Нам бы карт и прорвались бы.

Пишет ILIUS-MASTER, 02.11.2016 15:15

Нам бы карт и прорвались бы. (Горный туризм, Казбек с севера.)
Воскресным утром в феврале 2014 года бежали мы с другом Никитой по лесу на лыжах, присели в беседке отдохнуть, говорили обо всем и ни о чем. Внезапно он меня огорошил: «Давай сходим на Эльбрус!».


Не задумываясь, я выпалил в ответ: «Нет! Туда я больше ни ногой, потому как делать там совсем нечего!». Тут стоит отметить, что Никита - геолог и видел уже весь шар земной: от Арктики до Антарктики, от Америки до Австралии. На лыжах в компании с лайкой Лайдой прошел от Нарьян-Мара до Нового Уренгоя, пересек Байкал в длину. Вот только высоко в горах никогда не был, чему сильно печалился. «Давай рассуждать, - говорю я. - С запада мы с тобой не осилим подняться потому, как у тебя опыта нет. С севера и юга я второй раз совсем не хочу, там стада пасутся, боюсь, что затопчут. Вот по Акчерьяколу, с заходом по Кыртыку… Но, все равно, во второй раз - не тот коленкор».
- Может в Безенги?
- Не, мы там помрем. Давай на Казбек с нашей стороны. 5000 метров есть, не так страшно, как в Безенги, и горячие источники плюсом.
- Давай!
В три утра такси мчало нас по трассе в Домодедово, безмятежный сап на два лада убаюкивал водителя, но он не сдавался, то и дело прибавляя громкость на приемнике да без устали нажимая тапкой в пол.
Милая девочка на стойке регистрации ехидно улыбнулась и начала потирать в предвкушении руки, увидев наши рюкзаки. Улыбка сменилась разочарованием, когда на весах замерли цифры 19,8. Как она могла подозревать, что откормленный, лоснящийся мешок с едой лежит за столбом и ждет, когда же метка “cabin baggage” перекочует с тощего пакетика на его жирный бок.
Минеральные Воды встретили обычным «Такси, машина, везу недорого!”. Нам с этими зазывалами было не по пути. Водитель Алан ждал нас за углом, предварительный заказ обошелся в 3,5 т. рублей от Минвод до Кани. Если б местные «бомбилы» прознали про такие расценки, то многоголосый вой раздался бы нам вслед и ещё б всю дорогу в ушах звенел.
Обгоняя других джигитов, Алан мчал по трассе E50, мы жмурили глаза от страха, прохлада кондиционера смаривала, и сладкий сон прервался только под Владикавказом, где мы остановились пообедать. Осетинские пироги с зеленью, с сыром, с мясом - все летело в пустые желудки! Желудки быстро заполнялись, а мы продолжали затрамбовывать туда кусок за куском. Думали, какая прекрасная осетинка приготовит нам пирогов под ледником Майли?
Медленно и печально запыхтела Priora по гравийке от Верхнего Фиагдона, это была не ее стихия - заниженное днище полировало ухабы не хуже грейдера. К 5 часам вечера скрип тормозов известил служивого на заставе, что гости прибыли. Он посмотрел на нас и сказал:
- Эээ, вы никуда не пойдете! Начальника нет - пропуска нет, ждите утра!
- Где ждать???
- Вон там, позади, на собачьей площадке и ждите.
Нам бы карт и прорвались бы. (Горный туризм, Казбек с севера.)
Ну нам что, расстелились и спать. С рассветом мы облазили все закоулки вокруг, покоя не давали те самые осетинские пироги. Пограничники не торопились, но часам к 10 утра все же выписали нам бумажку-пропуск и с напутствиями спровадили с заставы. Поздний старт аукнулся нам нестерпимой жарой в пути. Солнце палило, будущий подъем ужасал одной мыслью о нем. Он нас так утомил, что мы решили в полдень - солнечные ванны для организма полезнее.
Нам бы карт и прорвались бы. (Горный туризм, Казбек с севера.)
Так как дорогу наверх я знал лишь примерно, то осмотр достопримечательностей мы начали с нижних источников, к нашей печали они оказались на редкость мерзкими. Местные жители натащили груды металлолома, и обилие прокисшего железа не добавляло уюта. Разбросанные по кустам старые подштанники и носки наводили на мысль, что это не курорт, а место для оргий. Дойдя до конца тропы и уперевшись в бурные воды реки, мы поняли, что простой дороги на верх нет, и ломанулись по кустам. Крапива гостеприимно встретила голые Никитины ляжки, выступающие из шорт. Я мучился от жары, но шел в штанах, не давая крапиве ни единого шанса.

Только мы вылезли наверх, как передернутый затвор автомата и недвусмысленное «СТОЙ! Кто идет!» пограничников остановило прямо посреди тропы. Они стали укорять нас, что вот мы такие плохие заставили их целых 3 км бегать за нами по жаре. Пришлось извиниться и сослаться на то, что мы не местные, порядков не знаем. Спросили, где ближайшая питьевая вода, и потопали восвояси. Они вниз, мы наверх. Тропа к верхним ваннам – это не тропа, шоссе. Вот только питьевая вода встречается всего 2 раза, а солнце в лоб и температура за 30 нашёптывали нам, что по утрам надо ходить не только в гости, но и в горы. Где-то на середине пути к нам прибился дворовый пес.
Нам бы карт и прорвались бы. (Горный туризм, Казбек с севера.)
За небольшое угощение согласился быть провожатым и немного покараулить наши вещи. К вечеру мы добрались до ванн, где радостно встали рядом с лагерем охотников. Они бывают там каждый год в эту пору и безжалостно бьют красно-книжных горных козлов. Какие-то очень важные дяди, раз разрешено им в погранзоне с винтовками бегать по хребтам и палить что есть мочи.
Нам бы карт и прорвались бы. (Горный туризм, Казбек с севера.)
Вечер на ваннах мы запомним надолго, он безусловно удался: людей почти не было, пьянствующие охотники не шумели, мирно и тихо вели беседу. Удивил меня один паренек, спускался с верху с небольшим рюкзачком и сноубордом. Оказалось, что за день поднялся на 4200, там переночевал, забежал на вершину, спустился на сноуборде обратно до 4200, потом пехом до ванн, где вместе с нами окунулся и побежал дальше. Удивительной подготовки человек, да и акклиматизация на уровне (это он признался, когда я его расспрашивал про горняшку). Чтобы окончательно разукрасить прекрасный вечер, решил разлить настойки смородиновой - неиссякаемый источник витаминов и минералов. Только достал заветный бутылек, наклонил его над кружкой, как слышу оклик сверху: «Идемте к нам!» Охотники решили позвать нас на ужин. Мы их обижать отказом не стали, подхватили бутылек, кружки, но были остановлены фразой: «Припрячь, наверху вам пригодится, а у нас и так есть».
Расписывать всю прелесть хорошего бульона из тура смысла нет никакого, это нужно пробовать. У мужиков оказался неиспиваемый запас коньяка и водки, минимальная фасовка напитков – канистры в 5 л. Мы пригубили по паре рюмок, поддерживая тосты, и больше налегали на бульон с мясом. Добавку нам подливали 3 раза – так принято. И только понимание того, что тур только вчера еще грациозно скакал со скалы на скалу, омрачало пиршество. К полуночи отвалились, на завтра были большие планы: ранний подъем, проскакать бы до 3700м.
Утром быстро потопали в сторону пика ОЖД. На выходе на ледник висела веревочка, но где- то высоко и непонятно как закрепленная, сказал Никите подождать, сам сбегал повесил нашу. С утра солнце еще не успело растопить корку ледника, и только отдельные маленькие камушки срывались по склону и летели вниз.
Нам бы карт и прорвались бы. (Горный туризм, Казбек с севера.)
С песнями, весело притопывая, поднялись под начало маршрута или, правильнее сказать, туда, где нам предстояло подниматься. Начало подъемной тропы не определялось. В том месте, где мы вылезли на скалы, первые 5 метров было очень страшно с тяжелым рюкзаком красться по полочкам шириной со спичечный коробок, неприятно, запас адреналина на полдня мы себе обеспечили. Думаю, что я промахнулся, и вылазили мы в неправильном месте. Дальше – проще, топаешь и топаешь скально-осыпной маршрут, он особой сложности не представляет. Дошли до 3500м и решили заночевать, акклиматизироваться.
На следующий день подъем дался нам не так легко, как хотелось бы. Ошибся я в расчете попить водицы на склонах, почти все ручейки пересохли, и только в одном месте сочился небольшой, именно он и спас нас от неминуемой сиесты на склоне. Около 4000 увидели спускающуюся группу, впереди идущие девушки прошмыгнули незаметно, а вот дядька, шагавший следом, спотыкается, совершает пару оборотов, и кубарем летит вниз, я ускорился ему на перерез, останавливается это чудо прямо передо мной. «Живой?» - выдохнул я. Мужичек поднялся и говорит, что все Ок. Крепкий акробат, напугал меня изрядно. Чувствую, что после ускорения напала отдышка, высоту начал ощущать, хорошо - значит акклем пошел. Замыкающий группы говорит, что там наверху они оставили кучу продуктов (эх, вот бы на денёк раньше сказал, мы бы сэкономили сил и не перли бы столько продуктов наверх), и что на горе и на 4200 никого не осталось. К чему бы это???
Вот такие шикарные виды на ледопады открываются с 4200.
Нам бы карт и прорвались бы. (Горный туризм, Казбек с севера.)
На 4200 мы вышли слегка после обеда, стоянки хороши, их много. На вершину идти поздно, сидеть – скучно, поэтому пошли обшаривать оставленные продукты, в поисках быстро портящихся вкусняшек. Нашли много сладкого, а вот мяса, жалко, не было. От нечего делать занялиссь строительными работами, Все выше и выше и выше...и шире.
Нам бы карт и прорвались бы. (Горный туризм, Казбек с севера.)
Вечером пришли тучки, закрались подозрения, что не спроста людей на горе нет, прогноз погоды узнать – это же не про меня.
Нам бы карт и прорвались бы. (Горный туризм, Казбек с севера.)
Ночью задуло, утром накрыло, гору перестали показывать, потом вообще все перестали показывать.
Нам бы карт и прорвались бы. (Горный туризм, Казбек с севера.)
День прошел бездарно, есть – лежать, лежать – есть. К вечеру немного облака раздуло, появилась надежда. В 3 часа ночи, когда очухались от полудремы - надежда умерла. Трясло нас будь здоров, и это за неслабой стеночкой. Кто-нибудь знает, как засыпать, когда палатка трепыхается, как селедка, выброшенная на берег?


Утром снова ничего не показывают. В обед нет перемен. Вечером сели допивать смородиновку и держать совет. Решаем, что даже если завтра погода особо не улучшиться, по треку GPS попробуем прорваться на вершину, снаряжение позволяет, силы тоже есть. Утром собираемся с мыслями, включаем навигатор, и тут полил дождь, приправленный снегом и градом. Сидим… 8,9,10 утра, нас заливает. Это был явный перебор! 3 день отсидки мы попробовали, но вкусняшки кончились, смородиновка растаяла еще вчера, карт нет, хоть вой! Все, сидеть нет мочи! Собираемся и вниз. Видимости нет, через 100-200 метров спуска промокли насквозь, просто идем без остановок, чтобы не замерзнуть. Мокрые скользкие скалы и грязе-осыпь - та еще физкультура, но мы рады – согреваемся. Любая пауза, и зубы начинают стучать пулемётной дробью, а говорить со стучащими зубами – смешно до коликов. Поэтому молчим, чтобы не помереть со смеху. Идем, 3700, 3500. Даже не закрадывается мысль ставить лагерь! Сверху льет, ветер лупит каплями в лицо, вышибает последние запасы тепла. Внизу теплые ванны, только они. Прем вниз. Что-то долго прем, кстати! Вечерело, ветер стих, а дождь не хочет. Скалы кончаются, снова промахиваюсь в этом обилии спусковых троп - выходим на небольшие сбросы, проползти налегке можно, но с рюкзаком и по мокрым скалам - рискованно. Вешаю веревочку, спускаюсь дюльфером с Никитиным рюкзаком (большого труда стоило его уговорить снять рюкзак), мой рюкзак самошивный и достаточно прочный, Никита встегивает его 2 карабинами к веревочке и отправляет мне посылку. Я оттягиваю конец веревки, замечаю, что к концу поездки рюкзак нерасчетно разогнался, испугался я за свое здоровье при получении такой посылки. Отпускаю конец веревки и отпрыгиваю в сторону. Рюкзак упирается в узлы, веревка пружинит и со всего маха приплющивает мой рюкзачок о камни. Считаю потери: смятая кастрюлька и 3 небольшие дырки в рюкзаке – рюкзак тест на прочность прошёл.
Пробегаем ледник, на спуске на моренную часть видимость ноль, время позднее, по склону постоянно стреляет вытаивающими камнями. Бросаем нашу веревочку вниз и сидим пьем чай, чтобы согреться. Без видимости соваться под камни боюсь. Через 30 минут появляется небольшой разрыв в облаках и плавно поднимается к нам, Никита стартует вниз и сразу отбегает от ледового склона. Разрыв уходит. Я сижу жду, чай кончился, мерзну. Тут вновь внизу забрезжил просвет. Готовлюсь, минут через 5 ветер принес его ко мне, бегом качусь по склону, слышу стук, озираюсь. Булыжник размером с 3 кирпича на большой скорости метит в меня. Отпрыгиваю в сторону, как хорошо, что повесил веревочку, без нее не так сподручно было бы скакать по склону, доезжаю вниз, сдергиваю веревку. Все! Подхожу к Никите, он мне: «Ты камень видел?» Я говорю: «Только когда он уже в меня летел. В этот раз обошлось». Добегаем до ванн, народу тьма, мест нет, все сидят, ждут погоды. Ставим палатку ниже. Дождь не стихает, залезаю в ванну и не выхожу из нее часа четыре. Есть не хочется, только греть намерзшееся тело. Народ говорит, что по прогнозу непогода на 4 – 5 дней и уже заканчивается. Все, для меня в этом сезоне Все.
PS: Утром вспомнил того парня со сноубордом. Какой же он молодец! У меня после сброса 2 км. несносно болят колени, по походке Никиты вижу, что его состояние не лучше. В тихую оправдываю себя большим напряжением на мокрой осыпи и скалах, хотя в душе скребет – тренироваться надо больше.
Нам «повезло» с погодой, еще пару деньков посидеть, и мы бы сходили на вершину. Запомните! Вдвоем сидеть скучно, день на третий - просто невыносимо. Думаю, что будь у нас карты, то зарубились бы в «гусарика» и таки высидели бы. Теперь я опытный – карты и большие запасы смородиновки всегда с собой.
Казбек, мы еще вернемся!

27


Комментарии:
1
Хорошо написано,интересно читать.

0
Спасибо за рассказ.
В какие сроки вы ходили?

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru