25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити

Пишет Елена Дмитренко, 03.05.2017 01:51

25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Пионер йосемитской долины Ивон Шуинар обозревает окрестности с Big Sur ledge во время первопрохождения North America Wall на Эль-Капитане. Конец 11го питча. Осеньl 1964. Фото: Tom Frost/Aurora Photos

Один из корифеев Йосемити, Ройал Роббинс, ушёл из жизни этой весной в возрасте 82 лет. Так что ещё одна глава истории этого невероятного района оказалась закрыта.
Легендами и необычайными фактами полнится историческая копилка этого места. Редакция Outsideonline решила познакомить читателей с некоторыми из них, и привлекла к повествованию знатоков Йосемити.



25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити



Текст: Outsideonline.com
Перевод: Екатерина Власова, Елена Дмитренко, Любовь Мориц
(Если вы заметили в переводе ошибку, пишите в личные сообщения, спасибо!)



Неужели понятие «приключения» изжило себя? Это один тех вопросов, которые волнуют редакцию журнала Outside во все времена. Все величайшие открытия, включая восхождения на вершины выше 8 тысяч метров и исследования Северного и Южного полюсов, совершены более полувека назад.

Сегодняшние первопроходцы обычно выступают в стиле «первый слепой однорукий восходитель на Эверест». Или в духе «самое быстрое пересечение человеком Антарктиды, в июне, в нечетный год». У кого-то может сложиться впечатление, что да – настоящие приключения закончились. Но чтобы так думать, нужно сознательно игнорировать как минимум 60 с лишним лет поразительной эволюции восхождений на монолиты Йосемити.

В прошлом году Служба национальных парков США праздновала своё столетие, и журнал Outside предложил взглянуть на самые ключевые моменты в освоении Йосемити.

Глядя на «легендарный» список, включающий альпинистов четырёх поколений, и их вызов неприступным гранитным стенам, невольно сомневаешься в существовании границы человеческих возможностей.

Когда в 1958 году стены Эль-Капитана считали непроходимыми, Уорен Хардинг за 18 месяцев взошёл на его вершину, используя лишь скальные крючья. В 2012 Алекс Хоннольд и Ханс Флорин «пробежали» этот же маршрут менее чем за три часа. И этот рекорд до сих пор держится. Но, тем не менее, первым был Хардинг, и было это почти 60 лет назад.

Чтобы отразить эволюцию этих достижений, мы собрали несколько историй известных спортсменов, в том числе Дэвида Робертса, легендарного альпиниста Джона Лонга, солиста Питера Крофта, редакторов журналов Alpinist, Rock and Ice, и American Alpine Club.

Грег Чайлд написал для Outside в 2000 году: «Совсем недавно американские скалы и самосознание местного скалолазного сообщества были как пустые холсты, ожидающие своих художников».


Граниты Йосемити до сих пор остаются магнитом для всех вдохновленных художников этого вида спорта. И уровень достижений продолжает расти в геометрической прогрессии. В 2015 году Томи Колдуэлл и Кевин Йоргессон пролезли свободным лазанием Dawn Wall за 19 дней. Летом прошлого года Адам Ондра намекнул на своё желание пролезть этот маршрут на Эль-Капитан за день. (И у него получилось – прим. ред.) И если приключения – это просто проявление смелости, то каждый сезон в Йосемити убеждает нас в том, что приключениям осталось там место.

— Крис Кейс


25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Джон Муир. Фото: Wikimedia Commons

1800s: Кафедрал-Пик и Хаф-Доум




1869: Джон Муир совершает первопроходы на Кафедрал-Пик


Джон Муир был беженцем промышленной революции: ослепнув на несколько месяцев после несчастного случая на производстве, он поддался страсти к путешествиям и отправился на восток. Он шел от Индианы до Флориды, затем отправился к Амазонке, где впервые услышал о Йосемити, и в конечном итоге оказался в Калифорнии. Там он нашел работу пастуха, которая к сентябрю 1869 года привела его к высокой траве долины Туоломни с возвышающейся над ней вершиной Кафедрал-Пик.

Скалистая и обрывистая, с восточной стороны она более пологая – там Муир и решился штурмовать. В наше время маршрут Муира оценили бы в 5.4, но сегодня все лазают в скальных туфлях с прорезиненной подошвой, и страхуются с помощью веревки. Муир же был один, в кожаных сапогах.

Гранит был идеально гладким, и Муиру ничего не оставалось кроме как использовать единственный недостаток стены – вертикальную трещину – чтобы засунуть туда ноги. Должно быть, вид был великолепный: вокруг пики национального парка, его довольное стадо овец мирно пасется на лугу внизу. Это было первое лето Муира в долине. Позже он будет захватывающе описывать свои альпийские приключения, но любопытно, что он почти ничего не писал о Кафедрал-Пик. Единственное упоминание было в 1911году: «Это первый раз, когда я был в церкви в Калифорнии».

— Дуг Робинсон


25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Джордж Андерсон. Фото: Музей Йосемити

1875: первовосхождение на Хаф-Доум

Ко второй половине 19-го века слухи о Йосемити распространились по всей стране: люди были готовы потратить несколько дней в дороге, чтобы полюбоваться долиной. Джеймс Хачингс владел отелем в самом центе долины, на поляне через дорогу от водопада Yosemite Falls. Джон Муир обосновался на чердаке над лесопилкой Хачингса.
В 1869 году в своей книге в Иосия Уитни, официальный государственный геолог Калифорнии, описала Хаф-Доум как «совершенно недоступный, будучи, вероятно, только одной из всех известных вершин Йосемити, на которой человеческой ноги никогда не было и никогда не будет».

К сожалению, Уитни не была знакома с амбициозным Джорджем Андерсоном. Он мечтал построить свой отель и возить туристов на дилижансе из гостиницы на вершину горы. Для этого он даже бросил в 1875 работу шахтера.

Он неоднократно пытался взойти на вершину: лазал в носках, смазывал мокасины сосновой смолой – и всё безрезультатно.

Затем у Андерсона появилась идея – применить свои рабочие инструменты: дрель и отбойный молоток. Привязав себя к веревке, он сверлил в стене отверстие 6 дюймов глубиной, вставлял болт с кольцом, наступал босыми ногами на конец и приступал к следующему отверстию. Это был медленный путь наверх и утомительный спуск в конце дня.


Восхождение Андерсона было первым стенным подъёмом с использованием болтов в Йосемити. Через десять дней после восхождения он уже вёл первую группу туристов по своему маршруту.

Андерсон так и не смог построить свой отель. Сегодня на вершину ведут массивные стальные тросы, и в оживленный летний день на Хаф-Доум восходит до 3000 туристов!

Рядом с тросами, если внимательно присмотреться, можно увидеть подлинные отверстия от болтов Джорджа Андерсона с того самого первого восхождения, совершенного с помощью болтов 140 лет назад.

— Дуг Робинсон


25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Ивон Шуинар отбирает крючья в Camp 4, 1964. Фото: Tom Frost/Aurora Photos


1930–1940 гг.: Большие стены



1933: Альпинисты поселяются в Camp 4

Каждое утро на рассвете скалолазы и альпинисты образуют очередь у домика рейнджера на входе в Camp 4 – уникальный палаточный лагерь в долине. Каждый надеется получить право поставить палатку в числе шести незнакомцев. Ранее эта территория принадлежала одному из коренных американских народов, и была признана священной ещё в то время, когда в 1933 году здесь появились первые верёвки. Так это место стало центром скалолазания, где рассказы о восхождениях полировались за банкой лагера или бутылкой солодового ликёра.
В восточной части лагеря возвышается самый известный боулдеринг в мире – Midnight Lightning (V8).

В то время как некоторые спонсируемые спортсмены могли себе позволить останавливаться в отелях недалеко от долины, легионы других альпинистов скапливались в Camp 4.
Но они, как и туристы по всему Йосемити, должны были соблюдать семидневный лимит на кемпинг в парке. И обойти эти правила было практически невозможно: рейнджерам известны все уловки, они даже используют очки ночного видения для поиска нелегальных посетителей в лесу!

События почти 20-летней давности угрожали разрушить Camp 4. В первый день 1997 года из-за таяния снегов реки поднялись настолько, что смывали целые палаточные лагеря и кабинки Yosemite Lodge. Правление парка разработало план построить на месте лагеря пятиэтажное здание, в котором могли бы жить работники парка, в комфорте и с парковкой.
В ответ на это альпинист Том Фрост подал иск против Службы национальных парков и призвал альпинистское сообщество сплотиться в знак протеста. И в один день 1999 года порядка 600 человек собрались под Midnight Lightning. Среди них был Ивон Шуинар – напарник Фроста – который обратился к толпе: «Если бы Джон Муир жил в наши дни, он бы оставался в Ahwhnee Hotel? Нет, черт побери, он был бы в Camp 4!».

Благодаря этой встрече 21 февраля 2003 года Camp 4 был принят в Национальный реестр исторических мест. Его будущее спасено, через суровые испытания кемпинг вернулся к своей вечной роли.

— Дуг Робинсон


25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Бестор Робинсон, Дик Леонард, Жюль Ейхорн. Фото: Yosemite Climbing Association


1934: Первое восхождение на Хай Кафедрал Спайр

В течение первых десятилетий начала 20-го века лучшие альпинисты Калифорнии, большинство из которых состояли в Sierra Club, пытались совершать восхождения в стиле Джона Муира: выбирали логичные пути, не имея ни веревки, ни другого какого снаряжения. Если на их пути попадались траверсы, то чаще всего они отступали назад.

В 1931 году Фрэнсис Фаркуар, член правления Sierra Club, его будущий президент, узнав о путешествиях профессора Гарвардского университета Роберта Андерхилла на вершины Альп, пригласил его обучить лучших альпинистов клуба работе со снаряжением. Бестор Робинсон и Жюль Эйчорн приняли участие в занятиях Андерхилла, также они позже совершили совместные восхождения на Thunderbolt Peak и на Mount Whitney по восточной стене.

Вернувшись домой в Беверли-Хиллз, Робинсон, Эйчорн и ещё один член клуба Дик Леонард практиковали и совершенствовали полученные навыки. В сентябре 1933 года они предприняли попытку восхождения на самую внушительную и неизученную вершину Йосемити – Хае Кафедрал Спайр. В течение двух часов они преодолевали 400-футовый пологий участок на южной стороне шпиля с помощью 10-дюймовых гвоздей, а не крючьев, что их и подвело. В ноябре они вернулись с крючьями немецкого производства, но и это снаряжение оказалось неподходящим.

В апреле 1934 года мужчины вернулись с 55 стальными крючьями, двумя веревками, кинокамерой и командой, в которой был сам Фаркуар.
На этот раз они использовали технику, которая в последствие получила название “direct aid” (ИТО). Они были на вершине на рассвете, где развернули американский флаг и затем спустились по веревкам на землю.

Восхождение на Хае Кафедрал стало точкой отсчёта в развитии альпинизма в Йосемити. “Direct aid” (ИТО) стало решением для преодоления необъятных гранитных плит долины. Робинсон описывал это в бюллетени клуба как лучшее своё достижение: «Оглядываясь назад, именно на восхождениях мы находили наше самое большое удовлетворение, демонстрируя как минимум себе, что при надлежащем применении техники лазания чрезвычайно сложные восхождения могут быть совершены безопасно».

— Брэд Расслер


25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Один из изменивших условия игры крючьев Салате. Фото: Gripped Magazine

1946: Крючья Джона Салате

В 1946 году Джон Салате, швейцарский эмигрант, решает попробовать залезть на Лост Эрроу Спайр, 200-футовый стоящий особняком гранитный столб, смещенный от основания массива на 120-футов. Салате запланировал маршрут от его основания до вершины через ряд трещин и каминов, он знал, что это будет самый длинный и технически сложный маршрут на тот момент в долине.

Во время восхождения выяснилось, что стандартные крючья деформировались в пассивных отверстиях скалы, также они застревали или ломались от повторных ударов молотка. Он решил эту проблему – изготовил набор крючьев из углеродистой стали, содержащей ванадий, того же сплава как для изготовления осей у автомобилей Ford.

На следующий год Салате и его партнер Антон «Акс» Нельсон использовали новые крючья во время пятидневного первопрохода камина Lost Arrow Chimney. О восхождение Салате и его удивительных крючьях сразу стало известно, но он их делал только для себя и своих друзей.

К тому времени, когда я прибыл в Йосемити, Салате и его крючья исчезли. Так, что я сделал пробный набор для себя, потом для друзей, потом для друзей друзей, потому что все поняли, что крючья из углеродистой стали – ключ к открытию дверей к большим стенам Йосемити.

Чтобы подняться на North America Wall Эль-Капитана, нужно было использовать сложное ИТО в начале. Четыре верёвки имели сложность А3, и мы не могли бы залезть их без жёстких стальных крючьев. Я изготовил 50 штук различных размеров, с помощью которых нам удалось залезть.

Профессоры в бизнес-школах и капиталисты любят термин «подрывные инновации» для вещей, которые определённым образом меняют всё дело. Крючья Салате изменили правила игры. Они отрыли в Йосемити Золотую Эру скалолазания.

— со слов Ивона Шуинара (записал Брэд Расслер)


25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Джон Салате и Акс Нельсон, 1947. Фото: Outsideonline


1947: первопрохождение Камина Лост Эрроу

Лост Эрроу Спайр, ту, что справа от верхнего водопада Йосемити – впервые прошла группа калифорнийцев. Команда натянула переправу со стены к вершине шпиля. Затем, спускаясь вниз, провесила перила для последующего восхождения. «Эффектное и эффективное восхождение, хотя такой манёвр требует очень мало реального лазания», – признался 29-летний Антон «Акс» Нельсон, один из восходителей.

На следующий год, чтобы пройти Камин Лост Эрроу в более спортивном стиле, Нельсон объединил свои усилия с 48-летним Джоном Салате, который к тому времени предпринял уже две попытки залезть на шпиль. Несмотря на то, что они были из разных поколений, они отлично понимали друг друга: оба были ремесленниками, трезвенниками, и были счастливы упаковать сушеные фрукты, орехи, вяленое мясо и воду из расчёта около двух пинт на день, для их многодневного восхождения. Они были вооружены 18 революционными крючьями, которые Салате изготовил из оси автомобиля.

Всё лето конкуренты пытались залезть на шпиль, на 1200 футов, образуя спираль на левой стороне. Салате и Нельсон преодолевали в среднем 400 футов в день, проводя ночь на стене без палатки и спального мешка.

«Только в таком месте начинаешь ценить еду, сон и воду», – написал потом Нельсон. Прохождение камина Лост Эрроу стало возможным благодаря новому снаряжению и смелому стилю. И пусть это была не самая сложная стена в Северной Америке, но это восхождение открывает путь к гораздо более сложным стенам Хаф-Доума и Эль-Капитана.

— Дугалд Макдональд


25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Ройал Роббинс. Фото: Mike Sherrick/Yosemite Climbing Association


1950-е и 1960-е годы: Хаф-Доум и Эль-Капитан



1957: Первовосхождение на Хаф-Доум по «классике»

Скалолазную историю Йосемити можно разделить на две эпохи – до восхождения на Хаф-Доум и после прохождения этой большой стены. Первое восхождение по северо-западной отвесной стене этой скалы изменило траекторию спорта. Лидер команды первопроходцев, Ройал Роббинс, был не только самым одаренным спортсменом своей эпохи, он стал эталоном этики, смелости, видения за годы до того как запустил свою линию одежды.

Лазанье на первых сотнях футов северо-западной стены похоже на большинство стен долины. Но остальные две трети маршрута виделись беспрецедентными по своим масштабам и вертикали, со средним углом более 80°. Глядя на возможный маршрут от подножия стены, команда видела его как нескончаемую череду полок, каминов и плит, среди которых придётся искать проход наверх 2000-футовой нависающей стены.

В 1955 году Ройал Роббинс рискнул полезть на северо-западную стену Хаф-Доум в компании Джерри Гальвоза, Дона Уилсона и Уоррена Хардинга. Но лезть было настолько трудно – как физически, так и психологически – что команда повернула назад, пройдя 450 футов. «Не то что бы лазанье было очень сложное, только необъятный простор давил на нас», – писал позже Роббинс, в своих мемуарах «Fail Falling».

Через два года Роббинс предпринял еще одну попытку: вместе с Джерри Гальвозом и Майком Шерриком они выбрались на широкую вершину Хаф-Доум. Некоторые пройденные ими участки стали легендарными: Robbins Traverse, Robbins Chimney, Zig Zags и не вероятная Thank God Ledge. На вершине их с поздравлениями, мешком бутербродов и галлоном воды ждал Хардинг, соперник Роббинса, который тоже жаждал совершить это же восхождение.

«Эй, поздравляю, вы счастливые отпетые ублюдки!» – сказал им он, пишет Роббинс в своих мемуарах. Мужчины собрались и начали спуск. Они должны были вернуться в долину как герои, завоеватели наиболее знаковых стен долины. За исключением нескольких альпинистов, большинство не знало об их предприятии.

Таким образом, Роббинс на Хаф-Доуме задал «эстетический стандарт приключениям». По словам историка Йосемити Джозефа Е. Тэйлора (Joseph E. Taylor), Роббинс бросил перчатку в лицо каждому альпинисту этой эпохи и тем, кто придёт потом.

— Брэд Расслер


25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Джордж Уитмор, Уэйн Мэрри и Уоррен Хардинг поздравляют друг друга на вершине маршрута "Нос", ноябрь 1958. Фото: Ellen Searby


1958: первопрохождение «Носа»

Осенние дни уже стали холоднее и короче, альпинисты Уоррен Хардинг, Уэйн Мерри, Джордж Уитмор, и Рич Калдервуд находились в одной веревке от вершины Эль-Капитана. Только одно препятствие – нависающий бастион – отделял их от успеха на самой величественной стене Соединенных Штатов.

Четвёрка была на маршруте в течение 11 дней во время своего финального рывка – вдвое больше, чем любой американский альпинист когда-либо тратил на восхождение. Они встретили препятствия, с которыми никогда не сталкивались: качание гигантских маятников, подъём еды и воды на сотни футов гранитной скалы, забивание самодельных крючьев, угрожающих вылететь в лицо, в расширяющиеся трещины и крыс, грызущих спальные мешки.

В сумерках альпинисты съели последние конфеты. Затем Хардинг надел фонарь и начал забивать болты – это был единственный способ преодолеть бастион. В течение 12-часового марафона Мерри висел на страховке в сидушке из петель. И, наконец, в 6 часов утра, Хардинг спросил у Мерри, может ли он передать ещё один шлямбур.

«Бог мой, и как только я выдержал?» – 50 лет спустя рассказывал Мерри в интервью. «Я висел там, всю ночь, вглядываясь в свет его фонаря, и он спрашивает: могу ли я передать ещё?!» Наконец с первыми лучами солнца, Хардинг забил 28-й, последний шлямбур и вышел на вершину. Первое прохождение Южного контрофорса Эль-Капитана – The Nose – самого знаменитого и востребованного маршрута в мире, наконец, свершилось 12 ноября 1958 года.

— Джон Лонг


25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Фото: Tom Frost/Yosemite Climbing Association


1961: Первопрохождение Салате, Эль-Капитан (Роббинс, Фрост, Пратт)

В сентябре 1961 года тройка – Ройал Роббинс, Том Фрост и Чак Пратт – бросает с высоты 1000 футов на далёкую землю три верёвки из имеющихся шести, отрезав себе возможность сдюльферять – для них есть только путь наверх.

На тот момент на Эль-Капитане был только один маршрут – The Nose – и The Salthe Wall должен был сталь вторым. Понятно, что за эти три года в районе не появилось ни службы спасения, ни вертолётов.

Тройка столкнулась с трудностями, требующими применения новейших технологий. В одном месте Роббинс, мастер маятников, далеко качнулся, чтобы перейти из одной системы трещин в другую, в другом – пролез ужасающий камин «Ухо» фактически без страховки.

Пратт прошёл трудную трещину, выводящую к великолепному месту – площадке площадью 12 футов наверху обособленной El Cap Spire. Через четыре дня тройка находилась под 15-футовым потолком, в 500 футах от вершины. Как писал Роббинс в своей книге «Моя жизнь: Золотой век»: «Я навсегда запомню Фроста, лидировавшего этот питч».

Фрост преодолел карниз, чтобы обнаружить теперь уже знаменитый бастион, нависающий на протяжении 70 метров. Пратт сменил лидера и пролез один из наиболее сложных участков маршрута. На этом участке лидер чувствует под собой только пустоту. На шестой день, забив всего 13 болтов на всем маршруте, мужчины достигли вершины.

«Ни один другой маршрут на юго-западной стене Эль Капитана не был пройден снизу доверху за один подход и без использования перил», – написали Стив Ропер и Аллен Штек в своей книге «Пятьдесят классических восхождений Северной Америки». Отказ от осадной тактики на незнакомом рельефе привёл к росту риска для команды, увеличению количества снаряжения и продуктов, но в конечном итоге она доказала возможность нового стиля.

Как говорит Ропер в наши дни, то первовосхождение «подтвердило, что большую стену можно пройти (по большому счёту) без перил – большой шаг вперёд. Это было очень смело».

— Элисон Осиус


25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)

1964: первый исчерпывающий гайдбук

American Alpine Journal назвал Стива Ропера одним из двух «крестных американской альпинисткой литературы» наряду с Алленом Штеком (Allen Steck).
На тот момент никто не писал об американском альпинизме более проницательно, проникновенно, информативно, и в некоторых местах загадочно.
Особенно он блеснул эрудицией в первом путеводителе по Йосемити. Это была первая коллекция всех маршрутов долины: в лаконичной форме путеводитель давал любому альпинисту информацию, доступную только завсегдатаям Camp 4. Книга больше не актуальна, но она установила стандарт для современных гайдбуков.

Когда я попал в Йосемити в 1968 году, будучи начинающим альпинистом, Ропер уже был иконой, пройдя многие из лучших маршрутов долины. Практически у всех, новичков или ветеранов, был его гайдбук. Эта книга привела бесчисленное количество альпинистов, вероятно, к лучшим приключениям в их жизни. Она установила в Йосемити десятичную систему категорий в качестве стандарта для оценки рейтинга скалолазных линий в США.

В гайде все маршруты были описаны на хорошем литературном английском, даже топографические сведения. «Топография – спорная, поскольку она, как правило, не отражает нюансов», – пишет Ропер во втором и последнем издании гайдбука.
«Топо обеспечивает простоту записи: они также снижают ответственность… И отнимают часть приключения».

Я все ещё хочу иметь собственную копию этой книги.

— Дик Дорвот


25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Слева направо: Том Фрост, Ройал Роббинс, Чак Пратт и Ивон Шуинар на вершине эль-Капитана, октябрь 1964 г после 10-дневного прохождения North America Wall. Фото: Tom Frost


1964: North America Wall

Современный гайдбук по Йосемити насчитывает более ста маршрутов на Эль-Капитан, но в начале 1960-х годов было всего четыре, и все они проходили по юго-западной части стены. В 1963 году Ройал Роббинс начал методично зондировать нависающую юго-восточную часть Эль-Капитана.

В те времена Роббинс был движущей силой прохождения больших стен. Он повторил все существовавшие в его время маршруты на Эль-Капитан и совершил первопроход Salathé Wall.

Его мечтой было определить этику восхождений на большие стены в Северной Америке. В противоположность Уоррену Хардингу, который на протяжении многих месяцев обрабатывал The Nose и протянул километр перил до самой земли, что прижилось и на других маршрутах. Роббинс же выступал против того, чтобы иметь возможность к отступлению. Вызов – вот что было важно.

В октябре 1964 года Роббинс, Чак Пратт, Том Фрост и Ивон Шуинар собрались на дерзкое восхождение. Не имея ни малейшего понятия о том, куда система трещин приведёт их, мужчины лезли по массивному нависанию зигзагами. Маршрут, зловеще названный Cyclops Eye, команда прошла за десять дней.

В книге Криса Джонса 1976 года «Альпинизм в Северной Америке» фотография четверки, триумфально стоящей на вершине, была подписана: «Впервые в истории спорта американцы впереди планеты всей». Калифорнийский стиль бигвольных восхождений в Йосемити отточился и стал распространяться на большие стены по всему земному шару.

— Грег Чайлд


25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Уоррен Хардинг. Фото: Wikimedia Commons


1970-е годы: Золотой век



1970/1: Стена рассвета (Dawn Wall) и уничтожение маршрута

Уоррен Хардинг был полной противоположностью Ройала Роббинса. В то время как Роббинс вёл себя крайне серьезно, Хардинг вёл себя как отчаянный мерзавец: таскал галлоны вина на маршруты, на его месте в Сamp 4 не прекращались вечеринки с девчонками и спортивными автомобилями. Его записки об альпинизме были фримвольными. Автобиография Хардинга – Downward Bound («Прыжок вниз»), 1975 год – резюмирует его подходу к альпинизму.

Каждое восхождение на Эль-Капитан сопровождалось битьём определённого числа крючьев и дырок под шлямбура. Но в конце 1960-х, некоторые альпинисты разработали этические нормы, которые не одобряли слишком большого количества долбёжки. Роббинс проповедовал эту этику громко, несмотря на то, что сам в 1969 году наколотил 110 болтов на Tis-sa-ack – своём маршруте на Хаф-Доуме. Хардинг, с другой стороны, снисходительно относился к использованию пробойника на восхождениях.

В ноябре 1970 Хардинг и Дин Колдуэлл вышли на маршрут, который назвали «Стена рассвета» (Wall of the Early Morning Light позднее Dawn Wall), потому что именно этой линии Эль-Капитана лучи утреннего солнца касаются в первую очередь. Они провели на маршруте 27 дней и затащили 300 футов снаряжения. Они пережили бури и отказались от спасения службой национального парка. Когда они достигли вершины, их встречала толпа из СМИ.

«Почему из всех дел на земле божией вы, ребята, решили лазить на стены?» – спросил их репортер.

«Потому что мы сумасшедшие, нет другой причины!» – ответил Хардинг.

Наряду с признанием пришла и критика. Роббинс выражал недовольство, что они использовали слишком много шлямбуров – порядка 300.

В 1971 Роббинс и Дон Лория намеревались повторить и очистить маршрут. После удаления примерно 50-го шлямбура они остановились и, в конце концов, нашли маршрут Хардинга достойным, учитывая технические трудности. Но к тому времени они нанесли непоправимый ущерб линии.

Хардинг и Роббинс уже давно были соперниками, но Уоррен так и не смог простить того, что его маршрут был уничтожен. Он больше никогда не лазил на Эль-Капитан. Почти полвека спустя эта история всё ещё нависает над горой, как греческая трагедия, с некоторой мрачной моралью о невоздержанности и амбициях.

Но Хардинг, возможно, смог оставить за собой последнее слово. В своей статье “Reflections of a Broken-Down Climber», опубликованной в журнале Ascent в 1971 году, он ехидно говорит о Роббинсе: «Возможно, он путает альпинистскую этику и проститутскую мораль, согласно которой забить 100 болтов – это как 100$ за ночь с девушкой – нормально, но вот уже 300 болтов или 300$ за ночь – это аморально».

-— Грег Чайлд


1973: Первое чистое восхождение на Хаф-Доум

Для альпинистов Йосемити предыдущего десятилетия не было ничего столь же надежного, как забитые крючья. Но так как альпинистов становилось всё больше, конкуренция на маршрутах росла, трещины на классических линиях начали разбивать молотками и крючьями.

В 1972 году Даг Робинсон опубликовал в каталоге снаряжения Шуинара известное эссе “The Whole Natural Art of Protection”, в котором писал о том, что убрать молотки и сделать выбор в пользу закладных элементов нужно не только для защиты скалы, но и в доказательство своего мастерства. «Чистый стиль – это восхождение, не изменяющее скалу; ещё один шаг к естественному восхождению», – писал он. Полемика Робинсона была убедительной, но для доказательства необходим был прецедент. И удобный случай подтвердить сказанное представился в течение года.

В 1973 году Гален Роуэлл, альпинист и автомеханик, отметил свой прорыв в качестве фотокорреспондента, когда редакция National Geographic наняла его, чтобы запечатлеть хронику прохождения северо-западной стены Хаф-Доум. Он собирался участвовать в восхождении с Робинсоном и Деннисом Хеннеком, и был удивлен тому, что альпинисты не собираются пользоваться молотками и крючьями, чтобы подняться по стене.

«И вот я осуществляю свою мечту о восхождении вместе с Дагом и Деннисом, а всё, что они могли сказать: “Погоди минуту, эта статья может навредить альпинизму”», – сказал Роуэлл в своём интервью журналу Climbing в 1996 году.

Никогда прежде в долине маршруты VI категории не ходили без молотка и крючьев. Роуэллу нужен был успех статьи, также он сознавал, что «безударное» восхождение будет этому способствовать, а статья поможет выходу альпинизма на новый уровень. Роуэлл согласился, что во время восхождения на Хаф-Доум молоток нужно положить на самое дно баула, лишь на крайний случай. Робинсон и Хеннек согласились, но во время сборов «забыли» молоток и крючья. Роуэлл не знал об их обмане до того момента, пока они не оказались уже высоко на стене. Через два дня после старта они оказались на вершине.

История Роуэлла “Climbing Half Dome the Hard Way” попала на обложку журнала National Geographic в июне 1974 года наряду со статьей о толковании чистоты стиля. Она похоронила идею использования крючьев на всех, за исключением самых сложных, маршрутах долины. Так, звон забиваемых крючьев в конце концов перестал быть слышен в Йосемити. Использование закладных элементов повышает риск и требования к технике лазанья, но сохраняет скалу.

— Брэд Расслер



25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Сибил Хечтел и Беверли Джонсон. Фото: Sibylle Hechtel


1973: первое восхождение на Эль-Капитан женской командой

В сентябре 1973 Сибил Хечтел спала в своей палатке в долине Йосемити. В темноте за деревьями монолит Эль-Капитан казался давящим и огромным. Она и Беверли Джонсон надеялись совершить прохождение Triple Direct – маршрута, который объединял участки маршрутов Salathé Wall, Muir Wall и The Nose.

Ни одна женская команда прежде не лазала на Эль-Капитан. В недавнем телефонном интервью Сибил говорила, что мужчины предлагали взять её в команду, но она хотела большей автономии. «Мы не могли отступить ни при каких обстоятельствах», – вспоминала Джонсон. «Мы не могли позволить себе спуститься вниз».

После закрепления перил на первых четырех участках женщины приступили к восхождению. Опасения Хечтел утихли, когда они погрузились в работу на стене. Под палящим осенним солнцем девушки тащили баулы, которые весили больше, чем они сами.

В отличие от современных альпинистов, у девушек были только словесные описания участков, да и те не включали Muir Wall. На участке Block Ledge, в сотнях футах над землей, им показалось, что они потерялись. Бескрайний серый монолит без признаков предыдущего прохождения дезориентировал девушек.

«Чарли!» – крикнула Джонсон своему парню, который наблюдал за ними с поляны. Ей казалось, что он сможет услышать. Но порывы ветра сдувают любые слова. В конце концов, они решили попробовать двигаться дальше по наиболее многообещающей трещине. На шестой вечер перед финишной веревкой их настиг шторм, и они провели ночь, вися в системах. Наутро, в облаках, шатаясь, они перевалили через край.

Когда American Alpine Journal напечатал рассказ Сибил, редакторы удалили первоначальное заглавие «Стены без яиц» (“Walls Without Balls”). Тем не менее, эта фраза стала легендой-символом в большой борьбе за женскую независимость в дикой природе и мире.

— Кэти Ивз


25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Билли Уэстбей, Джим Бридвелл и Джон Лонг после первого прохождения маршрута "Нос" за день, 1975 г. Фото: Wikimedia Commons

1975: Эль-Капитан за день

Джим Бридвелл, Билли Уэстбей и я бездельничали в Yosemite Lodge, когда нашли номер журнала Mountain Magazine с изображением Райнхольда Месснера и Петера Хабелера в спортивных шортах и шикарных свитерах, позирующих на фоне Айгера на следующий день после их рекордного восхождения, занявшего десять часов. Страница журнала была посвящена невероятной скорости восхождения всех времен. Бридвелл – гуру лазания в Йосемити – бросил журнал в костер:

«Настало наше время, чтобы проверить себя – и поднять ставку».

На следующий Memorial Day (день памяти – выходные) в 1975 году, в 4:30 утра Джим, Билли и я предприняли попытку однодневного восхождения на Эль-Капитан. Каждый из нас проходил этот маршрут однажды. Бридвелл спланировал логистику восхождения на миллиметровой бумаге. Я лидировал первые 17 веревок. В 7:15 мы были на Boot Flake и курили.

Билли взял на себя инициативу лезть из ряда вон выходящий Great Roof, широкую арку серого из гранита, затем до вертикального угла Camp Six, маленькой площадки в 600 футах от вершины.

Затем Джим захватил лидерство, подстегиваемый криками друзей и гудков рога болельщиков внизу. Питчи проносились так быстро, что я едва успевал вынимать точки страховки. Мы были на вершине в 7:25 вечера, через 15 часов после начала.

Мы помчались спускаться в сторону Восточных Полок и только после наступления темноты были на объездной дороге. Мы столпились возле фургона Джима, Эль-Кап освещала луна. Мы чувствовали себя не победителями, а почетными гостями в святом месте. В жизни у меня было много приключений, и половину из них я забыл, но никогда не забуду то чувство плеча и трепет, что испытал при прохождении Эль-Капитан за день с Джимом и Билли.

The Nose за день (или Nose in a Day, или NIAD) был повторен сотни раз командами со всего света. Наше восхождение разрушило некий психологический барьер. После этого преобладающей мыслью стало то, что если вы можете мечтать об этом, вы можете это сделать. Мы подняли планку альпинизма в Йосемити на невообразимую для 1975 года высоту.

— Джон Лонг


25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Йосемити. Photo: Bartfett/iStock


1975: первое свободное прохождение маршрута Astroman

Из-под разбитых валунов в основании восточной стены Washington Column напротив Хаф-Доума поднимается, словно великолепный ломоть камня оранжевыми прожилками, одна из лучших систем трещин, которую когда-либо видели альпинисты. Легендарные Уоррен Хардинг, Глен Денни и Чак Пратт впервые прошли её в 1959 году, когда маршрут ещё назывался просто «Восточная стена Washington Column». Они столкнулись с целой палитрой проблем: трещины шириной от ногтя до камина, разделяющего 1200-метровую стену, что сделало его образцом для испытания ИТО-восходителей 1960-х.

В 1975 году маршрут стал чем-то совершенно другим. Свободное лазание революционировало, акценты смещались – от идеи завершения подъёма любыми средствами к поиску новых методов.

Никто не служил примером новой гвардии больше чем Джон Бэкер, Джон Лонг и Рон Каук. Всё что они делали, было круто и стало знаковым, в том числе повязка на голову и белые брюки, которые они надевали на время восхождения.

В мае того же года эти трое собирались использовать технику, разработанную ими для лазанья по тонким щелям – что-то между заклиниванием и спортивным лазаньем – для гораздо более протяжённых восхождений. Используя свои навыки свободного лазания на Восточной стене, они полностью изменили ход развития стенового лазанья. Люди проходили 100-футовые линии высокого уровня сложности, но лазание такой же сложности на длинном многопитчевом маршруте было неслыханно. Маршрут стал сразу же самым известным для свободного лазания в мире. Они назвали его «Астроман».

— Петер Крофт



1978: Рон Каук проходит Midnight Lightning


Боулдер Колумбия – 30-футовый гранитный камень в самом центре Camp 4. С 1940-х, когда альпинисты начали регулярно приезжать в долину, молодые и неугомонные постоянно пытались на него залезть, хотя редко достигали верха.

Где-то в середине 1970-х годов, Джон Яблонский, находясь под ЛСД, как гласит легенда, очистил и пометил маршрут, который позже станет самой известной боулдеринговой проблемой в мире.



К нему примкнули Рон Каук и Джон Бэкер, и вместе они начали серьезную работу над этой проблемой в 1978 году. Во время одной из тренировок Бэкер нарисовал магнезией молнию под маршрутом. Midnight Lightning – полуночная молния, изображение из посмертного альбома Джима Хендрикса. Этот рисунок и сейчас там.

Спустя почти 40 лет после знакового первопрохода Каука, в любой солнечный день стопки краш-падов сложены под маршрутом, и спортсмены со всего мира работают над ним. И, как это было и в прежние времена, проходят его нечасто.

— Джон Лонг


1980-е и 1990-е годы: новые высоты и побитые рекорды



1981: Первое прохождение маршрута Bachar-Yerian

Летом 1981 года Джон Бэкер, а затем и его партнер Дейв Йериан бросились вверх по трещинам золотого гранита на правой стороне Медликотт-Доум в долине Туоломни. И это было не просто восхождение на вершину 500-футовой скалы, своим поступком Бэкер создал монумент смелости.

«Наблюдать за лазанием Джона было словно слушать Колтрейна», – сказал Йериан в 2012 году журналу Rock and Ice. «Бэкер был настолько недосягаем для своего поколения, что никто не мог понять того, что он делает».

Восхождение было сложное и опасное. Бэкер лез уже очень высоко над землей, иногда сверлил дырки под шлямбура, иногда накидывал петли на крошечные выступы в рельефе. Он поставил скудные восемь болтов на 4 веревки маршрута. Болты стояли там, где они были действительно необходимы для безопасности, где можно было – ставил точки на рельефе. Маршрут был круче, чем все, даже на сегодняшний день, и Бэкер считал, что гибкость правил в текущей истории альпинизма может двинуть спорт на новый уровень.

За несколько месяцев до смерти Бэкер писал в журнале Alpinist: «Чем дальше друг от друга были болты, тем более художественное заявление я мог сделать о превосходстве мастерства над техникой».

Сегодня маршрут оценивают как 5.11c, R/X. Многие утверждают, что он сложнее. Гайдбук “Supertopo’s Tuolumne Free Climb” называет его «самым известным психологически сложным маршрутом в США». Хоть и технически маршрут нельзя назвать очень сложным, второй аспект отталкивает многих потенциальных восходителей. Включая Гюллиха, который отломал кристалл кварца и, сорвавшись, упал на 60 футов, пытаясь повторить маршрут.

Alpinist публикует воспоминания Бэкера: «Снова и снова я чувствовал, что вся моя жизнь зависит от одного маленького шага, одного кристалла – и в эти моменты я пытался измерить себя».

— Пит Такеда

25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Бачер и Крофт проходят Хаф-Доум и Эль-Капитан за день. Фото: Phil Bard

1986: Бэкер и Крофт проходят Эль-Капитан и Хаф-Доум за день


Тридцать лет назад я поехал в Йосемити с секретным планом подняться на две самые большие достопримечательности долины – Эль-Капитан и Хаф-Доум – за один день. Ухмыляясь, мой приятель напомнил, что мое альпинистское резюме не включает ни одного из этих гигантов за день. Он был прав. Но за предыдущие два-три года я проходил по несколько маршрутов, в одиночку, и, казалось, мечта была достижима.

Мечта стала ближе к реальности благодаря счастливому случаю, когда, выходя из машины, я встретил Джона Бэкера, самого известного альпиниста в мире. Не спрашивая обо мне ни слова, он предложил вместе с ним попытаться реализовать тот же самый план, с которым я приехал в долину. Я практически услышал, как в космосе провернулись шестерёнки.

Мы провели следующие несколько дней в совместных восхождениях, чтобы почувствовать друг друга, а потом взяли двухдневный перерыв, чтобы подготовиться.

В полночь мы включили наши фонарики и вышли на Эль-Капитан. Мы крались мимо спящих на полках маршрута альпинистов, на вершине мы оказались в 10 утра и сделали паузу, чтобы насладиться моментом. На вершине мы почувствовали прилив сил и помчались под Хаф-Доум.

К началу второй половины дня, когда мы были уже на маршруте, с востока начал надвигаться грозовой фронт. Как правило, любые осадки в долине – причина отступления с маршрута, но нам угроза грозы только добавила напряжения в мышцы. Когда начали падать первые капли и статическое электричество пробежало по нашим волосам, мы просто ускорились. Словно силы зла в тот момент противостояли силам добра. Зато с вершины мы смотрели на идеальную двойную радугу.

Когда мы спускались вниз, пешком, помню, я задавался вопросом: «А что дальше?», и не чувствовал, что это конец. Я чувствовал, что всё только начинается.

— Питер Крофт


25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Пол Пьяна (слева) и Тодд Скиннер. Фото: Bill Hatcher


1988: Пол Пьяна и Тодд Скиннер – прохождение Salathe свободным лазанием

Когда Тодд Скиннер и Пол Пьяна в 1988 году прошли свободным лазанием маршрут Salathe на Эль-Капитан, они обновили пределы возможного в прохождении больших стен Йосемити. Ройал Роббинс, который совершил первопроход маршрута в 1961 году, назвал 35-питчевую линию «величайшей в мире».

До Скиннера и Пьяны никто не проходил его свободным лазаньем, никто не преодолевал такую ошеломляющую стену в таком невероятном стиле. Семь веревок было оценено 5.11, четыре как 5.12, четыре 5.13 – немыслимо для той эпохи.

В рамках подготовки альпинисты провели 30 дней в течение двух месяцев, то поднимаясь по перилам вверх, то спускаясь вниз для отработки участков. Такая практика нарушила негласные «правила» долины. Некоторые эксперты сомневались в их успешном результате, даже когда они это сделали.

Salathe свободным лазаньем стал триумфом восхождения, подъёмом из трясины.
Альпинисты провели на маршруте девять дней, пережили опасные срывы, голод, шторм, серьёзно покорёжили руки. На вершине огромный гранитный блок, используемый как точка страховки, вырвался и побил верёвки, сломал Скиннеру рёбра и раздробил ногу Пьяна. Только несколько старых забитых ранее крючьев спасли их от падения с километровой высоты.

То, что раньше вызывало споры, стало очередной ступенью эволюции, и, наконец, прижилось и стало нормой. Линн Хилл написала в 2006 году, что восхождение на Salathe «положило начало текущей тенденции свободного лазанья на больших стенах Йосемити».

В 2006 году Пьяна вспоминал: «Это было что-то, во что не верил весь альпинистский мир… А мы верили. Это достаточно просто попробовать, и мы пробовали, и пробовали». «Их видение и настойчивость очистили путь к свободному лазанью на всей планете – от Гренландии до Карокорума».

— Пит Такеда


1993: Прохождение The Nose свободным лазаньем. Линн Хилл

Маршрут «Нос» на Эль-Капитане сегодня, пожалуй, самый известный бигвол в мире. Однако больше, чем три десятилетия с тех пор как он был пройден впервые в 1961 году, никто не проходил его свободным лазаньем. Пока не пришла Линн Хилл.



К тому моменту она уже зарекомендовала себя как альпинистка, скалолазка, первая женщина, прошедшая категорию 5.14, победительница более чем 30 международных соревнований. После победы на чемпионате в Бирмингеме, в Англии в 1992 году, она покинула соревновательную арену, чтобы подвести большой итог своей спортивной карьере.

В том году 33-летняя Линн установила рекорд скорости на The Nose для смешанных команд, пройдя маршрут с Хансом Флорином. Во время восхождения Линн делала паузы несколько раз, чтобы изучить ключевые участки. «Лазанье совершенно безрассудное – некогда думать, просто бери и делай», – говорит сегодня Хилл.

Позже в том же году Хилл вернулась, чтобы попытаться пролезть маршрут свободным лазанием с Брук Сандал, у которой на тот момент был серьёзный опыт в свободном лазаньи. В течение нескольких дней они дюльферяли с вершины и нарабатывали самую сложную веревку маршрута – Changing Corners – внутренний угол практически без зацепок. Неделю спустя Линн и Брук вернулись и успешно прошли маршрут: 33 веревки, почти километр в течение четырёх дней.

Это восхождение стало резонансным на многих уровнях и впечатлило многих мужчин и женщин, особенно последних. Практически ни одна женщина на тот момент не могла лазить на уровне мужчин. Это достижение возбудило международный интерес к лазанию по большим стенам, и это помогло вдохновить лучших технических альпинистов работать над своими навыками.

Достижение Линн Хилл намного обошло другие достижения того времени и не было повторено ещё 12 лет, до 2005 года. И годы спустя людей, прошедших свободным лазанием The Nose, единицы и только Томми Колдуэлл прошёл его свободно за день.

— Элисон Осис


25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Томми Колдуэл проходит "Нос" на Эль-Капитан свободным лазаньем. Фото: Corey Rich/Aurora

2000 – настоящее время: Хонольд, Колдуэлл и Йоргессон



2000-2008: Томми Колдуэл первые свободные прохождения


В июне 2000 года Томми Колдуэл в 22 года прошёл свободным лазаньем маршрут Lurking Fear вместе с Бет Роден. Это был четвертый маршрут на Эль-Капитане, и произошло это в тот момент, когда большинство альпинистов и не помышляли о свободном лазании. До этого Колдуэл проходил свободным лазанием маршрут Salathe, но Lurking Fear был первым из полдюжины маршрутов на Эль-Капитан, которые он открыл для свободного лазанья в течение следующего десятилетия. В процессе он проанализировал не только своё восхождение, но и то, что считается возможным на больших стенах.

Все маршруты Колдуэла сложные. В самом деле, в течение 16 лет с тех пор только один его маршрут – Shaft – был повторен (и теперь Dawn Wall – прим. переводчика). После того как вместе с Джастином Сьонгом он пролез свободным лазанием Magic Mushroom за четыре дня в 2008 году, опытный скалолаз Сьонг был вынужден отдыхать в течение месяца. Колдуэл же вернулся через неделю, а через полторы повторил маршрут за день.

Колдуэл стал первым альпинистом, который свободно пролез два маршрута на Эль-Капитан за день – «Нос» и «Фрирайдер» – за 23 часа 21 минуту в ноябре 2005 года. Оба этих достижения буквально ошеломили альпинистское сообщество.

Его восхождения вдохновили меня и, честно говоря, всё молодое поколение любителей свободного лазанья на Эль-Капитан. Стена перестала быть только для ИТО, Колдуэл стал движущей силой этих изменений. Он сделал нормой свободное лазанье на больших стенах. Это парадоксально, учитывая, что все его маршруты до сих пор слишком сложные для кого-либо еще.

— Алекс Хоннольд


2008: Хоннольд проходит соло Хаф-Доум


Основная концепция эпического кино о супергероях X-Men – жизнь в целом развивается очень медленно, но каждый раз в какой-то момент эволюция совершает скачок. Йосемити обеспечивает идеальные условия для такого скачка в скалолазании – долина ждёт кого-то с воображением и достаточной огневой мощью.

Алекс Хоннольд ворвался на сцену в 2007 году, став вторым человеком, пролезшим маршруты Astroman и Rostrum соло за день, через 20 лет после меня. То, что прошло так много времени после первого прохождения, может показаться странным, но следует иметь в виду, что соло восходители – вне времени. Соло требует особого стиля мышления, чтобы совершать восхождения в одиночестве на таком необъятном ландшафте – требуется отделять фактический риск от предполагаемого и преодолевать страх фатального падения.

То, что Алекс смог сделать, а я нет,– это мыслить шире. Вместо постепенного небольшого увеличения размера и сложности он пошел на смелый ход – Хаф-Доум.

Хоннольд не сорвиголова, как это может показаться. Он не имеет никаких суицидальных наклонностей и не находится под влиянием наркотиков. Он подошёл к восхождению так же рационально, как при изучении космоса. В начале сентября 2008 года он поднялся на Хаф-Доум как и все альпинисты – с напарником и верёвкой, чтобы убедиться, что в его сумасшествии присутствует какой-то здравый смысл. Два дня спустя он вернулся. В одиночестве.

Трудно передать, как великолепно выглядит Хаф-Доум, когда стоишь у его основания. Широкий, высокий и плоский, как киноэкран на 2000 футов над тобой.
На первых 1900 футах восхождения Алекс был более или менее на «круиз-контроле». Примерно в ста футах от вершины он остановился на финишной плите. Большая часть маршрута шла по отвесным трещинам. Здесь же требовалась деликатная работа ног – место, где ошибка означала падение. Время тянулось, он боролся, чтобы сохранить самообладание.

Стоя там, Алекс заметил болт и встёгнутый в него карабин. Он просунул в него один палец как раз в тот момент, когда уже почти соскользнул вниз. Затем он вернулся обратно и продолжил лазанье так же легко, как до этого.

Самые большие прорывы в скалолазании лежат скорее в умственной, нежели в физической плоскости. Но они всегда начинаются с идеи. Источник достижений Алекса, я думаю, – сердце, способное широко мечтать.

— Питер Крофт


25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Алекс Хоннольд проходит The Nose соло. Фото: Corey Rich/Aurorа


2012: Хонольд проходит соло Хаф-Доум, Уоткинс и Эль-Капитан за день

Сейчас я в безопасности. Сейчас нет.

Это была мантра, которая звучала в голове Алекса 5 и 6 июня 2012 года, когда он пытался связать три самые большие стены в Йосемити – южную сторону горы Уоткинс, маршрут «Нос» на Эль-Капитан, и «классику» по северо-западной стене Хаф-Доума. Он был в безопасности, когда встёгивал самостраховку в встречающиеся станционные шлямбура. Он не был в безопасности во время длинных отрезков соло.

Двумя неделями ранее Хоннольд в паре с Томми Колдуэлом пролезли эти же маршруты свободным лазаньем за 21 час 15 минут. И ни одну точку они не использовали для ИТО. Они были связаны друг с другом, но везде двигались одновременно.

Прохождение трёх маршрутов за день может стать зенитом альпинистской карьеры, после такого можно было бы отдыхать всю жизнь. Для Хоннольда же это стало «своего рода разминкой», сказал он потом.

Стартовав в 4 часа вечера 5 июля, Хоннольд пролез маршрут на Уоткинс за 2 часа 20 минут. К тому времени начало смеркаться на «Носу», и он забыл свой мешочек для магнезии. Тысячей футов выше ему удалось занять мешочек у альпинистов, ночующих на полке.

Ночью на маршруте в полной темноте, только в свете налобного фонарика, довольно странно. «Выходят все эти существа – насекомые, мыши, летучие мыши и даже лягушки, которые живут в трещинах. И эти ужасные сороконожки. Я боялся наступить на них и, кажется, одну я всё же раздавил».

Усталость настигла Алекса на вершине Хаф-Доума. Но он нашёл ритм лазанья, пролезал мимо альпинистов, ночующих на полках, и финишировал в 11 часов вечера 6 июня. Общее затраченное время для трёх стен составило 18 часов 55 минут.

Как и большинство из достижений Хонольда, никто пока не смог повторить соло-прохождение трёх стен. «Соло-прохождение больших стен принципиально страшней свободного лазания», – говорит он. «В верхней части «Носа» я попал в неудобное положение. Там было не так сложно, но, боже, это было страшно».

— Дэвид Робертс


25 величайших моментов из альпинистской истории Йосемити (Альпинизм, история, легенды, outsideonline, переводы, лонг-рид, история альпинизма, сша)
Томми Колдуэл на участке 19 (5.13d). Проведя 19 дней на стене, Томми Колдуэл и Кевин Йоргессон вышли на вершину Эль-Капитана, совершив историческое прохождение Dawn Wall (VI 5.14d) свободным лазаньем, 14 января 2015. Фото: Corey Rich/Aurorа


2015: The Dawn Wall свободным лазаньем

Прохождение свободным лазанием маршрута Dawn Wall Томми Колдуэлом и Кевином Йоргессоном взорвало ментальное пространство американского сообщества.

Километр вертикального гранита на Эль-Капитане были пройдены сотни раз, но всегда с использованием ИТО, которое в течение 45 лет считалось единственным способом прохождения зеркально-гладких гранитов. Насколько любой может увидеть, на маршруте нет зацепок. Но Колдуэл и Йоргессон думали иначе.

Работа над свободным прохождением заняла шесть лет, в которые нужно было найти и решить как кубик Рубика головоломку из зацепок. Один из участков был настолько сложен, что Колдуэл максимально точно имитировал прыжок с него у себя дома на скалодроме. Он отрабатывал его сотни раз, но по-настоящему «сделал это, возможно, один раз».

Проблема для Йоргессона находилась примерно на полпути к вершине, на 15-й верёвке – извилистый растянутый траверс с зацепками размером с острие ножа. Он мог лезть только ночью, когда было достаточно прохладно. Он боролся с этим участком в течение четырёх дней. Каждая попытка резала кожу, требовался супер-клей, чтобы продолжать попытки. В какой-то момент Йоргессону пришлось отдыхать в течение двух дней, чтобы кожа на пальцах зажила.

Через неделю ему удалось пролезть, и они Колдуэлом приступили к заключительной секции. На вершине их встречали с шампанским, New York Times брал интервью, камеры засняли их триумф, после непрерывных 19 дней на стене.
Маршрут Dawn Wall восстановил Йосемити в статусе эпицентра альпинизма и скалолазания и показал двух неукротимых спортсменов, которые демонстрируют пример американского духа.

— Дуэйн Ралей



Примечание:
Мы знаем, некоторые факты, восхождения и личности, линии развития событий в Йосемити упущены. Где, например, находится маршрут Steck-Salathé? New Dimensions? Zodiac или по южной стене Маунт Уоткинс? Что случилось с Дэвидом Брауэром, Джимом Бридвеллом, Чарли Портером, Хансом Флорином и Дином Поттером? Где история об авиакатастрофе 1977, благодаря которой бродяги долины разжились грязными деньгами?
Да, mea culpa (с лат. «наша вина» – прим. переводчика). У всего есть пределы, и у нас тоже. Но, надеемся, этот список пробудил в вас аппетит и подогрел интерес к другим историям долины Йосемити.

124


Комментарии:
0
Где находятся маршруты Стэк - Салатэ, Нью Дайменшенз и тем более Зодиак - все знают, кто не знает - заглянет в гайд. Последнюю фразу следовало читать "Где, например, история маршрута Мтэк-Салатэ? .. - и далее в том же духе.

Бродяги Долины - на самом деле бичи Долины, так уж есть; ill-got gains - грязные, дурно пахнущие деньги. Речь идет о разбившемся зимой 77 года в Йосемитах самолете, набитом мексиканской марихуаной. Нищая лазающая тусовка бросилась торговать этой травой, после этого от нее мало что осталось.

3
Очень по американски. Ни слова о Хуберах.

-1
посмотрите "VALLEY UPRISING" - там история долины очень хорошо показана. и можно столько буков не читать)))

но должен признать, вы проделали большую работу!

4
"но должен признать, вы проделали большую работу!"

Еще почитаем такие комментарии и больше не будем...

0
Да ладно, Лена, не обижайтесь! Вы же не первый год, держите сайт, должны и не к такому привыкнуть. Закон человеческой природы...


0
История рождения и жизни современного скалолазания. Десятки судеб, десятки приключений и побед. Покорённые стены, и ещё не покорённые, ЗдОрово.

1
Очень интересная статья, читается на одном дыхании! :) А видео с Линн Хилл - это вообще!

(небольшое уточнение: на Half Dome выдают всего 300 пермитов в день, и это уже пробка по кабелям, а 3000 человек там просто физически не сможет пролезть)

0
Насчёт Хаф-Доума... не подскажете, где именно про 3000? Скорее всего там опечатка, но не могу сходу найти.

0
Ищется по тексту по запросу "3000" ;) Ctrl+F в браузере.

Вся фраза звучит как "в оживленный летний день на Хаф-Доум восходит до 3000 туристов", глава "1875: первовосхождение на Хаф-Доум"

0
Извините, а кто и где выдаёт эти пермиты и как их проверяют?

0
Удивительная история!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru