Этюды о нравах (Альпинизм)foto K.Minaichenko

Айболит и Ганс дежурили по кухне, когда туда зашёл Вася Гаечный Ключ.
«Док, Нужно, чтобы ты списал Вадика. Он плохо слышит, и, вообще-то я его не люблю».
«Люблю, не люблю – это категория бурной ночи Вася, не пойму, при чём тут медицина?»
Вася Гаечный Ключ в упор смотрел на Айболита – «Я знаю, что это ты делал раньше».


«Вот они, отголоски давно минувших дней» - подумалось Айболиту. Этот случай, неприятно и глубоко врезавшийся ему в память, он всеми силами пытался забыть, но он из памяти команды не исчез, а Васю, нового человека в команде, уже кто-то из «доброхотов» проинформировал
Тогда Айболит только-только пришёл в команду и Ашот попросил его списать Бармалея, придравшись к старому сотрясению мозга. Бармалей на альпиниаде украл у Айболита новенький ледоруб и сванскую шапочку, подарок кавказских ребят, а в команде тоже был нечист на руку.

На всю жизнь Айболит запомнил разочарованный и печальный взгляд Гуся, а Британец и Арлекин просто перестали с ним разговаривать и надолго. И выглядело это, как сведение личных счётов. Долго-долго отмывался Айболит, завоёвывая назад их доверие, а теперь его окунают в старую грязь…
«Нет, Вася, медицина здесь бессильна»

«Ты в этом уверен, Айболит?» «Ещё бы» «Ну, тогда придётся вставать на рога».
«Интересно откуда у холостого рога? Впрочем, не моё дело, и- уже вслух – удачи, и рога не обломай, пригодятся»

Вася Гаечный Ключ вернулся быстро. «Иди, тебя зовёт Ашот». За столом, наскоро сбитым из транспортировочных ящиков, ножки которого были вбиты в грунт, а вокруг были ящики и скамейки, сидела группа. Ашот усадил рядом Айболита и объяснил ему, что группа собирается на пик 7495, гора серьёзная, и с закипающим бешенством спросил его, почему тот отказывается списать мужика.

Айболит развёл руками, объясняя, что ничем не может помочь, а если слабО с мужиком объясниться самим, то зачем вообще в горы ходить? А медицину впутывать нечего. Озверевший Ашот повернулся к Олегу, второму врачу и потребовал пойти, осмотреть и списать мужика…

Олег быстро вернулся тоже и сказал всем, что он, хирург, знающий себе цену, впервые чувствовал себя последним дерьмом и списывать мужика отказывается.

Ещё никто не видел Ашота в состоянии такого гнева. Раскрыв свой тигриный оскал до предела, он наклонился к Васе Гаечному Ключу и прорычал, что позиция врачей правильная, что Вася отстранён от руководства, что восхождение отменяется по причине конфликта в группе, и Ашот будет рассматривать его, Васи Гаечного Ключа, пребывание в команде вообще…
----------------------------------------------------------------------------------------------------

Cнова было лето и снова были сборы, и опять появились новые Кандидаты в мастера, и опять надо было их обкатывать, и на это впрягли Антошку и Ганса и после спуска с очередной пятёрки «Б», Ашот позвал их на кухню и спросил, как обкатываются эти двое парней.

Антошка ответил, что у него растёт сын, а сыну нужен отец, а парни прекрасные скалолазы, но крючьев не бьют, несмотря на Антошкины указания, и Антошка с ними больше не пойдёт, потому, что хочет жить.

«Антошка, тот ещё сорвиголова, скалолаз от Бога, горнолыжник невероятный, и если ОН против, то…» мелькнуло у Ашота в голове, и, подойдя к парням, к их палатке, сообщил им, что он советует собрать рюкзаки с вечера, потому,что вертолёт прилетит завтра утром, а им заказаны два места прямо до Ташкента…
--------------------------------------------------------------------------------------------------

А потом была Майская Альпиниада в безумно красивом урочище Чимган, где восходили начинающие альпинисты по Западному гребню горы, где молодые и незамужние скалолазочки, цирковые и спортивные гимнасточки, горнолыжницы, и просто хорошенькие( а в этом возрасте они все были хорошенькие) дамочки, романтически настроенные, расставляли и завлекали в свои любовные сети загорелых и прекрасно сложеных парней - обитателей Чимгана, рабочих канатки, скалолазов, альпинистов, спасателей и преимущество отводилось, конечно, неженатым представителям эльчибековской команды…

Так, однажды, пали жертвой любовной страсти Ткач и Бух, Забияка и Пан Потоцкий, Мона-Лиза и Финик, Арлекин и Хохол, Лука и Григ, всех не перечислишь, кто на одну фантастическую ночь, а большинство и на всю жизнь. И те дамочки откуда-то знали, что эти парни отличаясь завидным постоянством и верностью тем, кто их выбрал, любили их и своих детей, и, тащили всё в дом на всю оставшуюся, и счастье в дом тащили тоже…

А третьего мая вся команда обычно праздновала день рожденья Ашота, и ближе к вечеру, на этот раз, в кемпинге у Айболита собрались малопьющие, то есть, те, кто пьют и им всё мало. Арлекин шинковал, как всегда, луковицу, Ляба реквизировал у Айболита и охлаждал в прозрачном горном ручейке чистый медицинский, Ашот жарил на примусе кабанье мясо, Айболит сидел на ящике с медикаментами и крутил в руках стерильный индпакет.

В то же время хромал, медленно спускаясь по тропе через всю альпиниаду мужик средних лет, из отдыхающих. Из разорванной на правом колене брючины истекала кровь, на лице была гримаса боли, и, унимая одышку и сердцебиение, он часто останавливался на отдых. Ашот вынул из рук Айболита индпакет, взял немного спирта, подошёл к мужику, посадил его на камень, промыл рану чистой водой, обработал спиртом и перевязал. Затем срезал молодое деревце, сделал из ствола крепкий альпеншток, и, убедившись, что мужик теперь уже без труда доберётся до автобуса, вернулся в компанию.
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Ещё затемно,как и положено, вышли следующим утром на заранее заявленный маршрут 3»А», по Стене Айболит и Бельмондо.
К их общему удивлению, маршрут им дался легко и рассвет они встречали на гребне, а когда через вершину уже спустились в урочище, то обнаружили, что между поставленными ранее перкальками и кемпингами какие-то молодые люди ставят свои брезентовые палатки. Молодые люди были одеты примерно также, как участники альпиниады, но лица у них загорелыми не были, как и не было в их телах крепости и атлетизма, а к палаткам уже были протянуты какие-то кабели от врытого в землю движка, а в руках у некоторых незнакомцев они видели микрофоны.

«Подпольный фестиваль авторской песни – сказал Бельмондо – их по всей нашей необъятной менты и гебисты гоняют, а они здесь уже третий год собираются. Уже знают, что мы не сдадим».
Айболит перехватывал их доверчивые и благодарные взгляды. Точно также глядели на него и на Зою родители спасённых ими детей, а потом эти родители приходили, ища у них совета и помощи по любому поводу, даже, когда ссорились, чтобы их помирили именно они…
-------------------------------------------------------------------------------------------------------------------

Антошке было уже шестдесят четыре года и жил он в горной Баварии, где были шикарные горнолыжные трассы и по самым крутым он спускался до сих пор, и здесь ещё варили его любимое, всамделишное баварское пиво, а сегодня был очень хороший день, потому, что удалось заработать немного больше обычного и ему нравилась его жизнь. Он шёл домой с полдюжиной баварского пива и сзади услышал женский крик.

Он оглянулся и увидел, как какой-то мужик, то ли сириец, то ли представитель другого восточного племени держал за волосы женщину и хватал её за грудь и живот, а та сопротивлялась.
«Бабонька молодая, аппетитная, с хорошей фигуркой, наверное, и сама непрочь, но не так же даму снимают, вот она и дерётся» - и уже громко – ему по- немецки – « Мужик, оставь её в покое». В ответ послышалась непечатная восточная брань. Выросший на востоке, Антошка понял всё, подошёл к мужику и двинул ему своим коронным правым прямым в челюсть. Тот рухнул.

Стареющий Антошка сидел у телевизора, пил пиво, держа сломанное в луче предплечье во льду и размышлял о том, что он будет завтра врать в госпитале по поводу перелома. Ещё он думал о том, что ему совсем не надо было снимать дам самому, потому, что, пленённые его внешностью и манерами, женщины снимали его сами.

Ещё он помнил, как на похороны Ткача пришла молодая женщина, представилась и сказала, что беременна от Ткача и как младший брат Ткача взял свой паспорт и немедленно, всеми правдами и неправдами зарегистрировал с нею брак…

Антошка ещё не знал, что Работяга-Рыжий, решившийся, наконец, снять полюбившуюся ему женщину, построил для неё дом, а приехав за ней в Ташкент, узнал от Худого Быка, что она уже два года, как погибла в ледовом обвале на Восточной Победе…

Источник: Aibolit
152


Комментарии:
4
С удовольствием читаю Ваши посты.
В них есть и знакомые мне персонажи.
В последнем абзаце женщина это Светлана
Баскакова или я ошибаюсь?
Вост Победа, 2005, траверс Победы,
наша команда (Валерий, Казань).

8
Позвольте мне не называть имён

2
Не хочу причинять боль некоторым людям

7
Пожалуйста извините за некорректный вопрос

11
всегда когда читаю Aibolitа, что то нахлынивает
маленькие зарисовки из той жизни, иногда это просто взгляд человека который не вернулся
и почему то именно это осталось от него в памяти
именно мгновения которые наверное уже не вытравить
иногда это пару слов из прошлого
Спасибо

2
Спасибо! Замечательно!

4
Как достают до сердца такие, казалось бы незамысловатые рассказы о всамделишной жизни. Спасибо.

5
Во всех рассказах Айболита такая концентрация событий, что, невольно, приходится перечитывать произведение несколько раз, чтобы постичь всю глубину содержания. Спасибо!

-10
Показать комментарий

7
Na nego ne reagiruem

3
Боря! Опять что то задел в душе, опять на воспоминания пробило. Спасибо!!!

3
«Вот они, отголоски давно минувших дней» Спасибо за тепло и свет того счастливого времени.

8
Всего 5 эпизодов, разбросанных по времени, и, на первый взгляд, никак не связанных между собой. А эмоциональное впечатление - удивительной целостности эссе... Сказано обо всем... Как пол-жизни, отраженной в строчках. Высокий литературный класс!

17
Это моя жизнь, и все факты имели место. В моём возрасте люди любят вспоминать.
"Когда Вы жили лучше?" "Конечно, при Брежневе." "А почему?" "А жена была молодая и у меня с ней всё получалось"

4
С утра, при встрече с ровесниками,
пересказываю диалог
"Когда Вы жили лучше ?"

И сразу настроение - ВО !!!!

Спасибо !
- Николай

7
Спасибо Боря!
Как не крути, славные были времена....
и такие замечательные люди нас окружали....
Всем здоровья и благополучия!

Гриша Т. в фейсбуке замечательные фотки с Музджилги-85 показал....рекомендую...

1
Ну да, у нас тогда всё получалось

4
Добавил в избранное. Борис Исакович спасибо большое, пробило, всколыхнуло.

Спасибо,Борис! Как и в других рассказах Бориса очень достоверно передана атмосфера,царившая в команде Эльчибекова,и таких команд и в Узбекистане было несколько,а по Союзу-множество.И все эти люди ежегодно летом,на месяц,а кто и на два,правдами и неправдами вырывались в горы.И для всех горы были больше,чем спорт,не только вершины-маршруты-категории-разряды- звания,а совсем другая жизнь,более насыщенная,чем внизу.И Борису удаётся описать эту жизнь так,что его рассказы интересны не только участникам тех событий ,а и людям,которые уже не застали то время. И спасибо,Боря,что растормошил память,многое вспомнил,благодаря тебе.

3
Помню, помню, тебя такая очаровательная блондинка в Чимгане завлекла, потом стала мамой твоей дочери Ксюши

2
А фотоснимок какой вкусный! Неужели это действительно цветной фотоснимок, а не оцифрованный слайд? Тогда ведь снимали либо на черно-белую "Свему", либо на слайдовскую "Орвохром" из ГДР. Пуховки ВЦСПСовские и никакого флиса, а посуда-то какая- пиалухи и эмалированный кофейник! Эх, епть.

6
Это слайд, уважаемый, фотографа - профессионала Кости Минайченко, чемпиона СССР 1975г. в классе высотных траверсов. Костя любезно предоставил мне возможностъ пользоваться всеми его работами

3
Как всегда, трогательно.
Но, не слюняво как котики в FB, а жестко и по-правильному.
Спасибо, Док !!!

15
Док! Можно мне Вас так называть?) "Подсел" я на Риск три года назад, и "сижу" на нем в основном ради того, чтобы читать Ваши Записки! (да простят меня остальные авторы и глубокоуважаемые редакторы сайта)... Если кратко: я совсем из другого поколения (по возрасту) и совсем не профессиональный альпинист, коим являетесь Вы и парни из Ваших произведений. Но! Ваши рассказы очаровывают меня не меньше, чем родные Алтайские горы! И если бы была машина времени, мне бы очень хотелось вместе с Вами смотреть на Победу, Корженеву, общаться с людьми, о которых Вы пишете с такой любовью...Чтобы иметь право называть Вас "Док".:-) Ну вот, кратко не получилось) Огромное Вам спасибо за эти Записки! Пишите ещё! И ДАЙ ВАМ БОГ ЗДОРОВЬЯ И СЧАСТЬЯ НА ДОЛГИЕ ГОДЫ!

4
Спасибо, уважаемый,

14
Makscgor, Вы тронули меня своим комплиментом. Была бы машина времени, я никогда бы не возвращался в сегодня, а сидел бы в базовом лагере, на Москвина, или на Иныльчеке, жарил бы печёнку, пропускал бы с Эльчибековым стопочку, смотрел бы на гору, ждал бы наших ребят назад и чинил бы им ботинки, пока они наверху.

4
Во время зимовки на станции Ленинградская(САЭ) наш док был хозработником №1, поскольку никто не болел. И только я ему доставил профессиональное удовлетворение - у меня врос ноготь на ноге. Операция была даже с местным наркозом. А так вс время склад, и расчистка от снега после дульников). Кстати, мы его тоже звали доком. Лукин Виктор Валерьянович. Царство ему небесное - умер в 2007 году.

4
Здорово! Спасибо, Док.

3
Спасибо, Боря:) Как же все не просто было...сколько страстей, поступков...перечитываю...спасибо большое!

0
Спасибо, Боря:) Как же все не просто было...сколько страстей, поступков...перечитываю...спасибо большое!

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru