Когда замерзало Солнце.

Пишет Aibolit, 11.06.2016 09:15

Когда замерзало Солнце. (Альпинизм)
Когда замерзало Солнце. (Альпинизм)Когда замерзало Солнце. (Альпинизм)"Человек никогда не привыкнет к холоду " - Ф.Нансен.

Из серии "Записки альпинистского врача"
Часть первая

Муз-Джилга один или Когда замерзали ампулы.

"Вобщем, настала пора завершать зимние восхожения"- заключил Ашот, как всегда, принимая решения в узком кругу и обязательно в своей бане. Это надо выносить на федерацию и вперёд.
Айболит участвовал во всех предыдущих зимних сборах, начиная с 1972 года, когда он только попал в эту команду и они поехали в альплагерь Дугобу, ночевали на пупе Сельского, Дошли до Акташа, снега было по пояс, погода портилась, а на осыпном склоне, спокойным летом, можно было схлопотать лавину. Это уже было неинтересно и холодно. Они повернули назад, залезли в домик КСП, и, раскочегарив печку, нашли это более удобным занятием.
1974г. Декабрь. Экспедиция на Кызыл-Огын. Он вспомнил этот студёный Памирский тракт, как спали в кузове ехавшего грузовика, устланном мягкими вещами, а Шахиня положила свою голову Айболиту на грудь и это было самое приятное воспоминание у него от этой экпедиции, потому, что после установки двух промежуточных лагерей поднялась метель, не унимавшаяся неделю. А два дня хорошей прогоды ушли на свёртывание лагерей и эвакуацию, и Айболит с Россинантом проклинали ашотовскую осторожность до тех пор, пока на третий день погода не сошла с ума и они рады были, что унесли оттуда ноги.
1975г. Декабрь. Лагерь Дугоба, Маршрут 5б, Подкова СаГу, Айболит сидел у подножья с Арлекином и Хохлом, пока подкова не была пройдена. После восхождения Мулюк сидел дома в тёплой ванне три дня, не желая вылезать, Ткач, как всегда, катался на горных лыжах, а Мона-Лиза заявил, что он никогда в жизни больше не согреется.
И теперь- 1984, декбрь, Муз-Джилга, высотой около 6200м. Айболит помнил этот райский уголок, где была метеостанция с нелюдимым начальником, кому он когда-то удалил много дней болевший зуб, после чего тот проникшись уважением к Айболиту, а заодно и ко всей команде, стал им всем лучшим другом.
Они выбрали одно из двух мощных рёбер, ведущих на главный массив Муз-Джилги и, начав подъём по этому ребру, заметили, что идут по следу снежного барса. Их здесь много водилось, в этой части Памира. Они знали, что барс , обходя свои владения, предпочитает идти по гребням и рёбрам, откуда он имеет обзор по обе стороны. Айболит вспомнил рассказ Ашота о мулле из Дараут-Кургана, ныне покойного, который, когда Ашот приезжал, всегда был рад с ним встречи и восклицал- "Эй, Элчибек, приехал. Пошли на барса", потом снимал чалму, одевал солдатскую ушанку и они уходили вдвоём на пару дней и в большинстве случаев возвращались со шкурой барса. Это сейчас барса снимают из винта с оптическим прицелом, с безопасного расстояния, а тогда мулла имел прадедовский кремниевый мультук, и это была честь - быть помощником на столь опасной охоте. Барс обычно избегал людей, справедливо считая, что ждать тут милости нечего, однако в безвыходном положении был предельно жесток и дрался до конца, нередко выходя победителем.
Они потеряли его след, как только ступили на снег, то ли ветром замело , то ли выпал свежий снежок, но след барса исчез, хотя они продолжали путь по ребру. Поднялся порывистый ветер, тут же влез под свитера, с ветром пошёл и мелкий снег и ветер задувал его, минуя пуховки, под воротник, на шею, напоминая, что шутки кончились и кончался день и на зтом ветру надо делать площадку, а на площадке ставить палатку, а в палатке резложить барахло и уже холодными и нечувствующими пальцами раскочегарить примус, открыть промёрзшие консервы, а потом вылезти из, уже набирающей тепло палатки наружу, опять на ветер, набрать обжигающий концы пальцев уже твердеющий к вечеру снег, наготовить его у входа впрок, чтоб хватило наутро, накипятить воды, достаточной для чая, а потом и для супа, ещё, чтобы вымыть посуду, и наконец, наевшись, завалиться спать. И утром, когда разбудит наполненный мочевой пузырь, ждать своей очереди, чтобы собрать мокрый спальник в рюкзак, сесть на него, дождаться своей кружки чая и куска заледеневшей колбасы, затем, самое трудное- это вылезти из палатки опять на зимний холод, и прежде, чем снова стать на тропу войны - опорожниться, открывая морозу, ветру и снегу свои потаённые места...
Они шли вверх целый день, двумя пятёрками по свежему снегу, который обильно намело за ночь, и, несмотря на то, что верхняя группа прошла только на сутки раньше, тропы уже не было и всё нужно было протаптывать вновь, и когда наступил ещё один вечер, уже на 5100, они с таким же тяжёлым трудом утоптали площадки для обеих палаток и забрались в уже мокрые и тяжёлые спальные мешки. И когда Айболит проверил свой ящик- АЙБОЛИТКУ, он не поверил своим глазам- все ампулы в ящике вместо жидких лекарств содержали лёд, но, странно, не лопнула ни одна.
Верхняя группа ушла наверх с большим отрывом. Она состояла из пятерых очень спортивных парней, всерьёз решивших идти до конца, и оторвавшись на день вперёд, они уже подошли по крутому ледовому взлёту на отметку 5800, на уютную площадку, с маленьким озерцом, ещё не замёрзшим, откуда и напился студёной и судьбоносной воды Цыганок.
На утренней связи командир верхней группы, Фил, срочно запросил Айболита на связь, сообщив ему, что умирает Цыганок, что вчера ещё был здоров, как буйвол, попил воды из озерца, а сейчас хрипит и изо рта пена. "Ну всё" - Айболит думал с тоской, что же он будет делать, и клял себя, что не предвидел, что будет так холодно, что замёрзнут ампулы, что Цыганок выпьет холодной воды и что так быстро разовьётся отёк лёгких. "Не пей из колодца, козлёночком станешь".- печально пронеслось у него в голове, "Фил, это Айболит, приём". "Слышу тебя" "Может ли он идти?" "Нет, еле дышит" "Фил, срочно спускай, я выхожу" "Это Фил, спуска на ваш лагерь не получится, выходите параллельно склону, можем спустить только по вертикали" "Делайте, мы подтянемся". Айболит отобрал самых крупных ребят, остальным приказал готовить чай и площадку для верхней группы,
Они вышли траверсом на этот семидесятиградусный ледовый склон, рискуя сквозануть по нему прямо к господу Богу, впереди шёл старший группы, грозный и кряжистый Поп, заворачивая ледобуры, за ним Айболит, тяжко дышал за Айболитом гигант Вакула, всех страховали, выпуская обледенелую верёвку, атлет Сарафан и Цой, замыкающим был Мамонтёнок. И пройдя метров двести, они уже стояли прямо под верхней группой и Айболит приказывал вырубить горизонтальную площадку, что было очень быстро исполнено- отобранные люди были массивнее и физически сильнее обычных, Айболит только успел открыть ящик и всунуть каждому из них по две ампулы во рты, как они увидели барахтающиеся тела, скользящие по этому сатанинскому склону, и чудом задержавшиеся посередине и Цыганка, очень быстро спускаемого, почти падающего прямо на площадку. Одного взгляда хватило оценить его состояние. Айболит вытащил ампулы изо ртов, уже оттаявшие, набрал в шприцы, и воткнулся в фарфоровой твёрдости вену на кисти...
... Пена исчезла. Цыганок стал легче дышать, удивительно, встал , хоть и с чужой помощью, и поддерживаемый крепкими мужиками, потихонечку пошёл к жизни...
Задержавшиеся на склоне Фред, Валерка и Жук кое- как спустились сами, а группа, вышедшая навстречу спускавшемуся последним Филу, который справился с этим сам, только подстраховала его.
Как это обычно бывает, всех отпустило, гигант Вакула балагурил, сообщил, между прочим, что ему двадцать восемь лет, а перенёс он двадцать девять сотрясений мозга, а до сих пор умный, кто-то заявил, что он перенёс четыре раза белую горячку, разом и перебивая друг друга заговорили о женщинах, потихоньку спускаясь к 4000 отметке. Снега навалило много и, опасаясь лавины, выпустили Мамонтёнка на длинном поводке, шедшего иногда по пояс в снегу.
Уже парясь с Мамонтёнком и Ашотом в бане на метеостанции, Айболит не мог ответить на вопросы, его мучащие, первое: почему змёрзшие ампулы не полопались, второе, почему после оттаивания не утратили своих свойств, и третье- почему так молниеносно развилась пневмония с отёком лёгких у Цыганка, поднимавшегося регулярно за каждый летний сезон на пик 7495 по три раза. И когда он обратился за разъяснениями к Филу, тот сказал только одно - там начинается ад, который они не ждали и не были к нему готовы.


Часть вторая
Муз-Джилга два, или Kогда замерзало Солнце

Из серии Записки альпинистского врача.
В мульде, на ночёвке 4000, Айболиту приснился сон, что умерла мать, и что он сидит на трамвайной остановке и пришёл трамвай, идущий на тот свет, а в вагоне его мать, счастливая, увидела сына через стекло и махая рукой, приглашает его, Айболита в вагон. Он показал ей фигу, проснулся, уже светало и надо было потихоньку одеваться и разжигать примуса, а в голове ещё бродят остатки этого нелепого кошмара. "Надо же, вроде с вечера трезвым был"- он интуитивно чувствовал надвигающуюся опасность,-"Какая же только чушь не приснится".
Муз-Джилга.... крайняя к западу и самая высокая вершина трезубца Мазарских Альп, высотой около 6200м над уровнем моря. Маршрут- 5б категории сложности. Покрытая вечным снегом и льдом, сразу, от речки Мук-Су на юг, она отделялась довольно крутым подъёмом с 2100 до 5000 метров, а с этой высоты шёл вверх семидесятиградусный ледовый склон до 5800, где маленькое выполаживание с небольшим и чистым озерцом, обещало уютный бивуак, откуда летом уже можно было штурмовать вершину по гребню, с сорокапятиградусным предвершинным взлётом. Метеостанция, где они базировались, располагалась на северном, долинном берегу Мук-Су, вытекавшей с ледника Федченко, где домики и сараи метеостанции прятались между деревьями рощиц и кустарником. Паслись козы и лошади, и вообще это был кусочек тёплой и теннистой центральной Азии посреди первозданного скопления крутых снеговых гор и ледников.
Они поднялись сюда, на отметку 5800 декабрьским вечером по крутому, градусов семьдесят, ледовому и почти бесснежному склону, оттуда, с пяти тысяч метров, где ещё была нормальная памирская зима с обилием рыхлого снега, который, как и положено снегу, раскисал под солнцем, а ночью твердел, покрываясь корочкой льда, а ветер был,как и положено, суровый и порывистый, но можно было от него защититься, закрывшись наглухо ветровкой, а от холода спастись в палатке с разожжённым примусом. Это были их горы, к которым они привыкли. Ну что ж, зима, так зима. И никто из них не предполагал, что ждёт их выше. А выше сначала стал меняться лёд. По мере подъёма он становился всё твёрже, и кошки уже с трудом вклинивались в его толщу, и если бы не снег, который тоже с подъёмом становился более рассыпчатым, как крупа, то они просто скользили бы маятником по этому, уже становившемуся враждебным, льду.
Здесь, на 5800 было всё по-другому. Озерцо было затянуто прочным ледяным зеркалом, и ветер был другой тоже. Он просто дул холодно, ровно и свирепо проходя сквозь их пуховки и ветровки, сквозь их палатки, и сквозь них самих, как через бесплотные привидения, свистел мёртво и равнодушно и не задерживаясь, и они ощутили на себе этот страшный закон энтропии, безвозвратно отдавая тепло своего тела, и не получая ничего взамен. Снег был тоже чужой, шёл вместе с ветром, горизонтально, а снежинки, как металлические опилки, били больно по лицам и не таяли. Здесь не было смен погоды, и вообще, погоды не было, и пламя примуса в палатке тоже не грело. Воздух был тоже другим. Он не согревался, как ему положено в гортани, а проходя в лёгкие, обжигал болью и на выдохе оставался холодным. Это были другие, мёртвые горы, и мёртвое небо, и воздух здесь тоже был мёртвым и казалось, что та, привычная и приятная памирская атмосфера вся спустилась ниже позимовать, примерно, как птицы с наступлением холодов улетают на Юг, а здесь уже начинается стратосфера и не было больше на Земле тепла, а Солнце не грело, потому, что было покрыто толстым панцирем из натёчного льда и излучало сквозь этот лёд холодный и равнодушный свет, как в Горморге, а дневная температура от ночной ничем не отличалась, и появилось чувство незащищённости и ночёвка была, как у покойников перед похоронами, на льду, потому, что замокшие до отметки 5000 метров спальные мешки здесь не высыхали, а влага, которая в них была, превратилась в лёд, и хотелось закончить эту очень тяжёлую, студёную и полную трудной борьбы жизнь, сменив её на лёгкую смерть и вечный покой. И Айболит, продрожав в своём великолепном спальнике всю ночь, наутро при первых лучах замороженного солнца уже сидел на рюкзаке и, потеряв голос, с трудом дышал, повидимому, приморозив гортань. Фред, найдя у него повышенную температуру, вколол антибиотик, и вся группа готовилась его спускать. Айболит чувствовал неловкость перед своими товарищами, по собственному опыту зная, что это такое - спускать больного вместо штурма, что, как врачу ему приходилось делать много раз, но отчасти, он был рад, что парни не пойдут на вершину и этим, возможно, сохранят свои жизни, хотя знал, что они думали по-другому.
... Они спускали Айболита по перилам, по тому же, градусов семьдесят, длинному ледовому, слава Богу, без трещин, склону и Фред, Цыганок и Боец спускались вместе с ним до лагеря 5000м, сберегая его от падения на этом крутом и ледяном обрыве.
....Айболит спускался медленно, потому, что дышал через воспалённую и отёчную гортань и знал по опыту, что при учащении дыхания он неминуемо её закроет дополнительным отёком. И сейчас, если он умрёт, то за его трупом, по закону пакости, будет следовать другой труп и пойдёт зто адское домино и убьёт всю группу, как это уже было у казахов на Победе, и у Роберта Скотта в Антарктике, и поэтому он держался, как мог и не мог.
....Лагерь 5000. Здесь уже нормальная зима и уже нет этой смертной, агрессивной стужи, ни злого, бросающего в озноб, ветра, ни острых, как металлические занозы снежинок, а воздух уже кажется приятным и не студящим глотку и АЙБОЛИТКА, в которой замёрзли все ампулы, как и в прошлом году, тоже здесь, и бензин, и тепло и уже можно было и хотелось жить.
...Группа, оставив Айболита с двумя Серёгами и Гришей, пошла вверх по перилам, в слабой надежде на штурм.
Ближе к вечеру отёк гортани, как и следовало ожидать, усилился, Айболит заметался от удушья, с трудом взял себя в руки, потребовал у парней, которые тоже были в шоке от зтого посадить его,они подсунули под его спину канистру с бензином, сзади неё рюкзаки а он сипел, будучи в удушье, что он всех их наспасал дохрена, а теперь пусть они его спасут хоть разок, и в смятении они, открыв АЙБОЛИТКУ, передавили большинство ампул и шприцов и просили Айболита сказать им, что нужно сделать, он просил их засунуть во рты все оставшиеся ампулы, согреть и дать ему в руки, взял единственный оставшийся шприц, набрал, слава Богу, ещё не раздавленный дексаметазон, атропин, выхода не было, в один шприц и вколол себе в бедро через штормовые брюки и потребовал, чтобы парни растёрли его чем-нибудь. Они раскрыли пару банок тушёнки, достали оттуда жир, растопили, и горячим жиром со спиртом растирали ему спину, грудь и переднюю часть шеи, в спешке перекалив масло, которое обжигало, а он хрипел, что внизу он их всех поубивает, забросали его пуховками, сами оставшись в одних свитерах. Стало легче дышать, он вспотел и заснул.
Ребята спали сидя, всю ночь, прижавшись друг ко другу. Весь пух, который только имелся у них в наличии, был на Айболите. Они не могли также пользоваться бензином, так, как канистра подпирала айболитовскую спину, а они очень хотели, чтобы он остался жить и готовы были для этого на всё.
Утром Айболит уже был вне опасности. Дыхание было свободным и появился очень хриплый голос, и на очередной утренней радиосвязи с базой, он уже сам говорил с Ашотом и Лябой, которые тоже не спали всю ночь, беспокоясь за Айболита, а теперь, услышав его хриплый и бодрый голос, их отпустило, а Ляба радостно кричал в рацию, что больше Айболиту он не позволит курить а весь его курительный эапас уже конфискован, национализирован, и стал достоянием неимущих - Ашота, Лябы и Арлекина. Айболит в тон ему весело хрипел, мол, пусть теперь Швондер и оперирует.
Две группы из четырёх удачно штурмовали, и назад пришли тоже все, а у Змея-Горыныча были отморожены большие пальцы на ногах и Айболит приступил к своим обязанностям.
"Ну, что"- спросил Ашот," что скажет наша славная медицина?"
Айболит печально поднял глаза. Он не мог примириться с поражением и жаждал реванша. Он знал, что в январе планировался зимний штурм пика 7495 совместно со сборной Страны. Ашот дружески улыбнулся. - "Ты уже знаешь, что едешь в январе с нами. Ляба сказал, что без тебя там нельзя, альпинист из тебя сейчас никакой, будешь сидеть в базовом лагере," - Ашот безжалостно разбил его реваншистские планы, и был прав -" и, прошу тебя, поработай этот сезон только на команду, и без обид ," Ашот помолчал, а потом сказал- " На сегодняшний день ты единственный врач, который побывал зимой на этой высоте и нам важно знать твоё мнение."
"Надо ставить тёплую базу как можно выше, на 4500-5000. Там у нас уже были мокрые спальники, а на 5800 они заледенели и мы спали, как покойники, во льду. Надо делать пещеры и нести с собой печку, или два-три примуса на пятерых человек. И больше меха, на ступни, на руки, на голову, и желательно, меховые трусы и жилет" - Айболит подумал немного и добавил -"Это другие горы и другой альпинизм, Ашот, и он нам ещё не знаком. Сколько раз летом люди прихватывали горло, но смертельно опасным, как у меня, это не было. Помнишь Хан? Продолжали штурмовать, приходили, лечились, шли дальше. И отморожения здесь злокачественные, видишь, у Змея-Горыныча были только большие пальцы ног прихвачены, а на следующий день охватило стопы и я с трудом удержал восходящую было гангрену. И это уже по возвращении. А у меня, Сарафана и Цоя эмаль на эубах полопалась. Ты когда-нибудь видел такое? Зимой всё серьёзнее, и все болезни будут протекать по-другому и агрессивнее. И умирать зимой будут по-другому, возможно, от незначительных травм и быстрее . Смерть там ходит ближе, чем мы предполагали и она там привлекательнее жизни. Мы ещё очень мало знаем. И нужно менять снаряжение, одежду и тактику, и, наверное, менять кое-что и в медицине, и в витаминных добавках. А то, что мы ходили раньше, то это был курорт."
Его гортань болела ещё около полугода, а потом она перестала закрываться при питье и он был вынужден следить за собой, чтоб не захлебнуться, а сердце стало сильно биться при нагрузках, и когда он лежал, то через подушку явственно выслушивал у себя вместо второго тона шум, который так и не исчез за всю оставшуюся жизнь.
Нансен был прав. Никто из них так и не привык к холоду.
______________________________
Мои спасители, которые нашли во мне брата, а я в них-
Сергей Терешин, Сергей Тишков, Григорий Требисовский. Пока жив, помню.
И все ещё живы. Вставьте в комментарии свои фотки, пожалуйста.

Источник: Aibolit
117


Комментарии:
3
[img=22206
Спасибо Боря за рассказ.Память уже тогда крепкая была!Несколько фот из тех времен...
На 4800

5
Богачев Иван
Цыганок и Чарли на базе

6
2-2
Фрейд на 5000

3
2-80
Жоржик,Боец и Цыганок на 5000

5
4
Худой Бык и Цыганок там же

4
Костя, это я слева....

1
Не знал, что Сергей ещё и боксёр!))


4
3
Путь к 5800м.

3
Спасибо за рассказ, замечательно написано.
А насчёт ампул-это да, очень часто замерзают, но очень редко из-за этого лопаются...

1
Замечали, что ампулы устроены так, чтобы всегда оставалось свободное пространство. Это как раз для того, чтобы содержимому, при замерзании, было, куда расширяться...

4
гыыыыы - оставьте верх трехлитровой банки без воды и вынесети на мороз. посмотрю, как она не лопнет )))))


4
Внизу, в урочище Алтын-Мазар 2750, зима еще не пришла, тепло, проверяем палатки...

Алтын-мазар

Лагерь 4100 (№1)

4100

Лагерь 4900 (промежуточный)
За день, а он короткий, не успели дойти до "мульды", между лагерями №1 и №2 было провешено несколько веревок, что резко замедлило темп восхождения.

4900

Лагерь 5100 "мульда" (№2)
Основная высотная база, где был большой запас продуктов и топлива.
Выше начиналась основная техническая работа.

мульда 5100

Лагерь 5700 "плечо" (№3)
Пока ровняли площадки под палатки, что заняло около часа, в сланцевых плитках наковыряли золота, в идеальных кубиках с гранью в 1 см...как потом оказалось это халькопирит... сопутствующий минерал в золоторудных проявлениях....внизу у Алтынмазара, у места слияния рек Каинды, Сельдары и Сауксая, образующих р.Муксу, даже драга брошенная промышленная валялась...говорят...

ночевка 5700

Отсюда наша группа начала спуск...

1
Серёж, я таки думал что все знали- халькопирит-золото дураков :)

3
Откуда знать, мы же не геологи...
Все кубики раздал, ни одного не осталось у самого...
Когда между выходами наверх, пошли гулять вверх по долине Муксу, всех охватила золотая лихорадка, все скалы вдоль реки обдолбили, но внизу были мелкие, поэтому наверху, когда увидел крупные, не удержался наковырял....-:)))


4
Люди, проводящие значительную часть жизни на 5-8 километров ближе к Богу, могли бы рассчитывать на его большее расположение, и Небесной Канцелярии тоже...А может, оно так и есть?

1
Оттуда и ТУДА ближе...

4
Сильно написано! Аж мурашки побежали.

2
Классное название. навевает уже подзабытые ощущения!!!
Нда... зимой на высоте - далеко не все зависит от человека. и зимой (особенно на пике формы) влегкую залететь от невинных по лету шалостей.

0
Спасибо за рассказ!

0
Спасибо за рассказ!

4
babur, Avergor, спасибо, зимой там мы чувствовали, что ничего не знаем, и Валерку с Колей тоже потеряли от незнания, я имею в виду зимний выход на 7495

3
Откопал еще немного слайдов, их вообще много, но плохо отсканировались, все блеклые...
надо пересканировать.

Утро на 4900, слева Борис, справа я, спиной...сидит Игорь Мусин, за ним Костя. Это у нас завтрак, в палатке не реально было сидеть, иней такой, что пока соскоблили,потом просушили....

4900 завтрак

На летнем фото Музджилги с вертолета- вот так выглядит путь подъема

Музджилга  6376 маршрут

Спуск с Борисом...слева Серега Терешин, справа я...

спуск Бориса

5
С вертолёта глядится четкая 5б, а зимой дорога на тот свет. Спасибо, мужики, что не дали помереть

1
Aibolit! Так Вы же оказались между двумя тёзками! А значит, удача не имела право Вас отвернуться...)

1
Сеанс связи кстати, вон антенна торчит и рация у Сереги. Гриша снимал нас....

2
рассказ как всегда изумительный!

подскажите, высота в классификаторе ФАР 6297м.
а на фото иная.
1

и там же есть только два траверса:
1. Музджилга - Сандал н/д 5Б к В гребню с л. Москвина, траверс В Абалаков, 1955 г
2. Шильбе - Музджилга н/д 5Б к ЮЗ стене, траверс В Земеров, 1967 г.
то есть 5Б по В гребню как-будто нет.
1

3
Его и не было, это нехоженый маршрут, по моему мнению.
Ориентация по гуглу СЗ гребень, почему в классификаторе восточный вопрос.
Маршрут на картинке не реальный, там сверху летом просто убьёт...
Да и взлеты на гребне далеко не снежные, а ледовые. Крутизну маршрута хорошо видно на фото сверху мульды...круто...примерно как Лоу...на Корее.
Реально 5Б, те кто залез на вершину, говорят, что вершинная башня и еще один жандарм ниже, очень сложные.
Да и мы, то что прошли, с учетом высотности, эти ледовые взлеты, думаю что даже летом потянут на 5Б.
Кстати один из самых больших перепадов на Памире, с 2750 до 6376...
Высота со старых карт и источников, сидит в голове...
Надо попросить visotnik, рассказать...
А как там они в Москве договаривались и что решали, не знаю. Но после этого в первую зимнюю экспедицию СССР на п. Коммунизма в 1986г., была включена сборная Республики, вроде как на автономных началах.
Рассказов про ту экспедицию было в своё время много.

0
когда его "и не было"? Речь про восхождение какого года?

0
Про 55 год, если они с востока шли, то все логично, но никак с СЗ...по которому мы поднимались...хотя и с востока гребня как бы и нет...
Да и с СЗ путь на траверс один, только через вершину.
К сожалению утверждать этого не могу, на вершине не был....

2
Вот что можно понять из таких повествований...

http://smena-online.ru/stories/pokorenie-muzdzhigli

Высота 6376 есть здесь-

http://www.alpklubspb.ru/kalinin_vershini/kalinin_02.htm

Вроде как лет 15-20 назад пересматривали высоты, так же как Хан стал 7010, какая-то уменьшилась, что-то выросло.... -:)))

1
примерно так же написан отчет по Победе-56: длинное подробное описание как двигались с лошадьми по леднику, затем быстренько описывается как Абалаков весь подьем лидировал. В том же ключе и по фото - много-много вьючных лошадок и один вид на гору с базы на звездочке. И это ФАРовсий отчет! Что-то среднее между отчетом завхоза перед бухгалтерией и представлением на госнаграды. Сразу поневоле в голове куча вопросов

1
интересно, уже в абалаковском восхождении высота существенно выше фаровской
"За день удалось пройти весь крутой взлет гребня. Заночевали мы на высоте 6 275 метров. До вершины оставалось 100 метров...."

1
Есть вот такое фото с вертушки 87г.
Сандал-Комсомольская правда-Музджилга...
Видно что нарисованные маршруты 55 г. немного не адекватные...

садал -комсомольской правды-музджилга

И вот такое с вертушки 86г. Музджилга слева, виден весь гребень...

музджилга 86г.

1
на втором фото с вертушки 86 - что тогда такое высокое справа?
судя по карте там нет ничего настолько превышающего Музджилгу?
1

1
Вроде п. Якира (6231) и вершина 6131, он на фото 87г. также виден справа там характерный ледничок на нем висит, так что не спутаешь..., но смотрится ниже Музджилги, может фото или вертолет наклонился, кто его знает...

Вот фото правее Музджилги, виден п.Якира и правее в. Е.Корженевской...тоже визуально сильно не отличаются...

Крженева с Сев.

1
ivantem! С вертолёта горизонт часто бывает искажён. Зависит от наклона "вертушки..."

0
По топокарте высота Музджилги 6289,1м
Музджилга
j43_25_3

1
И все-таки Абалаков поднялся по этому гребню. У Калинина Г.В. моего тренера, в книге "Вершины ледника Бивачного" это написано.
http://uchebilka.ru/voennoe/56141/index.html
Так, что я не прав...а то что нарисовали маршрут под стеной, по которой сыпет лёд и лавины так снежно-ледовая обстановка могла быть совсем другой в далёкие 50-е

3
О, нашел, описание восхождения Абалакова -

http://davaiknam.ru/text/imeni-lenina-page-5

1
Спасибо за рассказ. Повеяло холодом.

1
Зимние восхождения - это серьезно. Спасибо за рассказ. Как всегда, очень здорово на писано.

4
Спасибо, Борис!
Очень органичное сочетание документальности с художественными образами. Не оставляет равнодушным и не отпускает до последней строчки...
В экспедиции пришлось вежливо, но настойчиво приструнить одну особу, которая разглагольствовала о том, что Змею не избежать ампутации. Причём, заявляла так, уверенно, будто сама была на Музджилге... Пришлось намекнуть, что нельзя "лезть в пекло поперёк батьки..."
Я далёк от мистики, но мне кажется, что пролитый Змеем на брюки бензин, был своеобразным предупреждающим знаком...

1
мы может быть и далеки от мистики, но мистика иногда так близко от нас. мне намедни выдали окончание зимней (прям по теме) трагедии Белуха-78. (http://www.risk.ru/blog/205348 последний коммент) Меня 40 лет эта история не отпускала - и тут такой финал. До сих пор в охренении

4
В зимних экспедициях, да и вообще в серьёзных и не очень восхождениях, все должны быть предельно внимательны к партнерам. Если летом можно быстро эвакуироваться, то зимой, холод, короткий световой день, и оторванность от базы, усугубляет любой просчет и невнимательность. Мелочей нет.
Ну и не надо забывать, что на тот момент со снаряжением было не очень хорошо. Если пуховые вещи уже эксплуатировались, то зимних ботинок не было. В основном использовали двойные кожанные с вкладышем и шекельтоны.

2
Олег, это другой альпинизм и другие горы. После штурма 7495 зимой, я спросил Хрищатого о впечатлении. Он мне заявил, что легче сбегать на Эверест без кислорода, чем делать зимой 7495. Эта особа далека от истины тоже не была, он таки полез на операционный стол и ему оттяпали большие пальцы ног. скзал, больше боль не мог терпеть

0
Про пальцы знаю - и это печально. Но ведь не ноги, как она утверждала!
Как ещё отпевать не додумалась...

0
Да, припоминаю, что-то такое мне его жена говорила. теперь понял, откуда ветер дует.
А кто это, если не секрет

0
Простите, Борис! Но "за глаза" я имя назвать не могу. Поймите меня правильно. Думаю, Галина тоже отлично знает этого человека. Спросите её. Она, в отличие от меня, имеет полное моральное право назвать Вам эту особу...

1
Честно говоря, слишком много чести его сюда выводить

0
Aibolit! Это категория людей такая.
Лучше змея на груди, чем такой человек за спиной...

4
Я выложился весь, чтобы тормознуть гангрену. У самого болела глотка, нужно было 4 раза по часам ходить через всю территорию и под волчий вой делать ему уколы, перевязывать, снимать боль, потом через перевал на всём пути, потом в поезде, потом дома. Благодарности не надо было. Горд тем, что стопы остались за мной. Если бы он терпел и слушал меня, часть пальцев осталась бы тоже. Но там был подпольный советчик оказывается. Всё становится ясно 30 лет спустя, как у Дюма

1
Дядя Боря насколько я помню, Змей всегда к вам прислушивался, хотя по малолетству, может я чего и не замечал...

3
Долго думал, как тебе ответить. Короче - в своём отечестве пророка нет. Фёдору передай, его файлы раскрыть не могу. Пусть пришлёт открытыми на мой емайл . Папу поздравь с днём рожденья и слушайся. Я люблю всю Вашу семью.

4
Борис! Даже не знаю, жив ли тот человечек. Если жив – пусть себе живёт… Бог судья!
Лично меня больше всего волнует другое. Вы столько сделали для ребят в те годы, что это, без преувеличения, достойно отдельной книги. К сожалению, информация о Вас, как уникальном враче и просто человеке, весьма лаконичная. Но даже то, что есть (спасибо Рустаму и Сергею Тишкову) уже говорит о Вас, как о неординарной личности. Слава Богу, хоть Вы сами обладаете талантом писателя, и дарите читателям произведения от третьего лица. И при этом не менее виртуозно обходите коварный соблазн собственного "Я". Поверьте, это дано далеко не каждому! Мы все в той или иной степени этим страдаем. В своё время не избежал подобного и опытнейший Владимир Шатаев, который полностью переписал и переиздал свою книгу "Категория трудности". Если сравнить первое и второе издания, то они принципиально отличаются.
Но, судя по Вашим воспоминаниям из альпинисткой жизни, могу с уверенностью сказать, что Вам эта "болезнь" не грозит.
Поэтому пишите дальше и больше. Вам есть что вспомнить и, что не менее важно,- Вы наделены умением (видимо, от Бога) излагать воспоминания в литературной форме.
Дальнейших Вам творческих удач – и всего самого доброго!

10
Спасибо за оценку, значит получилось. Я попал в команду очень молодым и неопытным, "Снежным Барсам" нужен был кто-то с правом выпуска и всё. Но я учился у них многому, и медицине тоже. В команде царил безукоризненный этикет- форма поведения. Они не были ангелами, отчаянные сорвиголовы, сумасброды. Один, помню, с остервенением колотил зажатым в руке триконенным ботинком по голове чемпиона Испании по боксу , обучая того правилам хорошего тона, сопровождая всё это непечатным лексиконом на русском, узбекском и испанском. Но честность верность к товарищам, профессионализм и очень чистые души- это было. Я очень старался быть им достойным

0
Альпинист с отриконенным ботинком в руке - это страшная сила!))

0
Да, а "снежный барс" делает это виртуозно, это надо видеть

0
ВСем привет!!Классное описание и прикольные коменты.

0
Спасибо, действительно интересно?

0
Пишите пожалуйста больше.Спасибо.Здоровья Вам.

0
Пишите пожалуйста больше.Спасибо.Здоровья Вам.

1
Спсибо, пишу

0
Боря! А кто такой Поп и кто такой Жук? Не могу вспомнить пятого в своей группе! Ты его называешь Жук!

0
Тот, который желтухой потом заболел, а Поп это Гена Попов

0
А как его имя фамилия? Я помню, что како-то молодой был. Про желтуху забыл.

0
Кстати, ты получил моё письмо? Я тебе на почту отправил свой скайп?

0
Фамилии не помню, журнал медосмотров потерял в эмиграции. Пытался выйти на твой адрес по скайпу, не получается, попробуй выйти на мой

0
Боря! Ты что-то напутал, скайп не определяет твои позывные. Для поиска нужен только один логин. Он у тебя написан в левом верхнем углу на твоей страничке скайпа.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru