто приглашал меня наверх, взглянуть на мир его глазами.
- Попробуй поднимись, - звали вершины, - здесь для тебя кое-что есть.

Несмотря на то что было уже 7 часов вечера, тропа как наверх, так и вниз по-прежнему была усеяна разноцветными движущимися точками. Одни ближе, другие дальше. Даже в этот час кто-то топал наверх на акклиматизационные выходы, некоторые бодро скользили вниз по талому месиву, что осталось от ратраков и снегоходов. Упорнее всех выглядели сноубордисты, которые уже в десятый раз тащили на себе доску. Все ради одного спуска, который рядом с подъемом покажется кратким мигом. Нелепее же всего выглядела связка из 12-ти человек, но ладно, оставим коммерческим группам их причуды и забавы. К коммерческим группам, кстати говоря, принадлежала большая часть людей на Приюте Одиннадцатити.
Я разместился на скальном выходе справа от тропы и занял одинокое место с хорошей укрепленной стенкой. Все скалы здесь были заставлены палатками и походили на туристические гнездовья, но, несмотря на это, ещё оставались свободные расчищенные места. Рядом с моей палаткой возвышался из общей гряды камень, на котором было довольно удобно сидеть. На нем я и провожал скрывающееся за западным склоном Эльбруса солнце и всматривался в бескрайние панорамы.
Если уже с подножья Главный Кавказский Хребет казался заборчиком вокруг богатого особняка, то что же будет на вершине?
Беспокоило в этом виде только одно - облака. Пусть пока небольшие и редкие, но пару часов назад их не было совсем. Неизвестно, во что они превратятся завтра, возможно, утром Эльбрус будет выглядеть далеко не таким приветливым. Настораживало и то, что хорошая погода стояла уже слишком долго.
Я отогнал от себя эти мысли и с закатом отправился в палатку. На часах было 19.15, будильник заведен на половину второго ночи. Как я читал, в час ночи обычно многие уже начинают подъем.
- Ты не боишься, что на вершине будет проходной двор? – интересовался внутренний голос.
К завтрашнему подъему все было готово заранее: в джетбойле налита вода для завтрака, в бутылке - для восхождения. До часу ночи в тамбуре палатки они замерзнуть не успеют. Одежда и снаряжение сложены отдельными кучками, носки и стельки от ботинок с собой в спальник. Никогда ещё не чувствовал себя таким педантом. У меня не было маленького штурмового рюкзака, поэтому всё самое ценное я убрал в небольшую поясную сумку. Там же лежал сникерс и вершинная шоколадка. Есть у горных туристов, если кто не знает, такая традиция: каждый перевал или вершину отмечать шоколадкой. Я ещё успел подумать тогда, что один из весьма весомых плюсов соло-походов в том, что вся шоколадка достается тебе одному. Но есть и второй, не менее весомый - только ты сам решаешь и отвечаешь за себя.
- Завтра я буду там первым.

Одиночное восхождение на две вершины Эльбруса. Творческий взгляд. (Горный туризм)

Рассвет.



С первым звуком будильника я открыл глаза. За короткие пять с половиной часов мне приснилось столько всего, что казалось, прошла неделя. Как часто бывает, когда перед сном на чем-то сильно фокусируешься, за ночь подсознание способно предложить тебе любой из вариантов дальнейшего развития событий. Я уже раз 10 успел подняться на вершину, столько же раз оставался в палатке из-за непогоды, спасался от лавины, срывался с неизвестно откуда взявшегося обрыва, падал в трещину, отправлялся после Эльбруса сразу на Пик Ленина и т.д. Теперь, когда момент истины наконец-то настал, и я четко ощущал свое присутствие в реальности, в голове зрел только один вопрос: «Что там с погодой?»
Я выглянул из палатки и увидел один из главных поводов находиться подальше от городов – звезды. Бескрайнее море звезд. Небесные тела мерцали, переливались разными цветами, оставляли после стремительного падения тонкую черту. Прямо над моей головой они сливались в один широкий поток, текущий от одного горизонта к другому, – млечный путь.
Эльбрус меня ждал.
И не меня одного, медленно, но верно вверх по склону уже двигалось некоторое количество фонариков.
Возвращаюсь в палатку и готовлю завтрак.
Я читал множество отчетов, где люди рекомендуют перед восхождением есть по минимуму или не есть вообще, если не лезет. Должен сказать, это заблуждение, нет, даже не так, редкий идиотизм, а не рекомендация. Энергии на подъем затрачивается колоссальное количество, и в первую очередь она берется из того, что ты съел накануне. Завтрак обязателен, можно даже запихивать через силу. Да, есть риск расстаться с ним по пути, но если у тебя плохая акклиматизация и слабая физподготовка, тошнить будет в любом случае, и куда хуже, если это будет собственная желчь. Лучше подобрать еду, которую организм воспринимает и усваивает лучше всего, очень хорошо подойдут продукты с наибольшим содержанием сложных углеводов, а также какие-нибудь фрукты. С собой тоже необходимо взять что-нибудь кроме воды. Очень часто даже простой перекус способен облегчить высотную болезнь, главное - перебороть отсутствие аппетита.
Сборы и завтрак не отняли много времени, в 2.26 мой фонарик присоединился к общему движению, правда чуть стремительнее остальных. Зубья кошек и штычок ледоруба со звонким пением вонзались в промерзший фирн. Вешки на тропе стояли через каждые пять метров и не давали заблудиться в темноте. Я взял средний для себя темп и решил, что буду тридцать минут идти, пять отдыхать. Когда показалось, что время первой ходки истекло, я посмотрел на часы. К моему удивлению прошло всего 10 минут. Когда идешь один, слегка искажается восприятие времени. Да, это будет долгий подъем.
Ближе к трем ночи ратраки и снегоходы участили свое движение. После них тропа представляла собой не самое удобное место для подъема: в рыхлом снегу нога утопала и съезжала чуть вниз после каждого шага. Куда комфортней было идти по нетронутой ледяной корке вдоль общего движения.
По пути я уже успел обогнать достаточное количество людей, но из-за «экспресс-доставки» их количество надо мной только увеличивалось. Ничего страшного, все изменится, когда я дойду до косой полки. Сейчас люди, поднимающиеся в кабинах ратраков, выглядели уверенно и гордо, в их взглядах улавливалось приятное предвкушение, только завидовать нечему. С того момента, когда они высадятся на 5000 и продолжат путь на своих двоих, им придется расплачиваться за эту маршрутку не только наличными, но и своим самочувствием.
С кем-то удавалось обменяться парой слов на склоне, хотя половина еле выдыхала ответное приветствие. Один из иностранцев недоумевал: «Where are your poles and backpack?» Когда я ответил, что они мне не нужны, он спросил: «What about drinking?» Пришлось побороть в себе искушение ответить что-нибудь вроде: «Only vodka». Я показал ему бутылку с водой, которая была прикреплена к ремню поясной сумки под курткой.
В четыре часа утра отпала нужда в фонарике. Встречать рассвет на склоне Эльбруса – редкое удовольствие для тех, кто сумеет его получить. Это зрелище врезается в само твое естество ледяным ветром, учащенным стуком сердца, недостатком кислорода и напряжением каждого шага. Это взгляд с иного ракурса на рождение нового дня. Это сияние, которое озаряет тебя со всех сторон. Это гигантская тень от горы, которая делит землю на два мира. Это один из тех моментов, которые остаются частью тебя навсегда.

Главная вершина.



В половину пятого я был у косой полки. На небольшом вытоптанном участке здесь толпилось довольно много людей. Примерно половина из тех, кого доставил сюда гусеничный транспорт.
О косой полке многие в отчетах отзывались как о долгом и изнурительном участке, который вытянет последние силы. Не заметил. После подъемов по живой осыпи на перевалы 2А это место не выглядит чем-то особенным. Хотя следы чужой слабой акклиматизации здесь попадались на снегу через каждые 20 метров. Препятствием для меня являлись только две группы любителей острых ощущений из ратраков. Их скорость передвижения можно было сравнить с дрейфом литосферных плит. И, конечно же, они не собирались уступать тропу. К счастью, хорошие навыки хождения в кошках позволяли мне просто обходить их сверху по склону. Теперь уже они провожали меня взглядом.
В 5:25 я был на седловине. Здесь сидела на привале перед заключительным рывком коммерческая группа, а чуть выше по тропе, отдыхая после каждого шага, двигались трое парней. Взгляды у некоторых сидящих были затуманены, те же участники, что сохраняли относительную ясность ума, оценивали, насколько здравомысленным было решение отправиться сюда.
Я пообщался с одним из инструкторов. Он рассказал, что путь на главную вершину можно срезать, если взять сильно правее от тропы, но будет круче уклон и возможны трещины. Обсудил с ним также дорогу на восточную вершину и узнал, что там должен быть мотоцикл, указывающий на удобный спуск.
Через пять минут я продолжил свой путь. Ярко выраженной тропы в указанном мне направлении не было, но следов от кошек хватало, по ним я и двигался. Где-то через 200 метров подъема эта дорога соединилась с основной, утыканной вешками. Я оглянулся: трое ребят оставались далеко позади, а кроме них никого. Что ж, полный вперед!
Есть у слова «Красота» хорошее определение – это когда нет ничего лишнего. В горах же наступает рано или поздно такое состояние – в твоей голове только ясность цели и больше ничего лишнего. Так я и шел по предвершинному плато, в абсолютной красоте.
Так я и оказался на вершине. В 6.15 утра 21.07.2015 я совершенно по-новому взглянул на выражение «Твой день».
«Да, я мечтатель! И я горжусь этим, ибо именно благодаря своей мечтательности я могу найти дорогу в полной темноте, а затем увидеть рассвет раньше, чем все остальное человечество», - когда-то сказал Оскар Уайльд.
«А мечты надо осуществлять, чтобы для новых появилось место», - сказал мне за пару дней до этого момента один прекрасный человек.
И ещё множество слов, значений и смыслов находили свое место в настоящем. Это был не вкус победы, но любви и благодарности, это было не ощущение превосходства, а примирение с собой и окружающим миром, это была не гордость за долгую проделанную работу, это был лишь один момент - здесь и сейчас. Это чувство, что ты именно там, где и должен быть.
Возможно я на голову болен горами и высотой, но я видел, как весь остальной мир концентрировался в одной слезинке, стекавшей по моей щеке. Пролетев 150 миллионов километров в ней преломился солнечный луч, который играл теперь всем спектром цветов. Широкоугольным кадром в ней отразились уходящие за далекий горизонт хребты и острые пики, и где-то там камень и лед сливались в одну бесконечную синеву. Всё счастье этого момента, все эмоции, которые я только мог когда-либо испытать впитал снег на вершине Эльбруса вместе с одной маленькой каплей соленой воды.
Через 20 минут на горизонте появились трое ребят, что шли следом. Мысленно я пожелал им почувствовать такую же эйфорию и начал спускаться. Мой путь на сегодня еще не окончен.
- Good job! – услышал я, проходя мимо них.

Одиночное восхождение на две вершины Эльбруса. Творческий взгляд. (Горный туризм)

Восточная вершина.



К седловине я спустился по основной тропе. Конечно быстрее было бы идти сразу к хижине, именно от нее начиналась тропа на восточную вершину, но для спуска в одиночку там было крутовато. Сделав небольшой крюк, я подошел к хижине в семь утра с копейками. Здесь и вспомнил про шоколадку. Она пошла очень даже неплохо, правда влияние высоты ощутилось, когда свело от усталости челюсти.
После пятиминутного отдыха настала пора нового подъема. Ко второй вершине двигался я один. После первых десяти шагов долетела наконец-то мысль, что это будет непростое испытание. Темп подъема упал примерно в два раза. Я решил дать себе ещё пять минут отдыха и впервые за пять часов интенсивного движения присел на подогретый солнцем камень. Эти пять минут сделали дальнейший путь немного проще, я уже снова мог выдерживать свой обычный темп, пусть и с бОльшими усилиями.
Под конец подъема эти усилия требовали уже и немалого волевого напряжения. Не без одышки к 8 часам утра я все-таки вышел к кратеру восточной вершины. Только теперь мой организм до конца начал понимать, что такое высота. Голова понемногу начинала гудеть. Может быть это и сыграло бы какую-нибудь негативную роль, но я уже видел финальную точку своего подъема. В такой же абсолютной красоте я снова двигался к цели, правда теперь слегка заплетающимся шагом.
А когда дошел, я просто лег на снег и улыбнулся.
Здесь действительно для меня кое-что было. Здесь для каждого из нас что-то есть. Стоит только прийти и взять. И это что-то - ты сам. Новый ты.
Когда складываешь походный рюкзак, ты кладешь туда только самое необходимое. Наверх не берут ничего лишнего. Когда уже находишься в пути, ты четко начинаешь понимать, нужную вещь ты с собой взял, или нет. А ненужную проще оставить где-нибудь, чем тащить с собой всю дорогу.
Пока поднимаешься на вершину, можно много лишнего обнаружить в своей голове. Только вместо того, чтобы тащить это за собой, не проще ли избавиться от ненужного груза? Скидывай в пропасть все свои страхи и сомнения. Растопи под обжигающим солнцем все свои обиды и пустые привязанности. Срывай с себя слой за слоем свою гордыню и тщеславие, чувство собственной важности и стремление кому-то что-то доказать. Каждую навязанную проблему, все что тебя беспокоило отдай ледяному ветру, пусть он унесет это подальше. Все, что тебе говорили, все в чем тебя пытались убедить, прошлое, будущее – отпусти. Выкидывай из своей головы весь ненужный мусор, пока не останется только этот момент - здесь и сейчас. И на вершине ты получаешь самый ценный подарок - себя самого, нового, очищенного. Самый ценный подарок – жизнь в этом невообразимо прекрасном мире. Новую жизнь. Оглянись вокруг и впитай в себя эту красоту. Нет, она не принадлежит никому, но в этот момент она становится первой частью нового тебя, как станет частью любого, кто готов её в себя впустить. А что до остального, только тебе выбирать, чем наполнить свою жизнь. Теперь это сделать намного легче, ведь ты понимаешь, чего действительно хочешь. А раз уж ты здесь, тебе все под силу.
- Спасибо тебе, Эльбрус, - сказал я через 20 минут и начал спуск.

Мотоцикл так и не был найден, поэтому я спускался тем же путем, которым поднимался. Через пару часов я сидел на камнях около ручейка, где набирал воду, и доедал остатки шоколадки. Чтобы дойти до палатки оставалось только подняться на 5 метров по скалам, но сидел я перед этим полчаса. Такой усталости мой организм ещё не чувствовал никогда, но также каждой клеточкой тела ощущалась жизнь. Мимо меня проходили какие-то люди, носились снегоходы, снова начали свои странные хождения связки из 12-ти человек, но я был погружен куда-то глубоко в свои мысли.
В этом состоянии я успел немного отдохнуть, пообедать, собрать рюкзак, пока не услышал то, чего ожидал меньше всего: снизу меня кто-то окрикнул. Это оказались Винни и Миша, которые решили начать подъем раньше. Погода по прогнозам ухудшалась. Когда они поднялись ко мне, занять освободившееся хорошее место, прозвучал тот самый вопрос:
- Ну как? Рассказывай.
Все, что я почувствовал на вершине, все, что я успел пережить, переосмыслить и пройти догнало меня и врезалось в сознание ярким проблеском новой жизни, новой мечты и новой цели. Только теперь все укладывалось в простые три слова:
- Я сделал это!

Одиночное восхождение на две вершины Эльбруса. Творческий взгляд. (Горный туризм)

Заключение.



На всякий случай должен сказать некоторые очень важные вещи, я не хочу своим примером вдохновить людей на опасное безрассудство. Для того чтобы идти в любые горы, а в особенности на Эльбрус, вы должны быть уверены либо в себе, либо в людях, которые идут вместе с вами. Подчеркиваю, вы должны быть не самонадеянны, а уверены в своих силах, знаниях и навыках. Неопытный человек легко может недооценить опасности и не среагировать на них грамотно. А по поводу людей рядом, было множество случаев, когда в неблагонадежных коммерческих группах инструкторы забывали про кого-то из участников недалеко от вершины и спускались вниз, а последние либо засыпали где-нибудь на камешке, либо были уже не в силах сделать и шага из-за горняжки. Всегда знайте, с кем идете. Пожалуйста, берегите самое ценное, что у вас есть – вашу жизнь.
"Горы не стадионы, где я удовлетворяю свои амбиции, они - храмы, где я исповедую мою религию". Анатолий Букреев.

42


Комментарии:
2
Здорово! Такой рассказ будет интересен где угодно, не только на Риске. Про водку я хохотала, потом перечитала - и опять хохотала. А вообще удивительно, откуда у людей столько мыслей?! У меня только ощущения.

1
Ощущение неоконченности... То есть ожидание продолжения.
С Горой! С восхождением!
Удачи!

2
Спасибо большое)
По поводу незаконченности, да, только сейчас заметил. Почему-то вчера рассказ не прогрузился полностью.

0
Благодарю! Финал достойный! ))))

10
Красиво написано и грамотно! Давно такого не читал на Риске. Всё больше репортажи о текущих событиях с кучей ошибок, вплоть до орфографических. Поместил в избранное. Буду отслеживать - вдруг ещё чем-нибудь разразитесь.
P.S. "К счастью, хорошие навыки хождения в кошках позволяли мне просто обходить их сверху по склону" Всё таки на косой лучше обгонять снизу, хоть там и круче. Тогда Вы только своей тушкой рискуете. Как бы хорошо ни ходили на кошках, но случайное соскальзывание и возможный удар в ниже идущего, могут привести к его неконтролируемому полёту в "трупосборник". Потом всю жизнь себе этого не простите.

0
Спасибо), очень приятно)

По поводу косой полки согласен, но обгонял я на достаточно пологих участках, да и в случае чего успевал зарубиться.

-3
То что человек ходит в одиночку его личное дело,но не очень уместно посвящать в это широкую общественность.Получиться серия-"дурные примеры".Уж больно цена высока...

5
тема соло-походов уже перетерта со всех сторон и правых вы не найдете. Человек красиво сходил, душевно описал! Радость да и только!

8
Владимир, туристы в одиночку ходили с середины прошлого века. Первые восхождения туристов-москвичей на пик Коммунизма: 1959 г. Юрий Кассин с юга, с ледника Беляева (взошёл на 10 день и погиб на спуске) ; 1968 г. Юрий Назаров с севера, с поляны Сулоева (сходил нормально, но погиб уже при возвращении где-то на леднике Шини-Бини). А благополучные сольные восхождения на Победу по маршруту Абалакова в 78-ом Жени Завьялова и в 2009 г. Лёши Косякова (за это восхождение он сталноминантом "Хрустального пика" и это активно обсуждалось на Риске в положительном контексте). Но это пик Коммунизма и Победа, а не Эльбрус в современных условиях и при такой развитой инфраструктуре. Я тоже ходил в середине 80-х соло на Эльбрус в марте, когда там вообще никого не было, да и в этом январе пытался, когда весь народ с 4200 посваливал из-за погоды. Действительно чувствуешь себя гораздо лучше и приятнее, чем когда идёшь в толпе. В толпе лучше государственную границу пересекать, чтобы быть менее заметным, особенно если ты шпион. Сходил человек прекрасно, на обе вершины, писАть умеет - так почему же об этом молчать. Или как в совке нужно молчать и говорить друг-другу на ушко? А "дурных примеров" хватает и в групповых восхождениях, так что, об этом тоже молчать нужно? Или всё таки разбирать НСы большой аудиторией?

2
Автору респект, отлично написано. Побуждает и посмеяться, и задуматься, и поностальгировать. Как говорится, ничего лишнего ))))

А соло при должном опыте и нормальном физическом состоянии - вполне нормальное дело, Месснер тому ярчайший пример.

2
Многое написанное созвучно моим ощущениям в горах. Несомненный литературный дар у автора.
Судя по рассказу, квалификация автора в переводе на альпинизм в районе 3-го разряда, и много "значковой" эйфории. Рановато исповедовать "соло". То что "прокатило" на Эльбрусе еще ничего не значит.
А что касается упомянуго выше Месснера - почитайте его книжки -чудом выбрался из стрещины на Эвересте.

3
А я и не отрицаю дополнительных рисков для солистов. Но соло - это видимо еще и состояние души. Поэтому все риски - побоку, вне зависимости от сложности маршрута. Эльбрус кстати еще далеко не самый хардкорный вариант.

3
За литературный дар спасибо)
В альпинизме я на разряды не защищался, но в горном туризме навыков и опыта для такого соло вполне хватает. На закрытые ледники без связки я сейчас переться не собираюсь)

0
Как раз хотел напомнить,что маршруты с Севера и Восточный гребень предусматривают прохождение закрытого ледника,то есть в связке."Экстремалы " пусть минусуют,но Степанов видит опасность совсем не там.

2
Автор шёл по классике с юга, по маркированной трассе, где трещин и в помине нет.

3
Красиво написал. Язык приятный, стильно, образно. Физухе Вашей можно только позавидовать! Наличие каски на Эльбрусе о многом говорит. Удачи! Надеюсь это не последняя Ваша победа и её творческое осмысление.
Но только это не соло, скорее описано участие в гонке. Но это уже ньюансы, в целом - респект и уважуха!

0
Спасибо, хорошо написано!

Только мне кажется, что текст оборван (технически) Вот что я вижу последнее: "Все, что тебе гов%"

UPD: хм... а теперь нормально.

2
Отлично сходил!
Действительно здоровья много, желаю безопасных дальнейших соло-проектов!
Кто не пробовал, тот не поймёт, это чувство.
Только к нему надо идти осознано и постепенно.
Особенно на более высоких вершинах.
Удачи!!!

3
Понтов много, которые немного раздражают - "К счастью, хорошие навыки хождения в кошках позволяли мне просто обходить их сверху по склону. Теперь уже они провожали меня взглядом..." И так далее). Ну просто Ули Штек напополам с Урубко.
А так - с Горой.

4
А где соло, если на тропе битком народу. Меня умиляют "солисты" лезущие пачками по перилам провешенным нашими гидами. Лезь соло северную стену, это соло. А в одиночку шляться по леднику, это долбо...зм.

3
А с вашими гидами разве можно в Шамбалу попасть?)

8
Главное вместо шамбалы в задницу не попасть.


0
Главное вместо шамбалы в задницу не попасть.

4
Хороший рассказ. Я сам в одиночку три раза поднимался на Эльбрус в прошлом и этом году -май , июнь , октябрь. В октябре с севера был один на горе , два других раза конечно рядом были группы. Да и походы по Кавказу типа единички хожу как правило один. В этом нет ничего героического или безрассудного. Просто нужно начинать с малого - типа одиночного похода в поле рядом с поселком - городом и так постепенно с годами дойти до Эльбруса. Автора конечно же с Горой.

4
"Понтов много, которые немного раздражают.."

Вот у меня тоже двоякое чувство.
В одной стороны да! - мелькают эдакие,типа понты )
Но автор их по полному отработал!
Так что вроде и не понты...)))

С другой стороны удивительное понимание и единение с этой Горой!
И не каждому дано это не только описАть, но и прочувствовать!
С Горой тебя!!!! Отлично сходил! Отлично написал!

Что же касается "соло" по классике, то при хорошей погоде и физухе, ничего страшного...
(если чо - то ходил)
Правда оно не такое уж и соло..)))

0
Наконец прочитал и заключение. Автору двойной респект и за стиль, и за умные мысли!

1
Возникает еще один интересный момент-регистрация в МЧС.Ну не пришел к контрольному сроку,обычно это резкое ухудшение погоды.Что дальше? МЧС в непогоду не пойдет,ночью тем более.Могут и опоздать.

1
А причём тут сольные восхождения? А если группа не вернётся к сроку? Тогда трупов может быть больше из-за раздолбайства какого-нибудь руковода. А так он отвечает только за себя.

0
Просто МЧС-овцы будут опрашивать людей на предмет видели ли вы таково-то, а так конечно, без конкретной информации никто никого искать не пойдет. Дураков просто так лазить в непогоду нет.

1
Не могу понять позицию Никиты Степанова.Почему так рьяно защищает позицию одиночек.Всегда в группе легче справиться с Н.С.Вплоть до того что посылали гонца и он поднимал всех на ноги.Придется привести не очень корректный пример.Геи в стране не запрещены,но пропаганда запрещена.Это как раз тот случай.Много таких чудаков-"нить в прошлое порву и дальше будь что будет..."

2
Полностью согласен. Ходить соло никто не запрещает, а вот рекламировать это надо с крайней осторожностью! Естественно, никто и это запретить не может. Приходится надеяться на сознательность самих "солистов". Которой, к сожалению, не всегда хватает.
Вообще, если человек ходит один по свойствам характера - несколько странно хвастаться этим, как достижением (если само восхождение вполне рядовое). И, тем более, если совершается в "толпе солистов". Тогда я "соло" на Килиманджаро cходил! :-) Правда, шло там человек 500. И, в том числе, в нашей группе нас было 6 + 3 гида. Но шел-то каждый сам! :-)

1
Я не рьяно защищаю солистов, а просто это явление существует и с этим нужно смириться. Я против позиции: "То что человек ходит в одиночку его личное дело,но не очень уместно посвящать в это широкую общественность." Считаю, что это чисто совковский подход. С начала 70-х годов до четырёх групп туристов в год ходили на семитысячники, но молчали об этом, потому что за это не только могли дисквалифицировать (что иногда и происходило), но и устроить неприятности на работе. А сейчас то что, будем по прежнему как страусы голову в песок прятать? Пусть лучше пишут как падали в трещины, ломали ноги, тогда может быть это остановит тех, кто захочет на соло решиться в первый раз.

1
И чего нельзя два раза проголосовать?

Пусть лучше пишут как падали в трещины, ломали ноги
***
А я читал, как кто-то на Эльбрусе в трещину "удачную" угодил и его уже на дне трещины водой затянуло вглубь ледника. Мало популярная страшилка, зато эффективная. Не просто дохнешь, а еще и в действительно полной ж... Надо бы собрать материалы по всем НС на Эльбрусе и выложить их на сайте. У спасателей есть же данные. При мне один ногу сломал, и без всякой трещины. Просто в снегопад во второй половине дня в летней одежде с сосновыми кольями вместо палок поперлись на Гору. Я спускался в легком неадеквате, не одернул идиотищ. Издать книжечку со всем этим не мешало бы как раз в варианте для простых смертных. Никто про трещины-то не знает.

2
Игорь Бритаров в районе Фортамбека нашёл записку Валентина Сулоева, в которой написано было примерно так: "Сижу в трещине. Надо мной звон сосулек. Не знаю выберусь отсюда или нет...". Когда получу её, то обязательно опубликую.

0
.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru