видео спасения лыжника во французских Альпах

Пишет Рафис Мухаметзянов, 09.01.2019 19:40

видео спасения лыжника во французских Альпах впечатлён. нет слов...

41


Комментарии:
2
Действительно впечатляет! Пилот красавчег, так удерживать машину.

1
дымка показывает что ветра совсем нет и все в руках пилота
но мне страшно
если рубанет то фарш будет

2
у нас бы так не прокатило- пилот бы нарушил сотни инструкций/приказов/пунктов ТБ и тд..до пенсии по комиссиям бы объяснительные разносил.

3
Именно так они по инструкции и работают - в таких условиях. Крутизна склона известна и допустима, ветер слабый. Колесом об склон упереться при высадке - так это сам в 90-м году в КСС наблюдал, МИ-8...

0
МИ-8 мне кажется тяжелая машина для таких работ, тоже наблюдал такую работу на склоне но всегда думал что будет если чуть просядет. По крайней мере знаю три случая, два гражданских и один у вояк когда винт убил людей. Поэтому всегда напряг был
Но хотел бы услышать пилотов.


2
Наверно можно найти нарушения регламента спасательных работ и усомнится в нужде такого риска...но несомненно одно-ювелирная работа пилота и наличие у него в штанах стальных...ну, вы понимаете!

1
Чтоб не говорили, работа действительно ювелирная. Есть ветер, нет, а на глаз "причаливать" колесом, когда от края лопасти до склона полметра... Шляпу снимаю.

3
В кустах оказался рояль с видео оператором

1
А теперь прибавьте ДШК работающий с земли и пыль столбом. Это будут нормальные трудовые будни наших летунов.

У Ми 8 размах лопастей 22м,он и близко к такому слону не подлетит.

0

Там ограничение благодаря не столько длине лопасти, сколько выносу кабины вперёд, относительно переднего колеса. Не знаю уж как, но высадка на склон крутизной около 30 градусов у пилота получалась. Наверное, главное было - камень выступающий подходящий найти, об который колесом опереться.... А лопасти в динамике немного вверх изгибаются - может, этот фактор тоже роль играет.
Ну, и подобраться к кабине, при загрузке пострадавшего, можно было только сзади-сбоку.

0
Насчет боковой двери, сам видел в Фанах как МИ-8 прижимался к склону одновременно передним и задним колесами (винт был выше гребешка) и нормально принимал людей.

11
Самый трудный момент во взаимодействии с экипажами вертолетов — это, конечно, эвакуация при непосредственном огневом контакте с противником. Разведгруппы попадают в тупиковую ситуацию постепенно, сначала полагаясь на свои силы, ведя бой маневрируя, морально это переносится легче, а экипажи вертолетов ставятся перед фактом — «садимся духам на голову». А если группа обременена пострадавшими и не может передвигаться, и
на загрузку уйдет много времени, то тут для принятия решения о посадке требуется огромное мужество. Вообще-то летать, «сидя на балконе», над землей, которая в любую секунду может послать в тебя смерть, без мужества невозможно. Но люди в этой жизни встречаются разные, и поступки у них непохожие.
Разведывательная группа специального назначения под командованием старшего лейтенанта Валерия Козела после уничтожения главаря крупного отряда моджахедов и его охраны пыталась оторваться от преследования, но количество и организованность моджахедов не дали этого сделать. Захватить господствующую высоту также не удалось. Группа была прижата к отвесной скале, что давало временное преимущество, — тыл был прикрыт. Атака в лоб была отбита, моджахеды понесли большие потери и отказались от попыток атаковать с фронта. Однако предприняли обходный маневр с целью подняться на скалу и после этого без труда расстрелять сверху залегшую у подножия скалы группу. В распоряжении группы оставалось не больше двух часов. Радист передал на ЦБУ батальона донесение о сложившейся ситуации. Срочно были подняты четыре вертолета для эвакуации группы.
Появление вертолетов вызвало у моджахедов ярость: они были уверены, что им удастся легко уничтожить группу, а тут «трофеи» явно собирались улетать. По заходящим на посадку вертолетам открыли огонь. Ми-24 подавляли наиболее активные точки. Удобная для приземления площадка находилась в 300 метрах от группы.

Собравшись, группа совершила бросок на открытое со всех сторон место, обозначая себя дымами, но Ми-8, не долетев до группы каких-то 400—500 метров, вдруг взмыли в небо и на фоне заката стали уходить. На бешеный крик командира группы: «Куда вы уходите? !», командир ведущего вертолета спокойно ответил, что по нему «работают», и он сесть не может, уходит на базу. Когда Валера понял, что это не шутка, и моджахеды перенесли огонь на группу, ему ничего не оставалось, как вернуться под прикрытие скалы. Одного разведчика тяжело ранило. Набор аргументов, которые выдал в эфир командир разведгруппы: и то, что у него «400», и то, что группа зажата, не тронул того «правака». Звук вертолетов становился все тише и тише. Положение стало еще более катастрофичным. Боеприпасы на три четверти израсходованы. У пулеметчиков осталось по одной «сотке». Благодаря их снайперскому огню удавалось держать моджахедов на приличном расстоянии. С наступлением темноты это преимущество терялось. Что дальше, разведчики хорошо себе представляли. Моджахеды подтянут ДШК или минометы и будут методично расстреливать группу с расстояния недосягаемости ответного огня. Ну а потом атака духов, «обкуренных» до рукопашной, если будет, кому из разведчиков в ней участвовать. Броня сможет подойти только через сутки, если сможет пробиться. Так погиб лейтенант Валентин Довгуля. Его группа захватила господствующую высоту и организовала оборону, которую моджахедам не удалось сломить, несмотря на многочасовой минометный обстрел. Группе удалось продержаться трое суток, только командир не смог. Умер от потери крови. У него было множественное осколочное ранение. Да, перспектива грустная.

Вдруг эфир ожил, появился голос: «Ручей», я — «Почтовый», обозначь себя, захожу на посадку». Два Ми-8, вынырнув из-за гор, заходили на посадку. Воодушевленные разведчики открыли бешеный огонь по моджахедам. Валерий Козел бежал последним и нес на плечах раненого разведчика. Вдруг его что-то сильно толкнуло, он упал, поднялся и, спотыкаясь, побежал к вертолетам. Он еще не понял, что солдат, лежащий у него на плечах, спас его, приняв в себя две пули. Разведчики, расстреливая последние патроны, прыгали в вертолеты. Вертолеты, чудом не зацепив скалы, вырвались на равнину. Но датчики показывали, что необходимо садиться, так как топлива до аэродрома не хватит. Сели в пустыне. А утром пришли заправщики. Много приказов и пунктов полетных инструкций нарушили вертолетчики, в задачу которых входила перевозка почты и пассажиров. Не знаю дальнейшей судьбы этих замечательных людей. В лучшем случае они отделались временным отстранением от полетов. Но группу спасли. Спасли двадцать жизней и честь вертолетчиков. Это не единственный пример мужества и боевого братства. Наверняка у кого-то сохранились аудиокопии переговоров авиадиспетчера с экипажем падающего вертолета, где четко слышен приказ диспетчера: «Экипажу прыгать», а в ответ экипаж: «У пехоты нет парашютов» и просьба помнить их...

2
Потрясающий рассказ.

1
"Когда беда приходит, один ничего на себя не берёт, другой-столько, сколько выдюжит, а третий-всё на себя валит..."

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru