Два взгляда на одно первовосхождение. Центральный Тянь-Шань. Пик Пограничник 5279. 4а к.с. через северный ледовый кулуар западного гребня.

Пишет Rurik, 03.12.2015 02:18

В продолжение двухстороннего повествования начатого Ангелиной и Русланом в статье http://www.risk.ru/blog/206372 я с Володей продолжаю в том же ключе о заключительном восхождении в нашей экспедиции под пик Белый.
Два взгляда на одно первовосхождение. Центральный Тянь-Шань. Пик Пограничник 5279. 4а к.с. через северный ледовый кулуар западного гребня. (Альпинизм, пик белый, экспедиция, нилов, головченко, григорьев, лето, горы на которых никто не бывал, вернулись, дневник)


Володя, молодой разрядник.
О первовосхождениях, о том, чтобы добраться туда, где не ступала нога человека, я мечтал давно – начиная с момента, когда начал ходить в горы, и даже раньше. В конечном итоге, в этом для меня смысл и суть альпинизма. Да и всей жизни: по этой же причине я занимаюсь наукой – создавать, искать то, что никто ранее не знал. Однако открывать что-то новое всегда не только интереснее, но и труднее. Эту давно известную истину я в очередной раз ощутил в этом году при восхождении на пик Пограничник.
Идея идти на эту вершину пришла кому-то из наших мастеров во время восхождения на Седой страж, когда они рассматривали главный хребет.
Два взгляда на одно первовосхождение. Центральный Тянь-Шань. Пик Пограничник 5279. 4а к.с. через северный ледовый кулуар западного гребня. (Альпинизм, пик белый, экспедиция, нилов, головченко, григорьев, лето, горы на которых никто не бывал, вернулись, дневник)
Так как изначально это восхождение не планировалось, информация, собранная нами об этой вершине, была достаточно поверхностной: мы знали только, что где-то в этом районе была неудачная попытка восхождения в ходе экспедиции 2005 года во главе с Paul Knott. С подножия и с Седого Стража маршрут просматривался почти полностью: сначала по ледовому склону, затем по скальному гребню на Восток и по снежному гребню на Юг, в Китай, а там уже и вершина недалеко. Почти полностью: вершина окружена чем-то вроде скального пояса, и было не видно, можно ли обойти этот бастион. Однако, хотя Дима сомневался, снизу казалось, что обойти все-таки можно. Поэтому, с самого начала мы не настраивались на длинное сложное лазание: на это не было ни времени, ни снаряжения. Наивно…
И вот, вечером 23 августа мы ставим две палатки на леднике Ферсмана: Сергей, Митяй и Руслан пойдут на вершину Граница, а Дмитрий со мной – на соседнюю вершину, Западнее, в перекрестии хребтов.
Два взгляда на одно первовосхождение. Центральный Тянь-Шань. Пик Пограничник 5279. 4а к.с. через северный ледовый кулуар западного гребня. (Альпинизм, пик белый, экспедиция, нилов, головченко, григорьев, лето, горы на которых никто не бывал, вернулись, дневник)
Два взгляда на одно первовосхождение. Центральный Тянь-Шань. Пик Пограничник 5279. 4а к.с. через северный ледовый кулуар западного гребня. (Альпинизм, пик белый, экспедиция, нилов, головченко, григорьев, лето, горы на которых никто не бывал, вернулись, дневник)
Утро следующего дня встретило нас обильным снегопадом, и мы решили отложить выход. К середине дня, когда снегопад закончился, уже образовались порядочные сугробы, а с Границы, прямо из-под предполагаемого маршрута, сошла лавина.
25 августа снова началось со снегопада, хотя уже не такого сильного, поэтому вышли из лагеря мы только в 8, одновременно с группой, направляющейся на Границу. Было достаточно холодно: не припомню, когда я в последний раз также тепло одевался на восхождение. Но мы были отдохнувшие и готовые к новым подвигам.
Два взгляда на одно первовосхождение. Центральный Тянь-Шань. Пик Пограничник 5279. 4а к.с. через северный ледовый кулуар западного гребня. (Альпинизм, пик белый, экспедиция, нилов, головченко, григорьев, лето, горы на которых никто не бывал, вернулись, дневник)
Как юного падавана, Дмитрий пустил меня вперед, и почти весь маршрут я прошел лидером. Сначала все шло по плану: веревок 6-8 с одновременной страховкой по достаточно крутому ледовому склону, и мы выходим на гребень. Нашему взору предстает Китай! Разумеется, горам нет дела до границ между странами и до мелких человечков, копошащихся внизу. Но главный хребет Кокшал-Тоо не может не разделять два мира – и это чувствовалось: мы видели другой ледник, другие горы. Легкий туман то накрывал их, как будто пряча что-то, то приоткрывал завесу тайны.
Два взгляда на одно первовосхождение. Центральный Тянь-Шань. Пик Пограничник 5279. 4а к.с. через северный ледовый кулуар западного гребня. (Альпинизм, пик белый, экспедиция, нилов, головченко, григорьев, лето, горы на которых никто не бывал, вернулись, дневник)
Дальше снова почти по плану… почти: если сложности на ледовом склоне, связанные с необходимостью периодически тропить и откапывать снег, чтобы вкрутить ледобур, были вполне ожидаемы, то эти же трудности на хребте, но многократно усиленные, стали для меня сюрпризом. Оказалось, что вылезти на гребень и двигаться по скалам, как я себе представлял, было неразумным решением, так как скалы были обледенелые. Вместо этого нам пришлось идти траверсом параллельно хребту, попеременно то врубая передние зубья кошек, то утопая в снегу.
Когда мы вышли на снежный гребень, я думал, что сложности закончились, но они только начинались: движение по нему непостижимым для меня образом сочетало тропежку по пояс и возможность улететь в пропасть. Туман к тому времени усилился, но все же иногда открывал бездну то справа, то слева. В этом было одновременно что-то прекрасное и что-то зловещее.
Два взгляда на одно первовосхождение. Центральный Тянь-Шань. Пик Пограничник 5279. 4а к.с. через северный ледовый кулуар западного гребня. (Альпинизм, пик белый, экспедиция, нилов, головченко, григорьев, лето, горы на которых никто не бывал, вернулись, дневник)
Два взгляда на одно первовосхождение. Центральный Тянь-Шань. Пик Пограничник 5279. 4а к.с. через северный ледовый кулуар западного гребня. (Альпинизм, пик белый, экспедиция, нилов, головченко, григорьев, лето, горы на которых никто не бывал, вернулись, дневник)
Два взгляда на одно первовосхождение. Центральный Тянь-Шань. Пик Пограничник 5279. 4а к.с. через северный ледовый кулуар западного гребня. (Альпинизм, пик белый, экспедиция, нилов, головченко, григорьев, лето, горы на которых никто не бывал, вернулись, дневник)
Пройдя снежный гребень, мы, наконец, подошли к скальному бастиону, и только теперь я почувствовал всю внушительность этого препятствия. Уже позже, в Москве, я разобрался в статье Paul Knott и понял, что они пытались взойти именно на эту вершину и именно эти скалы остановили их группу (они и дали название Пограничник). Но тогда я был в счастливом неведении…
Два взгляда на одно первовосхождение. Центральный Тянь-Шань. Пик Пограничник 5279. 4а к.с. через северный ледовый кулуар западного гребня. (Альпинизм, пик белый, экспедиция, нилов, головченко, григорьев, лето, горы на которых никто не бывал, вернулись, дневник)
Еще одна веревка несложного микстового лазания, и мы уперлись с отвесные скалы. Единственный видимый путь наверх, идущий вдоль трещины, был далеко не простым и явно предполагал технику ИТО. Я уже приготовился лезть, но мой энтузиазм поубавился, когда я посмотрел внимательней на скалы и на скудное снаряжение, имеющееся в наличии. Тем временем было уже около 16 часов дня. Возникали мысли, не следует ли начать спуск, но погода немного улучшилась, туман спал, а главное, вершина, казалось, была так близко, так близко…
Мы встали перед выбором: лезть по сложным скалам или попробовать найти обход. Мы не знали наверняка, куда идти лучше – вот она во всей красе, та самая трудность исследовательского альпинизма. Во мне начал просыпаться первопроходец. Мне стало безумно интересно: что же находится там, за бастионом, как можно туда добраться?
Мы решили поискать обход скал, и начали экспериментировать: два раза я отходил от стены, насколько позволяли веревка и рельеф, чтобы заглянуть за перегиб и найти оптимальный путь. В один момент я даже умудрился закольцевать веревку. Но увидеть удалось немного. Также возникла дополнительная трудность: с Диминых кошек слетели антиподлипы, и это превращало движение даже по некрутому льду в подвиг. В один момент он даже немного сорвался, нагрузив веревку.
Наконец, пройдя три веревки в обход, справа от бастиона, мы нашли альтернативный вариант подъема: по натечному льду, спускающемуся ступеньками почти от самой вершины. Больше всего этот рельеф походил на сосульки, образующиеся зимой при замерзании водопадов. Но как он мог образоваться здесь? – это было удивительно.
«Вот оно! Теперь уже нет смысла поворачивать назад» – подумал я, и с новым энтузиазмом начал преодолевать это препятствие. Однако сначала по инерции я полез с одним ледорубом, и горы быстро наказали меня за излишнюю самоуверенность: я сорвался – благо, буры были вкручены достаточно часто. Когда я взял вторую тяпку, дело пошло лучше, клювы инструментов легко и четко входили в лед. Еще одна веревка по скалам, и мы на вершине! В этот же момент на соседней вершине – Границе – оказались и наши друзья: они окликнули меня, и я даже смог различить их маленькие силуэты.
Два взгляда на одно первовосхождение. Центральный Тянь-Шань. Пик Пограничник 5279. 4а к.с. через северный ледовый кулуар западного гребня. (Альпинизм, пик белый, экспедиция, нилов, головченко, григорьев, лето, горы на которых никто не бывал, вернулись, дневник)
Мы на вершине Пограничник, фото Митяя.
Однако было уже темно (19 часов), погода испортилась, во всю силу дула метель. Поэтому мы не стали долго задерживаться и пытаться сооружать подобие тура, а сразу же занялись спуском…
Я ожидал, пока Дима выкрутит буры с предыдущей точки. Несмотря на пуховку, было очень холодно, особенно рукам, так как перчатки успели изрядно вымокнуть. В голову начали лезть всякие дурные мысли: «А выберемся ли мы отсюда? Каковы наши шансы? Сколько еще мы сможем бодрствовать, хватит ли у нас сил что-то делать до ночи? Ведь нам предстоит еще веревок 15 дюльфера до ледника! И найдем ли мы путь в этой пурге в темноте? Перспектива словить холодную ночевку казалась немыслимой: слишком холодно, слишком большая высота». Но я вспомнил цели, которые поставил перед своей жизнью – предстоящие научные теории, которые не развил – подумал и том, как много еще предстоит открыть и сделать. Все это мобилизовало меня. Но вот Дима подошел, и мы продолжили движение.
Оказалось, что в реестр способностей Дмитрия как кандидата в мастера спорта входит, в том числе, умение быстро и грамотно делать проушины Абалакова, чему я был несказанно рад. Сильно мешала метель, постоянно засыпающая отверстия от буров, что Дима неустанно комментировал в различных изящных словосочетаниях. Мне же мешала необходимость периодически греть замерзающие руки. А также хотелось пить: остатки воды в нашей бутылке превратились в лед. Но, в целом работа шла достаточно слаженно: пока я сдергивал предыдущую веревку, Дима успевал сделать новую проушину. Медленно, но верно мы двигались вниз – и я осознал, что мы сможем добраться до лагеря.
Мы спускались не по пути подъема, а напрямик, через неизвестность. И в этом нашем неумолимом движении было что-то жуткое. Из-за плохой видимости мы плохо понимали, где мы и куда движемся. Иногда даже возникали (хотя и необоснованные) сомнения, а на тот ли ледник мы спускаемся? Мы как будто застряли между мирами и временами. Дмитрий тщательно выбирал путь, так чтобы не вылезти на скалы, где будет сложнее сделать надежную точку. В какой-то момент мы оказались в совсем узком проходе между скалами, но он умудрился хорошую проушину и в этом ручейке льда.
Где-то в середине спуска со мной произошел небольшой конфуз. С понижением температуры веревки все сильнее примерзали к проушине, и сдернуть их становилось все труднее. В таких условиях штатный ус длиной 1 метр был непозволительной роскошью. В результате, сдергивая очередную веревку, я совершил эпичный кувырок каской в скалу.
Уже в районе полуночи, когда мы проходили последние веревки, стало понятно, что все позади. Тогда же мы увидели фонарики у подножия Границы и порадовались, что и у другой группы дела идут не хуже. Спустившись на ледник, я почувствовал себя выжитым апельсином и мог думать только о воде. Плохо помню, как мы пошли по леднику – помню только, что даже это простое действие давалось уже с большими усилиями. Зато запомнилось то, что наши товарищи с Границы, спустившись до лагеря немного раньше нас, нашли в себе силы снова вылезти из палаток и встретить нас с теплым чаем.
Хочется верить, что на эту вершину еще кто-нибудь взойдет, ведь она этого достойна: находясь на стыке миров, она открывает вид на 4 ледника, в две страны. И надеюсь, наш опыт поможет этим восходителям. Хотя мне трудно сказать, какой путь все же лучше – напрямик по нависающей скале или в обход через ледопад. Но одно могу сказать точно: Гора помогла мне узнать себя лучше и стать немного сильнее.


Дмитрий, инструктор.
Два взгляда на одно первовосхождение. Центральный Тянь-Шань. Пик Пограничник 5279. 4а к.с. через северный ледовый кулуар западного гребня. (Альпинизм, пик белый, экспедиция, нилов, головченко, григорьев, лето, горы на которых никто не бывал, вернулись, дневник)
Погода три недели баловала, но на последних восхождениях решила оторваться. Поднялись на ледник Ферсмана, взяли продуктов на 2,5 дня, На следующий день по плану в 4-е выход. Встали, идет снег и весь день сидим, непогода. На следующий день тоже самое, в 4-е встали снег, сидим, к обеду распогодилось, начали шевелиться, откапывать палатки, а почему бы не слепить красавицу...
Два взгляда на одно первовосхождение. Центральный Тянь-Шань. Пик Пограничник 5279. 4а к.с. через северный ледовый кулуар западного гребня. (Альпинизм, пик белый, экспедиция, нилов, головченко, григорьев, лето, горы на которых никто не бывал, вернулись, дневник)
Два взгляда на одно первовосхождение. Центральный Тянь-Шань. Пик Пограничник 5279. 4а к.с. через северный ледовый кулуар западного гребня. (Альпинизм, пик белый, экспедиция, нилов, головченко, григорьев, лето, горы на которых никто не бывал, вернулись, дневник)
Два взгляда на одно первовосхождение. Центральный Тянь-Шань. Пик Пограничник 5279. 4а к.с. через северный ледовый кулуар западного гребня. (Альпинизм, пик белый, экспедиция, нилов, головченко, григорьев, лето, горы на которых никто не бывал, вернулись, дневник)
С места лагеря не видно нашего маршрута, мы с Володей пошли на разведку, подошли под маршрут, 2 часа от палаток, посмотрели выход, поближе рассмотрели нитку, вроде маршрут из трёх частей. Ледовый склон - кулуар верёвки 3, снежный гребень с камнями, по плану между камней обойти, потом не видно, но верёвки две по гребню почти горизонтальному подойти под бастион, вот он не понятен, есть или нет обход, стенка метров 10, с щелью … в общем если бастион не сложный то маршрут 2Б.!!
А на деле оказалось все не так, как я так ошибся??, вот что значит первовосхождение. Оказалось всё в несколько раз длиннее и по сложности минимум 4а, при том, что это первая четвёрка новорожденного разрядника……

Пока ходили, народ не уберёг мою бабуууу….Продукты уже на исходе, начинаем делить и уменьшать порции, спускаться не хочется.
Встали в 4, идёт снег. Подождали, стихло в 6, в 7:30 вышли.
Отдал Володе свой второй фотоаппарат. По разведанному пути подошли под маршрут. Володю отправил первым, пусть тренируется читать рельеф и находить оптимальный пусть и организовывать точки страховки. Всё это он делал не очень быстро, но вдумчиво, вроде по плану время позволяло тренироваться. Помню, мой тренер МСМК по бегу мог в олимпийской деревне по движению спортсмена определить кто мастер, кто разрядник. Что он там видел?? Но теперь я смотрю как движется Володя и понимаю….. Последнее время хожу с мастерами и кандидатами в мастера, поэтому совсем забыл что такое новорожденные разрядники….
Идём одновременно по ледовому склону на гребень. Как то долго идём, оказалось не 3 верёвки, а на много больше, и не снег, а лёд и довольно круто – ошибка № 1 оценки расстояния и сложности.. По гребню между камней, которые оказались не камни, а скалы со стенами, по ледовым склонам траверсом на передних зубьях прошли метров 400 – ошибка № 2 оценки маршрута. Вышли на гребень по которому ещё 200 метров - ошибка № 3 по оценке расстояния (не видно было гребень снизу). Подошли к бастиону, а к нему ещё верёвка - ошибка № 4 (видел стену бастиона, но не видел веревки перед ним).
Похоже у Володи заканчивается запас контроля, начинается потеря снаряжение на маршруте – теряет бур, но он застрял внизу, его спасли.
Вот бастион!, который оказался не 10 м с трещинной под фрэнды, а 30 метров с широкой щелью, в которую не понятно как страховаться. Пока я думал как ИТОшить, расплавляясь на солнце в тишине и благодати, ни что не предвещало бури, Володя искал обход: слазил, залазил, отщёлкивался, продергивали верёвку. Володя что то увидел, закрепился на правой части стены бастиона Я пошёл к нему траверсом по ледовому склону и тут, я 5 метров проехал по ледовому склону вниз, Володя поймал - первый звоночек, что то не так с кошками. Куда дальше лезть не вижу, я обычно наугад не хожу, я пошёл первый, что бы оценить, пролез верёвку по ледовому склону и действительно увидел кулуар, переходящий в скалы с натёчкой. Но тут налетела туча и началось!!. У Володи сдувает перчатку. Отдаю ему свой второй комплект тонких перчаток. Он одевает их поверх своих хлопчатобумажных. Ну и снаряга!, с такой выше 2-ки ходить нельзя, но мы на неё и шли!!….
Володя полез скалы с натёчкой с одним инструментом, слетел, взял ледоруб, пролез ледовую часть. Принял на пол верёвке перед скальной стеной, лишняя станция, потеря времени. Пролез скалы, вышел на вершину. Вершина действительно связная (хотели назвать вершину пик Связной), представляет три снежных ледовых гребня-ножа, которые сходятся на вершине.
Когда я поднялся на вершину - уже метёт и гром. Все! бегом вниз не до туров, не до фото на вершине, мой фотоаппарат в такую погоду не работает спонсорский ОЛИМПУс – действительно всепогодник, что то поснимали, Володя побежал по гребню в сторону севера. Промежуточную точку не смог сделать докопаться до льда. Я пошёл вверх от станции на гребень и тут обнаружил, что подлипала моей одной кошки исчез. Погода меняется, резко похолодало, ветер. Снег, растаявший 1 час назад, стал смерзаться, кошки облипли льдом и не держат, не могу выйти вверх по ледовому склону на гребень! Начинаю оценивать как идти траверсом понимаю, что в случае срыва улетаю в скальный проём. Надо вверх на гребень. Забиваю ледоруб и тут кашки срываются и я на нём зависаю. Ледоруб не инструмент, который чем сильнее нагружаешь, тем крепче садится. Не бултыхаясь, кручу бур, только успел вкрутить бур, ледоруб вылетает. Зависаю на буре Начинаю ИТОшить на бурах. Володя всё это видит и почти смеётся. По гребню разъезжающимися ногами подхожу к Володе погода совсем плохая, начинается гром, жужжит проволока в капюшоне. Володя меня выпускает, подхожу к краю, к тому месту где должен быть выход ИТОшной трещины, но в метели ни чего не вижу. Дюльферяюсь наугад. Приземлился, но понимаю что не там, в 15-ти метрах от гребня. Начинаю траверсировать, делаю станцию, получается косой дюльфер. С Володей договорились, что если не услышит моих команд, то я тяну три раза веревку. Дергаю веревку, кричу, вроде услышал, начинает спускаться, видит что маятник, перекидывает верёвку, приходит. Сдернули, Следующая станция уже в сумерках. Тут Володя теряет фотоаппарат, грел руки в карманах и выронил его – месяц съемок в пропасть… Но не до него. Володя говорит - жертвоприношение горе. Согласен – лишь бы нас отпустила.
Начался снегопад. Почти на ощупь в темноте пытаюсь не разгоняться и не проскочить начало гребня, там где была станция, но в метели и темноте ни чего не могу увидеть, луч фонаря, отражаясь от хлопьев снега, которые летят в лицо, только ослепляет меня, отключаю фонарь - так совсем не видно….темно.. Веревка кончается станции нет, гребня не видно, значит промахнулся смотрю по сторонам - ни чего не понятно, молю гору чтоб стихло..!! стихает, замечаю куда лезть, жумарю обратно 10 метров. Где то тут была станция, не могу её найти, льда нет и натёчка слабая на пол бура. Володя спускается, дюльфер не продёргивается.! Надо подниматься… Володя, на удивление, спокойно, не расстраиваясь поднимается перевешивать дюльфер. Спускается, успешно продёргиваем.
Идём по узкому гребню, я первый, Володя второй. Я не могу устоять на остром гребне - ноги разъезжаются, иду медленно, напрягаю ноги как на лошади, сдвигая их во внутрь (потом ночью в палатке это упражнение мне аукнется, но это потом).. Разворачиваюсь в три такта. Володя позади идёт спокойно, уже не смеётся, а понимает, как сильно снаряжение влияет на скорость движения. Проходим снежный гребень, начинаем спускаться. Понимаю, что так как поднимались траверсом по скальному гребню, вниз идти не сможем, принимаю решение дюльферяться прямо вниз. И начинаются дюльфера на петлях Абалакова, вниз смотреть бесполезно - метель, снег в лицо в лучь фонаря, всё наугад, смотрю чтоб веревка оставляла провис, не всегда так получается, станции ищу долго, капаю ледорубом, ищу лёд, ксть только натёчка среди скал на пол бура. Володя спускается, снег ссыпает прям на мои отверстия, я ругаюсь, мало того что со склона ручьи снега не дают прицеливаться, так ещё Володя засыпает. Начали вмерзаться верёвки в отверстия. Уже вдвоём выдергиваем – одному массы не хватает. Один раз Володя на своём 1,5-а метровом усе улетел маятником, ударившись об скалу каской. Говорит – были бы мозги, отбил бы.
В одном месте верёвка закончилась под карнизом, ни чего нет под станцию, вылазить опять вверх чрез карниз долго. Нахожу щель в скале шириной 0,5 м с натёчным льдом. Ширины трещины не хватает чтоб под углом вкрутить буры, делаю петлю с расстоянием между отверстиями всего 10 см. По опыту знаю что этого достаточно, проверяли в школе инструкторов, и натёчку испытывал, держит как якорь, но страхую станцию закладкой. Я дюльферяюсь, попрыгал – выдержало. Станцию снизу делаю понадёжнее, жду Володю, он довольный спускается, чуть ли песни не поёт. Слава богу он не знает на каких чудесах мы спускаемся, пусть у меня одного голова болит, лишь бы он не встал с замёрзшими руками,…… если встанет, придется с ним спускаться, потом опять подниматься чтоб станцию снять - скорость в три раза упадёт… сил моих надеюсь на это хватит, готовлю себя к худшему, но лучше бы он не остановился и его руки и мозг выдержали. Но судя по его состоянию - он далёко от остановки. Дельферов оказалось многого - около 15-ти. Уже подкрадывалось мысль: откуда их столько, может не туда едим?, но вроде не должен был ошибиться... На связь уже не выходим третий час. Пару раз они не вышли до 12-ти, после 12-ти нам уже не до связи находимся в ручьях снега. Вот склон выполаживается, я не могу докопаться до льда, идём в три такта и всё… земля, 3 часа ночи. С горой! Ну и новорожденный разрядник Володя монстр, всё таки мозги (к.т.н) как опыт и натренированность тела, имеет значение, не отключились в такой ситуации, хватило сил/ума (как компьютеру с большой оперативкой) сохранять контроль над действиями и не ошибаться фатально..... а фотоаппарат этой серии ОЛИМПУС, под водой работает, так что через 1000 лет может кто найдёт и посмотрит, как выглядели и чем занимались доисторические предки.....
Совсем не хочется говорить, что мы покорили вершину….. мы действительно поравнялись с ней на мгновение, и она нас отпустила, позволила спуститься. Спасибо!

При поддержке:
• ФАис Москвы www.faism.ru
• НПФ Баск www.baskcompany.ru
• Магазин Шерпа (Grivel, Julbo) www.sherpa.ru
• Снаряжение Венто www.vento.ru
• Обувь Zamberlan www.zamberlan-russia.ru
• Спутниковая связь предоставлена фирмой GTNT www.gtnt.ru
• Экстремальные фотокамеры от компании Olympus

26


Комментарии:
1
И здесь вам напишем - пожалуйста, уберите под кат все, кроме первого абзаца и фотографии!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru