Путешествия В.В.Немыцкого (часть третья, Памир и Памиро-Алай)

Пишет entv, 23.11.2016 09:50

Путешествия В.В.Немыцкого (часть третья, Памир и Памиро-Алай, Горный туризм)
Схема ледника Сагран из статьи

Это завершение публикации статьи В.В.Немыцкого о его экспедициях из юбилейного сборника к 25-летию советского альпинизма "К вершинам советской земли", 1949, Географгиз. (начало см. в http://www.risk.ru/blog/209913, http://www.risk.ru/blog/209894 и http://www.risk.ru/blog/209936)

ПАМИР И ПАМИРО-АЛАЙ
Горы Памира и Памиро-Алая расположены главным образом на территории Таджикистана и лишь в самой северной части соприкасаются с Узбекской и Киргизской ССР. Эти горные системы удобно разделить на четыре группы: 1. Гиссаро-Зеравшанская и Туркестанский хребет. 2. Западный Памир (хребты Петра Первого, Дарвазский, Ванчский и Язгулемский). 3. Восточно-Памирские хребты. 4. Южный Памир (Рушанский, Шугнанский и Шахдаринский хребты). Все эти хребты лишь в сравнительно небольшой степени подверглись альпинистскому обследованию, да и вообще они еще мало изучены. Во всяком случае, никакого сравнения с Кавказом, да и с Заилийским Ала-тау! Остановлюсь кратко на моих путешествиях в Гиссаро-Зеравшанской системе; их было три: в 1932, 1934 и 1940гг.



Первое путешествие, которое можно назвать, из Ягноба в Каратегин — в основном было посвящено верховьям реки Ягноб. В этом районе Гиссарский хребет примыкает к Зеравшанскому, образуя интереснейший горный узел. Много­численные ледники 5-6 км длиной спускаются с остроконеч­ных пиков, достигающих 4700-4900 м. Ни один из этих пиков не взят. В настоящее время от шоссе через перевал Зигди этот район весьма легко доступен. Мне представляет­ся, что именно этот район должен стать основным для альпинистов Таджикистана.
В 1934 и 1940гг. я был в Зеравшанском узле. Этот замечательный район расположен в стыке Туркестанского и Зеравшанского хребтов. Величественный двадцатипятикилометровый Зеравшанский ледник, прекраснейшие вершины: пики Игла, Кшемаш-баши, Ак-терек и другие, достигающие почти 6000 м, исключительно живописные долины рек се­верного склона, достойны описания в отдельной книге. Мно­гие из вершин этого района покорены Е. Абалаковым, Е. Тимашевым, помогавшими здесь геологам в 1934г., и А. Мухи­ным, А. Ивановым — участниками возглавлявшейся мной Зеравшанской экспедиции ВКФКиС1 1940 г.2
Остановлюсь более подробно на экспедиции ДСО «Нау­ка» 1939 г., направившейся к хребту Петра Первого3. На­чальником альпинистской части этой экспедиции был Э. Ле­вин — под его непосредственным руководством и при самом деятельном участии проводились все работы по исследованию ледника Шини-бини, которое и было основной целью этой экспедиции. Вторым человеком, которого необходимо упомя­нуть в связи с этой экспедицией, является А. Иванов. Имен­но в этом году полностью развернулись его организационные способности, позволившие четко провести передвижение большого отряда альпинистов — в 15 человек. Его необычай­ному упорству, энергии и воле к победе несомненно обязана экспедиция и наиболее значительными ее альпинистскими достижениями.
Наша экспедиция отправилась из г. Ош. У нас были две машины: грузовик и пассажирский автобус. Было очень странно, сидя на мягком сидении, видеть разворачивающую­ся панораму Заалайского хребта.
Целый день, пока мы ехали от Сары-таша до Дараут-кургана, в окнах виднелись пики Ленина, Дзержинского, Свердлова и другие вершины Заалая. От Дараут-кургана наш груз был навьючен на 16 верблюдов.
В Ляхше, куда пришел наш караван, в то время, в 1940г., существовал мост (впоследствии он был снесен потоком). Увидев наклонившийся и качающийся мост, караван-баши на­отрез отказался переводить по нему верблюдов: мерный шаг верблюдов должен был сообщить мосту такие большие коле­бания, что верблюд от испуга мог спрыгнуть в воду. Груз на тот берег пришлось перенести нам самим. Местные колхозы дали нам других вьючных животных.
Теперь караван состоял из 10 лошадей и 16 ишаков. Весь этот табун животных сопровождался многочисленными тад­жиками, хозяевами этих лошадей и ишаков, не пожелавших отпустить животных без себя. Мы двинулись через перевал в долину Саграна. Не буду описывать приключения на этом пути; на второй день мы оказались в замечательном леске у языка ледника Сагран. Ишаки — замечательные животные, несправедливо обвиняемые в лености и глупости, — посте­пенно подтащили груз по леднику Сагран до места впаде­ния в него ледника Шини-бини, что значит по-таджикски «Сядь и посмотри». Сеть трещин, ледяных валов и мощный ледопад — вот что мы увидели сразу. Путешественник, по­бывавший здесь до нас (1932-1933гг.), написал в своей книге, что пройти в верховье этого ледника невозможно, по­этому все мы с нетерпением ждали результатов нашей раз­ведки. Вперед отправились Э. Левин, С. Попов и И. Тамм. На следующий день они вернулись вполне удовлетворенные. Путь по леднику был найден. И. Тамм со свойственным ему энтузиазмом рассказывал о «восхитительном желобе», кото­рый позволил выйти в цирк ледника. Впоследствии, когда я сам поднялся в цирк, я убедился, что Тамм был прав. Путь лежал по глубокому крутому желобу с общим перепадом высот около 300м. Одна сторона этого желоба представ­ляет ледяную стену, а другая — берег ледника, обрыв, сло­женный конгломератами. С обеих сторон падали большие камни, но другого пути на верхний цирк Шини-бини, по-видимому, нет. Путь до желоба, расположенного у левого (орографически) берега ледника, не может быть точно фик­сирован, но большинство наших групп сначала пересекло нижнюю разорванную часть ледника слева направо (по ходу), потом двигались по середине ледника и, наконец, пере­ходили на левый берег к моренному озеру, от которого и начинается желоб. Общий перепад высот от конца ледника до его цирка составляет разницу между 3400 и 4300м. В верхнем цирке мы прожили 12 дней и проделали четыре во­схождения. Собственно говоря, то место, где был наш лагерь, еще не фирновый бассейн, но сильно заснеженная часть лед­ника. От верхней части ледника Сагран ее отделяет отрог, в котором стоит Снежный пик, обрывающийся к леднику ко­лоссальными снежными обрывами. Этот пик мы потом назва­ли пиком Москвина4 (5600м). Невдалеке поднимается ко­лоссальная вершина (6300 м по карте Москвина) — пик Ферсмана, за которым глубокое седло «перевал Кашал-аяк»5. За седлом перевала видна скалистая пирамида пика Круп­ской. На севере и северо-востоке цирка протянулся отрог, отделяющий Шини-бини от ледника Бырс. В нем несколько высоких снежных вершин, среди которых выделяется пик Бырс (5600м).
Прежде всего нами было намечено подняться на вершину, господствующую над цирками Шини-бини и Саграна. Восхо­ждение сделали: В. Немыцкий, А. Иванов и Н. Федоров. Путь к намеченной нами вершине идет по ее единственному хорошо выраженному гребню. Он прерывается жандармом, который нужно обойти справа по ледяной стене. Я шел по­следним; ступеньки, тщательно вырубленные А. Ивановым, уже потеряли первоначальную форму, нога соскользнула, и я сорвался, но не полетел вниз, а качнулся маятником на страховочной веревке над тысячеметровым обрывом. Падение окончилось благополучно, и я выбрался на жандарм. После него гребень очень прост.
Погода несколько испортилась, и мы заночевали недалеко от вершины на высоте 5000 м. От действия высоты у нас бессонница, но доктор Н. Федоров дает какие-то чудодействен­ные порошки, и мы засыпаем. Путь от ночевки до вершины продолжался 4 часа. Большое впечатление оставляют последние 50-60м: мы идем по узкому ледяному гребню, на котором едва 'Помещается нога. В 12 часов мы на вершине. Складываем тур и оставляем записку, в которой вершина названа «пик Сагран».
Бесполезно пытаться передать словами величие открывшейся панорамы. Направо мощная, уходящая в облака вершина, названная теперь пиком Москва6, на север за низким снежным гребнем — перевал А. Летавета7, верховья ледника Гандо; дальше на запад хорошо видно продолжение хребта Петра Первого, мимо которого величественной ледяной рекой течет Сагран. За низким гребнем «Пешего перевала» — лед­ник Девло-хан и пик Тиндаль. Кругом раскрывается панорама на снежные хребты — мы в центре снежной страны в глубине когда-то загадочного «узла Гармо», распутанного советскими учеными и альпинистами. Спуск до ледника мы сделали в обход жандарма по крутой осыпи за 4 часа.
Другим важным восхождением нашей экспедиции был подъем на седло Кашал-аяк, совершенный З. Левиным, А. Ивановым и С Поповым.
Преодолев еще один ледопад и пройдя верхние цирки ледника Шини-бини, альпинисты подошли к подъему на сед­ловину. Высота седловины над ледником — 400м. После кру­того, весьма однообразного пути, начали форсировать первый уступ. Тут крутизна склона доходила до 73°, но глубокий плотный фирн давал возможность выбивать надежные ступени. Дальше, обогнув провал и приняв несколько влево, альпинисты оказались у начала собственно перевального склона. Вначале все шло хорошо, но скоро плотный фирн сменился сухим порошкообразным снегом, в котором пришлось своим телам прокладывать траншею. Выше толщинам снежного покрова стала быстро убывать и свелась к нескольким сантиметрам. Под снегом — стекловидный лед. Крутизна склона до 70° — этот участок имеет 150м по высоте. Пришлось рубить ступени и организовать страховку на крючьях. Преодоление этого участка заняло около трех часов.
Вид и сделанные альпинистами открытия вознаградили за все труды. «У наших ног, — записал Э. Левин, — на глубине 400-500м уходил на юго-восток большой ледник — несомненно Турамыс. Было видно, что он впадал почти под прямым углом в Фортамбек. Прямо против нас возвышался над всеми окру­жающими пиками огромный снежно-скальный массив, в ко­тором мы не без волнения узнали высочайшую вершину СССР — пик Сталина».
Спуск, ввиду позднего времени, был проделан в быстром темпе. Уже спустившись на ледник, восходители наблюдали землетрясение. Явно ощущался подземный толчок, и в ответ на него гигантская лавина скатилась с пика Ферсмана. Я в то время был в основном лагере у ледника Бырс и писал от­чет. Толчки были достаточно сильными; дергалась палатка. За толчками последовал гул, и с окрестных скал начали от­валиваться огромные куски породы.
Отряд экспедиции под руководством Я. Герасимова про­шел высоко в верховья ледника Сагран и дал подробное опи­сание его цирков. Е. Тимашев, посетивший в 1947г. верховья ледника Сагран в составе экспедиции А. Летавета, дал опи­сание, гораздо более исчерпывающее, и поэтому наше стало теперь не нужным. Вот урок для всех исследователей-альпи­нистов, которые не публикуют результатов своих исследо­ваний.
...В 1948г. я снова увидел пик Москвина. Но на этот раз я со своей группой подошел к гребню хребта Петра Первого с юга, из верховьев реки Хингоу, откуда поднялся на Пеший перевал.
Кончаю. Но, говоря о Средней Азии, нельзя не вспомнить строгие контуры расписных медрессе и мечетей Регистана, гробницы Шах-и-зинда, где каждый квадратный сантиметр портала представляет собой драгоценную резьбу, а общее сочетание ярких цветов поливных кирпичей — одно из вели­чайших произведений мирового декоративного искусства. Нельзя быть в Средней Азии и не подняться на «минарет смерти» в Бухаре, не выглянуть с шестидесятиметровой вы­соты из всех его двенадцати окон на расстилающийся сред­невековый город.
* * *
За те годы, что я путешествовал по Средней Азии, из не­больших селений и кишлаков выросли новые города социали­стических республик. Когда-то отсталые народы успешно строят свою новую жизнь, отвоевывая у природы ее богат­ства. Мы всегда думали, что наш вклад, пусть небольшой, в освоение горных районов этого замечательного края поможет советским людям, его населяющим.

1 Всесоюзный комитет физической культуры и спорта.
2 Состав Зеравшанской экспедиции ВКФКиС и ДСО «Наука»: В. Не­мыцкий (нач. эксп.), А. Мухин (нач. альп. части), В. Гусев, С. Попов, В. Науменко, В. Клименков, А. Иванов, Я. Герасимов, Н. Федоров, Л. Перлин, П. Савицкий, Н. Бари, М. Бебутов, Т. Маят, С. Гущина, О. Воробьева.
3 Состав Западно-Памирской экспедиции ДСО «Наука» и Моск. дома ученых: В. Немыцкий (нач. эксп.), Э. Левин (нач. альп. части), С. Попов, И. Тамм, А. Иванов, Н. Федоров, В. Клименков, О. Воробьева, Н. Ивано­ва, Н. Бах, Н. Бари, А. Ельников, С. Моралев, Е. Попов, Я. Герасимов
4 Москвин — геолог, один из исследователей Западного Памира. — Ред.
5 Широко известен на Памире другой перевал Кашал-аяк, через хребет Академии наук, в южной его части. Этот перевал из верховья ледника Федченко — в долину р. Ванч. — Ред.
6 Это название дали участники экспедиции 1947 г.— Ред.
7 Название дано той же экспедицией.— Ред.

11


Комментарии:
Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru