Интервью с Александром Одинцовым

Пишет chum, 16.10.2007 19:17

Интервью с Александром Одинцовым (Альпинизм, русский путь стены мира, ручкин, михайлов, кызыл аскер, китай, киргизия)

По нормальному, конечно, нужно было лезть на Кызыл-Аскер большим составом, с платформой. Но я, что называется, повелся на модную тенденцию, которая сейчас существует в альпинизме. Ведутся дискуссии – порой довольно ожесточенные - о стилях восхождения. Если в двух словах, то общезападная тенденция такова: с голым задом на холодную стену. Минимум снаряжения, минимум людей.

Вот и мы - взяли снаряжение и сходу полезли. Ты изначально ставишь себя в наименее выгодные условия в поединке с горой. Сам я над этой тенденцией всячески иронизирую, но, увы, поддался ей…

Так что, конечно, на Кызыл-Аскер нужно было идти вчетвером, чтобы работать в двойках....

Весь текст интервью читайте Спорт Экспресс Экстрим

72


Комментарии:
1
Коллеги, по следам недавнего бурного обсуждения. А эта статья предназначена для обсуждения?!

4
Почему нет? Обсуждать можно все и вся, если нужно само обсуждение :)

4
Вы знаете, а мне понравился рассказ Одинцова! В отличае от Ручкина, он был очень корректен. Не заметили ? Не стал оправдиваться, отвечать на упрёки и обвинения... Только это уже достойно уважения!
А вот что кассается самого Ручкина, считаю, что человек не сдержался... Очень бы хотелось услышать историю из уст Михаила Михайлова!

8
Хорошее интервью.Саня,на самом деле, очень волевой человек и может ,когда надо брать эмоции под контроль.Не надо искать кто прав,кто виноват,каждый вправе иметь собственное мнение и право на его озвучивание.В результате двух статей получилась нормальная картина живой экспедиции, а не выдержки для энциклопедии.

-1
их рассказы нельзя сравнивать! они о разном говорят.
Саша Ручкин - о эмоциональной составляющей, об отношениях, рассказ-эмоции "для своих" как бы.
а Саша Одинцов - о физической составляющей - официальное интервью для газеты, без особых подробностей: кто болел, как складывались отношения, кто лез и останутся ли все друзьями :)
Официальное интервью для общественности таким и должно быть!

5
Маш, в этой теме про чью либо "потерю лица" речи и не идёт. Я бы, всё таки, предложил продолжать "пахнущюю палёным" полемику в соответствующей, специально для этого чикусом открытой ветке. Без обид. Да и сегодня, вроде, у Одинцова ДР, 50 лет, лучше уж поздравить человека. Какой бы он ни был, а без него не было бы ни "русских маршрутов", ни Жанну...

8
Не сегодня - а завтра :)

4
сорри, если показалось, что я пытаюсь продолжить паленую полемику, таких целей точно не было :(

я имела вввиду, что мнение Саши Одинцова о человеческой составляющей экспедиции после этого интервью осталось неизвестным для публики.
Оно ни корректное, ни некорректное, оно неизвестное просто :)
мне так показалось.

6
Странно...
>> Почему мы выбрали Кызыл-Аскер? Вероятно, это одна из немногих больших стен в мире, которые вообще нетронуты человеком! В эту гору никто никогда крюка не забивал, не касался ее.

Мы вроде это уже обсуждали:
http://www.risk.ru/users/robinsya/1765/#comment_list

6
"В эту гору никто никогда крюка не забивал, не касался ее."
Не горы, а стены. Гора-то пройдена аж в 1985. Из классификатора: 26 Кызыл-Аскер 5842 6А к СЗ стене К. Валиев, 85

-2
Нет, на самом деле очень бы хотелось бы пообщаться с Мишей Михайловым! Я почему то думаю, что он не совсем потдерживает Ручкина относительно уместности столь горячих эмоций на виду у широкой общественности...

7
Сане + 10 за сдержанность и политкорректность :-)

1
Одинцов оставил Ручкину шанс на примерение и это их ЛИЧНОЕ дело.

5
А мне понравилось про баранов с закрученными рогами, ростом с хорошего теленка! Очень хотелось бы их увидеть! и вообще, очень профессиональное интервью. приятно почитать.

2
Полагаю, что если бы Одинцов очень захотел, то в этом интервью смог бы, так или иначе, лягнуть Ручкина под дых, однако он этого не сделал и собственно правильно поступил!

5
Заслуживает того, что бы полностью опубликовать.
Источник
АЛЕКСАНДР ОДИНЦОВ: "МОЛИЛСЯ О ТОМ, ЧТОБЫ ГОРА ОТПУСТИЛА…"
В редакции "СЭ" побывал руководитель проекта "Русский путь. Стены мира" альпинист Александр Одинцов, который рассказал о том, как его группа совершила первовосхождение в Киргизии на вершину Кызыл-Аскер, и поделился планами на будущее.

- Вершина восьмого эпизода проекта "Русский путь. Стены мира" – Кызыл-Аскер в Киргизии – высотой "всего" 5842 м. Почему вы выбрали для покорения такую "невысокую" гору?

- Проекты в "Русском пути" были разные, и в нем фигурируют как высокие горы, так и невысокие, но технически сложные. Может быть, в этом и есть прелесть самой программы – восхождение можно найти на любой вкус.

Почему мы выбрали Кызыл-Аскер? Вероятно, это одна из немногих больших стен в мире, которые вообще нетронуты человеком! В эту гору никто никогда крюка не забивал, не касался ее.

И понятно почему. Кызыл-Аскер обрывается на нейтральной территории – где-то в районе этой горы проходит граница между Китаем и Киргизией. В советские времена туда вовсе не было доступа - пограничная зона. Правда, граница как таковая не была проведена – не было ни столбов, ни пограничников, добраться туда очень трудно; но не пускали все равно, и понятно почему. В советские времена в этот район было просто не проникнуть.

Когда началась перестройка, Киргизия перестала быть спокойным местом, возникли национальные проблемы - стало не до альпинизма. Так что Кызыл-Аскер - это стена, на которую никто не восходил.

Даже фотографий ее толком не было: у меня есть одна, которую сделал иностранный турист, совершавший восхождение в окрестностях Кызыл-Аскера. Тогда я впервые увидел стену – она буквально спрятана. Но сама гора хорошо известна – это высшая точка района, почти 6 тысяч метров, хорошо видна с киргизской стороны. А ее "изнанка" многие годы оставалась скрытой от человеческого взора и внимания - это фактически терра инкогнита!



Мы предполагали, что в районе Кокшал-Тоо, куда и входит Кызыл-Аскер, есть стена, долго разыскивали ее фотографии и, наконец, нам прислали их по электронной почте.

Очень невысокого качества, но сразу было понятно, что это вертикаль, протяженность стены - больше километра и крутизна весьма значительная.

Об этой стене во время зарождения проекта ничего не было известно, поэтому она не была заявлена к прохождению в начале "Русского пути" – вершина выплыла из небытия; как бы из информационного мрака. И постепенно в этом мраке стали вырисовываться ее очертания…



ВОСЬМОЙ ЭТАП

Кызыл-Аскер - это 8-й этап проекта "Русский путь. Стены мира". И нам хотелось какой-то такой изюминки… Полная неизвестность этой стены, полное отсутствие информации о ней, ее полная нераскрученность; плюс ее чистота, нетронутость – это и стало для меня тем привлекательным моментом, который заставил туда полезть.

На выбор повлияли все моменты в комплексе – удаленность, очень суровые условия климатического района, полное отсутствие информации. То обстоятельство, что Кызыл-Аскер находится буквально на границе; то, что мы оказались там втроем…



В восхождении участвовали я, Александр Одинцов, Александр Ручкин и Михаил Михайлов. Нас забросили "на изнанку" горы вертолетом, и мы оказались наедине с вершиной. Если что-то случалось, шансов на возвращение не было. И если бы на подъеме кто-то что-то сломал… Вариант выбраться у нас был только один – через вершину.



ГРАНИЦЫ РИСКА

Вообще-то мне это не свойственно, но кажется, что в этой экспедиции мы перешли границу допустимого риска. Я считаю большой удачей, что гора нас отпустила.

Мы недооценили сложность Кызыл-Аскер – информации мало, снимков практически никаких нет, и мы фактически сходу, попав втроем в эти условия, полезли, как в темноте, нащупывая верный путь. И снизу, не имея фотографий, было достаточно тяжело его найти.



- С какими еще сложностями пришлось столкнуться на восхождении?

- Крутизна оказалась выше, чем мы думали. Кызыл-Аскер состоит из трех ярко выраженных бастионов. Мы предполагали, что там есть снежные полки, на которых можно будет поставить палатку. Оказалось, что это не снег, а лед, и место ночевки приходилось не выкапывать, а вырубать.

Прежде чем устроиться на ночлег, нужно было переколоть кубометры льда! А современные ледорубы не предназначены для рубки льда, они в нем вязнут… Труд оказался фантастически тяжелым – мы построили четыре таких ночевки.

Приходилось строить площадку, примащивать палатку на разных элементах рельефа.

Это было тяжело не только физически, но и психологически, в том смысле, что ты лезешь-лезешь-лезешь и не знаешь, в какой обстановке придется ночевать: сидя, стоя, лежа… Удастся поставить палатку, не удастся… И каждое место, где можно было устроиться на ночлег, было для нас подарком судьбы.



- Сколько продлилось восхождение?

- Путь наверх занял 10 дней. Несколько суток пришлось отсидеться из-за непогоды, да и стена оказалась выше, чем мы предполагали. Когда смотришь снизу – этого не понять, потому что, во-первых, верхний бастион скрывается в облаках, и при взгляде снизу вверх расстояние скрадывается. Мы считали, что длина стены – веревок 10, то есть, метров 450-500. А в итоге потратили 14 веревок.

И когда мы от очередной ночевки провесили 4 веревки, оторвались, сняли палатку и ушли наверх, думали, что в этот же день выйдем на гребень и на нем заночуем. Не тут-то было! Лезем веревка за веревкой, а стена не кончается... Перед глазами - только вертикальная нависающая, просматривается метров на 20. И такое впечатление, что вот сейчас залезешь, там перегиб… Пролезаешь 40 метров – и опять нависание! Это и психологически, и физически было очень тяжело.



НЕ ОТВЕТА, НИ ПРИВЕТА

В последние 2 дня мы оказались на горе без связи. У нас с собой был спутниковый телефон, сим-карта которого должна была работать везде, кроме России и ее азиатской части. Мы приехали в Киргизию – да, работает, звоним. Стоило нам оказаться в горах, как встроенный в телефон GPS поймал китайскую сеть, и приятный женский голос начал говорить, что звонки запрещены. Фактически оказалось, что с нами нет никакой связи вообще! Я сразу представил, какой шухер начнется в Москве – три человека растворились в неизвестном горном районе!

Но к счастью, стали проходить смс – примерно каждая 10-я. Посылаешь – сначала ни ответа, ни привета; потом – раз, ушла.

Мы сообщили, что все в порядке – так и общались. Но буквально за два дня до нашего возвращения сверху прилетела льдина и разбила телефон. И общение кончилось...

Мы не знали, как донести, что у нас все нормально, и только доктор Михаил Бакин догадался, как узнать, что мы живы и функционируем. У нас с собой на стене были рации, и Михаил полазил с такой же по близлежащим горам. Он не мог разобрать слов, но услышал эфирный шум и понял, что это мы переговариваемся по своим рациям.

И он успокоился – а буквально через 2 дня мы вылезли на гребень, появилась прямая видимость с принимающим лагерем и мы сообщили, что все в порядке.



С ГОЛЫМ ЗАДОМ НА ХОЛОДНУЮ СТЕНУ


По нормальному, конечно, нужно было лезть на Кызыл-Аскер большим составом, с платформой. Но я, что называется, повелся на модную тенденцию, которая сейчас существует в альпинизме. Ведутся дискуссии – порой довольно ожесточенные - о стилях восхождения. Если в двух словах, то общезападная тенденция такова: с голым задом на холодную стену. Минимум снаряжения, минимум людей.

Вот и мы - взяли снаряжение и сходу полезли. Ты изначально ставишь себя в наименее выгодные условия в поединке с горой. Сам я над этой тенденцией всячески иронизирую, но, увы, поддался ей…

Так что, конечно, на Кызыл-Аскер нужно было идти вчетвером, чтобы работать в двойках.



Еще раз о том, какая это непростая гора. Ее особенность в том, что с одной стороны (юго-восточной) у вершины лед – как я уже говорил, палатку не поставить. А когда мы перевалили через гребень и оказались на северо-западной стороне – встретили очень опасный разорванный ледопад. Но не это было самым страшным. Оказалось, что дальше все закрыто снегом и фирном, до льда не докопаешься – поверхность как манная каша!



- И как же вы спускались?

- Вытряхнули все вещи из мешков; у меня с собой были овербуты – чехлы, которые надеваются поверх ботинок и брюк. Снимаешь его, набил снегом, вырыл яму, обвязал овербут куском веревки, утрамбовал снег, закопал. Эту конструкцию мы и использовали как точку страховки, на ней человек спускался и висел с ужасом в глазах на вертикальном спуске.

Много мы там оставили снаряжения... И карабины, и крючья, и последние четыре веревки... Ледопад был страшный – все летит, все рушиться.

Мы спускались два дня: как только выходило солнце, я боялся, как бы лед нас не убил.

Так что гора выжала из нас все соки. С таким трудом далась… Очень тяжело. Я перекрестился, когда спустился. Во время спуска начал просить и молиться: "Отпусти!" Потому что если бы что-то случилось, мы бы оттуда никогда не выбрались.

Больше на такие авантюры я поддаваться не буду.



- А кто был инициатором этого восхождения?

- Да я… Сам придумал, сам жалею…

Помимо всех вышеописанных сложностей, в районе Кызыл-Аскера находится полюс холода Киргизии. Мы смотрели климатическую карту: минус 50 градусов зимой там не редкость.

Ночью в палатке бутылка с водой у нас промерзала до состояния камушка - за 20 градусов точно было. А днем выходит солнце и нормально, можно работать. В этом районе лето длится всего месяц-полтора. И как раз в конце августа - начале сентября.

И с непогодой тоже пришлось столкнуться. Три дня шел снег, один день мы не выходили из палатки, два еще как-то шевелились. Приходилось откапывать палатку: она стояла вплотную к стене, но снег попадал в щель и выдавливал ее с площадки, нужно было вылезать и выгребать снег.



- В 2004 году ваша команда стала обладателем самой престижной в альпинистском мире премии "Золотой ледоруб" за восхождение на пик Жанну. Будете ли заявляться на конкурс с проектом Кызыл-Аскер?

- Номинироваться на награду или нет – не мы решаем. Это прерогатива оргкомитета "Золотого Ледоруба" - они рассматривают все совершенные за год восхождения, а альпинистов даже не спрашивают; информация о номинации приходит потом. Но не думаю, что они обратят пристальное внимание на наш Кызыл-Аскер по причине того, что русскими уже объелись. "Ледоруб" - это не соревнования, это конкурс, а в любом конкурсе есть свои подводные течения. И политические соображения – кому вручить награду - не в последнюю очередь.

Я не считаю "Ледоруб" такой уж значимой наградой – за Жанну, конечно, спасибо, но большой гордости я по этому поводу не испытываю. Хотя это, без сомнений, поднимает престиж России в альпинистском сообществе.



- В последнее время увлечение экстремальными – и весьма опасными видами спорта – приводит к массе катастроф, широко освещающихся в СМИ. Александр, что вы как профессионал думаете по поводу "диких альпинистов"?

- Я считаю, что существующую на данный момент службу спасения нужно развивать и дать ей гораздо больше полномочий. Сейчас она не имеет запретительных функций, а я считаю, что должна иметь. Людям без соответствующей квалификации надо запретить, конечно, не нахождение в горах, не хождение по предгорьям, а прохождение классифицированных и рейтингованных маршрутов и гор.

Потому что понятно – если у тебя нет соответствующей квалификации, то ты не должен иметь права туда лезть. В советские времена так и было, хотя и тогда существовали дикие альпинисты, которые лезли, куда ни попадя.



Иллюстрацией этого примера может служить зимняя история с тройкой на Безенгийской стене (Прим редакции: трое восходителей с весьма недостаточным опытом, 34-летний Максим Землянников, 29-летний Максим Быков и 24-летняя Анастасия Стаканкина пытались совершить первопрохождение зимнего траверса Безенгийской стены, о котором Владимир Шатаев сказал, что этот маршрут зимой непроходим, и эта попытка – не что иное, как глупость на грани безумия. Во время восхождения Землянников погиб, Быков получил травму. В спасработах были задействованы десятки человек, вертолет МЧС. Подробнее о трагедии можно узнать здесь).

Так вот, история на Безенги - это просто безобразие, в советские времена этих "героев" обязательно наказали бы! Один погиб, чтобы вытащить двоих, вызывали вертолеты, спасателей, на это потрачены колоссальные силы!

Говорят, девушка-альпинистка была третьеразрядницей. Третьеразрядник - это начинающий альпинист. Человек, который сходил три "двойки"!

- Возвращаясь к Киргизии, как вы считаете, насколько этот район перспективен для дальнейших восхождений?

- Это не пустыня - там много фирм, ориентированных на туризм в горах и все неплохо организовано. В этом районе расположены Пик Победы, Хан-Тенгри, много других горных маршрутов, туда ходит много альпинистов. Это популярная республика в смысле альпинизма, но зона Кокшал-Тоо практически непосещаема.

Пока там стоят неназванные пятитысячники, на которые еще никто не ходил!



У западных туристов этот район с каждым годом приобретает популярность. Во-первых, их привлекают неназванные горы – это раз, во-вторых, там много эндемичных растений и животных, например, водятся бараны Марко Поло – с такими закрученными огромными рогами, ростом с хорошего теленка. Много волков. Между прочим, отстрел одного барана стоит иностранцу круглую сумму.



- Как вы видите дальнейшее развитие российского альпинизма и повышения профессионального уровня спортсменов?

- На Западе профессия горного гида - это вполне уважаемая элитная работа. У нас другая песня.

За границей для получения лицензии гида нужно очень постараться – иметь квалификации горнолыжника, альпиниста, уметь оказывать первую помощь на профессиональном уровне.

У нас такой практики по большому счету нет. Ты можешь получить корочки гида - для этого совсем недавно было достаточно заработать всего лишь 2-й разряд по альпинизму из 6-ти категорий сложности! Сходить 4 восхождения 3-й категории трудности – это довольно средний уровень. Потом съездить на 20 дней в школу инструкторов и получить удостоверение.

Это несопоставимо с западной практикой.

И, представьте себе, человек с такими корочками мог взять на себя смелость вести кого-то, предположим, на Эльбрус! А это очень коварная гора, несмотря на всю ее внешнюю простоту. Технических сложностей там нет, но каждый год погибают люди.

За эти годы звание инструктора у нас девальвировалось, но сейчас мы пытаемся исправить эту ситуацию.

Во-первых, повышаем статус школы. Берем туда не второразрядников, а перворазрядников – людей с большей спортивной квалификацией. Во-вторых, продлили время обучения - в этом году студенты в альплагере Безенги занимались не 20 дней, а почти 40.

В-третьих, далеко не все выпускники школы получают звание инструкторов.



Федерация альпинизма взяла на себя труд подготовки горных гидов, и я считаю, что это правильно. Инструкторов не хватает, но выпускать их нужно не путем понижения качества за счет количества.

Руководство ФАР нашло деньги на обучение, сотрудничаем с МЧС, потому что и они, и военные, и любые другие структуры, которые сталкиваются с работой в горах, заинтересованы в подготовке профессионалов.

Тем более что в ведомствах, работающих в высокогорных районах, царит раздрай во взаимоотношении каждого из них с горами. Они разобщены, говорят фактически на разных языках, отсутствует унифицированная программа подготовки людей. И как раз сейчас заинтересованные люди обратились в Федерацию с просьбой разработать общую программу подготовки сотрудников, выполняющих профессиональный долг в горах. Там должно быть написано - что конкретно должен уметь человек, который ведет свою профессиональную деятельность в горах – спасает, воюет и так далее. Надеюсь, именно мы будем этим заниматься.

В настоящий момент к руководству Федерации альпинизма пришли новые люди с совершенно незашоренными мозгами, в том числе председатель федерации Андрей Волков. Он исповедует совсем другой подход – не любительский, а профессиональный.

- А что вы думаете по поводу позиционирования альпинистского сообщества России на международном уровне?

- Как раз по этому поводу у нас есть одна интересная идея. Только в России и Словении альпинизм считается спортом, международная ассоциация альпинизма UIAA (Union Internationale des Association d'Alpinisme - Международный союз альпинистских ассоциаций) нарочито от этого отстраняется.

Они заняли маргинальную позицию – видимо, им так спокойнее жить. Мы планируем как-то сдвинуть ее с мертвой точки. В Токио уже состоялось заседание UIAA, на котором мы выступили с предложением провести в России чемпионат мира по альпинизму в спортивном формате (о результатах заседания в Токио можно прочитать здесь).

Районы будем предлагать российские – Памир-Алаи, Асан-Усан – это фантастически красивые места!

Кызыл-Аскер – очень суровые горы, там не забалуешь. А в Асан-Усане алыча растет, прозрачные речки, альпийские луга и горы как из пластилина вылеплены. Дружелюбное теплое место.

Также есть идеи провести соревнования в районе Алтая. Туда можно будет пригласить прессу, телевидение – рассказать, насколько интересным может быть альпинизм. Возможно, это дело не ближайшего будущего, но мы будем стараться воплотить его в жизнь.

- Ну и напоследок поделитесь планами на будущее?

- Совсем скоро, 17 ноября мы планируем начать экспедицию в Венесуэлу. Там мы вместе с Валерием Розовым, Денисом Проваловым и Сергеем Шаферовым из Белоруссии совершим восхождение на вершину Аутана (Боливар), в 1978 году объявленную национальным памятником. Это столовая гора – тепуи, чья вершина поднимается над джунглями на высоту 1300 метров. Валерий собирается совершить с нее бейс-прыжок. О чем мы обязательно расскажем "СПОРТ-ЭКСПРЕССУ"!

- Спасибо, и удачи!


Беседовала Наташа Полетаева

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий

Страхование экстремальных и активных видов спорта

Выберите вид спорта:
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru