В память о Рыжем...

Пишет GalkAIR, 14.11.2015 07:58

В память о Рыжем... (Альпинизм)
Северный Тянь-Шань. Ущелье Ала-Арча. Май 2014 г.

Все началось странно. Мы с Таней не знали, куда ехать в мае, да и вообще, куда себя деть...
Друзья собрались на Эльбрус, ну и мы, вдогонку, купили билеты на самолет до Минеральных Вод. Тут вдруг Дима Бухал предложил сходить маршрут Барбера на Свободную Корею, да еще Саня Отмахов (он же Рыжий) из Иркутска написал, что, мол, тоже собирается в Арчу, и неплохо было бы вместе походить. Подумали. Решили. Едем.
Сдали билеты до Мин. Вод, купили – до Алма-Аты.
Родной офис «Ак-Сай Travel». Тишина. Перед нами на столе лежит рыжая голова с серьгой в ухе. Саня! В лучших традициях современного общества в этом месте, наверное, должен быть смайлик… Саня спит.
Рыжая голова лениво сползла со стола и поприветствовала вошедших. Саня почти всю ночь провел в таком положении. Что-то изменилось в его внешности. Что? Ах, да, он отрастил щетину…
Как только народ собрался, сразу выехали в ущелье.В память о Рыжем... (Альпинизм)
Мы с Таней идем ходить-бродить в верховье ущелья Ала-Арча, где до этого бывать не приходилось. Парни ложатся спать.
Здесь красиво. Впереди возвышается в. Ала-Арча, чуть припорошенная снегом.В основном, все маршруты находятся в ущ. Ак-Сай, в эту сторону редко кто поднимается. А зря.… Хочется идти все дальше и дальше. Вокруг много зелени, тишина, а впереди неизвестность.В память о Рыжем... (Альпинизм)
- Надо как-нибудь приехать и подняться именно в это ущелье.
- Да…
Второго мая забросились в Ак-Сай. Не смотря на отсутствие акклиматизации, шлось хорошо, и было лестно услышать от Грекова в наш адрес:
- Ух! Горные волчицы!
В Ак-Сае встретили Сан Саныча Агафонова. Значит, будут песни. Сан Саныч выпускает две группы, в одной из которых Шилов Леха из Омска. В память о Рыжем... (Альпинизм)
На следующий день, по старинке, сходили «открывашку» на Учитель. Дима с Сашей все пытались друг друга перегнать и, конечно, на вершину вышли раньше нас с Таней.В память о Рыжем... (Альпинизм)
После плановых занятий началась самая интересная часть сборов. В память о Рыжем... (Альпинизм)Перед Кореей нужно было сходить лед. В этом районе есть так называемая «сопля» - маршрут на в. Байчечекей. Дима с Таней там уже были, а мы с Саней нет, поэтому решено разбиться на двойки – мы с Рыжим идем «соплю», а Дима с Таней – маршрут Гаврилова на в. Корона.В память о Рыжем... (Альпинизм)
Валя Кугаевских из Омска, также приехавшая на сборы, как узнала о наших планах, сразу сказала что-то вроде:
- Галя, ну как ты с ним пойдешь…?
Саня создавал впечатление (особенно у девчонок) эдакого обормота с довольно специфическим юмором. После очередной шуточки в тот вечер он заявил:
- Галь, да все будет нормально! На восхождении я другой! К тому же, таких красивых напарников по связке у меня еще не было.
После чего последовала запоминающаяся Сашина улыбка…
5 мая вчетвером вышли из лагеря. Подойдя под Бачу, мы с Саней повернули налево, а ребята пошли дальше.
Шли молча. Саша и впрямь весь подход был какой-то серьезный, не похожий на себя. Таким я его еще не видела.
Наконец-то увидели маршрут, который сходили, пожалуй, все, кто приезжал в Арчу спортивной группой.
Маршрут похож на водопад…. Такой узкий замерзший вертикальный желоб. Снизу смотрится крутовато.В память о Рыжем... (Альпинизм)
Мы еще в лагере договорились идти попеременно, Саша – на молотках, я - на фифах. Первую веревку прошел Саня, далее мы стали меняться. Решили - кто по очереди дойдет до ключа, тот и будет его проходить.В память о Рыжем... (Альпинизм)
Четкие движения, треск скалывающихся ледовых линз, холод. Наверное, кажется странным, что это может доставлять удовольствие, но, тем не менее, может. И еще какое! Ты полностью сливаешься с маршрутом, становишься его неотъемлемой частью. Четкость и сосредоточенность.
Временами Рыжий доставал камеру и снимал себя на фоне гор. Это выглядело забавно, и самое «забавное» в этом было то, что фотографировал он себя в то самое время, когда я лезла очередную веревку.
В память о Рыжем... (Альпинизм)
- Саня, ты меня вообще страхуешь? – кричала я.
- Да! Галь, все под контролем!
Следом шел кадр моего вида снизу…
Я знала, что все под контролем. Полностью доверяла Рыжему, сама не знаю почему.
Встречаясь на станциях, Саня делал общую фотографию двух чудаков из «племени краснощеких», вытягивая руку с камерой как можно дальше.
Когда Саша шел лидером, на меня валились глыбы льда, стуча по каске и отбивая всевозможные части тела. Когда же я выходила вперед, волей-неволей приходилось платить Рыжему тем же. Укрыться от сколотых инструментом кусков было негде – слишком узкий кулуар. Спасало только то, что нить маршрута прокладывали зигзагом.
Когда дошли до ключа, наступила моя очередь лезть веревку.
- Страховка готова?
- Да!
Полезли... Временами казалось, что лед хочет «выдавить» меня с маршрута. Но я прошла, и довольно быстро. Мы с Рыжим вообще шли в достаточно хорошем темпе, хотя, может, это нам так казалось.
Сане было тяжелее, он шел на молотках.
- Как ты тут лезла? – послышался голос снизу.
Следом показалась ярко-рыжая борода:
- Да, хороший ключ…В память о Рыжем... (Альпинизм)
Мне положен заслуженный отдых, поэтому Саша выходит лидером, к тому же, впереди фирновый участок – лучше лезть на молотках. Осталось совсем чуть-чуть.В память о Рыжем... (Альпинизм)
В обед мы на гребне. Фото на память, ништяки и прекрасное настроение после проделанной работы. В память о Рыжем... (Альпинизм)Я влюбилась в лед, в ощущения, которые получаешь во время прохождения ледовых маршрутов. Да и грех не заметить, что с напарником мне повезло. Все четко, быстро и слажено. Каждый молча выполнял свою работу.
Спуск по развальне. Самое неприятное во всех маршрутах на Бачу – это как раз таки спуск…
Саня спускается чуть быстрее, поэтому периодически останавливается и ждет меня. Мы траверсировали осыпной склон с довольно крупными камнями и оказались на тропе.
- Ну, вот видишь, как мы круто слазили! А ты боялась…. Да я сама серьезность на горе! – сказал Саня.
Да, только после горы эту серьезность как рукой сняло. Всю дорогу назад болтали и смеялись, пока не вышли на связь…
По связи узнали, что Греков вернул наших ребят с маршрута, так как они не укладывались в контрольный срок возвращения. Дима с Таней начали спуск по пути подъема. А спускаться там о-го-го сколько…. Я видела, что на лице Рыжего промелькнуло огорчение, но оно быстро сменилось улыбкой, и Саня сказал:
- Галь, все будет хорошо! Спустятся…
Я ждала ребят…. Каждые полчаса кипятила чай. Он остывал. Я снова его кипятила. Слушала связь. В 24:30 завалилась без сил в палатку и сквозь тишину прислушивалась к звукам снаружи. Дима и Таня спустились в лагерь только в час ночи. Все обошлось.
6 мая вчетвером выдвинулись к основной нашей цели. После обеда вышли на Коронские стоянки.В память о Рыжем... (Альпинизм) Погода стояла идеальная. В память о Рыжем... (Альпинизм)Вокруг только горы и тишина…. Пронзительная тишина, прерываемая лишь хрустом снега под ногами.В память о Рыжем... (Альпинизм)
Я, как и прежде, долго стояла возле хижины «Hotel Korona», пока совсем не стемнело. Очень сложно оторвать взгляд от подсвечиваемых звездным светом вершин. Вкруг стоят горы, белоснежные, неприступные…
На этих стоянках всегда какие-то особые ощущения, несравнимые ни с чем. Кажется, что под снегами этих вершин хранится глубокая тайна, которую никто никак не может разгадать…В память о Рыжем... (Альпинизм)
Ночь в хижине как всегда запомнилась. Мы легли на нары не поперек, а вдоль, валетом. Мое место оказалось прямо напротив выхода. Я не отводила глаз от двери и никак не могла их сомкнуть, так как там, снаружи, вновь доносились эти странные звуки, которые слышны здесь каждую ночь, словно кто-то уже сотни лет не может обрести покой и все ходит, ходит, ходит…
На следующий день вышли на Свободную Корею, маршрут Барбера. Бесконечное снежное поле на подходе «перетекло» в стены Кореи. Впереди берг, который нужно пройти, а под ним большой снежный карниз. Саня обошел его справа практически пешком и повесил веревку, которая спрямилась и уютно расположилась на карнизе…
Дима следом начал жумарить. Я слышала, как он ругался. Но дальше – хуже. Веревка прорезала снежный карниз и оказалась внутри него, а следующей должна идти я. Положение оказалось очень печальным, когда я головой уперлась в карниз и не могла ни разбить его, ни выдернуть веревку из плотного фирна. Сколько прошло времени, пока я так висела, пытаясь исправить ситуацию – известно одному богу…. На грани физической усталости я все-таки выдернула веревку и вышла на верхушку карниза. Сначала сомнения посещали голову, но потом я поняла, что и речи быть не может о продолжении восхождения. Таня всю дорогу жаловалась на боль в ноге, поэтому мы приняли решение спускаться вниз.
Я привязала все бивуачные вещи к веревке, и парни вытянули их наверх. В память о Рыжем... (Альпинизм)
Стала спускаться. Чтобы дойти до Тани пришлось перетерпеть немало страха. Самовыкрута не хватило до карниза, поэтому дальше я пошла без страховки. Под самим карнизом нужно было сделать траверс, под которым блестел крутой снежно-ледовый склон. Страховки нет и нет возможности ее осуществить. Таня, спасибо тебе…. В той ситуации моей страховкой была психологическая поддержка Тани. Я спустилась.
Саня все это время был в двух веревках от нас, поэтому он какое-то время не мог понять, что происходит внизу.
Мы, как только вернулись на Коронские стоянки, собрали вещи парней, позагорали на крыше вагончика, обмозговали все произошедшее за день и вернулись на базу.
Греков не стал устраивать допрос. Он просто сказал, что мы поступили правильно, повернув назад.
Парни спустились поздно ночью. Они сходили гору. Бивуачное снаряжение им не пригодилось.
8 и 9 мая были объявлены днями отдыха. Мы провели разбор восхождения с критической оценкой Грекова, который выслушал каждую сторону и высказал свое мнение. Думаю, каждый понял свои ошибки.
Мечта осталась мечтой, и это здорово, ведь будет повод еще раз вернуться в Арчу, к Свободной Корее – горе, не оставляющей равнодушными ни одного человека, хоть раз увидевшего ее стены…
В память о Рыжем... (Альпинизм)
За ужином в тот день я много разговаривала с Притужаловым Александром из Тулы. Мы говорили о литературе, музыке и путешествиях. В мае 2013 года он тоже был на сборах в Арче, но тогда мы так были заняты спортивными планами, что не замечали людей вокруг. Наконец-то появилась возможность восполнить упущенное…. На этой альпиниаде не смолкала гитара. Оказалось, что Александр искусно владеет инструментом и прекрасно поет, к тому же, наши с ним репертуары оказались очень схожи.
9 мая. День Победы….
Этот день запомнился одним из самых душевных вечеров, которые когда-либо были в моей жизни. Мы пришли в гости к Агафонову. До поздней ночи таяли свечи, не смолкала музыка. Вспомнили старые военные песни. Сан Саныч был удивлен, что молодежь знает такой репертуар. Было очень тепло на душе и… грустно, ведь завтра мы спускаемся…В память о Рыжем... (Альпинизм)
Утром 10 мая, попрощавшись с Сан Санычем и туляками, отправились вниз.
Рыжий проводил нас до а/л «Ала-Арча». У Тани сильно болела нога, и Саня помог ей донести рюкзак.
Внизу Саша напомнил Тане о фенечке, которая ему давно приглянулась на ее руке. Таня, поняв намек, сняла фенечку и подарила ее Рыжему…

Это была последняя встреча с Сашей. Сейчас я пишу этот дневник, а Рыжего уже нет с нами. Ровно год назад Саня погиб в автокатастрофе. В день похорон у него родился сын. Ирония судьбы.
Я помню диалог в Арче:
- Саня, ты на Хана то собираешься в этом году?
- Да, хочу, но тут такие обстоятельства дома.… В общем, не знаю, может, и не получится поехать.
Я тогда сразу все поняла. Санька станет папой. В 2013 году Рыжий поднялся на пик Ленина. Хан был его следующей целью. Планов и целей у Саши было много. Он жил очень насыщенно, участвовал в забегах на вершины, много путешествовал в одиночку, объездил и исходил все Саяны. В последнее время увлекался фотографией.
Он просто относился к жизни. С ним всегда было весело и легко. Да, сначала было трудновато привыкнуть к своеобразному юмору Сани, но потом было уже сложно без него обходиться.
Молодой, сильный, веселый, добрый. Рыжий, рожденный Солнцем….
Всего два раза в жизни, в горах, я сталкивалась с этим человеком, но восхождения, совершенные с ним, наиболее значимы для меня.
На дворе 2015 год. В горах Памиро-Алая на фоне голубого неба горит алый бастион пика Рыжего. Ребята из Иркутска, об успехах которых я с удовольствием читаю на Риске, совершили первопрохождение на безымянную вершину.
Мы тебя помним, Рыжий. Ты с нами…
В память о Рыжем... (Альпинизм)

159


Комментарии:
3
Красивые горы, красивые люди

5
Я помню те майские сборы, тогда же и я познакомился с Сашкой, (помню его искорометный специфический юмор). А также помню тот шок, когда Валька Кугаевских сообщила в конце декабря (вместе ездили в Актру) о его смерти, это сообщение было как гром. До сих пор не укладывается в голове. В общем, помню я Сашку. Спасибо за пост.

13
ryjiy_4a_line_web Санина гора

4
Печально.... Спасибо! Написано - прочитано не отрывая глаз....

3
Спасибо!
Светлая память....

3
Светлая память!
Спасибо, что поделились.

9
Классный рассказ какой. Спасибо, Галка. Саню будем помнить. Очень светлый Человек.

4
Саше светлая память, ребёночку здоровья. Плохо когда люди уходят, хорошо когда есть такие люди, которые не дают угаснуть памяти ушедших.

10
Спасибо за такой живой и проникновенный рассказ.
Саша, мы очень скучаем и помним. P1200376_Cаша

2
Вечная память...

2
Спасибо. Хороший рассказ.
Саня недавно мне снился как всегда веселый:) классный парень был...

1
Галя, спасибо за рассказ! Как всегда проникновенно! Светлая память!

2
Спасибо!
Замечательно пишете!
Прочитал еще предыдущий ваш рассказ про Арчу - тоже понравилось.

2
Светлая память! Очень хороший рассказ! Душевно написано. Спасибо!

3
Спасибо за рассказ.
О человеке помнят, причём, такой светлой памятью, значит - он жив

2
Помню.
Галя, спасибо.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru