Risk Weekend: Мне бы в небо!

Пишет Редакция сайта, 21.08.2017 20:29

Risk Weekend: Мне бы в небо! (Воздух, скайдайвинг, спецпроект, вингсьют, свободное падение, парашютный спорт)
Фото из архива собеседников

Мы продолжаем нашу увлекательную экскурсию в мир парашютного спорта благодаря новой серии Risk Weekend: скайдайвинг

Расспрашиваем подробно наших героев о том, что же делать, если мучительно захотелось в небо?!


Среди современных скайдайверов есть люди, которым на роду было написано связать свою жизнь с небом. Других в парашютный спорт привел братец случай. И тех и других роднит главное - беззаветная преданность чувству свободного падения!

Risk Weekend: Мне бы в небо! (Воздух, скайдайвинг, спецпроект, вингсьют, свободное падение, парашютный спорт)
Фото из архива собеседников


Участники беседы:

Евгений Боровик – в парашютном спорте с 1998 года (4800 прыжков), член Сборной России по фрифлаю и VFS (Vertical Formation Skydiving), команда «Парадайз».
Чемпион Европы 2012 года и серебряный призёр Кубка мира по фрифлаю, призёр Чемпионатов России и соревнований в аэротрубе, участник рекорда Европы 2013 года (96-way), рекордсмен России в классе больших формаций.

Инна Волобуева – прыгает с парашютом с 1995 года (3100+ прыжков), преподаватель РГУФКСМиТ, инструктор-экзаминатор АФФ, инструктор АФФ USPA, учит летать в аэротрубе.


Дмитрий Дёмин – в парашютном спорте с 2000 года (2700+ прыжков, из них 1000 в тандеме), КМС, двукратный рекордсмен Европы в классе больших формаций, тандем-инструктор.


Леонид Сигалов – летает в вингсьюте, в парашютном спорте с 2009 года (1600+ прыжков), член тренерского совета по дисциплине вингсьют ФПС РФ, член сборной России по вингсьют-пилотированию, участник рекордной формации 100-way (2012 год) в США и других рекордов.


Risk Weekend: Мне бы в небо! (Воздух, скайдайвинг, спецпроект, вингсьют, свободное падение, парашютный спорт)
Телефон наших партнёров Aermoo M1 тоже хочет в небо! О новом смартфоне рассказываем в Risk Weekend: скайдайвинг!



Прыгнуть с парашютом – это просто?

Инна: И просто, и сложно. Просто: приехал и прыгнул, потому что сейчас практически любой парашютный клуб Подмосковья ориентирован на массового потребителя. Будь то самостоятельный прыжок или прыжок с инструктором, просто – приезжай и прыгай. Сложнее – приехать, решиться. То есть каждый человек, прежде чем прыгнуть, переваривает мысль, готов он или не готов, и здесь преодолевается некий психологический барьер.

У парашютного спорта репутация очень опасного, что в корне неверно: этот спорт, наоборот, почти самый безопасный из большинства экстремальных. Об этом я со всей ответственностью заявляю. По статистике он даже в десятку не входит по количеству несчастных случаев.

С чего начинается прыжок?

Дмитрий: Самое смешное, что у многих людей от момента, когда они захотели прыгнуть и приняли решение это сделать, до момента, когда они приехали на аэродром, проходят годы! Самое главное, что нужно понять, это то, что не нужно никого и ничего ждать, а просто собраться и приехать. Только когда человек приехал, исполнил свою мечту, тогда он счастлив.

Risk Weekend: Мне бы в небо! (Воздух, скайдайвинг, спецпроект, вингсьют, свободное падение, парашютный спорт)
Фото из архива собеседников

Если решился прыгать – что дальше?

Инна: Нужно выбрать, как человек хочет прыгнуть: самостоятельно с круглым парашютом с принудительным раскрытием – выпрыгнул с 800 метров, парашют раскрылся, приземлился (парашют неуправляемый); или в тандеме – высота уже 1400 метров, где прыгнул, получил удовольствие, уехал.

Есть третий, серьёзный вариант: когда человек уже прыгнул раз и хочет дальше заниматься и прыгать без инструктора – тогда он проходит специальную подготовку, большой курс, либо по классической системе обучения (человек самостоятельно изучает свободное падение), либо по прогрессивной по системе ФФ (за семь уровней он получает допуск к самостоятельным прыжкам).

Сколько времени занимает первоначальное обучение? И когда я реально смогу выйти из самолёта?

Инна:От момента решения «Всё, я хочу!» до выхода из самолёта должно пройти как минимум семь часов. У нас проводится 6 часов теоретической подготовки плюс практика, где инструкторы всё расскажут и покажут: как отделяться от самолёта, как падать, как контролировать высоту, как раскрывать свой парашют, как им управлять и как приземляться, и что делать, если парашют вдруг работает неправильно. Помогут попрактиковаться в заданиях в свободном падении.

И дальше человек идёт прыгать нулевой уровень – тандем AFF (Accelerated Freefall – ускоренное свободное падение – прим. ред.) – и дальше первый, второй уровень и по нарастающей. Перед каждым уровнем проходит примерно час наземной подготовки.

Что нужно знать начинающему скайдайверу?

Инна: Нужно обязательно выполнить во время прыжка четыре самых важных элемента: раскрыть парашют, на нужной высоте, в правильной позе и правильно приземлиться. Всё, это приоритеты прыжка. Мы можем кувыркаться, строить формации, что-то делать в свободном падении, как-то парашютировать, но в итоге всё сводится к этим четырём действиям.

Может ли парашютный спорт быть просто хобби? Чтобы не учиться сложным техническим приёмам, не укладывать парашют и т.д.?

Инна: Для многих парашютистов, которые прыгают сейчас, парашютный спорт – это только хобби. Но прыжок ради прыжка уже неинтересен. И чем хорош парашютный спорт, так это тем, что он может быть и хобби, и спортом одновременно. То есть парашютист выходного дня постепенно втягивается в тусовку: есть много событий: сборы, формации, артистические дисциплины, групповая акробатика, вингсьют-дисциплины… И хобби выходит на качественно новый уровень.

Человек склонен стремиться к совершенству – ему хочется делать что-то лучше и лучше – и, прыгая раз за разом, он глубже изучает этот процесс и ставит новые цели.
Можно, конечно, приезжать и прыгать, не обращая внимания на укладку парашюта или на какие-то технические нюансы, но это быстро становится неинтересным занятием, рутиной, 20-30-40 прыжков – и всё.

Прелесть парашютного спорта, как и любой подобной деятельности, кроется в достижениях, своём переступании через себя: преодолевая свои слабости – растём!

Risk Weekend: Мне бы в небо! (Воздух, скайдайвинг, спецпроект, вингсьют, свободное падение, парашютный спорт)
Фото из архива собеседников

Инна, какое место занял скайдайвинг в твоей жизни?

Инна: У меня вся жизнь – это скайдайвинг, вся жизнь – парашютный спорт! Я начала прыгать достаточно поздно, первый прыжок у меня был в 24 года, если учитывать, что я никогда не мечтала прыгать и уж, тем более, сделать это своей профессией. Но скайдавинг решил по-другому (смеётся), скайдавинг решил, что я нужна ему, а он стал любовью всей моей жизни.

Скажем так, любовь привела меня в скайдавинг, а потом скайдавинг подарил мне любовь к небу.

Скайдавинг часто романтизируют, а какие у тебя есть мечты, связанные со скайдайвингом?

Инна: Самое сложное у меня с мечтами, ведь они сбываются! У меня нет мечты, потому что и мечтать не о чем: у меня уже есть всё, что я хочу. Разве что новый парашют или новые стропы… Но это не мечта, а, скорее, потребность. Если выбирать между шубой и парашютом, я выберу второе!

Расскажи о своём первом прыжке?

Инна: Мой первый прыжок, наверное, был совершён в состоянии аффекта! Я встречалась с парнем, и, если бы не желание понравиться, я бы в жизни никогда не прыгнула! Ведь я никогда не мечтала и не хотела прыгнуть с парашютом, но прилив эндорфинов сделал своё дело: мне не понравилось, но ему я соврала, что понравилось, ведь он как раз был яростным парашютистом. Прыжка до двухсотого я прыгала и боялась, а потом в какой-то момент страх прошёл, и я стала просто прыгать в своё удовольствие.

Что делать, если в самолёте тебя укачивает?

Инна: Если в самолёте укачивает, нужно прыгать чаще! Тогда организм привыкает к перепадам давления. Ну, или таблетки.

Что делать, если уже в самолёте человек вдруг решил не прыгать?

Дмитрий: Это очень интересный вопрос! Дело в том, что действительно иногда пассажиры в самолёте отказываются от прыжка. Если это происходит с тобой, нужно сказать об этом инструктору, и если это не какое-то минутное смятение, о котором будешь жалеть, если не прыгнешь, то нужно просто настойчиво отказаться. Никто, конечно, не будет тащить к выходу и говорить: «Не-е-ет, ты обязательно прыгнешь!». Отказаться, в принципе, можно в любой момент, можно приземлиться в самолёте и это нормально.

Единственное что, не все тогда деньги вернут: какое-то количество денег уже потрачено ведь чтобы горючку в самолёт залить, работу тандем-инструктора оплатить и так далее.

А есть ли какие-то способы перебороть страх? Как вы помогаете новичку с ним справиться?

Дмитрий: Любой человек, на самом деле, боится! Я видел не очень много людей, которые не боялись прыгать, потому что вообще есть такая шутка, что выпадать из совершенно исправного самолёта – это немножко не в человеческой природе (улыбается). Каждому человеку приходится через себя немножко переступать. Другое дело, человек удивительно устроен, и он может себя уговорить, он может дать себе такую установку: «У меня есть качественное снаряжение, опытный инструктор, мала вероятность, что что-то может пойти не так». Если я вижу, что человек сильно боится, до трясучки (их, кстати, тоже не очень много), то понимаю, что нужно просто поговорить и понять, в чём причина его страха.

Risk Weekend: Мне бы в небо! (Воздух, скайдайвинг, спецпроект, вингсьют, свободное падение, парашютный спорт)
Фото из архива собеседников

Мы шутим, что прыгать не страшно, потому что открывается дверь и за дверью – GoogleMaps! Никто же в здравом уме не боится GoogleMaps! Поэтому это не то же самое, что стоять на балконе на шестнадцатом этаже – это абсолютный взгляд на карту, и ты понимаешь, зачем ты здесь оказался и что делаешь это ради новых ощущений. Для кого-то это острые ощущения, для кого-то – ощущение, что он переборол себя и прыгнул.

В любом случае, подавляющее большинство людей прыгает без проблем!

Скайдайвингом может заниматься каждый или всё-таки есть специальные требования?

Дмитрий: Вообще скайдавингом может заниматься практически любой более-менее здоровый человек. Конечно, есть целый ряд противопоказаний, они касаются очень серьёзных повреждений опорно-двигательного аппарата, естественно, нельзя людям с какими-то психическими проблемами прыгать и так далее. А так, любому человеку, которому можно выдавать права на управление автомобилем, можно прыгать с парашютом.

Risk Weekend: Мне бы в небо! (Воздух, скайдайвинг, спецпроект, вингсьют, свободное падение, парашютный спорт)
Фото из архива собеседников

Кто и как отвечает за безопасность на земле и в небе?

Дмитрий: Вопрос безопасности – очень важный и очень скучный. Потому что безопасность, на самом деле, – слепое следование правилам. Для того чтобы люди прыгали хорошо и безопасно, нужно чтобы все неукоснительно придерживались правил, может быть, где-то даже в ущерб своим ощущениям от прыжка, но когда все действуют в соответствии с правилами – это абсолютно безопасно.

На любом аэродроме, который дорожит безопасностью, дорожит своей репутацией, выстроена система, где все следят за каждым человеком, который надевает на себя парашют и идёт в воздух. Это очень четкая система, которая позволяет выявить людей, неспособных работать по правилам и подвергающих себя и других неоправданному риску. Например, в тандем-мастера не может прийти человек с улицы – это всегда должен быть очень опытный спортсмен, у которого за плечами тысячи прыжков, годы в спорте, у многих медальки и рекорды, и при этом за ним держится определённая репутация. Если человек хороший, хорошо прыгает, хватает звёзды с неба, но при этом чересчур любит риск, то такому, скорее всего, откажут.

Тандем-мастер в тот момент, когда он пристёгивает к себе другого человека, должен понимать, что берёт на себя ответственность за его жизнь, которая считается наивысшим приоритетом. Ты можешь пожертвовать красотой видео, своим удовольствием от прыжка, но ты должен доставить человека на землю живым, здоровым и, желательно, с кучей ощущений и, главное, чтобы они были приятными!

Дмитрий, тебе нравится работать тандем-мастером?

Дмитрий: Мне нравится прыгать тандемом, мне нравится прыгать самому, по-любому нравится прыгать! Или прыгать с шара, зависать под ним вниз головой – я вот это всё очень люблю!

Risk Weekend: Мне бы в небо! (Воздух, скайдайвинг, спецпроект, вингсьют, свободное падение, парашютный спорт)
Фото из архива собеседников

Людей какого склада в первую очередь привлекает скайдавинг?

Леонид: Есть мнение, что скайдайвинг привлекает либо студентов, либо богатых, либо средний класс. Что я могу сказать по этому поводу? Скайдайвинг привлекает абсолютно всех! Все хотят подняться в небо, все хотят прыгнуть с парашютом.

Это потрясающая вещь! В нашей жизни такое редко бывает, когда комьюнити стирает социальные границы. Это очень многому учит, раскрывает людей.

Леонид, ты вингсьют-пилот. Расскажи чем полёт в вингсьюте отличается от бейсджампинга?

Леонид: По сути, ничем. В вингсьюте летают в небе, в вингсьюте прыгают и бейсеры. И полёт остаётся, собственно говоря, полётом. Единственное что бейсджампинг – более рискованный спорт, так как там полёт проходит близко к земле.

Безопасность в скайдайвинге всегда на высоком уровне, тем не менее, насколько часто происходят ЧП?

Леонид: Скайдайв сам по себе – довольно адреналиновое мероприятие, хотя, по правде говоря, доля этого адреналина уменьшается с опытом скайдайвера. Я бы сказал, что он совсем не более опасен, чем мотоциклетный спорт или то же скалолазание, и по статистике несчастных случаев происходит ничуть не больше. Что касается вингсьюта, то он действительно по сравнению с другими дисциплинами скайдайвинга имеет некоторую большую степень риска. Почему? Потому что, надевая дополнительные площади, мы создаём себе как бы лишнюю предпосылку для нештатной ситуации. Именно поэтому в скайдайвинге вингсьютом занимаются уже опытные парашютисты, имеющие в активе минимум 200 прыжков, потому что здесь важен опыт пилотирования, навыки скайдавинга.

Risk Weekend: Мне бы в небо! (Воздух, скайдайвинг, спецпроект, вингсьют, свободное падение, парашютный спорт)
Фото из архива собеседников

Не так сложно полететь в вингсьюте, сложнее правильно действовать, когда происходит нечто нештатное. Вот, собственно, для чего и нужен этот самый лимит, при котором молодые скайдайверы или опытные парашютисты, ни разу не летавшие в вингсьюте, благодаря правильному подходу и планомерном движении к этой дисциплине гарантированно обеспечат себе и другим безопасность при прыжках.

Как ты пришел к вингсьюту?

Леонид: Я пришёл сначала к скайдайвингу, естественно, начал прыгать, как и все. Простые, bailey flying, то есть прыжки на животе. Напрыгав триста своих прыжков (а для молодого скайдайвера это ой-ой-ой долгий путь), наблюдая с завистью и надеждой за спортсменами в костюме-крыле, я думал, что когда-нибудь и сам буду так летать. И вот я попал на drop-зону в Испании, в Импуриабрава, где и взял курс первого прыжка в вингсьюте. И с тех пор началась моя карьера в парашютном спорте как вингсьют-пилота, и у меня уже 1200 полётов в вингсьюте.

Risk Weekend: Мне бы в небо! (Воздух, скайдайвинг, спецпроект, вингсьют, свободное падение, парашютный спорт)
Фото из архива собеседников

Чем первый прыжок в вингсьюте отличается от последующих?

Леонид: Первый прыжок в вингсьюте, конечно, самый волнительный! Сколько я наблюдал этого волнения даже у достаточно опытных парашютистов, которые в первый раз надевали на себя вингсьют! Конечно же, неизвестность – люди не понимают, что их ждёт. Надевая вингсьют, мы лишаем себя всех степеней свободы, если я застегну крыло, фактически, мои руки будут связаны, и я не смогу действовать так, как я действую без вингсьюта, когда открывается мой купол. Это пугает многих, но для этого есть правила, обусловленные законами аэродинамики, алгоритмы действия, которые приводят к безопасному раскрытию. И, конечно, первый прыжок очень сильно отличается от последующих: прежде всего, это эйфория, ведь люди начинают по-настоящему летать и понимать, что такое полёт. Пусть он не очень качественный, но всё равно это полёт!

Какие ты дал бы рекомендации людям, которые хотят встать на этот путь?

Леонид: Дорогие друзья, если вы хотите летать в вингсьюте, прежде всего – не торопитесь! Действуйте планомерно и последовательно, изучайте скайдайв, изучайте парашютное дело, прыгайте свои 200 прыжков, делайте их осознанными.

Risk Weekend: Мне бы в небо! (Воздух, скайдайвинг, спецпроект, вингсьют, свободное падение, парашютный спорт)
Фото из архива собеседников

Евгений, ещё одна интересная дисциплина скайдайвинга – фрифлай. Расскажите, что это такое?

Евгений: Фрифлай – это одна из дисциплин парашютного спорта, в которой выступают командами по трое: двое – так называемые перформеры – они всё время находятся в кадре, и один оператор – он тоже полноправный участник команды, он снимает о действие, которое представляют перформеры. Это всегда должно быть захватывающе и красиво отснято, должны быть представлены сложные и красивые с художественной и артистической точки зрения элементы, отлажено взаимодействие как между двумя перформерами, так и между ними и оператором.

Профессионально в команде я стал заниматься фрифлаем с 2011 года, и в течение 5 лет культивировал эту дисциплину: наша команда называлась «Paradise», мы участвовали в национальных первенствах и на международных соревнованиях. В 2012 году мы стали чемпионами Европы по фрифлаю (стали первыми в России, кто взял золото) и серебряными призёрами Кубка мира. Примерно с этого момента фрифлай в России стал ещё активнее развиваться, появилось много спортивных команд, которые тоже стали ездить соревноваться за рубеж, и сейчас на интернациональной арене Россия в этой дисциплине в топе! Чемпионы мира. И мы очень гордимся этим.

Работа команды в скайдайвинге – это уже намного более серьёзный процесс. Немногие, начав и видя со стороны лишь красивую обложку – как люди красиво вместе летают – после 50-100 прыжков продолжают этим заниматься. Натыкаясь на сложности, например, технические или внутрикомандной коммуникации, отсеивается очень большой процент. Но самые стойкие остаются и становятся, так сказать, элитой, прославляя честь российского фрифлая и парашютного спорта.

Как происходит работа над рекордами, формациями, как отрабатываются построения в небе?

Евгений: Начиная с 2013 года, я и члены моей команды активно принимаем участие в организации национальных рекордов по фрифлаю в положении вниз головой, вверх головой, собирая с людьми большие формации от 30 человек, крайний рекорд был 44 человека. Перед этим мы делаем обычно учебно-тренировочные сборы, на которых люди могут прокачивать свои навыки и на протяжении прыжкового сезона готовят себя к этому итоговому событию в виде национального рекорда. Рекорд официально регистрирует Федерация парашютного спорта России, в международной федерации аэронавтики тоже на счету – негласно между державами идёт соревнование, у кого больше на счету национальных рекордов.



Скайдайвинг развивается? В каком направлении? Чего нам ждать?

Евгений: Раз в несколько лет, в той или иной дисциплине парашютного спорта происходит некий технологический или ментальный прорыв, который выводит эту дисциплину или спорт в целом на новый уровень. Это могут быть такие достижения, например, как одно из последних, когда появился вингсьют, в котором стало возможным летать очень широкий спектр полётов: не только на животе, но и на спине, делать различные фигуры, пусть не высшего пилотажа, но нечто приближённое.

Так появилась некая интеграция вингсьюта и фрифлая, когда ты в костюме-крыле можешь делать разные акробатические фигуры уже даже не в падении, а буквально в полёте. Прыжок в вингсьюте растягивается на 3-4 минуты, это не те 50 секунд, которые есть у парашютиста, и, собираясь с друзьями в плотную группу, построив определённым образом прыжок, сделав план, начать делать различные фигуры, летать друг вокруг друга, делать акробатические элементы – это одна из тех вещей, которые мне очень нравятся. И как раз для этого я осваиваю вингсьют!

Risk Weekend: Мне бы в небо! (Воздух, скайдайвинг, спецпроект, вингсьют, свободное падение, парашютный спорт)
Фото из архива собеседников

Помимо аэротрубы есть ли ещё виды специальных тренировок для скайдайверов?

Евгений: Специальная тренировка для того, чтобы подготовить себя к прыжкам, помимо аэротрубы, колеблются в зависимости от дисциплины парашютного спорта, будь то фрифлай или групповая акробатика. Очень важны такие ментальные тренировки, например, визуализация прыжка, идеомоторная тренировка, когда ты представляешь свои движения, что и в какой момент ты будешь делать во время прыжка. Это всё очень помогает в условиях дефицита времени в прыжке, ведь ты уже заранее всё продумал, представил от первого лица, как ты будешь делать, со стороны, как это будет выглядеть. К тому же в воздухе не получится остановиться и поговорить! Нужно очень быстро реагировать и максимально сосредоточиться.

Ну и, безусловно, общая физическая подготовка в любой дисциплине парашютного спорта очень важна. Будь то приземление – вам будут нужны очень крепкие ноги, будь то открытие – вам будут нужны крепкие мышцы-стабилизаторы, которые помогут вам удержать позвоночник в правильном положении, чтобы как можно меньше компрессионной нагрузки на него оказывалось. В вингсьюте вам нужны сильные руки, чтобы держать крылья как можно шире. Здесь как и в любом другом виде спорта, если вы в хорошей физической форме, вам наверняка удастся быть на высоте!

Risk Weekend: Мне бы в небо! (Воздух, скайдайвинг, спецпроект, вингсьют, свободное падение, парашютный спорт)
Фото из архива собеседников

Инна, что бы ты пожелала начинающим скайдайверам?

Инна: Я всегда говорю своим ученикам, что я им всегда очень сильно завидую: первые прыжки всегда самые классные, самые острые, самые вкусные. Лучше первых прыжков ничего нет, потому что хоть каждый прыжок запоминается, но этап начальной подготовки позволяет за короткий срок многому научиться: человек вначале вообще ничего не умел, и тут он уже прыгает, летает, сам раскрывает парашют, он герой неба. А дальше уже начинается пахота, тяжёлый труд, потому что, если хочешь прыгать красиво и безопасно, нужно много работать, тренироваться. И вот тогда нужно изучать укладку парашюта, знать, как работает парашют.
Я всегда желаю своим ученикам наслаждаться прыжками, получать удовольствие, ведь прыжки – прекрасны!

Risk Weekend: Мне бы в небо! (Воздух, скайдайвинг, спецпроект, вингсьют, свободное падение, парашютный спорт)
Фото из архива собеседников

Как скайдайвинг изменил вашу жизнь?

Леонид:

Скорее, я приобрёл новую жизнь, новых друзей, новое комьюнити, новое увлечение, которым я уже занимаюсь профессионально и уже обучаю других людей летать в вингсьютах.

Risk Weekend: Мне бы в небо! (Воздух, скайдайвинг, спецпроект, вингсьют, свободное падение, парашютный спорт)
Фото из архива собеседников


Читайте наш самый воздушный спецпроект
Risk Weekend:скайдайвинг!

И вперёд! На дропзону!
Риск.ру и Aermoo желают вам весёлых выходных в любое время года!



Risk Weekend: Мне бы в небо! (Воздух, скайдайвинг, спецпроект, вингсьют, свободное падение, парашютный спорт)

58


Комментарии:
С моего опыта. Если хочется понять и посмотреть что такое небо и прыжки, то лучше первый раз в тандеме. Свободное падение, делать ниче не надо, главное мастеру не мешать. По словам нашего тандем-мастера были клиенты которые чуток не угробили прыжки. Прыжки в тандеме с 2500.
Больше всего любим когда приезжают прыгать в тандеме. С 10 человек могут с ними на 2500 прыгнуть. Обычно 1200-1500 высота.
Если хочется проверить себя, то самостоятельный прыжок на дубе. Многим очень тяжело сделать шаг из самолета. Как сказал ребятенок - если бы я был первым, то мог бы и не прыгнуть. гугл-мапс его испугал. У нас с антохи в заход прыгают двое с этой высоты. Он был вторым. После приземления долго ходил как зомби. С пульсом за 130 и давлением за 150. Но выжил.

1
Классный пост, пробрало.) Надо уже добраться до аэродрома и испугаться гугл-мапс...)

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru