Соло по Лантангу.

Пишет vilgeforts, 23.04.2019 11:48

Дела давно минувших дней,
Преданья старины глубокой.
(А.С. Пушкин)


Поход малой группой требует серьёзной подготовки: досконально просчитать маршрут, (причём готовится не только основная нитка, а весь район, с различными запасными вариантами на случай непредвиденных ситуаций), подготовить и оптимизировать по весу снаряжение и еду. А также согласовать между участниками цели похода. Но весной 2017 года с этим пунктом как-то не вышло...


Пролог
А начиналось сперва удачно. Планировался поход вдвоём по Лантангу. Сначала акклиматизационное кольцо в районе перевала Канжа Ла (Kangja La), а потом восхождение на безымянный шеститысячник в истоках ледника Лантанг и прохождение окрестных перевалов, что я повысматривал там по спутниковым снимкам.
В бодром темпе, за пару дней, при наличии одного шерпа (а всё-таки надо было бы брать парочку…) дошли до Кянжин Гомпы (Kyanjin Gompa). Потом взошли для акклиматизации на местную обзорную точку Церко Ри (Tserco Ri)… ну почти взошли.
И дальше началась первая часть похода. Кося под треккеров мы двинулись к нашему первому перевалу Канжа Ла. Хоть перевал то треккинговый, но как-то тяжеловато дался, может была плохая акклиматизация, может топологический кретинизм при ориентировании по GPS в условиях плохой видимости… Ну а на подходе к следующему перевалу я понял, что напарница как-то слабо мотивирована на результат, т.е. на прохождение маршрута. То ли в этом виновато непредвиденное утреннее купание в ручье, то и мокрые ботинки, то ли я чем-то не вышел, может рожей, а может мозгом… Так что после небольшого утреннего обмена мнениями по поводу дальнейших действий, я решил, что нам лучше вернуться назад к людям, а потом каждый займётся тем, что ему больше по душе. Поэтому поворачиваем назад и через Канжа Ла возвращаемся в Кянжин Гомпу.
Спустившись в Кянжин Гомпа потратил день на сбор рюкзака. Так как предстояло идти одному, надо было пересчитать и перепаковать продукты, а также избавиться от лишнего технического снаряжения, которое не понадобилось бы при хождении соло: обвязки, карабины и прочего. Оставил себе только ледоруб да каску. Но всё равно рюкзак получился тяжеловатым. С девушкой договорились, когда я возвращаюсь в Сябру Беси. Лишние на маршруте вещи оставил в лоджии дожидаться моего возвращения.

День 1.
С утра после завтрака выхожу на маршрут. На выходе из деревни встречаю стаю одичавших собак, подъедающую труп павшего яка: они похоже заняли тут пару экологических ниш: нишу падальщиков - властителей местных помоек и нишу небольших хищников… И с ними я потом ещё встречусь.
Погода не радует: пасмурно, порой накрапывает дождь. Зато радуют ирисы, которые цветут вдоль тропы: синие и белые – нечто напоминает крокусы на Кавказе. Тропа по долине прост слоновья. А то подъём вверх по долине прошлой осенью по противоположному берегу по чахлой, порой пропадающей тропке занял много сил и времени. Погода самая ходибельная: не жарко, порой накрапывает дождик. Красота! Жаль, что дождик часто. К обеду подошёл на стык долин Лангшиши и Лантанга. Далее слоновья тропа выводит к деревянному мостику чуть выше слияния рек из этих долин. Тут она раздваивается: кому на перевал Тильмана – тому направо, по мостику, а мне налево, вверх по долине Лантанг.
Пробираясь по тропе идущую по кустам встречаю ещё одну живность: то ли антилопа, то ли серна. Затаилась и стояла, не шелохнувшись в метрах 20 от меня, делая вид что её тут нет. Понаблюдав «В мире животных» я тоже сделал вид что её тут нет и пошёл дальше.
Вечером встал у ручья, как раз в том месте где GPS мне показал, что я перешёл границу Китая и Непала. Так и не поняв, почему GPS сдвинул границу на своей внутренней карте, да ещё и самостоятельно перевёлся на китайское время, я решил, что этот буржуйский девайс просто не умеет читать бумажных карт.

День 2.
С утра, немного пройдя по тропе, я благополучно её потерял. Так что мне пришлось подниматься наугад по морене. На которой периодически встречались туры и прочие следы присутствия человека. Но тропы там не было. Решив, что местные аборигены так высоко не водят яков, белых людей и прочих домашних животных, я особо не расстроился и шёл вверх по морене, чтобы выйти в карман морены примерно в том месте, где на картах обозначен базовый лагерь Моримото (Morimoto base camp). Как я ошибался! Позднее окажется, что тропа там была!
Выйдя в моренный карман, я рассчитывал, что моя скорость увеличится и я пойду бодрее… Но ожидания хоть и оправдались, но не так радостно, как я рассчитывал. В кармане морены было много завалов из свежевыпавших со склонов камней из-за землетрясения весны 2015 года. На месте точки спуска из кармана на тело ледника, которую я наметил, разглядывая спутниковые снимки, стоял тур, указывающий что я на верном пути. Поднимаясь по этой долине попадаются туры. Похоже, что их соорудили участники альпинистских экспедиций на семитысячники в истоках ледника Лантанг. Выбирая путь, пытаешься угадать, куда идти углядев очередной тур… Или не углядев.
Спустился на хорошо заморененный ледник и пошёл дальше, любуясь стеной, что возвышалась по правую руку. Да, забыл описать стену: она впечатляет. Этакие Гималайские Безенги: суровая стена. Только на полтора километра повыше.
Ледник покрыт мореной на совесть, так что найти подходящее место для ночёвки: озерцо или хотя бы лужу с ровной площадкой неподалёку было непросто.

День 3.
Утром следующего дня решал задачу, как перейти реку, вытекающую с левого по ходу ледника, а заодно пересечь ледник чтобы перейти на левую (по ходу) сторону. Двигаясь по этой стороне я стона стал периодически встречать туры. Их вид меня ободрял: значит я на правильном пути: видно, что ходила здесь экспедиция альпинистов. К вечеру я подошёл к долине, которая ведёт к вершине и начал по ней подниматься. Выйдя на выполаживание нашёл прекрасную полянку с ручьём и парой ржавых консервных банок, которые намекали на то, что здесь хорошее место для ночёвки. Пришлось согласиться.

День 4.
В этот день предстояло выйти на ледник. Хотя я по леднику Лантанг шёл уже довольно долго, но ледник на моём пути был упрятан под глубоким слоем морены или же был открытый ледник с разбросанными по нему камнями. А теперь приходилось выходить на закрытый ледник. И по спутниковым снимкам были видны трещины в леднике на моём пути.
Выход на ледник представлял собой снежный склон, градусов 20, Утренний снег держит хорошо, а и трещин на леднике не угадывается и на спутниковом снимке показано, что тут и немного далее на леднике пока ещё всё гладко: да ещё и через метров 200 снежный склон выводит на серединную морену. Не без опаски ступил на ледник, вспоминая как еще совсем недавно, в походе по Индийским Гималаям на верхнем плато, улетел в трещину… а там тоже казалось всё гладко. И хорошо, что тогда я был в связке с хрупкой девушкой Юлей, которая меня удержала.. А сейчас я тут один, и вокруг меня снежное «минное поле».
Итак, закремнившись, вышел на ледник. Преодолев снежный склон на подъём выхожу на пологую заснеженную морену, которая через метров 200…300 упиралась в скалу. Пройдя морену, снова вышел на заснеженный склон градусов 10-15 закрытого ледника. И тут что-то дёрнуло переложить рюкзак (что-то я толи хотел достать, то ли убрать, уже не припомню), а ведь я мог бы это сделать на морене метров 50 назад.
Стою на склоне, потрошу своего заплечного друга, и тут джет-бойл, что был выложен на склон неподалеку, укатывается вниз по склону и скрывается за перегибом, оставляя за собой дорожку следов. Ёкарный Бабай!!! Быстро заталкиваю все вещи назад в рюкзак, пока они не разбежались, приспускаюсь на морену и оставив рюкзак в одиночестве иду на поиски сбежавшего кормильца, надеясь на то, что убежал он недалеко… А, опасаться есть чему, потому что склон, по которому он покатился выводил на скальные сбросы и прыжка со сбросов он мог бы не пережить… С чувством досады я брел по следам джет-бойла и в голове уже роились кошмарные мысли о том, что я лишился горячего питания и как мне выходить из столь скверного положения… И какова же была радость, когда навыполаживании склона я увидел своего беглеца!
Вернувшись к рюкзаку, я решил, что на сегодня приключений хватит, поэтому надо устроить полуднёвку, и встав рано ночью пойти на вершину.

День 5.
Будильник разбудил меня в 2 ночи. Ранний завтрак и быстрые сборы. В 3 ночи вышел из палатки на восхождение. Предстоял путь по закрытому леднику через пару-тройку зон с трещинами, которые читались и на спутниковом снимке, и на леднике. Снежные мосты, которые были на пути я пересекал с большой осторожностью, а именно ползком на четвереньках. Мой путь освещал почти новый фонарик и почти полная луна. В голове крутилась песня с дискотеки моей юности:
«Светила полная луна
В лесу была ты не одна…»
Которая ужасно не соответствовала реальности: ведь я т один и не в лесу… Но мой мозг включивший в PlayList моего сознания эту песню не обращал внимания на эту мелочь, ведь он тут главный.
Наслаждаясь офигенными видами гор в лунном сиянии, получая изрядные порции глюкокортикоидов от преодоления от преодоления снежных мостов и закончив прослушивать очередной припев песни Барыкина я вышел в верхний цирк своей горы. Тут же возник вопрос: на какую из двух вершин горы мне залезть? Первоначально я планировал на Восточную, она как раз в Главном Гималайском хребте. Полез на неё по снежному склону на гребень, который и вёл на вершину. Но набрав метров 15 понял, что склон стал крутоват, и я решил развернуться и перейти от плана «В» (т.е. Восточная) к плану «З», (т.е. Западная). Ко второй вершине вёл более пологий снежный склон, переходящий в простые, как казалось снизу, скалы. Но подойдя к этим скалам я понял, что тут всё не так просто… Но увидел более простой вариант – траверсом с небольшим набором выйти по снежному склону на седловину между вершинами. С седловины, сняв кошки, по простым скалам (теперь уже точно простым) вышел на вершину, где и встретил рассвет.
Вокруг красоты: совсем рядом возносится в небо величественная южная стена Шиши-Пангмы, вдалеке на Западе стоят большие горы, возможно где-то среди них я вижу Эверест, на Востоке горы поменьше, и внизу ледопадами раскинулись истоки ледника Лантанг.
Очень много эмоций на вершине: радость от восхождения, то, что я это сделал (этот план я полгода вынашивал), гордость за себя: всё же «Снежный Барс». Но похоже, что я тут постепенно превращаюсь в «Гималайского Яка», судя по весу своего рюкзака… А также осознание того, что надо быстро валить вниз пока солнце не сильно ещё светит и снежные мосты держат.
Сделав селфи и фото в сторону Запада на мобильник (жаль, мобильник дома через полгода перестал работать и фотки остались на нём) быстро-быстро спускаюсь к своей палатке. Результаты восхождения: выход в 3 часа, в 6 на вершине, в 7-30 вернулся к палатке. Живой. Неплохо!
Позавтракал, бросил заключительный взгляд на вершину и иду вниз. Теперь бонусная программа – пройти намеченный перевал.
Погода постепенно начинает портится. С севера, с Тибета, идут облака, плавно переходящие в тучи, что для Гималаев нехарактерно. Обычно всякую метерологическую дрянь несёт с Юга, т.е. с океана. Начинает накрапывать мелкий то ли дождик, то ли снег. Короче. Небесная канцелярия намекает: «Мол, порадовался ты погодой, сходил на вершину при ясном небе и хватит! Весна тут пришла, надо цветочки поливать! Вставай уже на ночёвку.» Да и тут как раз попадается хорошее место: приятное озерко типа лужи и ровненькая площадочка рядом. Надо бы послушать свою лень и встать. Но вроде как бы ещё рано вставать, надо бы ещё пройти полперехода… выбираю пройти эти полперехода и на первом же месте встать… И следующее место, где есть живая вода и пятачок, над которым пришлось поработать ледорубом и лопатой, чтоб воткнуть палатку попадается через полтора часа.

День 6.
Путь назад по леднику Лантанг до поворота на перевал прошёл легко. Хотя был и один казус. По долине ледника Нянанг Фу (Nyanang Phu) что за Гималайским хребтом с Китайской стороны летал вертолёт. Я немного перепугался, т.к. подумал, что возможно, это ищут меня, ведь я периодически звонил по спутниковому телефону Турайя своему координатору в Москве и сообщал: где я нахожусь, что со мной, и вообще жив ли я … Вот в голову и лезли всякие конспирологические домыслы: поскольку современные технологи позволяют вычислить координаты звонящего по спутниковому телефону и моя GPS говорит мне, что я в Китае, вдруг доблестные Китайские пограничники решили узнать: «А кто тут ходит?»…
Подъём по притоку ледника был прост. Уже привык угадывать к этим местам и легко угадывал путь. С правого (орографически) борта со скал вёлся усиленный обстрел камнями различного калибра, указывая на то, что надо держаться поближе к середине ледника. На ночёвку я остановился напротив висячей долины, по которой мне предстояло пойти к перевалу, как раз напротив склона с которого летели различные куски породы размером от кулака и до небольшого коттеджа. Под этот артиллеристский аккомпанемент я уснул, уповая на то, что место ночёвки возвышалось от места обстрела метров так на 40…

День 7.
Встав с утра увидел, что вчерашний обстрел прекратился. Обойдя большой котлован, образованный на месте впадения ручья, вытекающего из долины, по которой мне подниматься, я вкарабкался по заснеженному конгломератному склону в висячую долину, где где меня встретило красивое озеро. Вот бы здесь сделать днёвку! Пожить денёк любуясь окружающими пейзажами. Но время у меня было расписано и от этой идеи пришлось отказаться. Немного побродив по округе, разведывая пути и сверяясь с GPS и спутниковыми снимками, наконец-то понимаю, где я нахожусь и куда дальше идти на перевал.
Обойдя озеро выхожу на ледник. Ледник закрыт снегом, но по центру ледника выступает морена. Да и по снимкам с космоса, которые относились к малоснежному периоду года, трещины на леднике отсутствовали. Уповая на эти обстоятельства, я поднимался вверх. К вечеру дошёл до верхнего цирка, встав недалеко от перевального взлёта. Прикинул путь подъёма на перевал и отработал постановку палатки на склоне в условиях непогоды.

День 8.
Утром вышел на штурм перевала в полном обмундировании: кошки на ногах, ледоруб в одной руке, треккинговая палка в другой, каска на голове… всё остальное в рюкзаке за спиной. (Блин! Тяжёлый рюкзак! И откуда столько барахла?!) И вверх по снежному склону!
Согласно спутниковым данным крутизна склона достигает 30 градусов, а по факту: стоишь на склоне по колено в снегу и вытянутой перед собой рукой уходишь в снег по кисть… Думаю, что тут, пожалуй, и до 40 … 45 градусов недалеко было. Ну хорошо, что такой участок был недолог: шагов этак 50 или 100. Точно не помню. Идёшь вверх и думаешь: когда, когда же выполаживание?! А выполаживания всё нет и нет.
С перевала открылась красивая картина: «На границе тучи ходят хмуро...» С Юга, с океана идёт мощный тёмно-свинцовый слой туч. Но с Севера, с Тибета идут тёмно-белые облака. И вот они встречаются и висят немного южнее, в километрах 12...15-ти, не желая уступать друг другу дорогу. Радуюсь, что тучи с Юга не накрыли меня, гроза на высоте не входит в мои планы.
На счастье, спуск с перевала не такой крутой, как подъём. Сначала по снежнику, потом по камням. Спустившись с седловины перевала в верхний цирк любуюсь масштабами стены и вершинами, которые напротив меня.
Спуск к леднику Лантанг, вернее в карман морены, что пугал меня при подготовке маршрута, не составил особого труда. Ура! Наконец-то долгожданная зелёнка! И уже по знакомым местам правого моренного кармана Лантанга иду вниз. Приспустившись, до следующего отворота справа по ходу, поворачиваю направо и немного приподнимаюсь вверх, где и ставлю лагерь.

День 9.
Следующий день потратил на разведку верховьев долины, а именно интересовал один из верхних цирков, где с южной стороны нет ледника. Поднимаясь вверх по моренному карману ледника, обнаружил автоматическую метеостанцию, поставленную каким-то Европейским институтом по исследованию ледников.
На перевал, вернее на 2 седловины, которые я по спутниковым снимкам посчитал перевалами вели два пути. Первый путь по крутому снежному кулуару на правую (Восточную) седловину и второй путь по снежно-осыпному склону на левую (Западную) седловину. Для начала решаю подняться по кулуару на Восточную. Путь подъёма был достаточно экстремален, т.к. пришлось очень хорошо выбивать ступени при подъёме, ведь кошки были оставлены в лагере ради экономии веса, а фирн в кулуаре был очень жёстким. Поднявшись на седловину, вернее подняв голову над уровнем седловины и глянув вниз, я понял, что на седловину вылезать не стоит. Седловина сама очень узкая, а спуск на ту сторону слишком крут – отвесные скалы. Делать тут больше нечего и надо быстрей валить из кулуара вниз.
Вторая попытка – подъём на Западную седловину. Тут подъём легче – меньше крутизна склона и фирн немного подтаял под лучами солнца. Седловина оказалась более гостеприимная – на ней можно немного прогуляться на другую сторону перевала, до места, где начинаются скальные сбросы.
На обратном пути просмотрел путь на следующий перевал, который планировал идти. Подъём на перевал по склону был не таким уж и крутым… но на склон предстояло вылезать по конгломератному склону с ложа ледника, покрытого мореной. А этот склон мне что-то не понравился, то ли из-за того, что он был крутым, то ли я уже подустал…
И вот с чувством первопроходимца возвращаюсь назад к палатке, где ещё полдня отдыхаю.

День 10.
С утра иду вниз. На спуск нахожу отличную тропу, по которой непальцы гоняют яков на пастбище. Жаль, что эту тропу я потерял, когда поднимался здесь ранее, а то ты сэкономил бы силы и время.
Спустившись к долине Лангшиша устраиваю обед, на котором дожигаю первый баллон газа (450 гр). Да, Джетбойл от Декатлона хорошо экономит газ и соответственно силы и время… Жаль только то, что я газа взял с собой с избытком – 3 баллона, жаль таскать запасной груз.
Тут, внизу (а здесь, в Гималаях, низы — это примерно 4200 и ниже) во мне проснулся аппетит. Вернее он просыпался и ранее, но там было не до него, ведь были проблемы и поважнее. А теперь он стал чувствоваться особенно ярко: когда ешь колбасу, то из неё сначала выковыриваешь зёрнышки сала и начинаешь с них: они как M&M’s – тают во рту, а не в руках! Потом уже принимаешься и за мясную часть… Вот что значит составить мясную часть раскладки без пиммекана – организму ужасно не хватает энергии, особенно жира…
Кстати, такая раскладка привела к тому, что к концу похода на моём прессе выступили все 4 кубика мышц. Такого не было даже в юности, когда я ходил на классическую борьбу…
После обеда решаю, раз уж запас времени есть, то потратить его на разведку в районе перевала Тильмана (Tilman’s Pass), где я был прошлой осенью. Перейдя мост через р. Лангшиша иду верх по правому (орографичекси) карману морены. В армане идти хорошо: тут злёная трава, течёт ручей и пасутся яки… В какой-то момент решаю разбить лагерь: тут тепло, солнечно, травка растёт, водичка журчит и ячьих кизяков не слишком много – что ещё нужно для хорошего вечера?! Ну разве ещё пару глотков минты!
Но до вечера ещё далеко – поэтому иду на разведку вверх по этому карману посмотреть налегке на окрестности, а вдруг вернусь ещё раз сюда и поведу здесь поход? Вот жаль только, что нет фотоаппарата, придётся тренировать память, запоминая особенности рельефа. Отойдя немного от лагеря нахожу автоматическую метеостанцию – тут, похоже, их немало понаставили. Европейские гляциологи всерьёз взялись за местное оледенение. Потом прошёл ещё немного вверх и зелёный карман морены перешёл в осыпной склон. По нему иду вверх вдоль ледника Лангшиша, который лежи где-то внизу. Но вскоре этот склон упирается в скалы – дороги дальше нет. Надо возвращаться в лагерь, чтобы провести этот тёпый солнечный вечер за чаем и минтой.

День 11.
Сегодня иду налегке посмотреть на места, где ходил прошлой осенью: глянуть на озеро, что лежит на подходах к перевалу Тильмана. Ура! Можно на полдня избавится от заплечного друга
Для начала надо залезть на гребень моренного вала и найти спуск в долину к ручью, вытекающему из-под ледника. На спуск в ложе ручья – конгломерат, пришлось покорячится.
Вдоль ручья поднимаюсь вверх. Порой попадаются туры и следы ботинок, говорящие, что я на правильном пути. А прошлой осенью наша команда шла по другому берегу, и там путь был немного полегче… Тут ещё пришлось немного поплутать, чтобы залезть на тело ледника, который тут основательно покрыт мореной. Подъем от ледника Лангшиша в долину к перевалу Тильмана достаточно крутой и продолжительный, так что отсутствие рюкзака меня очень радует.
Иду по знакомым местам и вспоминаю: «Вот тут мы сдуру набрали лишние 100 метров, а вон там спускались по травянистым скалам на правильный путь, а вот озеро, у которого мы заночевали, и вон там места нашей ночёвки…»
Ну раз я пришёл к озеру. То надо совершить кору, т.е. обойти вокруг него. Это местная такая традиция, чтобы завлекать туристов… так что надо бы и мне повестись на неё. Обхожу озеро. Чувство тоски: поход заканчивается, пора возвращаться. И снова вспоминается прошлая осень и ночевка у этого озера.
Возвращаюсь к палатке. Ну вот и всё: теперь путь вниз. Напоследок Гималаи передают мне привет в виде крепкого ветра, на котором приходится собирать палатку и следить чтобы она не улетела.
Идти вниз, да не по сыпухе, а по тропе, да и с лёгким рюкзаком, просто сказка… жаль что она заканчивается. Выхожу на просторную тропу долины Лантанг и иду вниз с надеждой подойти как можно ближе к Кянжин Гомпе, а может быть и дотянуть до неё.
Обходя нижние древние морены ледника Шалбачум (Shalbachum) натыкаюсь на стаю диких собак, которых я видел в начале похода вблизи помоек Кянжин Гомпы. Что-то недобро они облаяли меня. Встреча не из приятных: у них численное большинство, рядом людей нет, а мой ледоруб убран в недра рюкзака, чтобы изображать треккера. А треккинговыми палками и камнями от этой своры отбиться проблематично… Аккуратно ретируюсь и быстро-быстро вниз по тропе, порой поглядываю назад - н– увязалась ли свора псов за мной.
Всё же к темноте я недотянул километра 2-3 до Кянжин Гомпы. Ставлю палатку, ледоруб кладу рядышком с собой… на всякий случай. Вдруг придётся особо активным особям хищников популярно объяснять доминирующее положение высших приматов над псовыми.

День 12.
С утра возвращаюсь в Кянжин Гомпу. В лоджии, где оставил заброску, забираю свои вещи и сгружаю их в рюкзак. Рюкзак заметно потяжелел. Вот печаль! Ведь сегодня надо бы пройти километров 20, чтобы спустится вниз. Приходится признать, что понабрал всякой фигни, которая изрядно отягощает спину, а в горах та и не пригодилась.
За время моего хождения по верхам, низы долины изменились. Чувствуется приход весны: потихоньку зеленеют кустики, расцветает рододендрон, уровень воды в речке Лантанг изрядно вырос. Теперь он такой, как был прошлой осенью, а может и повыше.
К вечеру удалось почти дотянуть до Сябру Беси (Syabru Besi). Но лишь почти. Потому что засветло не дошёл, спустилась ночь: решил в отеле не останавливаться, а переночевать на свежем воздухе и поставить палатку ближайшем ровном месте, т.е. прямо на тропе.
Сплю. Вдруг кто-то начинает трясти палатку и на что-то спрашивать по-английски. На всякий случай открываю глаза, вдруг это не сон. За палаткой какие-то огни, и явно это именно огонь, а не свет фонариков. Вылезаю. Оказывается, компания непальцев, которая под светом факелов идёт вниз, решила узнать, а всё ли в порядке со мной и не нужна ли помощь. Объясняю, что всё у меня всё «Окей» и что «Ай но нид хелп», после чего группа факелоносцев удаляется вниз.

День 13.
«И вот конец, хоть не трагичный, но досадный…» - как пел Владимир Семёнович.
Прихожу в Сябру Беси. Встречаемся с напарницей. Автобус Сябру Беси – Катманду. Самолет Катманду – Стамбул – Пулково.

Эпилог
…И снова ждать год для возвращения в Гималаи .

Соло по Лантангу. (Горный туризм)

23


Комментарии:
0
А фото где?

0
А фото (штуки 3) на мобильнике, а в мобильнике сдох аккумулятор.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий
По вопросам рекламы пишите ad@risk.ru