Дорога к признанию. (Альпинизм)
Из серии "Записки альпинистского врача"
Здесь и далее фотграфии Константина Минайченко, МС, чемпиона СССР 1975г. Класс высотных траверсов
Дорога к признанию.

Стояли последние дни августа и ветер, дующий с верховьев ледника Северный Иныльчек уже становился студёным, а Солнце светило ярко, будто в последний раз, а Красавец Хан по- прежнему сверкал своей пирамидой, вечно притягивая взоры и не оставляющий никого равнодушным, а вертолёт не прилетел и пора было уже уходить пешком.

Вернувшиеся вчера с маршрута "Снежные Барсы", переевшие и перепившие на радостях, все, кроме Кости и Британца мучились животом и у нескольких вылезли напряжённые геморроидальные узлы, резко болезненные и кровоточащие, заставлявшие людей терять самообладание и кричать от боли.

Айболит стоял посреди всего этого кошмара, всех по очереди ставя в собачью позу, промывал и обезболивал узлы, вставлял свечи, а вокруг него стояла возбуждённая и матерящаяся толпа, от которой не было пользы, наконец, последний больной утих, облегчённо застёгивая штаны и все стали готовиться к походу вниз...

Сейчас он больше ничего не мог для них сделать, кроме одного. Он взял горные ботинки у двух больных, у остальных забрал по самой тяжёлой вещи, нагрузился и тяжело ступая, поплёлся в хвосте...

Потомственный врач, окончивший один из очень престижных мединститутов страны, Айболит сам себе придумал эту войну.Унаследованая им горячая кровь его прадеда, путешественника и профессионального борца, ударяла ему в голову и сердце и не в силах противиться её зову, он сначала поступил на работу в реанимацию, не желая лечить насморки в поликлинике, а затем, набравшись наглости, пришёл к самому известному шефу одной из лучших альпинистских команд страны и попросил у него место врача.

Шеф принял его у себя в уютном подвале, по стенам которого были развешаны фотографии гор, людей в горном облачении, награды, на книжных полках журналы, папки с документами, библиотека, пригласил сесть, сел сам.

Айболит видел меред собой очень крупного, восточного типа, смуглого брюнета, чем-то напоминавшего тигра, с мощными плечами и огромными кулаками, с грозным, умным и внимателным взглядом. В общении он был прост и, к удивлению Айболита, согласился сразу , но предупредил, что команда не простая, все бандиты, а единственный врач, которого команда уважала, погиб на Победе, с тех пор врачи в команде больше одного сезона не держатся...

Эти бандиты оказались профессионалами высокого класса с честными сердцами и чистыми душами, и с такой же горячей кровью, как у Айболита, и врач им требовался тоже знающий, а пришедший со студенческой скамьи и неопытный Айболит их никак не устраивал...

Шёл уже третий день этого турпохода. Они шли по ровному ложу ледника, иногда выходя на морену с хорошей тропой. иногда опять по леднику. Слева по ходу они давно миновали ледник Дикий, за которым возвышался грозный массив главного людоеда здешних мест - пика Победы, а справа гряда Небесных Гор. Уже скрылась за поворотом гигантская пирамида Хан-Тенгри и воздух постепенно переставал быть таким разреженным и сухим. Непомерно тяжёлый рюкзак давно содрал кожу с выпирающих ключиц резко похудевшего тела, больно давил на спину, грозя стереть в порошок кости позвоночника, а ноги только в выпрямленном состоянии и могли держать Айболита под этим рюкзаком и каждый шаг должен был быть выверенным, чтобы не нарушить весьма условное равновесие.
Он уже не хотел пить и не хотел есть. он просто и тупо переставлял ноги под рюкзаком, и размышлял о том, как легко мальчик из приличной семьи превращается во вьючное животное и сколько это животное протянет ещё. На одном из привалов он видел брошенные ещё в довертолётную эпоху четырёхзубые лошадиные кошки и подумал, что лошадь пала, а кошки никто не подобрал, видимо, лошадей уже не осталось, а он ещё идёт и ещё проживёт, и, видимо, человек всё-таки сильнее лошади и сегодня он ещё не падёт.

Его пациенты, еле передвигающие ноги от боли в первый день, сегодня шли лучше и узлы на задницах уже становились мягче, а Айболит на ночёвках опять превращаясь из верблюда во вчерашнего студента- медика опять ставил их всех в уже привычную им собачью позу и смазывал узлы глазной мазью с антибиотиком и вставлял обезболивающие свечи. И то ли, благодаря лечению, то ли благодаря концлагерной диете, на которой сидела вся команда, но они постепенно выздоравливали.
Арлекин и Ляба чувствовали себя хуже всех и Айболит большую часть времени занимался ими, но и они тоже вроде бы двинулись к улучшению и уже на четвёртый день Арлекин стал чуть-чуть улыбаться своей хулиганской улыбкой, а Ляба слабым голосом уже грозился кому-то набить рожу.

Его размышления были прерваны внезапным падением в неглубокую яму, на дне которой была высохшая лужа крови. "Так, я здесь уже не первый", подумал он," теперь, как выбираться будем, доктор?". Рюкзак подняться не дал. Он выполз из ямы и пополз дальше по тропе до первого большого камня, заполз на него грудью, оставив ноги сзади, отжался руками, подставил тихонько ноги под рюкзак, немного подышал, встать смог с четвёртой попытки...

Их поймал грозовой шторм уже на том месте, где кончался ледник Иныльчек и начиналась речка, которая мгновенно вздулась и не дала в этот вечер добраться до забросок в пещере на орографически правом берегу. На том же берегу они увидели нескольких киргизов- пастухов с лошадьми, которые что-то им кричали, но из-за рёва потока никто ничего не расслышал и обе группы - и пастухи, и альпинисты устроились на ночлег...

Обильный ливень продолжался всю ночь, в этот раз Айболит расположился в палатке с "Барсами", вода была выше уровня земли сантиметров на пять и им пришлось спать в воде, угостившись на ужин рыбьей чешуёй с кожей, которую Костя Люман сохранил ещё с восхождения...

Утром, поверх грозного и мутного потока, несущим по дну камни, грозившие переломать ноги тем, кто рискнёт переправляться, они начали бросать камни с записками пастухам, которые сообщили им, что заброска - два здоровенных, полных консервных банок, ящика, почти недельный запас для любой экспедиции, разорена подчистую, не оставлено ни одной банки, а лежит записка-"Спасибо за продукты, туристы Ленинграда". Это была явная диверсия и не туристская, но разбираться в этом не было возможности, а пастухи перебросили им через поток несколько кусков козлиного мяса со вчерашней охоты и, сваренное мясо без соли показалось им верхом гастрономического искусства...

Вода спала на следующий день, и появились гнедые лошади пастухов, и белые лошади с погранзаставы, а Ашот следил, чтобы никто не вставлял ноги в стремена, особенно в триконях и были осторожны с лошадьми погранцов, потому, что эти лошади не любят незнакомцев у себя на спине и сбрасывают их на землю. Так и случилось. трое или четверо были сброшены сразу, а Лябу один пакостный конёк, немного погодя, сбросил прямо в заросли облепихи, сволочь.

Уже в Пржевальске, на почте, они узнали, что погиб их соперник, Кустовский. Пройдя Южную стену пика 7495, он просто сел под вершиной, сказал ребятам, что были с ним, "Вот и всё" и тихо умер. Вся команда стояла и молчала, а Ляба сказал- "Мы так выигрывать не хотим", что ещё больше усилило восхищение Айболита этими необычными людьми.

Неделю спустя, в Ташкенте, вся команда собралась у здания спорткомитета, а на прощание Ашот на своих "Жигулях" подъехал к Айболиту и попросил того придти завтра к вечеру к телецентру, где будет выступать основной состав. "Смотреть?" спросил Айболит. "Выступать"- укоризненно ответил ему Ашот. Это значило, что Айболит в команде удержался. И то, что из-под Хан - Тенгри он забрал и унёс вещи всех своих больных пришлось "Барсам" по душе и они ему позволили остаться в команде и дали возможность выступить с ними по телевидению. Но признанием это ещё не было. До признания лежал долгий и мучительный путь.Дорога к признанию. (Альпинизм)Дорога к признанию. (Альпинизм)

Источник: Aibolit
132


Комментарии:
3
Док, как всегда проникновенно....и честно!

1
Да-а-а-а... Геморрой на марше..... И еще - глазными каплями! Хохмач, Вы, батенька! Но главное - помогает ведь. Слова спишите, Айболит. Ну пожалуйста!!!!

5
Была такая глазная мазь с тетрациклином, а помогала при геморрое, при потёртостях, при ранах. А при ожогах глаз не помогала, применял альбуцид

0
Маленький тюбик с тонким наконечником... Отличная мазь!

0
В одной из экспедиций свечи закончились, попробовал синтомицинку (сначала на себе). Лучше бы я этого не делал. Диарея усилилась в разы. Тетрациклин буду иметь в виду. Хотя, сейчас уже зачем?...

0
Гиоксизон (мазь для наружного применения) очень хорошо при раздражении и потёртостях кожного покрова помогает. Всегда в походной атечке наряду с другими снадобьями держу.


0
Странно. Альбуцид не имеет регенерирующего действия. Как он мог помогать?


7
почему лайки дважды на ставятся? жал три раза ))))

2
Борис, спасибо! Замечательный, невероятно жесткий и в то же время очень трогательный рассказ! И фотографии великолепные! Кто автор фото? Ждем продолжения!

2
Автор Минайченко

0
Минайченко в тот 1973 г. и близко не было. Это возможно фото Бориса Блоштена

2
БОРИС ИСАКОВИЧ! Снимаю шляпу, Спасибо!

2
Прочитал до конца и жутко расстроился, что нет продолжения - прямо здесь и сейчас...

5
Лишний раз убеждаюсь, что только предельно откровенные истории, порой жестокие к самому себе и окружающим, читать интересно. Любая фальшь и приглаживание убивают сразу...
Спасибо!

1
Очень достойно. Больше к этому ничего добавить не могу.

4
Браво! В который раз убеждаюсь в том что горы-отличная лакмусовая бумага для тестирования на человечность...

1
Борис, спасибо! С каждым новым рассказом, Вы пишете все лучше и лучше!

0
Док, как всегда здорово! Спасибо!

0
большое спасибо за рассказ.
очень искренно и немного грустно.
пожалуйста, пишите.

0
Спасибо, Док!

5
Спасибо, Мужики, было не до смеха. Ашот меня спросил, что надо для больных, ну я и ляпнул, что нужен постельный режим. Можете представить его и не только его реакцию. Он чувствовал, что я прав, что он сам виноват, позволив праздновать людям, долгое время не доедавших в экстремальных условиях. И они знали, что я сделал для них всё, что мог.

5
В 87-м у нас группа пришла с Корженевской, по-моему по Буданову, а может по Романову. Несколько дней непогоды, отсиживались, пережидали лавинную опасность, короче, не ели, не пили. Приходят, просят доктора выпустить на Коммунизма, а доктор был такой из спортдиспансера, боксер. Смотрел на них, смотрел, потом говорит- вообще-то вам всем в санаторий надо, недели на три. Но что ж я сделаю, идите уж. Сходили.

1
Да уж, Борис! Постельный режим на Иныльчеке - это что-то оригинальное...))
Представляю в тот момент взгляд Эльчибекова...)

2
Помню этот Будановский маршрут, тоже пришёл с него, впору вместо пояса часовой ремешок использовать. но день отдыха -- и пошёл вспомогателем работать для основного состава , грузы носил им под стену. То, что Вы описали и то, что я имел - это прекрасная акклиматизация.
Другое дело было под Ханом. Очень тяжёлое технически первопрохождение юго-восточного гребня, с которого выход только наверх. а перед вершиной 150 м. отвесного льда, они шли полтора дня на якорных крючьях.. Сказали нам, что ледобуры не ввинчивались. И после этого шикарный стол

3
Ой, доктор, пожалуйста не напоминайте про обильную еду, особенно шоколадки, после напряженных голодных восхождений... до сих пор вспомнить больно :)

4
простите, больше не буду

3
Борис помнишь, ту зиму 85, Музджилга, Алтын-Мазар.
Когда все пришли с забросок и внизу зарезали барана, для восстановления организма....
Долго ветер носил по урочищу розовую туалетную бумагу...заимствованную с фирменного поезда Ташкент-Андижан....

1
Сейчас вспомнил.

2
Наповал убила история с разорённой заброской. Это каким надо быть человеком, чтобы позариться на чужие запасы!?
Не туристы это были. Недостойны они этого звания...

2
Потом узнали историю с красноярцами. У них тоже подчистую разорили заброску. Коля, фамилию не помню, он лечился у меня и жил у нас на базе. Обморожение обеих ног какое-то странное. тотальный отёк обеих ног до колена, потом пришла Нина Луговская с кем-то ещё, а Коле стало лучше и они пошли вниз. Нина упала и сломала ногу и лужа крови её была. А заброски нет и Коля плакал, и нёс Нину на спине

0
Отек-гангренозный? Аллергия на медикаменты? Какие еще возможны варианты?

0
Не знаю, знаю, что спал не полностью на пятый день, а ушёл он с Ниной, примерно на седьмой. Получил он его на перемычке Хана. Остановлен был Ашотом, им же поставлен диагноз. До этого я отморожений не видел, только читал. Это "барсы" нагляделись всего на Победе и меня учили. Лечил мазью Вишневского

13
Это Александр Путинцев, "Барс", МС, неоднократный чемпион СССР, кавалер ордена Знак почёта, он же Арлекин, он же Шура, он же ПутяScan

14
Лябин, Анатолий Павлович, МС,"Барс", один из героев покорения п.Победы, Многократный призёр первенства СССР, наш начспас, отец пятерых прекрасных альпинистов, мой родной человек, он же Ляба.DSC00942

2
Шура,Саша,"Путя"! Дядя Толя, дядя Ляба, "Ляба"! Слава Воронин,"Британец"! Яхин Хамид, дядя Хамид! Валера Павленко,"Вареник"!- очень дорогие для меня люди. Борис Исакович огромное спасибо тебе от нашего поколения за память!

1
Постарели как...

3
Горбатого Могила исправит. Всё те же забияки. Саша Умер. Толя жив

1
Светлая память всем ушедшим!
Здоровья и долголетия здравствующим!!!
Время летит, память остается...

3
Ты только не уходи, Серёга, ато оставите меня тут одного, что я делать то буду

1
Да ладно, я еще мечтаю побродить по горам...

1
Так будь осторожен, пожалуйста

1
Ребята, спасибо что вы есть, честное слово... Здоровья Вам!

0
Фамилия Коли, который нёс Нинку Луговскую - Кабин (по прозвищу Кабина) здоровенный был мужик! Не знаю - жив ли.

1
Бог мой, конечно, Кабина. Если они живы ещё, привет им огромный. А как Мобута и Ушаня?

0
Ушаня умер уже очень давно, а про Мобуту не знаю.

1
Спасибо, Владимир, за известие, хотя оно и не радует, Ваша фамилия мне знакома, но альплагерях мне быть пришлось два раза, может быть Вы были под Ханом в1973г.? Или в 1975 на Москвина?

2
Док немного попутал имена и фамилии красноярцев, что за давностью лет, конечно же, простительно.Лечился у него не Коля, а Толя (Косых), ногу ломала не Луговская Нина, а Нина Шалыгина. Кабина жив и здоров, 6 декабря ему 70 лет. Ушаня умер 24 апреля1997г. Мобута скончался 10 июля 2001г.

2
Спасибо Андрееву за поправки. Я, собственно, материал ДОКа не читал, а просматривал мельком комментарии, за них и зацепился, так что сути дела не знал. Под Ханом в 73 не был,равно,как и на Москвина в 75. Всех этих ребят из команды В.В.Беззубкина встречал в а\л Ала-Арча, в котором работал в течение длительного периода - с 71 по 89 гг.

2
Вам обоим спасибо, наверняка попутал. Но скажу, что красноярцы тогда произвели на меня сильное впечатление и вызвали глубокое уважние.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru