Когда умирает праздник.

Пишет Aibolit, 29.03.2016 20:17

Когда умирает праздник.

Из цикла Записки альпинистского врача.

Это была первая зимняя экспедиция на Москвина, где собрались Сборная страны, узбеки и питерские, и где, естественно, многие друг друга хорошо знали.Питерские привезли с собой пятерых с острой вирусной инфекцией. У них было два врача, один физиолог, другой - молодой хирург, но из очень хорошей школы. Высокогорного опыта у них ещё не было, поэтому совет Айболита, как надо лечить всех пятерых на этой высоте, они, видимо пропустили мимо ушей.
Через два дня, когда Айболит с Худым увлечённо гоняли в нарды бешеную, питерский хирург позвал на помощь.
Славка помирал. Сознания уже, наверное, не было, а если можно было это назвать сознанием, то было помрачнённое, ещё была высокая температура, и тотальная слабость. Мошников сидел с отёком лёгких под кислородом и на возвышенном положении, а Славка, он бредил, бессвязно бормотал, обращаясь к Аиболиту и просил простить, что не может уже держать верёвку, так как пальцы ничего не чувствуют," О чём он?"- спросил Худой, "Бредит.Вспомнил ледник Витковского" - ответил Айболит.-" Он тогда рукавицы потерял".
Тогда, около шести лет назад, когда смешаная узбекско-питерская группа встречи, естественно с Айболитом и Олегом в составе, выдвигалась на этот ледник снизу вверх для встречи своих команд, которые в плохую погоду объединились на спуске с вершины и дальше шли вместе в верховья ледника Витковского. Эту информацию база получила на последней связи, и эта связь была действительно последней, потому, что батарейки у верхней группы окончательно сдохли.
.......Айболит от Ашота получил кое - какую информацию об этом небольшом леднике, что идти лучше по центру, где трещин нет, если только не занесёт вправо, но и там трещины неглубокие и при слабом морозе снежные мосты проходились легко, но не сейчас, когда стало тепло, пошёл мелкий снег и ледник был накрыт густым туманом, а снег раскис и в тумане их точно, занесло вправо и Айболит, идущий впереди, пересчитал все трещины, какие только там были.
Он помнил, как однажды с Шахиней вдвоём они восходили на очень простой шеститысячник, так, для разминки, шли утром по закрытому леднику, мосты держали и они без труда зашли на вершину. Обратный путь шёл по тому же пути по раскисшему снегу, и Айболит тогда тоже пересчитывал трещины, но было легче, потому, что Шахиня прекрасно управлялась с верёвкой, её реакция была мгновенной и он с удовольствием смотрел на её пластичную, сильную и очень женственную фигуру и думал, что если бы они с ней вдруг оказались бы на необитаемом острове, он бы никуда и никогда не стремился бы оттуда уехать.
Трах!!! Он, задумавшись, ударился локтями, коленями, туловищем об этот алмазной твёрдости лёд, взвыл, Славка верёвку совсем не держал и ,слава богу, трещина была, хоть и широкая, но неглубокая, метра полтора, выбрался сам, пошли дальше, а дальше всё то же....
К вечеру туман разошёлся и створ перевала был уже хорошо виден и можно было ставить палатку, в которую они набились восьмером, сидя, примус грел хорошо, Айболит непослушными пальцами открывал банку тушёнки, финский нож соскользнул, прорезав ему большой палец левой руки, смеясь, попросил Олега перевязать, открыл банку до конца...
Они спали полусидя, прижавшись к друг другу, снаружи опять пошёл снег и дул ветер. Засыпая, Айболит терял контроль и начинал стонать, ссадины горели, ушибы болели и озноб уже начал колотить его, и, когда Олег поднёс к его носу фляжку со спиртом, не устоял, сделал два добрых обжигающих глотка и сразу провалился куда-то в тёмный и вонючий рай....
Как это всегда бывает после непогоды, на следующее утро воздух был свеж, небо - синим, а свежевыпавший снег ослепительно сверкал под весёлым горным солнцем, а ссадины больше не болели, и хотелось только одного, чтобы пришёл Арлекин и не один, а со всеми, и чтоб пришла и ленинградская группа, и вообще, хватит приключений на этот год, и чтобы можно было бы послать все эти горные красоты очень далеко, вот только пусть придут все. Каждые три часа Айболит выходил в эфир на старой рации, которая работала только на передачу, а на приём она не работала, но на базе, Ашот, как потом выяснилось, хорошо всё слышал и утром следующего дня , когда они встретились с обеими группами, и было всем хорошо, и все смеялись, и на сеанс связи Айболит отдал эту рацию Арлекину. Видимо, и Ашот был на седьмом небе, когда услышал позывные - " База, база, я Шура, я Шура, идём все, идём вниз"....
А теперь, глядя на Славу и Мошникова продумав весь план и подсчитав медикаменты и начав почасовое ведение этих двух парней, он с тоской подумал, что хорошо, когда всё хорошо кончается, что вот сейчас, когда пурга и врач Сборной страны не залетел вовремя на ледник, и что опять вся ответственность тяжко упала на его плечи. Он старался об этом не думать , а просто работал. Физиолог каждые пять минут записывал пульс, давление, дыхание, Молодой хирург следил за всеми венозными линиями и Айболиту было с ними легко и приятно, потому, что будучи хорошими врачами , они быстро поймали концепцию и работали сообща, а Лёня Тращ следил за кислородными баллонами. Через два дня, когда Мошников уже нормально дышал, а Славка пришёл в сознание, при установившейся погоде прилетела вертушка, почему-то чёрного цвета, вышел из неё Коля Чёрный, и врач Сборной, Липень, а сел туда уже способный нести свой рюкзак, Мошников, а Славку в полном сознании отнесли на носилках. Потом начались восхождения... Но эта другая история, а пока что все смеялись и всем было хорошо.
Он увидел Славу ешё раз, через полгода, летом. Узнав, что Айболит на Москвина, Славка, воспользовавшись попутным вертолётом, чтобы сказать Айболиту спасибо, прилетел с Алайской долины...
.....Они как раз закончили неудачные поисковые работы на высоте 7300, были нервные, опустошённые, а Россинант и Мона-Лиза чуть не поплатились за это своими жизнями.
"Слава, знаешь, что такое праздник?" - спросил Айболит. Они обнялись. "Знаю - зто когда гору сделал" "Нет, Слава, зто когда все дома".

Источник: Aibolit
123


Комментарии:
14
Из самого первого, наскального издания "Опасности в горах" - "Путник, здесь жизнь твоя, как слеза на реснице..."

8
Пересекались тем летом на ночёвке на Душанбе.
Вы искали погибших зимой.
Запомнилась ваша команда - вы там, на 6900 жили как дома.
Когда мы спустились с вершины - увидели, что вы ушли вниз и оставили 3л консервную банку с компотом из кураги.
Мы - это команда из Харькова.

5
Spasibo vam, chto pomnite

6
Привет!
Кроме компота мы оставили еще кучу продуктов и канистру бензина. Только это была военная тайна, чтобы наш завхоз внизу нас не расстрелял...
Кстати наш лагерь...

лагерь на 6800

2
Стена отличная. мы тоже, глядя на вас, постарались.
У нас был плейер с маленькой колоночкой. Мы Розенбаума слушали и в карты играли, интеллектуальная игра "Лапоть". Кто-то из вас заглянул. говорит - у вас весело, можно посидеть?
Конечно.
А курить у вас можно?
(Вообще-то нельзя было, тренер запрещал)
Можно.
Тогда наш курильщик воспользовался добротой тренера и тоже задымил.

7
Serega, Mona Liza eto Kolia Sergeev. ego tak v tesnom krugu zvali- stariki. Rossinant eto Bloshtein. Ego tak odnagi prozvali za glaza, On vsegda bistro hodil, I bil silen, kak loshad, no seichas on v kresle s kolecikami. Hodit ne moget I gdet operacii. Hudoi - eto Valera Hrishatii. Mi s nim v odnoi futbolnoi komande bili on u menia zashishal levii ugol, a ya bil vratarem. mi togda ne propustili ni odnogo miacha. Arlekin eto nash Sasha Putincev. Ego odnagdi Armian Artistom obozval. Togda Sasha mog igrat vsu noch na gitare I ni odnoi pesni ne povtoril. On brosil pet I igrat posle smerti Finika. Navsegda. Ashot ili Armian -eto nash Elchibekov

0
Спасибо док

3
Врач-альпинист - это большая удача для группы. ХОРОШИЙ врач-альпинист - часто спасение чьей-то жизни.
Спасибо Вам!

0
Интересно на какую вершину тогда ходили в верховьях Витковского? И не в 77-ом ли году это было?

3
1979 god. pervenstvo strani v visotnom klasse. Marazm. Chetire komandi zakazali odnu I tuge stenu, Revoluciu. Ee podelili na chetire sektora I poshli.

0
Да уж, действительно маразм! А как распределяли сектора? По степени приближённости к великому и могучему? Чтобы заранее распределить места?


1
Помню-помню этот цирк.

0
Да, ледник Витковского... Помню, снег мокрый и его чуть не по развилку. Брр... Там, что, всегда так? Ведь высоко же. Правда основную зону трещин мы, видимо, обошли.

0
Там трещины орографчески слева. Меня в тумане занесло, а за мной остальные пошли. До сих пор все ушибы болят, как вспомню. Если бы не туман, всё было бы хорошо. Как там было до и после, не знаю, охоты туда соваться больше не было

0
Там по разному бывало, зимой-иначе, ну, хотя бы, видно все. Но,в целом, гнилое место.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru